Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

345_ Филиппо Сколари (он же Пиппо Спано, он же Ожораи Пипо): бухгалтер и воин


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
2 ответов в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    69
  • 13 236 сообщений
  • 7824 благодарностей

Опубликовано 22 Октябрь 2018 - 11:13

Филиппо Сколари (1369-1426) происходил из старинного флорентийского рода Сколари, придерживавшегося гибеллинской ориентации. За короткий период правления гибеллинов в 1260-1267 годах семейство Сколари дало Флоренции пять советников, но после победы гвельфов сторонники гибеллинов были лишены политических прав, а после 1301 года Сколари вместе с другими семействами, всего 55 семей, были изгнаны из города.
Полное имя нашего героя звучит так: Филиппо Буодельмонти дельи Сколари, но он более известен как Пиппо Спано, а в Венгрии он известен как Ожораи Пипо. Спано происходит от венгерского титула ишпан (ispan; нем. Gespann), который в Италии приравнивался к графскому. А как Филиппо оказался в Венгрии, мы скоро узнаем.

Точное место рождения Филиппо Сколари (и дату) установить не удалось, но считается, что он родился где-то в сельской местности Тосканы, возможно на вилле Тиццано.
О детстве Филиппо почти ничего не известно: по одной версии, 13-летнего Пиппо отдали в обучение к купцу Луке дельи Пеккиа, с которым мальчик и попал в Венгрию. По другой версии, ребёнка пристроили в 1578 году (?) к неким купцам в качестве младшего фактора, и мальчик сначала служил им только за еду и одежду. Однако, скорее всего, там-то он и получил своё образование.
Вот с кем-то из флорентийских торговцев Пиппо и попал в Венгрию.

Надо сказать, что к тому времени Пиппо был уже довольно грамотным человеком, так как он умел хорошо читать и писать, знал основы математики (арифметики) и бухгалтерского дела, - то есть он знал всё то, чему обычно учили мальчиков в торговых семействах Флоренции. Но где Филиппо Сколари получил все эти знания, мы так достоверно и не знаем.

Первый кирпичик в биографии нашего героя носит несколько анекдотический характер и не имеет точной временной и географической привязки.
Рассказывают, что в составе флорентийской группы торговцев Пиппо оказался при дворе некоего епископа. Какого – неизвестно. Возможно, что это произошло в Триесте, но большинство историков настаивают, что это случилось уже в Венгрии. Но где и когда?
Анонимный хронист начала XV века пишет, что Пиппо оказался при дворе Деметрия, архиепископа Эстергомского, но это маловероятно, так как Деметрий умер в 1378 году, когда мальчику было всего 9 лет.

Итак, Пиппо случайно довелось наблюдать за неудачными попытками некоего епископа,

"которому надо было подсчитать доходы и издержки, чтобы доискаться до причин ошибок своих управляющих. Но он имел затруднения в подведении баланса и немало конфузился от незнания счёта".

Пиппо, хорошо обученный арифметике и бухгалтерскому учёту, посмеивался про себя над муками епископа, но не посмел открыто насмехаться над епископом. Тот, однако, вскоре заметил насмешку в глазах мальчика и предложил тому самому заняться этими подсчётами.
К огромному удивлению епископа, Пиппо быстро и точно справился с задачей подведения баланса, так что епископу пришлось упрашивать флорентийских торговцев, оставить у него мальчика в качестве управляющего.
Это, конечно, анекдот, но довольно характерный для флорентийцев.

Достоверно известно только то, что Эстергомский архиепископ Канижаи Янош (1350-1418) около 1490 года приметил в Буде, в местном отделении флорентийского банка, толкового молодого служащего и пригласил его к себе на службу. Вскоре там же оказался и брат Филиппо по имени Маттео, хотя некоторые биографы иногда называют этого брата Лоренцо.

О службе Пиппо у архиепископа Канижаи известно не слишком много, но, скорее всего, он был на хорошем счету у своего хозяина, так как в 1397 году Сколари стал управляющим замка Шимонторнья, находившегося в архиепархии Эстергома.
После такого возвышения на Сколари обратил внимание один из служащих венгерского короля Жигмонда, более известного у нас в качестве короля и императора Сигизмунда I Люксембургского.

Сигизмунд (Жигмонд) I Люксембург (1368-1437) – король Венгрии и Хорватии с 1387; король Германии 1410; король Чехии 1419; император 1433 и пр.

Несколько слов о короле Жигмонде, который был сыном императора Карла IV от его четвёртого брака с Елизаветой Померанской, но тогда его звали Сигизмунд.
Сигизмунд стал королём Венгрии и Хорватии в 1387 году, после того как в 1385 году женился на Марии I (1371-1395), которая в то время формально являлась правящей королевой Венгрии. Мамаша Сигизмунда, Елизавета Померанская, приложила немало сил, чтобы её старший сын стал королём Жигмондом.

Карл IV (1316-1378) Люксембург – император 1355, король Германии 1346, король Чехии 1346 и т.д.
Елизавета Померанская (1346-1393) – жена Карла IV с 1363; дочь померанского герцога Богуслава V (1317-1374).
Мария I (1371-1395) - дочь венгерского короля Лайоша I Великого (1326-1382), формальная королева Венгрии с 1382 года при регентстве её матери, Елизаветы Боснийской (1340-1387), второй жены Лайоша I с 1353 года.
Лайош I Великий (1326-1382) – король Венгрии с 1342; король Польши с 1370 как Людовик Венгерский.

Укрепиться на троне Жигмонду помогла группа баронов и прелатов, которым надоела неразбериха в стране. Однако вскоре в королевстве образовалась коалиция баронов, недовольных правлением Жигмонда. Стоит сказать, что хотя Жигмонд правил по венгерским меркам очень долго, но первая половина его правления оказалась очень неспокойной: помимо турецкой угрозы и агрессивных соседей, постоянно бунтовали бароны.
Так в конце 1396 года бароны под руководством бана Хорватии Стефана II Ласковича (в Венгрии известен как Лацкфи II Иштван) подняли мятеж, воспользовавшись слухами о том, что король Жигмонд погиб в битве при Никополе. Слухи оказались несколько преувеличенными, и в феврале 1397 года сторонники короля убили бана Стефана II и некоторых его сторонников, но смуты в государстве продолжались ещё лет двенадцать.

Мы точно не знаем, когда Сколари оказался на службе у короля Жигмонда, но известно, что в 1401 и 1403 годах он участвовал на стороне короля в борьбе с мятежными баронами.
Кое-какие намётки могут нам дать сведения о том, что в 1398 или 1399 году Филиппо Сколари женился на графине Ожораи Барбаре. На подобный брак требовалось согласие короля, так что в 1399 году Филиппо Сколари, которого вскоре стали называть в королевстве Ожораи Пипо, уже числился на королевской службе.

Приглашение на королевскую службу Пиппо получил после почти анекдотического случая, который привёл Якопо Браччолини в написанной им биографии нашего героя.
Эстергомский архиепископ Канижаи взял Пиппо с собой на совещание к королю Жигмонду, на котором обсуждался вопрос о борьбе с турками. Король планировал трёхмесячный поход своей 12-тысячной армии против турок, наметил направление главных ударов, но никак не мог подсчитать, сколько ему потребуется денег на проведение этой операции.
Присутствовавший на совещании Пиппо быстро сделал необходимые расчёты и с согласия архиепископа представил их королю Жигмонду.
Король был в таком восторге от быстрого решения столь трудной задачи, что немедленно пригласил Филиппо Сколари к себе на службу. Вместе с Пиппо на службу к королю перешёл и его брат Маттео.

Якопо ди Поджо Браччолини (1422-1478) – известный гуманист, издавший в 1477 году «Историю Флоренции», труд своего знаменитого отца, Джанфранческо Поджо Браччолини (1380-1459).

На королевской службе Пиппо быстро возвысился, и в начале 1401 года он уже был управляющим золотыми рудниками в Кёрмётбанья (теперь Кремница) вместе со своим братом Маттео.
Там он построил свою резиденцию, любимую, которой пользовался до самой своей смерти, несмотря на различные высокие должности, полученные им позже.

Пиппо был далеко не единственным иностранцем, которые занимали важные должности в королевстве Венгрия. Так, например, польского рыцаря Штибора Жигмонд сделал воеводой Трансильвании.
Граф Циле (Cillei), он же бан Хорватии, Герман II (1365-1435), во время битвы при Никополе в 1396 году спас жизнь королю Жигмонду от турок и получил в награду графство Загори и город Варажд. Кстати, его младшая дочь, Циле Барбара (1395-1451), в 1405 году стала второй женой короля Жигмонда, а в 1408 году – королевой Венгрии.
Некоего немецкого священника по имени Эберхард король сделал епископом Загреба, а позднее и канцлером королевства.
И это далеко не полный перечень иностранцев, занимавших высокие посты.

Естественно, что такое положение дел не нравилось аристократической верхушке королевства, и в 1401 году вспыхнул новый мятеж баронов, которым удалось арестовать короля Жигмонда и Ожораи Пипо. Мятежники требовали устранить всех иностранцев с высших государственных постов.
К счастью, в дело решительно вмешался архиепископ Канижаи, которому удалось успокоить мятежников и добиться освобождения всех пленников.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    69
  • 13 236 сообщений
  • 7824 благодарностей

Опубликовано 19 Февраль 2019 - 12:05

Впрочем, многие исследователи считают, что конфликт 1401 года разрулил Бебек Детре (1340-1404), палатин Венгрии, приказавший после долгих колебаний освободить короля Жигмонда (Сигизмунда I), объявившего о ряде уступок. Сделать это оказалось тем легче, что у мятежников не было единства ни в целях выступления, ни в руководстве движением.

Получив свободу, Жигмонд сразу же забыл про свои обещания и занялся укреплением королевской власти.
В 1402 году Жигмонд начал переговоры с австрийским герцогом Альбрехтом IV и стал часто бывать в Вене. Они договорились о совместных действиях против Вацлава IV и Йоста Моравского, причём Альбрехт IV обязался оказать помощь Жигмонду не только деньгами, но и воинской силой. Взамен король Жигмонд обязался передать австрийцам Бранденбург (который к тому времени уже был продан Жигмондом Йосту Моравскому), а также взаимное право на наследование престолов: Жигмонд наследовал герцогскую корону Австрии в случае, когда после смерти Альбрехта IV тот не оставил бы наследника мужского пола; аналогично Альбрехт и его наследники мужского пола получали право завладеть королевскими престолами Венгрии и Чехии после смерти короля Жигмонда.
Да, и Чехии тоже, так как Жигмонд рассчитывал заполучить эту корону.

Альбрехт IV (1377-1404) - герцог Австрии с 1395.
Йост Моравский (1351-1411) — маркграф Моравии с 1375, курфюрст Бранденбурга с 1388. В 1410 году был избран королём Германии, но короноваться не успел.
Вацлав IV (Венцель или Венцеслав, 1361-1411) — король Германии 1376-1400, король Чехии с 1378; старший и бездетный брат Жигмонда.

Кроме того, во время отлучек Жигмонда из Венгрии управление страной переходило в руки Альбрехта IV. Правда этим ущемлялись права палатина Бебека Детре, но тот к тому времени был отстранён Жигмондом от своей должности (вот она — королевская благодарность!), а в 1404 году и вовсе скончался. Но в том же году умер и герцог Альбрехт, так что пришлось королю Жигмонду поспешить с утверждением нового палатина Венгрии, которым ещё в 1402 году стал Гараи Миклош II.

Гараи Миклош II (1367-1433) — палатин Венгрии с 1402; старший сын Гараи Миклоша I (1325-1386), палатина Венгрии с 1375.

Когда венгерские бароны узнали о содержании переговоров между королём Жигмондом и герцогом Альбрехтом IV, они поняли, что король их обманул и свои обещания выполнять не собирается. Тогда они в 1403 году снова восстали под руководством архиепископа Канижаи и Бебека Детре и призвали на трон короля Владислава I, который в 1400 году изгнал Людовика II из Неаполя и стал активно укреплять свою власть в Южной Италии.

Владислав I [Ладислао I] Дураццо (1376-1414) — король Неаполя с 1386.
Людовик II Анжуйский (1377-1417) — герцог Анжу, граф Мэна и Прованса; претендент на трон Неаполя.

Владислав I благосклонно принял приглашение из Венгрии и направил солидную армию в Далмацию. Здесь ему сначала сопутствовал успех. Сколари с верными Жигмонду войсками вынужден был отступить в Веспрем, а неаполитанец в августе 1403 года в Задаре был провозглашён новым королём Венгрии.
Но успехи интервентов и бунтовщиков оказались слишком кратковременными. Хотя нити мятежа и охватили почти всю страну и силы восставших казались очень значительными, однако среди руководителей движения не было единства.

Королю Жигмонду, напротив, удалось собрать в мощный кулак своих сторонников и сплотить их, обещаниями различных милостей. Одним из главных и самых верных сторонников законного короля проявил себя Филиппо Сколари, который с первых же дней восстания твёрдо стал на сторону своего повелителя. Во время описываемых событий Сколари последовательно проводил линию на укрепление королевской власти, и он же активно участвовал в переговорах короля Жигмонда с герцогом Альбрехтом IV.
Под влиянием своих советников, и в первую очередь нашего героя, король Жигмонд провозгласил полную амнистию всем мятежникам, угрожая тем, кто не сложит оружие, суровыми карами, и постарался, чтобы известие об амнистии как можно быстрее распространилось по его владениям.

Филиппо Сколари в сентябре установил контроль над Эстергомом, и возглавил собранную там армию, с которой он выступил в Боснию. Цель этого похода была ясна: требовалось сначала отсечь силы мятежников от войск Владислава I, а затем убедить мятежных баронов подчиниться королю.

Поход Сколари неожиданно быстро принёс успех: силы неаполитанцев и мятежных баронов удалось отсечь друг от друга, а затем большинство баронов добровольно сложили оружие, полагаясь на уговоры Сколари и амнистию, объявленную Жигмондом. Все, сложившие оружие, получили полное прощение, а упорствующие бароны королевскими указами были лишены своей собственности; и многим из них даже пришлось отправиться в изгнание.
Никто из участников этого мятежа не был казнён, хотя некоторые источники и исследователи указывают на чрезмерную жестокость, проявленную нашим героем при подавлении данного мятежа: Сколари якобы настаивал на казни чуть ли не тридцати знатных мятежников.

При подобном повороте событий король Владислав I не стал задерживаться в Далмации и не позднее ноября 1403 года он вернулся в Неаполь. Перед отъездом из Далмации Владислав I назначил герцогом Сплитским Хрвое Вукчича, даровав ему ещё и несколько островов. Хрвое Вукчич стал именоваться наместником короля Владислава I в Венгрии, Хорватии, Боснии и Далмации, хотя реально он мог контролировать положение только в Боснии и прямого контакта с силами неаполитанцев у него больше не было.
Король Жигмонд до 1408 года не рисковал появляться в Далмации или посылать туда крупные силы..

Хрвое Вукчич Хорватинич (1350-1416) — великий воевода Боснии.

За свои заслуги перед короной Филиппо Сколари в 1404 году получил титул ишпана Темеша (comes Temesiensis) и стал с тех пор именоваться как Пиппо Спано. Кроме того, он был также и управляющим королевской соляной монополией. В качестве ишпана Темеша, а вскоре и нескольких прилегающих комитатов, Сколари стал отвечать за организацию обороны юго-восточных границ Венгрии, главным образом, вдоль Дуная. Об этой деятельности Пиппо Спано я расскажу чуть позже.

Забегая немного вперёд, скажу, что в 1408 году Пиппо Спано, возглавляя венгерскую конницу, разбил войска Хрвое Вукчича и вернул себе большинство хорватских городов.

Король Жигмонд после подавления мятежа основное внимание обратил на перестройку государственного аппарата и укрепление королевской власти. Во время многолетней борьбы с баронами вокруг короля сплотился круг лиц, которым он мог доверять и рассчитывать на их поддержку. Разумеется, все эти лица, как мы видели на примере Сколари, были вознаграждены новыми высокими должностями и владениями.

Опираясь на поддержку своих верных союзников, король Жигмонд вскоре добился желаемых изменений в структуре власти. Хотя титулы вроде баронских и теперь говорили о высоком общественном положении и богатстве данных лиц, но теперь они больше не были связаны с получением определённой земельной собственности и обладанием какой-либо реальной региональной властью. Это была попытка превращения боевых аристократов в придворных интриганов, а коронные замки теперь управлялись обычными военачальниками, которые оказывались вдали от придворных интриг.
В структуре государственного аппарата появлялось всё больше советников из числа компетентных лиц, чаще всего иноземцев, многие из которых не были даже дворянами. В основном, король Жигмонд привлекал финансистов и юристов, но были среди них и военные специалисты, и лица духовного звания.

Нашёл король и другие пути для укрепления своего влияния и власти. Я уже говорил о том, что в 1405 году король Жигмонд взял в жёны Цилле Барбару (Борбалу), дочь графа Цилли Германа II.
Но в том же 1405 году палатин Венгрии Гараи Миклош II женился на старшей сестре второй жены короля, на Цилли Анне (1384-1439), и таким образом породнился с королём. У него это тоже был второй брак.
Отмечу, что их старший сын Гараи Ласло II (1410-1449) стал палатином Венгрии в 1447 году.

В 1408 году король Жигмонд начал поход для возвращения Дпалмации, который увенчался лишь частичным успехом. Венгерская армия, одним из военачальников которой стал Пиппо Спано, разбила боснийское войско Хрвое Вукчича, который тут же признал себя вассалом короля Жигмонда, а многие знатные боснийские феодалы погибли во время кратковременных сражений. Однако это совсем не означало, что все боснийские владения Вукчича перейдут под власть венгерской короны.
Да, к 1410 году венгры стабильно контролировали части Боснии и Хорватии, в том числе и город Шибеник, но и только. А Владислав I, предвидя подобный исход войны, поспешил продать все свои права (реальные и мнимые) на Далмацию с островами Венецианской республике за не слишком большую сумму. Однако это вскоре привело к войне между Венгрией и Венецией, что и требовалось сицилийцам.

В 1408 году после победы над Боснией король Жигмонд и королева Барбара учредили рыцарский "Орден Дракона", главной целью которого было охрана жизни членов королевского семейства (правящей династии) от всех внешних и внутренних врагов. Одним из главных соучредителей данной организации стал палатин Венгрии и свояк короля Гараи Миклош II.
Членами этого "Ордена Дракона", кроме короля с королевой, могли стать не более 22 рыцарей из числа оказавших наибольшие услуги королю Жигмонду.

Пиппо Спано в 1408 году не только стал кавалером "Ордена Дракона", но и получил ещё и назначение на должность губернатора Боснии.
Замечу, что Гараи Миклош II стал кавалером "Ордена Дракона" только в 1416 году.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#3 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    69
  • 13 236 сообщений
  • 7824 благодарностей

Опубликовано 09 Апрель 2019 - 11:07

После того как король Владислав Неаполитанский в 1409 году продал побережье Далмации с городами и прилегающими островами Венеции за 100 000 дукатов, так как считал себя законным королём Венгрии, король Жигмонд (Сигизмунд) понял, что война против Республики становится неизбежной в самое ближайшее время. Чтобы не допустить создания обширной антивенгерской коалиции, король Жигмонд поручил Филиппо Сколари в ранге своего посла посетить ряд крупных городов в Северной Италии, чтобы отговорить их от союза как с Неаполем, так и с Венецией.
В результате этой поездки Сколари посетил родную Флоренцию, Феррару, Рим, а на обратном пути он заехал в Венецию.

Весной 1410 года Филиппо Сколари с пышной свитой прибыл во Флоренцию. Он поразил своих соотечественников свитой из трёхсот рыцарей, а также тем, что почти ежедневно устраивал пиры для большого количества знатных горожан и щедро одаривал всех своих гостей, а пробыл Сколари во Флоренции 40 дней.
Позднее флорентийские хронисты писали о десятках и сотнях гостей на ежедневных пирах у Филиппо Сколари, но так как такое количество знатных людей в городе трудно было бы найти, то они стали приписывать щедрости своего соотечественника и угощение даже простых горожан.

Флорентийцы охотно угощались на пирах у Сколари и принимали его щедрые дары, но отношение горожан к своему соотечественнику оставалось прохладным, подозрительным и напряжённым. Попытаемся понять, почему это происходило? Ведь во Флоренцию прибыл советник венгерского короля, который уже успел проявить себя и как военачальник.

Вероятно, флорентийцы, как настоящие торгаши и очень экономные люди, искренне не понимали, зачем их бывший соотечественник выбрасывает на ветер огромные суммы, не имея в виду каких-либо своих целей. Уже одно это выглядело в их глазах очень подозрительно. Вероятно флорентийцы смутно подозревали Сколари в стремлении к единоличной власти в городе, раз он достиг такого высокого положения на службе у чужеземного монарха. Сколари же, скорее всего, просто хотел продемонстрировать флорентийцам, что они потеряли, преследуя его семейство и вынудив его покинуть родину без гроша в кармане.
Хоть Сколари и был флорентийцем по происхождению, но длительное пребывание среди высокопоставленных особ не могло не изменить его психологию.

Большинство флорентийских хронистов заметили прохладное отношение своих соотечественников к прославленному и влиятельному гостю, но давали этому обстоятельству различные объяснения.
Якопо Браччолини просто обвинил соотечественников в неблагодарности:

"Он [Филиппо Сколари] вынес от неблагодарного народа столько, сколько не вынес никто другой, ведь даже вымпелы и военные знамена коммуны, каковые кому уж только не жаловались, даже преступных и грязных закалывателей свиней ими награждали, он не смог как трофеи своего отечества увезти с собой в Венгрию".

С другой стороны, горожан можно было бы и понять, так как Сколари для Флоренции ещё ничего не сделал, хотя и прославлял родной город успешной деятельностью на службе у короля Жигмонда.

Знаменитый скульптор Лука делла Роббиа (1400-1482) тоже осуждал за подобное отношение к прославленному соотечественнику своих сограждан, которые, впрочем, "славятся во всём мире справедливостью". Он так объяснял сдержанность и неприязнь флорентийцев:

"Такое могущественное лицо, как Филиппо Сколари, никогда не оставит привычки командовать и не сможет жить частной жизнью, как это принято у нас в обществе".

Можно подумать, что Сколари собирался вернуться во Флоренцию.

Бартоломео Валори (1354-1427) был влиятельным горожанином и считал себя другом Сколари, но и он опасался, что тот станет

"командными методами воздействовать на наше общество, которое нетерпимо к этому более, чем какое-либо иное".

Вероятно, следовало учтиво напомнить знатному соотечественнику об особенностях менталитета флорентийцев. Да, флорентийцы осознавали и даже признавали величие Сколари и его способность совершать великие дела, но этот герой слишком долго оставался в условиях единоличного правления, а потому становился опасным для республики, управлявшейся коллегиальными органами власти.

Возможно, некоторую роль в подобном отношении к Сколари сыграла и внешнеполитическая обстановка, так как в это время вражда между Флоренцией и герцогами Милана из рода Висконти несколько утихла, так что острой необходимости заискивать перед посланником венгерского короля у Синьории не было. Впрочем, в посланиях официальным своим представителям, власти Флоренции всегда выражали свое уважение мессиру Сколари, а вскоре даже стали заискивать перед ним. Но об этом чуть позже.

Покинув Флоренцию, Сколари заехал в Феррару, где маркиз Никколо III д'Эсте торжественно встретил венгерского посла. Так как семейство д'Эсте традиционно принадлежало к сторонникам гвельфов, то Сколари не пришлось тратить много усилий, чтобы убедить Никколо III не поддерживать короля Владислава. При этом реальной поддержки от маленькой Феррары ожидать не приходилось из-за её сложных отношений с Миланом и Венецией.

Никколо III д'Эсте (1383-1441) — маркиз Феррары с 1393 г.

В это время пришло известие о смерти в Пизе папы Александра V и избрании там нового папы Иоанна XXIII. У христианского мира опять было три папы: Бенедикт XIII сидел в Авиньоне, Иоанн XXIII — в Пизе и Григорий XII - в Риме. Первых двух пап по традиции называют теперь антипапами.
Бенедикт XIII был далеко и его влияние к этому времени уже было ничтожным, а папа Григорий XII поддерживал короля Владислава Так что не стоит удивляться тому, что Сколари поспешил нанести визит папе Иоанну XXIII, чтобы убедиться в антинеаполитанском настрое нового папы и выразить ему поддержку от имени короля Венгрии.

Александр V (1339-1410) - в миру Пётр Кандий, папа с 26.06.1409 по 04.05.1410.
Иоанн XXIII (1370-1419) - Бальтазар Косса, папа с 1410 по 1415.
Бенедикт XIII (1328-1423) - Педро Мартинес де Луна, папа с 1394.
Григорий XII (1325-1417) - Анжело Корраро, папа с 1406 по 1415.

Известно, что на обратном пути в сентябре 1410 года Сколари посетил Венецию, но об этой миссии нам почти ничего не известно; возможно, он посетил город инкогнито. Или с разведывательными целями, чтобы оценить возможность захвата Венеции с суши.

Вернувшись в Венгрию, Сколари по поручению короля Жигмонда приступил к подготовке войны с Венецией, и выступить в поход ему надлежало уже весной 1411 года.
Сам король приступил к подготовке мятежей в Падуе и Вероне; ведь венецианцы захватили Падую только в 1406 году, так что в городе ещё оставались сторонники несчастного семейства да Карраро.
В Вероне ситуация была сложнее, хотя венецианцы захватили город в 1405 году. До 1387 года Вероной правили представители семейства делла Скала (или Скалигеров), которые были твёрдыми гибеллинами, но затем их изгнали миланские правители из семейства Висконти, позднее уступившие Верону венецианцам. На поддержку сторонников семейства делла Скала и рассчитывал король Жигмонд в Вероне.

Венеция понимала неизбежность столкновения с Венгрией из-за Далмации и ещё не была готова к масштабным боевым действиям, особенно, на суше. Поэтому к королю Жигмонду было направлено посольство, во главе которого были два опытнейших дипломата — Томмазо Мочениго и Джованни Барбариго. Венецианские послы доказывали королю Жигмонду, что только Венеция со своим мощным флотов в состоянии охранять побережье Адриатического моря от пиратов, и она успешно осуществляет эти функции.

Томмазо Мочениго (1343-1423) — 64-й дож Венеции с 1414 года.
Джованни Барбариго (?) - прокуратор собора св. Марка; известен ещё тем, что впервые установил на своём корабле пушки.

Король Жигмонд отклонил все подобные доводы венецианцев; тогда послы предложили, чтобы король Жигмонд передал Далмацию в ленное владение Венеции, которая обязуется ежегодно уплачивать за это дань в виде белой лошади и золотого покрывала. Кроме того, они обещали предоставить Жигмонду эскадру галер, чтобы доставить последнего в Рим в случае его избрания императором. Ведь буквально только что, в сентябре 1410 года, Жигмонд под именем Сигизмунда I был избран королём Германии, так что до заветной императорской короны оставался всего один шаг.
Никто ещё не знал, что он будет достаточно длинным, но Жигмонд ничего не желал слушать.

Послы Венеции не смогли выполнить поставленную перед ними задачу и вернулись на родину, а вскоре, весной 1411 года во Фриули пришёл Филиппо Сколари с двадцатитысячной армией. Соотношение между пехотинцами и всадниками в этой армии нам доподлинно не известно: кто-то полагает, что всадников было 12 тысяч, а пехотинцев — 8 тысяч; другие приводят противоположные количества.

Вскоре венгерская армия захватила Фельтре и Беллуно, где неожиданно появился молодой человек из семейства делла Скала. Его звали Бруно, он сразу же объявил себя наместником императора (какого?) во Фриули, где и правил до 1420 года, пока венецианцы окончательно не вернули себе эти земли. Затем венгры захватили Удине и ещё несколько мелких городов и взяли в плен несколько знатных венецианцев.
А вот попытки мятежа в Падуе и Вероне полностью провалились.

Недоброжелатели Филиппо Сколари приписывают ему злодейский поступок во время этой кампании. Вроде бы венецианцы убили какого-то офицера венгерской армии, который попал к ним плен. В отместку, Сколари якобы приказал изуродовать всех пленных венецианцев (знатных, разумеется), отрубая им конечности и выкалывая глаза.
Что-то не очень в это верится.

Чтобы отразить вторжение венгерской армии, Венеция начала собирать силы в своих сухопутных владениях. Командование этой армией было поручено братьям Пандольфо III Малатеста (1370-1427) и Карло I Малатеста (1368-1429), который был назначен капитан-генералом венецианской армии. Но это был очень долгий и трудный процесс, а пока что Венеция оказалась в очень трудном положении, так как в начале 1412 года к Пиппо Спано прибыли подкрепления. Венгры сумели высадить небольшой десант на Лидо, но даже не попытались развить этот успех.

В подобных условиях венецианцы запросили мира, и 24 марта 1412 года начались мирные переговоры. Трудно сказать, как бы развивались события в дальнейшем, но король Жигмонд выставил Венеции очень тяжёлые условия для заключения мира. Вот его требования: передать ему город Задар с окружающими землями; восстановить власть семейств делла Скала и да Карраро в их прежних владениях, а также потребовал выплату денежной репарации в 600 000 дукатов. Далмация при этом подразумевалась владением короля Жигмонда.

Венецианская республика отклонила столь жёсткие требования короля Жигмонда, и военные действия возобновились с новой силой.
Венецианцы за это время отмобилизовали свою армию, так что Карло Малатеста вышел на равнину Фриули и осадил Мотту, а Пандольфо захватил замки Полчениго и Авиано. Вскоре армии братьев соединились и составили внушительную силу, около 12 000 человек.

Вскоре сюда же подошёл Пиппо Спано со своей армией и 24 августа 1412 года он с трёх сторон атаковал лагерь венецианцев у Мотты. Вначале венгры одерживали верх, венецианцы в панике бежали, а многие их офицеры были убиты или тяжело ранены; тяжёлые ранения получил и Карло Малатеста. Венгерская армия уже начала вовсю грабить лагерь венецианцев, и её офицеры потеряли управление войсками.
Вот тут-то в дело вступил кондотьер Руджеро "Пёс" Раньери со своими 600 всадников. Вначале его отряд сумел сдержать натиск венгров, а когда Пьетро Лоредан сжёг мосты через реку Ливенца, венецианцам некуда стало бежать, так что им пришлось сражаться с врагом.

Пьетро Лоредан (1372-1438) — капитан-генерал ВМС Республики с 1403 года.

Лоредан сформировал из беглецов боеспособный отряд и поспешил на помощь Раньери. Венгерская армия не ожидала подобного натиска противника и бежала. Пиппо Спано ничего не смог поделать и способностей гениального полководца он в этом сражении не проявил. Венгерская армия потеряла возле Мотты около 1300 человек убитыми, среди которых оказалось несколько высших офицеров, и 400 пленными. Венецианцы также захватили несколько королевских штандартов; но они тоже понесли очень тяжёлые потери.
После подобного поражения десант с Лидо был быстро эвакуирован.

Карло Малатеста, получивший очень тяжёлые ранения сложил с себя полномочия главнокомандующего, и новым капитан-генералом венецианской армии стал его брат Пандольфо Малатеста. Пандольфо поручил Лоредану захватить Мотту, и тот прекрасно справился с этой задачей: после артиллерийской бомбардировки города, защитники Мотты сложили оружие, потеряв 60 человек убитыми и 200 пленными.

В октябре 1412 года во Фриули прибыл с новой армией сам король Жигмонд, но и он больших успехов не достиг. Пиппо Спано не был деморализован поражением под Моттой и попытался продолжать боевые действия. Он начал осаждать Падую, в то время как король Жигмонд осадил Виченцу. Подобное распыление сил ни к чему хорошему ни привело.

Сколари не смог прокормить свою армию на разорённой земле и повёл войско в сторону реки Бренты, пересёк Фриули и вернулся в феврале 1413 года в Венгрию. Почему он не пришёл на помощь войскам, осаждавшим Виченцу, мы не знаем.
Осада Виченцы тоже сложилась неудачно для венгров, так как они понесли очень большие потери от различных болезней и тоже были вынуждены отступить.

После этих неудач король Жигмонд согласился на мирные переговоры с Венецией, которая тоже была истощена этой войной. Венеция снова прислала послов к королю Жигмонду, и в переговорах активное участие принимал уже известный нам Томмазо Мочениго.
В результате в марте 1413 года было заключено перемирие на пять лет с сохранением status quo.

В конце 1413 года Филиппо Сколари ещё раз пересёк Фриули, направляясь в ломбардский город Лоди. Вначале он помог флорентийцам в их войне против войск короля Владислава, а затем он вместе с королём Жигмондом был гостем местного правителя Джованни да Виньято (Vignato). Они присутствовали в местном соборе во время подписания папой Иоанном XXIII буллы о предстоящем созыве Вселенского собора в Констанце для преодоления церковного раскола.

Интересно, что Томмазо Мочениго тоже присутствовал на этом событии, и в начале января 1414 ещё находился в Лоди, когда был вынужден срочно покинуть этот город. Дело было в том, что он получил донесение, в котором сообщалось, что 7 января 1414 года его заочно выбрали 64-м дожем Венеции.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse

  Тема Раздел Автор Статистика Последнее сообщение


0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.