Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

Личная катастрофа директора Чернобыля


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
6 ответов в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    81
  • 15 029 сообщений
  • 9271 благодарностей

Опубликовано 16 Март 2014 - 03:29

Изображение
Бывший директор ЧАЭС Виктор Брюханов.
Спецкор “МК” встретилась с теми, кого назначили стрелочниками за самую страшную техногенную аварию ХХ века
Масатаки Шимидзу и Виктор Брюханов. У этих имен длинный радиоактивный след. Один — президент компании-оператора аварийной АЭС “Фукусима-1”, другой — бывший директор Чернобыльской атомной электростанции. Национальная ядерная катастрофа и личная трагедия в их жизни случились с разницей в 25 лет. После того как Шимидзу не появлялся на публике в течение несколько недель, поползли слухи о его самоубийстве. Многие уже “похоронили” и Брюханова. После двух инсультов Виктор Петрович живет затворником в отдаленном микрорайоне на окраине Киева. В 1986 году депутат, лауреат и орденоносец был объявлен преступником, получил 10 лет лагерей. Вину за взорвавшийся реактор, гибель 30 человек, причиненный ущерб в два миллиарда рублей переложили исключительно на оперативный персонал и руководство станции. Через что пришлось пройти бывшему директору ЧАЭС Виктору Брюханову и пятерым его подчиненным — в материале специального корреспондента “МК”.
“Жизнь дала трещину — еду на Троещину” — так говорят киевляне об отдаленном жилом массиве на левом берегу Днепра. В этот спальный микрорайон Киева, а также в Харьковский массив и на улицу Правды заселили после аварии работников Чернобыльской атомной электростанции.
— Киевляне смотрели на нас косо: мы отобрали у них 3,5 тысячи квартир, — говорит бывший замдиректора ЧАЭС по кадрам Иван Царенко. — Идея назвать улицу Припятской поддержки у местных не нашла…
Родители запрещали детям сидеть за одной партой с “чернобыльскими” ребятишками. И из припятских школьников сформировали отдельные классы. В ходу был анекдот: “Колобок, Колобок, я тебя съем!” — “Не ешь меня, Волк, потому что я не Колобок, а ежик из Чернобыля”. Не смеялись только жители города энергетиков.
— Мы эвакуировались с документами из горкома последними. Конечно, успели нахвататься черт знает чего… Когда вечером перед отъездом я помыла голову — вся ванна была усеяна волосами, — говорит жена Ивана Царенко Валентина.
В поликлиниках медицинские карточки “чернобыльцев” стояли на отдельных полках. От приезжих шарахались как от прокаженных. Они сбились в диаспору, образовав отдельную припятскую нацию. И правда о катастрофе у них была своя. В отличие от той, что представил общественности в 1987 году Верховный суд СССР.
Изображение
Рабочие будни электростанции.
“Это судьба нас догнала”
— 25 лет прошло, а ночь на 26 апреля до сих пор стоит перед глазами, — говорит Иван Царенко. — ЧАЭС за отчетный год была признана лучшей в системе Минэнерго СССР. Был уже подписан указ о награждении станции, орден Ленина должны были вручить к первомайскому празднику. Для передачи опыта к нам приехали заместители директоров всех ведущих атомных электростанций страны. Вот ведь судьба собрала… А во втором часу ночи рвануло.
Директор Чернобыльской атомной электростанции Виктор Брюханов этот страшный апрельский день спокойно вспоминать не может. Сразу зашкаливает давление. После двух перенесенных инсультов он практически ничего не видит, слова даются ему с трудом. Его глазами и устами стала жена — Валентина Михайловна. О недавнем обследовании мужа она так и говорит: “Нам поставили десять уколов. Мы прошли курс иглоукалывания”. С Виктором Петровичем они одно целое, вместе уже более полувека.
— 26 апреля 1986 года Виктору позвонил ночью начальник химического цеха: на станции что-то случилось, — говорит медленно, с расстановкой Валентина Брюханова. — Муж пытался связаться с начальником смены, но на четвертом блоке никто не брал трубку. Распорядился всем должностным лицам собраться в бункере, в штабе гражданской обороны. Заскочил в дежурный автобус. От города Припять до станции — два километра. Потом мне признался: “Увидел срезанную взрывом верхнюю часть четвертого блока и сказал вслух: “Это моя тюрьма”.
Знаете, это ведь судьба нас догнала. В 1966 году мы оказались в эпицентре разрушительного землетрясения в Ташкенте. Чудом спаслись. Весь город и окрестности лежали в руинах. Тогда решили: надо уезжать из Узбекистана. И ровно 20 лет спустя после ташкентского землетрясения — день в день, 26 апреля, случилась авария на ЧАЭС. Беда пришла так же, ночью.
“Была б моя власть, я бы тебя расстрелял”
Четвертый энергоблок предполагалось заглушить 24 апреля. При остановке реактора был запланирован эксперимент. Следовало выяснить, хватит ли механической энергии генератора до момента, когда запасной, резервный дизель–генератор выйдет на нужный режим.
— Это были обычные регламентные работы, предусмотренные проектом реактора, — говорит Иван Царенко. — За год до этого подобные испытания уже проводились на третьем блоке — перед тем как его выводить в плановый ремонт.
Заказчик эксперимента — “Донтехэнерго”. Ее представитель Геннадий Метлемко заблаговременно прибыл на станцию. Все документы были подписаны и согласованы.
25 апреля в час ночи персонал приступил к снижению мощности реактора. В 14.00, согласно утвержденной программе, была отключена система аварийного охлаждения реактора. И в этот момент диспетчер “Киевэнерго” потребовал задержать отключение четвертого блока. 12 часов реактор работал с отключенной системой аварийного охлаждения. В 23.10 было продолжено снижение мощности. В 1.23 начался эксперимент — оператор нажал кнопку аварийной защиты. Это было предусмотрено ранее на инструктаже и сделано для глушения реактора вместе с началом испытаний по выбегу турбины в штатном, а не аварийном режиме. Но тепловая мощность реактора вдруг скачком начала расти. С интервалом в несколько секунд раздались два взрыва.
Много раз потом работники станции спрашивали ученых: “Как может аварийная защита не глушить, а взрывать реактор?” Ответ мог быть только один: так реактор был сконструирован.
— Брюханова обвиняли в том, что в первый день он передал в Киев справку о заниженном уровне радиации…
— Надо было найти крайнего, вот его и нашли, — говорит Иван Царенко. — Первые замеры делали работники станции, но все приборы вышли из строя из–за больших доз радиации. У нас был отдел внешней дозиметрии, который возглавлял Корабельников. Он докладывал Брюханову, какая обстановка в Припяти. На основании предоставленных им данных Виктор Петрович и составлял отчеты. Их подписывал инженер по физике, а рядом всегда сидели секретарь парткома станции и заведующий отделом Киевского обкома КПСС.
Брюханов первым заговорил о необходимости эвакуировать население. Председатель Припятского горисполкома и секретарь горкома партии возразили: “Приезжает правительственная комиссия, пусть она и принимает решение”.
— Первое, что председатель правительственной комиссии Борис Щербина бросил в лицо Виктору, было: “Была б моя власть, я бы тебя расстрелял”, — вспоминает Валентина Брюханова.
Изображение
Виктор Брюханов с женой (слева) и внучкой.
“Вы арестованы. Так будет лучше для вас”
Только годы спустя рассекретили протокол заседания Политбюро ЦК КПСС от 3 июля 1986 года с пометкой: “Сов. секретно. Экз. единственный. (Рабочая запись)”. Разговор был откровенный. Выяснилось, что реактор РБМК-1000 обладал рядом конструктивных недостатков. Зам. министра энергетики Шашарин отметил, что “люди не знали, что реактор может разогнаться в такой ситуации. Можно набрать десяток ситуаций, при которых произойдет то же самое, что и в Чернобыле. Особенно это касается первых блоков Ленинградской, Курской и Чернобыльской АЭС”. Академик Александров признался, что “свойство разгона реактора — это ошибка научного руководителя и главного конструктора РБМК”, и попросил освободить его от обязанностей президента Академии наук и дать возможность доработать реактор. Прозвучало, что в 11-й пятилетке на станциях допущены 1042 аварийные остановки энергоблоков, в том числе 381 — на АЭС с реакторами РБМК. Эта информация предназначалась для высшего руководства страны, для внутреннего пользования. Народу через газету “Правда” объявили: “Авария произошла из-за ряда допущенных работниками электростанции грубых нарушений правил эксплуатации реакторных установок”. Советская техника должна была оставаться самой надежной в мире. “Стрелочники-вредители” были найдены. Закрутилась судебная машина. Брюханова вызвали в Москву, на расширенном заседании Политбюро ЦК КПСС исключили из партии. Когда его старая мать в Ташкенте узнала, что старшего сына сняли с должности, у нее остановилось сердце. А 13 августа Виктора Петровича взяли под стражу. Сначала вызвали в Генеральную прокуратуру. После беседы следователь объявил: “Вы арестованы. Так будет лучше для вас”.
— Арестовали и мужа, и счет на сберкнижке, куда он положил свои отпускные деньги. А эвакуировали нас в одних платьях, — говорит Валентина Брюханова. — Только в конце августа попала в свою квартиру в Припяти. Первым в дверь вошел дозиметрист. Разрешил взять кое–что из вещей и книги. Каждый том мы протирали тряпкой, смоченной слабым раствором уксусной кислоты. Верили, это может спасти от радиации.
— Год, пока длилось следствие, Виктор сидел в следственном изоляторе КГБ один, — говорит Иван Царенко. — В одиночку обычно сажали перед расстрелом. При заключении под стражу выяснилось, что он получил 250 рентген, при санитарной норме для работника станции 5 рентген в год. В первые дни после аварии он сутками не уходил с ЧАЭС, работал в подвале и наверху. Несколько раз поднимался на вертолете с членами правительственной комиссией над взорванным ректоромю Где стоял столб свечения, было более 3,5 тысячи рентген.
Заместитель главного инженера станции по эксплуатации Дятлов, который находился в момент аварии в помещении пульта управления 4-м энергоблоком, с открытыми незаживающими ранами полгода пролежал в 6-й московской больнице. После выписки в санаторном лечении ему отказали. Следствие требовало его ареста. А он за время болезни потерял 15 килограммов, заново учился ходить. Но 4 декабря его переселили в каземат. Не сделали скидку на здоровье и 50–летнему главному инженеру станции Николаю Фомину. В конце 1985 года он врезался в сосну на своем “жигуленке”, сломал позвоночник. После длительного паралича с подорванной психикой вышел на работу, за месяц до чернобыльского взрыва. В камере СИЗО он разбил очки и стеклами пытался вскрыть себе вены.
Изображение
“Открытый” суд в закрытой зоне
Суд проходил в Доме культуры в Чернобыле. Здание спешно отремонтировали, на окна повесили решетки.
— “Открытый суд в закрытой зоне” — так было сказано в прессе, — вспоминает президент Союза “Чернобыль Украины” Юрий Андреев. — Попасть внутрь можно было только по спецпропускам. Журналисты были допущены дважды: чтобы услышать в первый день обвинительное заключение и в последний — приговор. За 18 дней выступило 40 свидетелей, 9 потерпевших и 2 пострадавших. Подробности и обстоятельства аварии обсуждались на рабочих заседаниях. На скамейке подсудимых находились: директор станции Брюханов, главный инженер Фомин, его заместитель Дятлов, начальник реакторного цеха Коваленко, начальник смены станции Рогожкин и инспектор Госатомэнергонадзора Лаушкин.
— Их судили по статье 220 УК УССР — за неправильную эксплуатацию взрывоопасных предприятий. Но атомные электростанции ни по одной инструкции не относились к взрывоопасным объектам, — говорит Иван Царенко. — Это сделала судебно-техническая экспертная комиссия задним числом.
Было ясно: суд решит так, как уже решили наверху. Брюханова, Фомина и Дятлова приговорили к 10 годам лишения свободы. Рогожкину дали 5 лет лагерей, Коваленко — 3, Лаушкину — 2. Приговор обжалованию не подлежал. Материалы дела и сведения об аварии засекретили.
— Начальника смены блока Сашу Акимова, оператора реактора Леню Топтунова и начальника смены реакторного цеха Валеру Перевозченко тоже бы посадили. Но они умерли, — говорит Юрий Андреев. — Их женам и детям не преминули напомнить: ваши мужья и отцы — преступники. Каждому пришла по почте бумага из прокуратуры: “Уголовное преследование прекращено на основании статьи 6 п. 8 Уголовно-процессуального кодекса УССР 28 ноября 1986 г.”. Смерть спасла ребят от позора.
Счастливое 31 июля
— Для Брюханова приговор в 10 лет стал шоком, — говорит Иван Царенко. — Он по натуре очень сдержанный. Все переживал в себе.
Позже признавался родным: “Если бы для меня нашли расстрельную статью — расстреляли бы не задумываясь”. В ночь после приговора бывшего директора ЧАЭС ни на минуту не оставляли одного. Около узкой шконки охранник поставил стул и не спускал глаз с арестанта. Даже в туалет он ходил под наблюдением. В изоляторе опасались, что Брюханов наложит на себя руки.
— Старшая наша дочь, Лиля, была кормящей матерью. Четыре месяца спустя после катастрофы она родила Катю. Год, что шло следствие, мы Лилю оберегали, не говорили, что папа в следственном изоляторе. Она только знала, что ему нельзя звонить, — делится с нами Валентина Брюханова. — А тут наконец 31 июля, в виде исключения, нам дали свидание с Виктором.
Можно было присутствовать только двум взрослым и одному несовершеннолетнему. Лиля, приехавшая из Херсона, сказала: “Я обязательно пойду”. И сын, и я тоже очень хотели увидеть Виктора. И тут вдруг наш младший, Олег, закричал: “Мне только 2 августа исполнится 18, я еще ребенок”. Как мы прыгали от радости, что он тоже пойдет! Пришли, сели к стеклу — перегородке. Витя год не видел детей и все просил: “Олег, встань!” А сын вымахал в десятом, выпускном классе, изменился сильно. Потом говорил: “Лиля, встань, Валя, встань…” Смотрел на нас во все глаза и смахивал слезы с лица. Я вообще не могла вымолвить ни слова, боялась разрыдаться. На следующий день, 1 августа, сын пошел сдавать экзамен по математике в институте — и, конечно, ничего не написал. Было очень тяжело. Спасибо главному инженеру Николаю Штейнбергу, который помог вернуться работать на ЧАЭС. Смена после аварии работала 15 дней, затем 15 дней отдыхала. Я попросила разрешить мне работать без выходных. Начало скакать давление, плохо было и физически, и морально. Помню, пришла к врачам, они тогда на теплоходах базировались. И вот одна, доктор Гурник, встряхнула меня за плечо: “А ну–ка, возьми себя в руки! У тебя семья”.
К нам ведь относились по-разному. Были те, кто неприязненно шипел вслед, но многие сочувствовали. Я очень благодарна одной простой женщине из Припяти. Однажды, когда я шла с остановки автобуса и ревела, она подошла ко мне, обняла и сказала: “Валюша, что ж ты плачешь? Виктор ведь живой, а это главное! Посмотри, сколько могил осталось после Чернобыля”.
9 октября мы получили квартиру на Троещине. Киевляне считали этот район выселками, а мне он понравился, я большой город не очень люблю. Вставала с зарей, с ранней весны до осени ходила на реку, вода мне силы давала.
Изображение
Замер радиации в чернобыльской зоне.
Каждому свой срок велик
А Виктор Брюханов и еще пятеро работников ЧАЭС пошли по пересылкам. Были камеры на 30 мест, куда пихали по 70 человек. Лукьяновская, Харьковская, Луганская тюрьмы… Рубашка с биркой, головной убор с “романтическим” названием “пидерка”. И до твоих бед никому нет дела — каждому свой срок велик. Но даже за решеткой были свои радости. Впервые за год они увидели зеленые деревья, воробьев.
Информация об этапировании бывшего директора Чернобыльской АЭС долетала вперед Брюханова. Поглазеть на “главного виновника катастрофы” на плац вываливала вся зона.
— Приспособился жить и на зоне, — говорит Валентина Михайловна. — Виктор был человеком неприхотливым. Он вырос в многодетной семье. Учась в институте, по 18 часов мог стоять у чертежной доски. Когда кто–то “горел” , бежал к Виктору. Он многим делал и дипломы, и курсовые. Ему и в голову не могло прийти просить за это деньги. Вот и в колонии многим помогал.
Чтобы не свихнуться, Виктор Петрович начал за решеткой изучать английский язык. Вскоре читал классиков в подлиннике. От “блатной” и опасной должности главного диспетчера, что распределял зэков по работам, отказался. Работал в котельной слесарем, занимался разработкой документации по реконструкции котельной.
— Жили тем, что в письмах вспоминали самые счастливые годы жизни. Мы ведь познакомились с Виктором в Ангрене, где оба работали на ГРЭС. Помню, в журнале увидела фамилию Брюханов — еще подумала, какая дурацкая фамилия. Не дай бог… И сама вскоре стала Брюхановой.Машины, которые шли с гор, привозили охапки диких тюльпанов. Виктор заставлял цветами все подоконники.Слушали соловьев в орешниках. Потом, уже в Припяти, как–то купались 9 апреля и вдруг видим: из воды выплывают два лося, идут по песку, отряхиваются.
Тюрьма не смогла перечеркнуть прошлого. Следователь еще после суда обмолвился: “Вы теперь в любой момент можете расторгнуть брак”. Валентина Михайловна тогда едва сдержалась, чтобы не нагрубить в ответ. Ей было 48 лет, Виктору — 52. Когда сын Олег женился, Брюханова отпустили на месяц домой. К тому времени он уже отбывал наказание не на общей зоне, а в колонии–поселении в Умани.
— Виктор ходил молча по киевской квартире, кругом все было для него новое. Вечером нагрянули друзья и коллеги. Откуда только не приехали. Глядя на исхудавшего Витю, заходили на кухню, где мы с дочкой резали салаты, начинали плакать. Я шипела: “Ну–ка, уберите все слезы, чтобы он не видел. Ему нужна поддержка, а не жалость”.
— Сыграли свадьбу. Наша дочь вышла замуж за сына Брюханова, — говорит Иван Царенко. — Мы стали сватами. Потом я Виктора Петровича на своей машине уже каждые выходные привозил домой. Мы заезжали в отделение милиции, ставили отметку: прибыл, потом — выбыл. Все это было очень неприятно. Но везде к Брюханову относились с уважением. Он “на химии” работал диспетчером на строительстве, ценился как знающий инженер. Никто не считал его преступником.
“С вещами на выход!”
Окончательное: “С вещами на выход!” — прозвучало для Виктора Брюханова в сентябре 91-го. Освободился досрочно. Так же отбыли половину срока и остальные пять обвиняемых по “чернобыльскому делу”. Борис Рогожкин уехал в Нижний Новгород. У Николая Фомина в 1988 году, после двух лет содержания под стражей, развился реактивный психоз. Его отправили в Рыбинскую психоневрологическую лечебницу для заключенных ЮН 83/14. Потом, по настоянию родственников, перевели из тюремной больницы в гражданскую психиатрическую клинику в Тверскую область. Одно время он работал на Калининской АЭС. Врачи лишь на время облегчают ему страдания.
Брюханов после освобождения сразу поехал в Чернобыль. Встретили на станции его очень тепло, назначили начальником техотдела.
А когда Виктору Петровичу стукнуло 60 лет, министр энергетики Украины Макухин пригласил его на должность заместителя начальника объединения “Интерэнерго”. Брюханов занимался договорами на поставку электроэнергии за границу, побывал в командировках в Венгрии, Японии, Германии. Работал до 72 лет, и только когда зрение упало, вышел на пенсию.
— 27 октября 1997 года в Славутиче отмечали 20 лет со дня пуска ЧАЭС. Нас тоже пригласили, — рассказывает Валентина Михайловна. — Когда Виктора вызвали на трибуну, зал весь поднялся, хлопали так, что у меня заложило уши.
— А что мы с Брюхановым сейчас имеем? — вопрошает Иван Царенко. — Удостоверение ликвидаторов первой категории, инвалидность. Дают 332 гривны на усиленное питание. По закону нам должны платить восемь минимальных пенсий. Но закон не работает. Должны давать бесплатные лекарства. Но не дают. Обиды у Виктора Петровича не осталось, он говорит: “Чернобыль — это мой крест на всю жизнь”.
Троих из бывших сидельцев уже нет в живых. Дятлов ушел из жизни в 64 года от сердечной недостаточности. Коваленко умер от рака. Та же неизлечимая болезнь подкосила и Лаушкина. На свободе он не прожил и года. “Юра не успел получить прописку в Киеве — его не хотели хоронить на местном кладбище, — рассказывает Юрий Андреев. — Пока не вмешалась организация ветеранов Чернобыльской атомной станции, его тело больше недели лежало в квартире”.
В 1991 году вновь собравшаяся комиссия Госатомнадзора СССР пришла к заключению, что Чернобыльская авария приобрела катастрофические масштабы вследствие неудовлетворительной конструкции реактора. Не нашли подтверждения и многие из обвинений, которые были ранее выдвинуты в адрес персонала станции.
— Вы верите, что Виктора Брюханова и пятерых работников станции реабилитируют?
— Суд–то был союзный. Кто этим будет сейчас заниматься? — говорит Валентина Михайловна. — Сил уже нет, жизнь прожита. У Виктора два инсульта было, левая сторона отказывает. Мы осенью проходили лечение. Мужу уколы делали вокруг глаз, 10 ампул — 1000 гривен. Он очень страдает, что не может читать и разгадывать любимые кроссворды. Телевизор только слушает, а видит одни контуры. Нужна операция по восстановлению сетчатки. Но ее делают только в четырех странах мира. Кому мы сейчас нужны?..
Киев—Москва
Московский Комсомолец № 25624 от 22 апреля 2011 г.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
dronav

#2 На сайте   dronav

dronav

    Активный участник

  • Пользователи
  • Репутация
    12
  • 1 352 сообщений
  • 1766 благодарностей
  • Откуда (страна, город):Южные рубежи Белогорья

Опубликовано 10 Декабрь 2015 - 13:18

Да, хотелось добавить, что нести общественный груз очень тяжело. И вроде казалось, со стороны простого обывателя, престижный статус руководителя создает соблазн для многих, но мало кто задумывается, какой это груз, быть ответственным за все, за каждую ситуацию и действие или бездействие персонала, за которыми никак не уследить, даже хоть и разработаны все инструкции, уставы и все такое по безопасности но, идеального не бывает. в процессе все его нарушают.  Но мало того, что персонал как дети, но еще тут верха, которые постоянно толкают на риск, за исход которого они все ровно выходят сухими из воды. Если удача - то все лавры им, а если неудача, то руководитель получи свое клеймо.

В добавок темы ядерных катастроф, про которые не все то и знают. Есть такое предприятие в Челябинской области, как НПО Маяк, где произвели первый плутоний для первой в СССР ядерной бомбы. Там... тоже и не рас была подобная авария, с тяжелыми последствиями для окружающей среды и конечно для людей. Размах выброса заражения был колоссален и практически где-то в чем-то даже превосходит Чернобыль. Не буду тут описывать все уже написанное. Вы можете просто погуглить яндекс с критерием поиска: "Катастрофа Маяк 1957" или "озеро Карачай", которое вот недавно уже полностью закопали.
цитата из статьи про...
В одной из деревень, оставшихся на загрязненной земле после взрыва, дети написали такие стихи:
Посылает Маяк не спасенья лучи:
Стронций, цезий, плутоний - его палачи.

Изменено: dronav, 10 Декабрь 2015 - 13:21


Поблагодарили 2 раз:
Snider , Yorik

#3 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    81
  • 15 029 сообщений
  • 9271 благодарностей

Опубликовано 09 Август 2016 - 20:52

Заметка в память о русских героях от историков.

"Три человека, спасшие миллионы! Лишь через пять дней после взрыва, 1 мая 1986 года, советские власти в Чернобыле сделали страшное открытие: активная зона взорвавшегося реактора все еще плавилась. В ядре содержалось 185 тонн ядерного топлива, а ядерная реакция продолжалась с ужасающей скоростью. Под этими 185 тоннами расплавленного ядерного материала находился резервуар с пятью миллионами галлонов воды. Вода использовалась на электростанции в качестве теплоносителя, и единственным, что отделяло ядро плавящегося реактора от воды, была толстая бетонная плита. Плавившаяся активная зона медленно прожигала эту плиту, спускаясь к воде в тлеющем потоке расплавленного радиоактивного металла.
Если бы это раскаленное добела, плавящееся ядро реактора коснулось воды, оно бы вызвало массивный, загрязненный радиацией паровой взрыв. Результатом могло бы стать радиоактивное заражение большей части Европы. По числу погибших первый чернобыльский взрыв выглядел бы незначительным происшествием.

Так, журналист Стивен Макгинти (Stephen McGinty) писал: «Это повлекло бы за собой ядерный взрыв, который, по расчетам советских физиков, вызвал бы испарение топлива в трех других реакторах, сравнял с землей 200 квадратных километров [77 квадратных миль], уничтожил Киев, загрязнил систему водоснабжения, используемую 30 миллионами жителей, и на более чем столетие сделал северную Украину непригодной для жизни» (The Scotsman от16 марта 2011 года).

Школа российских и азиатских исследований в 2009 году привела еще более мрачную оценку: если бы плавящаяся сердцевина реактора достигла воды, последовавший за тем взрыв «уничтожил бы половину Европы и сделал Европу, Украину и часть России необитаемыми на протяжении приблизительно 500 тысяч лет».

Работавшие на месте эксперты увидели, что плавившееся ядро пожирало ту самую бетонную плиту, прожигало ее — с каждой минутой приближаясь к воде.

Инженеры немедленно разработали план по предотвращению возможных взрывов оставшихся реакторов. Было решено, что через затопленные камеры четвертого реактора в аквалангах отправятся три человека. Когда они достигнут теплоносителя, то найдут пару запорных клапанов и откроют их, так чтобы оттуда полностью вытекла вода, пока с ней не соприкоснулась активная зона реактора.

Для миллионов жителей СССР и европейцев, которых ждала неминуемая гибель, болезни и другой урон ввиду надвигавшегося взрыва, это был превосходный план.

Чего нельзя было сказать о самих водолазах. Не было тогда худшего места на планете, чем резервуар с водой под медленно плавившимся четвертым реактором. Все прекрасно понимали, что любой, кто попадет в это радиоактивное варево, сможет прожить достаточно, чтобы завершить свою работу, но, пожалуй, не более.

Советские власти разъяснили обстоятельства надвигавшегося второго взрыва, план по его предотвращению и последствия: по сути это была неминуемая смерть от радиационного отравления.
Вызвались три человека.

Трое мужчин добровольно предложили свою помощь, зная, что это, вероятно, будет последнее, что они сделают в своей жизни. Это были старший инженер, инженер среднего звена и начальник смены. Задача начальника смены состояла в том, чтобы держать подводную лампу, так чтобы инженеры могли идентифицировать клапаны, которые требовалось открыть.

На следующий день чернобыльская тройка надела снаряжение и погрузилась в смертоносный бассейн.

В бассейне царила кромешная тьма, и свет водонепроницаемого фонаря у начальника смены, как сообщается, был тусклым и периодически гас.
Продвигались в мутной темноте, поиск не приносил результатов. Ныряльщики стремились завершить радиоактивное плавание как можно скорее: в каждую минуту погружения изотопы свободно разрушали их тела. Но они до сих пор не обнаружили сливные клапаны. И потому продолжали поиски, даже несмотря на то что свет мог в любой момент погаснуть, а над ними могла сомкнуться тьма.

Фонарь действительно перегорел, но произошло это уже после того, как его луч выцепил из мрака трубу. Инженеры заметили ее. Они знали, что труба ведет к тем самым задвижкам.

Водолазы в темноте подплыли к тому месту, где увидели трубу. Они схватились за нее и стали подниматься, перехватывая руками. Света не было. Не было никакой защиты от радиоактивной, губительной для человеческого организма ионизации. Но там, во мраке, были две задвижки, которые могли спасти миллионы людей.

Водолазы открыли их, и вода хлынула наружу. Бассейн начал быстро пустеть.

Когда трое мужчин вернулись на поверхность, их дело было сделано. Сотрудники АЭС и солдаты встретили их как героев, таковыми они и были на самом деле. Говорят, что люди буквально прыгали от радости.
В течение следующего дня все пять миллионов галлонов радиоактивной воды вытекли из-под четвертого реактора. К тому времени как расположенное над бассейном плавившееся ядро проделало себе путь к резервуару, воды в нем уже не было. Второго взрыва удалось избежать.
Результаты анализов, проведенных после этого погружения, сходились в одном: если бы тройка не погрузилась в бассейн и не осушила его, от парового взрыва, который изменил бы ход истории, погибли бы миллионы людей.

В течение последующих дней у троих стали проявляться неизбежные и безошибочные симптомы: лучевая болезнь. По прошествии нескольких недель все трое скончались.

Мужчин похоронили в свинцовых гробах с запаянными крышками. Даже лишенные жизни, их тела насквозь были пропитаны радиоактивным излучением.

Многие герои шли на подвиги ради других, имея лишь небольшой шанс выжить. Но эти трое мужчин знали, что у них не было никакого шанса. Они вглядывались в глубины, где их ждала верная смерть. И погрузились в них.

Их звали Алексей Ананенко, Валерий Беспалов и Борис Баранов.
Три человека, спасшие миллионы."
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
dronav

#4 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    81
  • 15 029 сообщений
  • 9271 благодарностей

Опубликовано 09 Август 2016 - 20:52

http://arkaim.co/top...__hl__чернобыль
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#5 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    81
  • 15 029 сообщений
  • 9271 благодарностей

Опубликовано 26 Апрель 2021 - 12:08

Миллионы смертей, повальное пьянство и тысячелетняя пустыня. 7 главных мифов о Чернобыльской катастрофе



26.04.2021 | Юрий Ткачёв, СТРАНА




Изображение


Юрий Ткачёв, Страна

Авария на Чернобыльской АЭС, которой 26 апреля исполняется 35 лет, — одна из самых знаменитых техногенных катастроф в истории. А после выхода знаменитого сериала от HBO слово «Чернобыль» и вовсе на устах у людей по всему миру.

Правда, авторов сериала не миновала участь пасть жертвой целого ряда распространённых в массовом сознании мифов, которыми обросла катастрофа за прошедшие 35 лет. О сериале у нас сегодня разговора не будет (мы его в своё время уже обсудили), а поговорим мы о ключевых заблуждениях, которые бытуют как у жителей нашей страны, так и далеко за её пределами.

Миф № 1. В результате аварии на ЧАЭС погибли и лишились здоровья миллионы людей

Утверждения о катастрофическом влиянии аварии на жизни сотен тысяч и даже миллионов человек часто фигурируют в СМИ и проникают даже в кое-какую научную литературу. Правда, чаще всего они встречаются в преамбулах статей, больше посвящённых другим аспектам аварии — там, где авторы выходят за рамки своей сферы компетенции и могут позволить себе некоторые вольности.

Основным научным трудом, где всерьёз приводилась такая оценка количества жертв, является выпущенная в 2007 году Нью-Йоркской академией наук книга «Чернобыль: последствия катастрофы для людей и окружающей среды», авторы которой оценивают общее число обусловленных катастрофой преждевременных смертей в 985 тысяч человек. К таким выводам авторы книги пришли, проанализировав смертность в подвергшихся загрязнению районах после аварии и сравнив её с показателями, фиксировавшимися до неё.

Данный подход был широко раскритикован другими исследователями. Широко известный принцип «После этого — не значит вследствие этого» авторами книги был напрочь упущен из внимания.

К примеру, даже в далёких от Чернобыля регионах бывшего СССР в конце 80-х и начале 90-х годов фиксируется массовый рост смертности и снижение продолжительности жизни (в Казахстане, к примеру, она уменьшилась с 68,6 до 64,5 лет, причём среди мужчин — с 63,8 до 59 лет). Это произошло в результате резкого падения уровня жизни, роста стрессов и других подобных факторов вне всякой связи с аварией на ЧАЭС, и очевидно, что жители пострадавших от загрязнения районам были подвержены этим факторам в той же степени.

Наиболее общепризнанным трудом в данной области считается доклад ВОЗ «Медицинские последствия Чернобыльской аварии и специальные программы здравоохранения», вышедший в 2006 году.

«Эпидемиологические исследования населения, проводимые начиная с 1986 года, к настоящему времени не выявили убедительных доказательств радиационно-индуцированного увеличения смертности от всех причин, и, в частности, от лейкоза, солидных раков (исключая рак щитовидной железы) и нераковых заболеваний», — говорится в документе. Так, исследования показывают, что у людей, эвакуированных из нынешней зоны отчуждения, заболеваемость раком по сравнению с жителями непострадавших территорий выросла на 0,1%, а у жителей территорий, не подвергавшихся отселению — на 0,5%. Даже у участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС вероятность заболеть раком выросла в среднем на 1%.

В другом докладе ВОЗ, опубликованном в 2005-м, общая численность людей, ушедших из жизни из-за болезней, вызванных облучением, оценивается в 4000 человек. В это число включены не только уже умершие на тот момент, но и те, кто скончается от последствий облучения позже.

Особняком во всех исследованиях выделяют рак щитовидной железы. Скачок заболеваемости им после аварии, в отличие от других онкозаболеваний, цитируем, «не подвергается сомнению». Так, только среди детей поражённых регионов зафиксировано около 4000 случаев рака щитовидки, по всей видимости, вызванных полученным после аварии облучением. К счастью, рак щитовидной железы относится к относительно лёгким онкозаболеваниям, и из этих 4000 умерли лишь 15, причём часть из них имела сопутствующие заболевания.

Чуть более сложная ситуация с нераковыми заболеваниями. Так, исследования, проведённые в России, показывают, что у ликвидаторов последствий аварии и эвакуированных лиц имеется статистическая склонность чаще страдать, например, ишемической болезнью сердца. Однако авторы доклада 2007 года призывают с осторожностью относиться к данным фактам, ведь развитие сердечно-сосудистых заболеваний вызывают, к примеру, стресс и плохие условиях жизни, с которыми так или иначе столкнулись практически все эвакуированные.

Исследования также не выявили дополнительного (по сравнению с непострадавшими от облучения регионами) сокращения рождаемости, роста детской смертности или случаев бесплодия. Уровень пороков развития и других отклонений также остаётся примерно одинаковым для пострадавших и непострадавших районов, и более того: в Украине, к примеру, незагрязнённые районы демонстрируют в целом худшую статистику.

Но даже официальные цифры, подтверждаемые медицинской статистикой, ужасны. 4000 смертей делают Чернобыль одной из самых разрушительных техногенных катастроф в истории человечества, и нет никакой добросовестной причины раздувать эту цифру сверх меры.

Миф № 2. Власти затягивали эвакуацию Припяти из конъюнктурных соображений

Это один из наиболее живучих чернобыльских мифов, обыгранный и в сериале «Чернобыль»: дескать, советские чиновники сознательно пожертвовали здоровьем жителей Припяти, чтобы избежать паники и распространения негативной информации. Однако затягивали ли эвакуацию на самом деле? Давайте попробуем разобраться.

По современным нормам радиационной безопасности (например, НРБ-99) эвакуацию населения положено проводить, когда у местных жителей существует опасность получить 50 рентген (0,5 зиверта, а точнее, грея) за сутки.

Существует достаточно известный документ: рассекреченная докладная записка КГБ УССР для сотрудников ЦК Компартии Украины. Об уровнях радиации в Припяти в ней говорится следующее: «По состоянию на 15:00 26 апреля этого года радиационная ситуация в районе аварии характеризуется уровнем радиации в отдельных районах Припяти от 2 до 4 микрорентген в секунду». 4 микрорентгена в секунду — это примерно 0,014 рентгена в час. И то — «на отдельных участках», а не во всём городе. Легко видеть, что указанные 50 рентген за 24 часа при таком уровне радиации не набираются.

И более того: до самого вечера 26 апреля считалось, что реактор цел, что произошёл взрыв где-то в системе охлаждения, в результате чего в атмосферу выбросило какое-то количество радиоактивного водяного пара — и только. А значит, со временем уровень радиации должен снижаться.

Однако взорвалась не система охлаждения, а точнее, не только она: взорвался весь реактор в целом, и в результате в атмосферу были выброшены огромные количества радиоактивной пыли, которые постепенно оседали на землю (мы подробно писали о вопросах, которые в те дни поставил мирный атом). Более того, чадящий реактор продолжал выбрасывать радиоактивные вещества в атмосферу: именно этот «радиоактивный пожар» гасили песком и свинцовыми болванками с вертолётов, о чём мы ещё поговорим. В итоге уровни радиации в Припяти не падали, а только росли. На 8:00 28 апреля уровни составляли уже 30-160 микрорентген в секунду — это уже существенно выше порога эвакуации. Но к тому моменту в городе уже никого не было: Припять эвакуировали к 17:00 27 апреля.

Изображение


Вот как описывал ситуацию в своих знаменитых плёнках академик Легасов — тот самый, которого героизировали создатели «Чернобыля»: «Медицина была ограничена сложившимися порядками, инструкциями, в соответствии с которыми эвакуация могла быть начата в том случае, если бы для гражданского населения существовала бы опасность получить 25 биологических рентген на человека в течении какого-то периода времени пребывания в этой зоне, и обязательной такая эвакуация становилась только в том случае, если бы былаугроза получения населением 75 биологических рентген на человека во время пребывания в пораженной зоне. А в интервале от 25 до 75 рентген право принять решение принадлежало местным органам. Вот в этих условиях и шли дискуссии. Где-то в 10 или 11 часов вечера 26-го апреля Борис Евдокимович (зампред Совмина СССР Борис Щербина, возглавлявший правительственную комиссию), прослушав нашу дискуссию, принял решение об обязательной эвакуации».

В общем, на «сознательное затягивание эвакуации» непохоже — похоже на попытку продумать оптимальную линию поведения в далеко неочевидной для принимающих решения ситуации.

Кстати о Легасове и его знаменитых аудиокассетах, которые в сериале он прячет в мусорном баке перед самоубийством. На самом деле ничего подобного не было: в реальности кассеты нашли возле тела Легасова в его квартире с пометкой, что предназначаются они журналисту газеты «Правда» Владимиру Губареву. Интересно, что кассеты к адресату попали: выдержки из них были опубликованы в «Правде» через два дня после самоубийства академика.

Миф № 3. Советские власти не располагали техническими ресурсами для ликвидации аварии или жалели их, в связи с чем сознательно посылали ликвидаторов на смерть

Данное весьма популярное заблуждение основывается на реальных фактах: ликвидаторы зачастую действительно убирали радиоактивную грязь чуть ли не голыми руками, о чём свидетельствуют многочисленные фото, видеозаписи и свидетельства очевидцев. Например, радиоактивный битум с крыши станции действительно зачастую просто вырубали топором и сгребали обычными лопатами.

Изображение

К сожалению, другого способа делать эту необходимую работу попросту не было.

На самом деле автоматика широко применялась на работах по ликвидации последствий аварии. Например, в наиболее «горячих» точках работали бульдозеры — и советские ДЭТ-250, и японские Komatsu («японцы» выгодно отличались тем, что завести их можно было на расстоянии — советскую технику приходилось заводить вручную, когда они глохли, что в высоких радиационных полях было не самым здоровым занятием).

Применялись и роботы, в том числе разработанные специально для Чернобыля Центральным научно-исследовательским институтом робототехники и технической кибернетики (РР-1, РР-2, РР-3, РР-Г1 и РР-Г2, ТР-А2, ТР-Б1, ТР-Б2, ТР-Г1 и ТР-Г2.), а также закупленные в других странах, например, MF-2 и MF-3.

Изображение


Увы, в сверхвысоких радиационных полях, то есть там, где роботы были нужнее всего, они были бесполезны: полупроводниковая техника даже более уязвима для радиации, чем человеческая плоть, и электронные «мозги» просто выходили из строя. Так что в самые опасные места шли всё-таки люди.

Их тоже не «бросали на смерть» бездумно: к примеру, на крыше 4 энергоблока разрешалось работать буквально (по секундомеру) 40 секунд, после чего ликвидатор подлежал «выводу в запас», набрав максимальную разрешённую дозу облучения.

Но многие ликвидаторы при этом рассказывают, что к нормативам, к сожалению, относились слишком свободно: их занижала администрация работ (чтобы избежать дополнительных выплат за переоблучение).

А параллельно учёные и инженеры изобретали более щадящие способы выполнения радиационно-опасных работ: например, тот же битум в конечном итоге додумались удалять с помощью «промокашек» — специальных полотен, пропитанных химическими реактивами. Их забрасывали на крышу с помощью кранов, давали «присохнуть» к покрытию, а затем «срывали» с помощью тех же кранов.

Даже сегодня, спустя три десятилетия после аварии на ЧАЭС, люди остаются главной силой при ликвидации последствий аварий на атомных станциях, причём даже в куда более развитых странах, о чём свидетельствует опыт аварии на АЭС «Фукусима-1».

Что же до упрёков в том, что ликвидаторам не выдавали защитные костюмы, за исключением респираторов и шапочек, закрывавших волосы, то здесь ситуация двоякая. Всерьёз защитить от гамма-облучения могут разве что толстые слои свинца, а такие костюмы весят немало. В результате уменьшается подвижность, и человек проводит в опасной зоне больше времени — а значит, получает большую дозу радиации. Поэтому в итоге от такой практики отказались, ограничиваясь мерами, призванными не дать радиоактивной пыли попасть внутрь организма. Впрочем, просвинцованные фартуки выдавались тем, кто участвовал в наиболее опасных работах, о чём свидетельствуют архивные фотографии.

Миф № 4. Почти все пожарные, приехавшие на станцию сразу после взрыва, погибли от радиации

На самом деле из 40 пожарных, прибывших на станцию сразу после взрыва, умерли шестеро. Остальные, получив огромные дозы радиации, зачастую превышавшие смертельные, выжили благодаря усилиям врачей. Так, командир расчёта СВПЧ-2 Леонид Телятников дожил до 2004 года (скончался в возрасте 70 лет), многие живы до сих пор.

Иная ситуация — с работниками станции, занимавшимися локализацией последствий аварии в ночь трагедии: откачивавших взрывоопасный водород и горючее масло, изолировавших 4-й энергоблок от имевшего общие с ним коммуникации 3-го, и (увы, бессмысленно) пытавшихся наладить подачу воды в реактор, которого к тому моменту уже не существовало, хотя тогда об этом ещё не знали. В течение нескольких недель после аварии скончались от полученных доз облучения 22 работника станции.

Непосредственно в результате взрыва погибли двое: оператор главных циркуляционных насосов Валерий Ходемчук, тело которого так и не нашли, а также инженер-наладчик систем автоматики Владимир Шашёнок, который скончался от полученных травм и ожогов в больнице утром 26 апреля.

Миф № 5. Ликвидаторы ящиками глушили водку

Очень распространён штамп о повальном пьянстве во время ликвидации аварии (в сериале от HBO тема также, что называется, раскрыта).

Но тут следует помнить, что в СССР тогда действовал сухой закон, а при ликвидации аварии за его выполнением следили особенно жёстко. По воспоминаниям ликвидаторов, за пьянку можно было не только пулей вылететь из Зоны, но и получить крупные проблемы по основному месту работы, лишиться партбилета и тому подобное — вплоть до уголовного преследования (как минимум один такой случай вспоминал Владимир Гребенюк — командир полка гражданской обороны, первым вошедшего в Чернобыль после аварии).

И такие драконовские меры были вовсе нелишними. Ликвидаторам приходилось работать в условиях полного напряжения всех сил организма. Водка и сама по себе притупляет внимание, а в сочетании с переутомлением и пребыванием на особо опасном объекте получается и вовсе взрывоопасное сочетание, чреватое гибелью людей.

Впрочем, это не значит, что алкоголя в Чернобыле не было вообще: люди остаются людьми, а слухи о том, что алкоголь способствует выведению радионуклидов, тогда были весьма распространены. Вне Зоны отчуждения, в том же Киеве, пили действительно лошадиными дозами. Было бы очень интересно посмотреть, что нанесло здоровью граждан больший вред: радиация или повальное пьянство?

Кстати, алкоголь от радиации не защищает. Некоторые (не все!) врачи указывают на то, что определенную пользу может принести красное вино, содержащее много антиоксидантов. Но и в этом смысле лучше употреблять, скажем, гранатовый сок: алкоголь лишь дополнительно ослабляет организм.

Но в массовом сознании слухи о пользе красного вина переросли в мнение о том, что «от радиации помогает водка». «Страна» подробно рассказывала об этом факте в реконструкции событий после аварии на ЧАЭС.

Миф № 6. Чернобыльская Зона отчуждения — радиоактивная пустошь, заражённая на тысячелетия

Оба эти утверждения не соответствуют действительности.

На сегодняшний день большинство радиоактивной «грязи», выброшенной из четвёртого реактора ЧАЭС, уже благополучно распалось естественным путём (то же самое, кстати, в общем и целом касается «тонн радиоактивного ила», якобы ждущих своего часа на дне Киевского моря). Уровни радиации в популярных среди туристов местах Зоны либо не превышают нормы в 0,3 микрозиверта в час, либо превышают её не настолько, чтобы представлять угрозу для здоровья даже при длительном пребывании.

Сеть камер, установленных в лесах Зоны отчуждения, показывает, что там кипит жизнь. В Рыжем лесу, одном из наиболее пострадавших от радиации мест Зоны, быстро растёт популяция рысей, лосей, зубров, медведей, выдр, бобров и прочих животных, практически не встречающихся на «чистой» территории.

Парадоксально, но факт: с точки зрения состояния дикой природы Зона выглядит сегодня более благополучно, чем многие другие регионы Украины.

Однако это не значит, что Зона безопасна. В конечном итоге, в нашем распоряжении имеется лишь отрывочная информация о жизни диких животных в зоне, и мы не имеем подробных данных о том, как отличается, к примеру, продолжительность их жизни и состояние здоровья от собратьев, проживающих на незагрязнённой территории.

В любом случае, говорить о новом заселении Зоны пока не приходится. Посреди вполне безопасного участка могут обнаруживаться места, где уровень радиации подскакивает в десятки и даже сотни раз: это могут быть, например, участки земли под водосточными трубами в Припяти, где десятилетиями скапливалась смываемая дождями радиоактивная грязь. В неприметных придорожных кустах может заваляться сильно загрязнённый фрагмент, от которого может «светить» до десятка рентген в час, и даже простой перекур в таком месте может иметь неприятные последствия для здоровья.

Изображение


Знаменитый «Факел» — одно из самых загрязнённых мест Чернобыльской зоны

Изображение


Фон у знака на въезде в Припять втрое выше нормы, но этот уровень не представляет особой угрозы

Порыв ветра не с той стороны, дождь или, скажем, лесной пожар может кардинально изменить радиационную обстановку, буквально только что бывшую вполне благополучной. Особенно если учесть, что в современной медицине считается, что абсолютно безопасных уровней радиации в принципе не существует, и любая «прибавка» к естественному фону крайне нежелательна.

Вернуться в Зону не в качестве туристов или рабочих-вахтовиков (жить там, пить местную воду, заниматься сельским хозяйством) люди смогут, вероятно, не ранее 300 лет. Но нужно ли это? И не проще ли оставить Зону уникальным памятником-заповедником? Решать этот вопрос ещё предстоит нашим потомкам.

Тем же, кто захочет посетить Зону в качестве туриста, рекомендуем не пренебрегать мерами предосторожности, чётко следовать указаниям гидов и не заниматься самодеятельностью — и всё будет хорошо.

Миф № 7. Авария на Чернобыльской АЭС доказывает, что от атомной энергетики нужно отказаться

Атомофобия, развившаяся после аварии на ЧАЭС получила новый мощный толчок после аварии на АЭС «Фукусима-1», и сегодня мнение о необходимости отказаться от этой технологии получения энергии вообще весьма распространено. Однако факты свидетельствуют о том, что отказ от АЭС будет иметь ужасающие последствия как экономического, так и экологического плана.

К примеру, угольные станции при работе в нормальном режиме выбрасывают в атмосферу даже большее количество радиоактивных частиц, чем атомные (в связи с содержанием в угле радиоактивных изотопов урана, радия, тория, свинца и других элементов), особенно на технически устаревших станциях с несовремеными системами улавливания сажи. И это — не считая обычного химического загрязнения окружающей среды, которого АЭС не дают вообще.

Альтернативная энергетика также не является решением проблемы. Во-первых, она дорога: в Украине, к примеру, 1 «солнечный» киловатт-час стоит почти 6,5 гривны, что вчетверо выше действующего тарифа на электроэнергию. К слову, этот тариф таков, потому что почти половину всего электричества в Украине вырабатывают атомные станции, стоимость 1 киловатт-часа для которых составляет порядка 60 копеек. Проще говоря, отказаться от АЭС означает столкнуться с существенным повышением стоимости электроэнергии, а полностью перейти на энергию из возобновляемых источников означает превратить её в предмет роскоши.

Уже не говоря о том, что «зелёное» электричество также далеко не идеально в плане экологии: хотя те же солнечные панели не загрязняют окружающую среду в ходе работы, их производство и, самое главное, утилизация сопряжены с серьёзными проблемами, ведь для их изготовления используются такие вещества, как свинец, кадмий, теллур, галлий и так далее. По оценкам учёных, к 2050 году на Земле накопится около 78 миллионов тонн токсичных отходов солнечной энергетики.

Что же до аварий, то в этом плане атомная энергетика мало отличается от других сфер деятельности человека: увы, стремясь создать для себя комфортную окружающую среду, мы также создали устройства, сбои в работе которых влекут за собой серьёзные опасности. Так, самой смертоносной аварией считается выброс метилизоцианата на химическом заводе в индийском Бхопале, унесший жизни более 18 тысяч человек. И хотя эта трагедия по своим масштабам оставляет Чернобыль далеко позади, метилизоцианат продолжают массово производить по всему миру, и особенных протестов это не вызывает.

«Мирный атом» будет неизбежным спутником человеческой цивилизации до тех пор, пока не изобретут более безопасных способов производить электроэнергию столь же эффективно.

https://buzina.org/g...I-euxVZr1zARSVM

Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#6 Вне сайта   298СД

298СД

    Активный участник

  • Пользователи
  • Репутация
    43
  • 2 133 сообщений
  • 3618 благодарностей
  • Откуда (страна, город):دمشق

Опубликовано 26 Апрель 2021 - 12:40

Там проблема в конструктиве реактора была, опустили графит неудачно. В этот момент на доли сикунды, при соприкосновении графита с твелами,  идет всплеск нейтронов, что и привело к умножении мощности. Система опускания стержней немного не дороботана......так, вспоминаю

Поблагодарили 1 раз:
Yorik

#7 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    81
  • 15 029 сообщений
  • 9271 благодарностей

Опубликовано 27 Апрель 2021 - 09:44

Спасибо
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse

  Тема Раздел Автор Статистика Последнее сообщение


0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.