Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

060_Краткая история Англии (от ухода римлян до Вильгельма Завоевателя)


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
22 ответов в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 11 Июнь 2013 - 10:24

Более трех веков насаждалась в Британии (кнутом и пряником) римская культура. И вот, когда бритты расслабились под действием высокой культуры, им пришлось столкнуться с суровой действительностью: Рим больше не мог обеспечивать их безопасность. Империя изнемогала в борьбе с франками, германцами, готами и прочими племенами. Для защиты уже Италии требовался каждый солдат. В начале V века остатки римских легионов покинули остров. Вожди бриттов обратились в Рим с просьбой о помощи в борьбе против наступающих племен пиктов и скоттов. Но в 409 году император Гонорий посоветовал им защищаться самим, насколько им это удастся, и 410 году последние римские отряды переправились в Галлию. Отвыкшие (не без помощи римлян) от сражений бритты не слишком преуспели в этой борьбе. Все осложнялось и междоусобными распрями среди бриттов, которые не прекращались и перед лицом такой страшной угрозы. Им пришлось искать союзников в своей борьбе с пиктами, или привлекать наемников.

Один из бриттских вождей (возможно, что он был вождем союза племен) по имени Вортигерн (именуемый в летописях королем) обратился за помощью к германским племенам. Пусти лису в курятник! Правда, летописец VI века Гильдас по этому поводу писал:

"Яростные саксы... были допущены на остров, как множество волков в стадо овец, чтобы защищать их от северных народов!"


Первые, но еще немногочисленные, германские поселения появились в Британии уже в середине IV века. Так что Вортигерн знал, к кому обращался! В виде платы за службу наемникам были обещаны земли для поселения. Это предложение заинтересовало в разное время племена саксов, англов и ютов. Вот как описывает это событие английский писатель и ученый VIII века Бэда Достопочтенный:

"Получив от короля приглашение, племя англов, или саксов, отправляется на трех кораблях в Британию и занимает для стоянки место в восточной части острова по приказу того же короля, как бы собираясь сражаться за родину, а на самом деле - для ее завоевания... Говорят, что их предводителями были два брата, Хенгест и Хорса; Хорса позднее был убит на войне с бриттами, и в восточной части Кента до сих пор есть памятник в его честь".


Высадку саксов (или ютов) на острове Танет в устье Темзы обычно датируют 449 годом. Указывая наемникам место для стоянки, бритты подумали и о собственной безопасности: саксы были изолированы на острове, переправы с которого контролировали на берегу крепости Ричборо и Рекулвер. Отряды саксов легко отразили угрозу пиктов, Они в нескольких сражениях разбили их отряды и загнали пиктов обратно на север. Тут-то бритты и поняли всю опрометчивость своего поступка, но было уже поздно!
Численность войска Хенгеста постоянно возрастала, и между бриттами и саксами (или ютами) начались распри. Они шли из-за снабжения войска припасами, из-за земель для поселения, которые бритты не спешили давать и т.д.

В 455 году Хенгест пригрозил бриттам войною, и это не было пустой угрозой. Волки почуяли свежатинку! Но вначале надо было обеспечить себе безопасную переправу на берег. Ведь единственным сухопутным путем с Танета на берег был брод, проходимый лишь при отливе. Внезапным броском отряд ютов (или саксов) высадился на отмели Эббсфлит, около Ричборо, обошел крепость и перерезал дорогу на Лондон. На пути у них стала крепость Рочестер, которая контролировала дорогу на Лондон. Хенгест не рискнул связываться с крепостью и повернул свой отряд на юг. Пока бритты собирали свои силу, Хенгест уже вышел к броду у деревушки Элсфорд, где и произошла первая битва с хозяевами острова. Подробности сражения нам неизвестны. Хронист написал, что бритты

"бежали от англов (вот, даже, как!), как от огня".

Когда исход сражения был уже решен, погиб в бою брат Хенгеста, Хорса. Сохранившаяся куча камней, называемая Horstead, связывается с тех пор с памятью об этом вожде. Контроль над бродом был установлен, и уже ничто не могло остановить победоносное движение саксов (или ютов). Практически сразу же был установлен контроль над восточным Кентом, что явилось прологом к завоеванию Британии.

Не надо думать, что это произошло так уж мгновенно. Для покорения Кента потребовалось около двадцати лет. Большая часть бриттов покинула Кент и отошла к Лондону только после второго сражения у прохода Крэй. Они еще предпринимали многократные попытки вернуться, но только после решительного поражения при Уппледсфлите в 465 году большая часть Кента окончательно осталась в руках завоевателей, и только на юге, на побережье еще оставалась полоса поселений, где еще держались бритты. Но через восемь лет с ними было покончено. Последней пала крепость Лаймн, развалины которой сохранились и до наших дней.
Бритты больше не оказывали своим врагам сколько-нибудь значительного сопротивления. Началась резня, от которой состоятельные граждане Кента, а потом и других провинций, спасались за морем, на материке. Простые граждане пытались укрыться в лесах и на горах, но голод быстро выгонял их оттуда на милость победителей. А милости не было! Теперь это назвали бы геноцидом, но в те времена такое обращение с побежденным и покоренным народом было в порядке вещей. Даже в церквях нельзя было найти укрытия от преследований завоевателей: Они поджигали или разрушали церкви и убивали священников.

Начало следующей волны захватчиков датируют обычно 477 годом. Этих уже никто не приглашал: они прибыли в Британию, привлеченные слухами о легкой и богатой добыче и плодородных землях. Захватчики стремились поселиться на местах с плодородными почвами и избегали горных и болотистых мест. Но здесь уже жили бритты. Поэтому нашествие германских племен носило столь кровавый характер. Бритты отчаянно сопротивлялись, но сила была уже не на их стороне. Новые отряды высаживались в юго-восточной и восточной Британии. На южном побережье Кента, неподалеку от Гастингса, находилась крепость Андерида, которая контролировала прибрежную зону. В 491 году саксы взяли эту крепость, что привело в скором времени к образованию королевства южных саксов. Летописец бесстрастно зафиксировал:

"Элла и Кисса осадили Андериду и истребили всех жителей, так что в живых не осталось ни одного бритта".


Другое племя саксов в это же, примерно, время истребляло бриттов к северу от устья Темзы в долинах Колна и Стаура, что привело к образованию территории восточных саксов. К северу от Стаура, на территории известной теперь как Восточная Англия, покорение бриттов проводилось племенем, которое поглотило вскоре названия саксов и ютов: Это были англы. Первые территории, на которых они закрепились, носили названия North Folk и South Folk, которые легко узнаются в теперешних Норфолке и Саффолке. К концу V века весь берег от залива Уош до Саутгемптона был в руках захватчиков, но в глубь страны они мало где смогли проникнуть. Огромные болота и дремучие леса удерживали захватчиков почти везде в пределах узкой прибрежной полосы.
Массовая колонизация южной, восточной и средней Англии продолжалась до середины VI века. К началу 80-х годов нашего века было открыто более 1500 могильников с более чем 50000 захоронений, относящихся ко времени до 600 года. Попытаемся коротко описать, как шел процесс покорения Британии. Источников по этому вопросу крайне мало, поэтому изложение событий носит отрывочный и фрагментарный характер.

Наиболее естественным путем вглубь острова были реки. Но Темза была защищена Лондоном и прикрывавшими его крепостями, и прорваться здесь было трудно. Попытки проникнуть по рекам, лежащим севернее Уоша, пока оказались неудачными, а вот с южного берега Британии удалось проникнуть вглубь страны. В районе Саутгемптона саксы начали проникать вглубь страны по рекам, впадавшим в Ла-Манш.

Саксы, которыми командовали Кердик и Кинрик (Кюнрик), высадились несколько западнее земли, захваченной отрядами Элла, и двинулись в сторону крупной жертвы - Винчестера. Бритты собрали внушительные силы, но были разгромлены: по сакским источникам погибло около пяти тысяч бриттов. Путь в глубь страны был открыт! В 519 году саксы одержали крупную победу при Чарфорде, после которой Кердрик был коронован, как король западных саксов. Чуть позже это государство стало называться Уэссекс, и оно сыграло важнейшую роль в дальнейшей судьбе острова. Но дальнейшее продвижение саксов вдруг затормозилось. Считается, что в 520 году бритты одержали крупную победу над западными саксами при Маунт-Бадоне и на 30 лет приостановили их дальнейшее продвижение. Подробности этого сражения нам, к сожалению, неизвестны. Записанные сказания бриттов носят явно легендарный характер, а сакские источники вообще молчат об этом эпизоде. Но ведь случилось же что-то, что приостановило экспансию саксов!

Известно лишь, что Кюнрик, который правил после Кердика с 535 года, продолжил завоевания лишь в 552 году. Но темп сразу же был взят очень хороший! Захватив прикрывавшую проходы еще римскую крепость Старый Сарум, саксы прорвались в Уилтшир, захватили его и двинулись к северу. Разгромив затем войско бриттов при Бэрбери Хиллс, саксы стали контролировать всю равнину Мальборо. Но эта местность показалась саксам достаточно пустынной, и они повернули отсюда на восток, вторглись на плодородные земли современного Беркшира. А после победы при Уимблдоне вся территория нынешнего Сэррея оказалась в подчинении западных саксов и была присоединена к королевству Уэссекс. Так складывалась территория этого королевства.

Следует помнить, что данные источников противоречивы и запутаны. Особенно это касается имен правителей, а иногда и последовательности событий. Несколько позже я приведу один из вариантов списка королей Уэссекса, а затем и Англии, но в источниках иногда встречаются имена и других королей. Впрочем, может быть, так называли просто предводителей крупных отрядов? Вопросы, вопросы... Так упоминается, что король Кутвульф захватил территорию оксфордского и бэкингемского графств (в нынешних границах), но в списке королей его нет.

Удовлетворив свои аппетиты на восточном направлении, саксы вспомнили, что они все-таки западные саксы, и двинулись вверх по течению реки Северн. Несколько близлежащих бриттских городов, таких как Глостер, Бат и другие, объединились для отпора захватчикам и выступили против них. Но новый король Уэссекса, Кевлин, в 577 году при Дэргеме разгромил бриттов, и почти вся долина Северна оказалась в их распоряжении. Правда, следует заметить, что саксы никогда не проникали слишком далеко на запад от этой реки. Однако на север они рванули и дошли до Честера, уничтожив по пути римский город Урикониум. Но тут саксов постигла неудача: они потерпели поражение и откатились к югу. Источники, восходящие к саксам молчат о причинах отхода, а мы гадать о том, что там произошло, тоже не будем. Сохранилась лишь бриттская песнь о гибели Урикониума, в которой есть слова о том, что дворец короля

"остался без очага, без света и без песен",

и

"мертвая тишина города теперь нарушается лишь клекотом орла, напившегося крови из сердца прекрасного и благородного Кинделейна".

В такой форме до нас дошло имя одного из бриттских королей.

В нижнем течении Северна, в районе Глостера, образовалось королевство Хвикке, а несколько севернее, вокруг Вустера, - королевство Магон-Сэтан. Напомню, что южнее Темзы, кроме Уэссекса, существовали уже королевства Сассекс (потомки Элла) и Кент (сыновья Хенгеста), а севернее Темзы - Эссекс и Восточная Англия. Корнуолл и Уэльс оставались под контролем бриттов. Но оставим на время саксов и перенесемся в другую часть Британии.

О покорении Средней Британии и Севера страны известно намного меньше, чем о покорении Юга. И здесь для проникновения внутрь страны завоеватели использовали реки, в частности реки, впадающие в залив Хамбер. По ним захватчики могли легко проникнуть в самое сердце страны. При римском господстве центром политической и общественной жизни была обширная область к югу от Хамбера, а Йорк был столицей острова, так как в нем жил римский префект. Римские солдаты надежно прикрывали стену, отделявшую цивилизованную часть острова от набегов диких пиктов и скоттов. Под такой защитой земля покрылась богатыми городами и усадьбами, распаханные поля давали обильные урожаи, а на выпасах мирно гуляли тучные стада. (Прошу прощения за такой высокий стиль, но это для контраста.) Очевидно, англы, а так называли себя захватчики, которые вторглись в эту часть Британии, хорошо знали о богатстве этой земли.

Часть англских отрядов отправилась из Хамбера на юг, вверх по течению Трента, захватывая окрестные земли. Они достигли Лестера, затем верховьев реки Трент и расположились вокруг Личфилда и Рейтона. Последние земли находились на границе владений англов и бриттов, которые были вытеснены в Уэльс. Это государство стало называться королевство Мерсия (от марка - пограничная земля). А в нижнем течении Трента образовалось королевство Линдсей. Другая часть отрядов двинулась из Хамбера вдоль долины реки Уз в самую глубину йоркских равнин и основала там королевство Дейра к северу от Йорка. В ходе борьбы с бриттами был полностью разрушен Йорк, а по течению Уза англы прошли, как говорится, "огнем и мечем". А в низовьях реки Уз они основали королевство Элмет.

На севере англы достигли залива Ферт-оф-Форт, а также двинулись по течению Твида. Вождь Ида прибыл на пятидесяти судах, построил свою столицу на горе Бамборо и основал королевство Берника. Покоряя окрестные земли, он повсюду встречал упорное сопротивление, но ему удалось вытеснить бриттов на запад от Твида. После этого началась борьба между королевствами Дейра и Берника, которая закончилась тем, что король Берники Этельрик объединил оба королевства под своей властью. Новое королевство стало называться Нортумбрия.

К середине VI века почти вся Южная, Средняя и Восточная Англия оказались покорены захватчиками. Но не следует думать, что на завоеванных землях бритты были полностью истреблены. Нет, оставались некоторые бриттские поселения и места компактного проживания бриттов, обнаружено большое количество пахотных земель, которые обрабатывались по кельтским, а не германским, обычаям. Но самые лучшие земли, естественно, обрели новых хозяев. Саксы и англы в процессе покорения острова разрушили множество церквей и убили большое количество священников. Однако саксы не проводили политики тотального уничтожения церквей, а через некоторое время правители южных королевств приняли христианство. Иная ситуация сложилась на землях, завоеванных англами: здесь христианство было полностью уничтожено, а завоеватели еще долго оставались язычниками.
На территории острова было образовано, примерно, полтора десятка независимых королевств, которые немедленно вступили в борьбу между собой.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 15 Июнь 2013 - 11:34

Как я уже упоминал, к середине VI века на территории Англии образовалось около полутора десятка варварских королевств. Их так часто называют из-за отсутствия четкой структуры государственной власти. Эти королевства сразу же начали соперничество и войны между собой. Часто междоусобные войны велись даже еще до полного покорения бриттов. Так, например, произошло у западных саксов в землях прилегающих к долине реки Северн. Это позволило бриттам закрепиться на некоторых землях и образовать там свои королевства, которые еще долго сопротивлялись завоевателям. На полуострове Корнуолл образовалось даже два бриттских королевства - Домнония и Корнубия. На северо-западе образовались королевства Стратклуд и Кумбрия, которые долго успешно боролись как с Нортумбрией, так и с пиктами на севере. Валлийцы и оттесненные сюда же бритты, хоть и были разделены на множество враждовавших между собой княжеств, также отстояли свою свободу. С севера для саксов постоянную угрозу несли набеги скоттов и пиктов с территории современной Шотландии.

Но завоеватели часто пренебрегали существованием бриттов и увлеченно принялись выяснять отношения между собой. Подробности этой борьбы мало известны, но к концу VI века уцелело только семь королевств (или историки любят говорить о семи королевствах и долго называли, да иногда и сейчас называют, этот период истории Англии эпохой саксонской Гептархии). На юге это были Эссекс, Сассекс и Уэссекс, на юго-востоке - Кент, в центре - Мерсия, Восточная Англия и Нортумбрия. Но период взаимной борьбы сопровождался и различными союзами и объединениями, члены королевских семейств и высшей знати вступали в перекрестные браки, выравнивались культурные, языковые и правовые различия между королевствами. Так что вскоре все жители этих королевств стали называться саксами или англами, а к VIII веку уже стало широко употребляться название англы для всех жителей этих королевств, а их язык тоже стал называться англским.

Одновременно с этим происходило распространение христианства среди завоевателей, а также становление и укрепление института королевской власти. Обычный племенной вождь превратился в короля, которого вначале можно было изгнать или убить, если его действия наносили вред обществу. В VII веке личность короля охраняется от посягательств на насилие и убийство так же, как и личность любого свободного человека, штрафом или вергельдом, только более значительного размера. Это уже говорило об особом статусе короля, о его возвышении не только над народом, но и над знатью. Так в 774 году был смещен король Нортумбрии Эльхерд, а в 757 году король Уэссекса Сигеберхт был смещен советом знати "по причине неправедных дел". Но уже в X веке церковный писатель Эльфрик утверждал, что король не может быть низвергнут

"после того, как он коронован. Он имеет власть над людьми, и они не могут сбросить его ярмо со своих вый".


Также обстояло дело и с престолонаследованием. Вначале совсем не обязательно старший сын наследовал королю. Новым королем мог стать любой из сыновей покойного короля, а также его брат или племянник (даже при наличии сыновей). Часто еще при своей жизни король назначал себе наследника. Но к X веку, в основном, закрепилось право старшего сына на престол.

Для иллюстрации я приведу список королей Уэссекса с указанием степени родства и дат правления. Имейте в виду, что это одна из возможных реконструкций списка королей, так как источников мало, и они часто противоречат друг другу. Изучение такого списка может быть несколько вас и утомит, но лучше поможет уяснить права и практику наследования. Желающие могут пропустить весь этот список.

1.Кердик (ум. 534).
2.Кюнрик (535 - 560). Степень родства установить трудно: вероятны любые гипотезы - от брата до внука.
3.Кеавлин (560 - 592). Сын Кюнрика.
4.Кеол (592 - 597). Племянник Кеавлина, сын его брата Куда.
5.Кеолвульф (597 - 611). Брат Кеола.
6.Кюнегильс (611 - 641). Сын Кеолвульфа.
7.Кенвеалх (641 - 671). Сын Кюнегильса. Его соправителем был
8.Кенберхт (ум. 661). Правнук Кеавлина (№3), внук от его сына Куда.
9.Сеаксбурх (672 - 673). Жена Кенвеалха (№7).
10.Эсквине (674 - 676). Праправнук Кеолвульфа, брата Кеавлина (№3), а не сына Куды.
11.Кентвине (676 - 685). Брат Кенвеалха (№7).
12.Кеадвалла (685 - 688). Сын Кенберхта (№8).
13.Инэ (688 - 726). Потомок Кеавлина (№3) по прямой линии в 5-м поколении от его сына Кудвинне.
14.Этельхеард (726 - 740). Из рода Кердика.
15.Кудред (740 - 756). Родственник Этельхеарда.
16.Сигеберхт (756 - 757). Из рода Кердика.
17.Кюневульф (757 - 786). Из рода Кердика.
18.Брихтрик (786 - 802). Из рода Кердика.
19.Эгберт (802 - 839). Потомок Кеавлина (№3) в девятом поколении.
20.Этельвульф (839 - 858). Сын Эгберта. Наконец-то!
21.Этельбальд (858 - 860). Сын Этельвульфа.
22.Этельберт (860 - 865). Брат Этельбальда.
23.Этельред (865 - 871). Брат Этельбальда.
24.Альфред Великий (871 - 899). Брат Этельбальда.
Следует отметить, что еще два сына Этельвульфа были королями, но в других королевствах. Это Этельстан, король Кента (839 - 851) и Этельсвид, король Мерсии; годы правления неизвестны.
25.Эдуард Старший (899 - 924). Сын Альфреда.
26.Этельстан (924 - 939). Сын Эдуарда.
27.Эдмунд (939 - 946). Брат Этельстана.
28.Эадред (946 - 955). Брат Этельстана.
29.Эадвинг (955 - 959). Сын Эдмунда.
30.Эдгар (959 - 975). Сын Эадвинга.
31.Эдуард Мученик (975 - 978). Сын Эдгара.
32.Этельред Нерешительный (978 - 1016). Брат Эдуарда Мученика.
33.Эдмунд Железнобокий (23.04 - 30.11.1016). Сын Этельреда.
34.Кнут (1016 - 1035). Муж Эльвгиву (Эммы), вдовы Этельреда Нерешительного. Кнут, кроме того, становился королем Дании (1018 - 1035) и королем Норвегии (1030 - 1035).
35.Хардакнут (1035 - 1042). Сын Кнута и Эльвгиву.
36.Эдуард Исповедник (1042 - 1066). Сын Этельреда Нерешительного (�32) и Эльвгиву.
Потом пришел Вильгельм Завоеватель и всех прогнал!

Примерно такая же картина наследования титула была и в других королевствах. Очевидно, что в этот период титул короля рассматривался еще как прерогатива какого-то рода в целом, а не одного какого-нибудь лица. Любой член рода мог претендовать на этот титул, что и привело к многочисленным распрям внутри королевств, а многочисленные перекрестные браки королевских семейств - к войнам между ними.

Позволю себе еще несколько слов о развитии и укреплении королевской власти. Уже с VII века король был высшей судебной инстанцией, а за некоторые преступления мог карать смертной казнью (например, вора, пойманного с поличным). Король мог распоряжаться свободой и изменять социальный статус своих подданных, как рядовых общинников, так и знати.

Королю уже не требуются свидетели, он не должен приносить присяги в суде. Эти процессы происходили в VII-VIII веках. В середине VIII века королевская власть уже начинает освящаться авторитетом церкви: в королевстве Мерсия в правление короля Оффы была введена церемония помазания на царство и вручения атрибутов власти. Тогда же впервые появляется формула "король Божьей милостью". А уже в IX веке Альфред Великий обосновывает правомерность земельных пожалований "данной Богом властью".

Он же вводит в судебник статью, которая уже полностью обособляет статус короля:

"Если кто-нибудь злоумышляет против жизни короля лично сам или посредством предоставления убежища изгнаннику или одному из его людей, то он возместит своей жизнью и всем, что имеет".

Убийство короля выходит за рамки обычных преступлений, так как теперь речь идет уже не о денежной компенсации, как прежде, а о смертной казни преступника.

Но процессы укрепления королевской власти наталкивались на сопротивление как внутри государства, так и от благодарных соседей. Для подавления внутренних и отражения внешних врагов короли располагали уже значительными вооруженными силами, основу которых составляли дружины, состоявшие уже из профессиональных воинов. Но эти профессиональные воины, получавшие от короля плату и земельные наделы, были еще лично крепко с ним связаны. Младшие дружинники, гезиты, обычно жили в королевских бургах, и часто выполняли функции королевских чиновников. Более знатные дружинники, тэны, как правило, имели землю, и часть времени проводили в своих поместьях, находясь при короле в обусловленные сроки, а также во время военных действий.

Чтобы показать степень преданности дружины королю, приведу пример из Саксонской летописи за 786 год. Против уэссекского короля Кюневульфа был организован заговор среди членов его рода (каждый из членов которого, как я уже говорил, мог претендовать на корону). Этелинг Кинегард (этелинг - это член королевской фамилии) убил короля и захватил его замок. Тэны Кюневульфа, которые были поблизости, узнали о бунте и сразу примчались в замок для защиты короля. Здесь Кинегард объявил им о смерти короля, предложил им сложить оружие и обещал жизнь, службу и деньги, но ни один из них не согласился. Они накинулись на этелинга и его отряд и сражались до тех пор, пока все не погибли. На следующее утро к замку прибыли все остальные тэны и осадили замок. Кинегард заперся в замке и стал уговаривать дружинников убитого короля, чтобы они сами взяли сколько хотят денег и земли, но позволили ему стать королем. В качестве примера Кинегард стал приводить дружинникам имена их родственников, которые собрались в замке, примкнули к нему и не хотят его покидать. На это тэны ответили:

"Нет у нас родни дороже нашего короля, и мы не пойдем за его убийцей".

Дружинники этелинга со стен стали кричать:

"Уходите с миром! Так мы предлагали и товарищам вашим, которые были с королем".

Королевская дружина ответила:

"Не хотим слушать вас, как не слушали вас и наши товарищи, которых вы убили вместе с королем".

Начался штурм замка. Тэны, ослепленные ненавистью к убийцам короля, ворвались в замок, убили этелинга Кинегарда и всех его людей. Подобную дружину нельзя было подкупить, но, наверно, убитый король заслуживал такую преданность дружины.

Заканчивая разговор о королевской власти, хочу сказать, что правитель королевства, добившийся господствующего положения на острове, получал титул Bretwald - "правитель Британии". Этот титул не был номинальным: он давал право на дань от отдельных королевств (тем самым их правители признавали свою зависимость от Bretwald'а), право на крупные земельные пожалования, короли должны были время от времени собираться при дворе "правителя Британии", а во время войн оказывать ему вооруженную помощь. Саксонская хроника под 829 годом отмечает восемь правителей, которые были настолько могущественны, чтобы завоевать этот титул.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
Shurf

#3 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 19 Июнь 2013 - 09:53

Если я еще буду рассказывать о распространении христианства в Англии, то, боюсь, что этот очерк никто не дочитает до конца. Поэтому вернемся к истории ранних английских королевств. В конце VI века соперничество между королевствами Берника и Дейра привело к значительному ослаблению как обоих королевств, так и всего англского влияния на севере. Так продолжалось до тех пор, пока король Берники Этельрик не присоединил в 588 году королевство Дейра к Бернике, после чего образовалось королевство Нортумбрия.

Одновременно на юге временно возросло значение Кента (а может быть об этом говорят лишь в свете последующих событий). Утверждается, что король Кента Этельберт распространил свою гегемонию на Мидлэссекс, Эссекс, Восточную Англию и Мерсию до Хамбера и Трента. Если это правда, то Этельберт создал очень большое государство. Только куда оно потом исчезло? А приписывают Этельберту такие подвиги потому, что в его правление в Англию прибыл из Рима аббат Августин (Он высадился на острове Танет! Да! Да! На том же самом, что и первые завоеватели!) в 602 году, поселился в Кентербери, основал первое епископство и стал распространять христианство среди англов и саксов. А Кентербери с тех пор стал местом пребывания примаса английской церкви.

Но господство Кента на юге было недолгим, так как его сокрушил король Восточной Англии Редволд. В результате образовалась система из трех крупных королевств, Нортумбрии, Мерсии и Уэссекса, которые попеременно боролись за гегемонию на острове. Вначале несомненное превосходство имела Нортумбрия. После того как в 593 году Этельрику наследовал Этельфрит, англы усилили натиск на бриттов. После битвы при Декзастане в 603 году силы северных бриттов были значительно подорваны. По восточному берегу Нортумбрия распространила свои территории от Хамбера до Форта. На западе в центре внимания Этельфрита оказался Честер. В нескольких милях от Честера находился монастырь Бангор, в котором собралось до двух тысяч монахов. Они после трехдневного поста и молитв последовали за армией бриттов на поле сражения. Этельфрит принял молящихся и возносящих к небесам руки монахов за каких-то магов или волшебников, что не улучшило его к ним отношения. Приближенные обратили его внимание на то, что они безоружны. На это король обратился к дружине:

"Носят они оружие или нет, но они наши враги, раз они взывают к своему богу против нас".


В последовавшей битве бритты были разбиты, а монахи пали первыми. Вскоре после этой победы был захвачен и остров Англси. Теперь владения бриттов в западной части Англии уже не составляли единой полосы, так как стратклудские бритты были отрезаны от своих соплеменников в Уэльсе.

После этих побед уже не было смысла говорить о противостоянии саксов и бриттов. Нортумбрия воевала теперь со Статклудом и Кумбрией, Мерсия воевала с княжествами на территории современного Уэльса, А Уэссекс боролся с Домнонией и Корнубией.
Уладив дела с бриттами, Этельфрит стал поглядывать на южную границу и думать о новых завоеваниях. Повод для войны нашелся очень быстро: один из родственников короля, Эдвин, спасая свою жизнь, бежал в Восточную Англию и нашел убежище при дворе короля Редволда. Началась война, но в битве на берегах реки Айдл Этельфриту изменила удача, и он был убит. Короли тоже смертны. Редволд отпустил Эдвина домой, и тот стал новым королем Нортумбрии. Если бы Редволд мог предвидеть свое будущее, он бы пренебрег долгом гостеприимства и не выпустил Эдвина. Но!.. Отпустил, да еще с почетом!

Эдвин быстро освоился на троне. Быстро наведя порядок в стране, он врезал по пиктам, надолго отбив у них охоту смотреть на юг, показал железную руку бриттам, а потом тоже посмотрел на юг. Картина ему понравилась, и Эдвин послал свои войска в Среднюю Англию, которая довольно быстро ему покорилась. Ау! Редволд! Затем Эдвин заключил тесный союз с Кентом, женившись на сестре кентского короля. После заключения этого союза была присоединена Восточная Англия, и остался лишь раздираемый смутами Уэссекс.

У Бэды Достопочтенного сохранился любопытный рассказ о том, как правители Уэссекса пытались остановить Эдвина, не надеясь на военную силу. Как-то на Пасху к Эдвину прибыл послом от уэссекского короля некто Эймер. Во время аудиенции Эймер выхватил из-под одежды длинный кинжал и бросился на Эдвина. Королевский охранник Лилла прикрыл Эдвина своим телом, но удар был настолько силен, что кинжал проткнул Лиллу насквозь и достал даже Эдвина. Король быстро оправился от своей раны (что стало с Эймером можно не уточнять), собрал войско и двинулся покорять Уэссекс. Король Уэссекса признал свою зависимость от Эдвина, все несогласные были перебиты (действенный способ убеждения), а Эдвин с победой вернулся домой. Нортумбрия достигла вершины своего могущества: вся Англия, кроме Кента, признала его власть, а Кент был связан с ним по-родственному.

Эдвин взялся теперь за гражданское устройство своего государства. Он очистил дороги от разбойников, устроил по трактам источники воды, обозначенные специальными знаками. У каждого источника для удобства путников находилась медная кружка. Сообщения внутри королевства стали настолько безопасными, что в это время родилась поговорка:

"При короле Эдвине женщина с ребенком могла безопасно пройти от одного края его королевства до другого".


На севере нортумбрийских владений был основан город Эдвина - Эдинбург, как опорный пункт для отражения набегов пиктов. В Честере был выстроен флот, который захватил острова Мэн и Англси. Эдвин сам принял христианство и способствовал его проповеди в своих владениях. Правь, Эдвин! Но не все было так гладко. Старые боги не собирались уходить без боя! Король Восточной Англии Редволд поклонялся одновременно и Христу, и старым богам: языческие алтари часто стояли в христианских храмах. Сам Редволд хоть и сидел тихо, но интриговал против Эдвина.

Но настоящим центром противостояния Нортумбрии стала Мерсия. Ее король Пенда увидел средство не только добиться независимости, но и расширить свои владения. Этим средством он считал укрепление веры в старых богов. Религиозная оппозиция помогла! Под лозунгом возврата к богам предков он завоевал часть Средней Англии до Лейстера, Южную Умбрию и даже оттяпал у Уэссекса владения по Северну. Но открыто выступить против Нортумбрии он еще не решался. Он заключил союз с одним из валлийских королей Кадваллоном для совместных действий против Эдвина. Бриттов не надо было долго уговаривать: разгром у Честера не был еще забыт! Соперничающие армии сошлись у Гетфилда, и здесь удача изменила славному королю Эдвину: его армия была разбита, а сам он пал в сражении.

Смерть Эдвина вызвала смуту в Нортумбрии, чем воспользовались Пенда и Кадваллон. Пенда решил окончательно завоевать Восточную Англию, где новый король Сигеберт принял христианство, что, впрочем, не прибавило ему мужества. Узнав о приближении Пенды, Сигеберт бросил трон и укрылся в монастыре. Народ возмутился и вытащил его из монастыря, так как верил, что присутствие короля принесет их армии милость неба. Король-монах стал во главе армии, но в руках у него были только посох и крест. Дружина была деморализована таким поведением своего предводителя, которого убили в самом же начале сражения. Войско бежало, и вся Восточная Англия подчинилась Пенде.

Между тем Кадваллон, которого называют последним героем бриттов, занялся опустошением территории бывшего королевства Дейра и даже захватил Йорк. Но это торжество бриттов оказалось недолговечным. Королем Нортумбрии стал Освальд, второй сын Этельфрида. Он собрал небольшую армию и расположился около Римской Стены. Предание гласит, что Освальд перед сражением взял в руки большой крест и велел своим солдатам вырыть большую яму для его водружения. Затем он пал на колени и велел своему войску молиться "Богу живому". Воодушевленное войско нортумбрийцев выдержало натиск бриттов и перешло в контратаку. А после гибели Кадваллона бритты обратились в бегство. Эта битва у Римской Стены в 635 году получила впоследствии название "битва на небесном поле".
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#4 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 04 Июль 2013 - 12:27

Могущество Освальда (и Нортумбрии) опять распространилось почти на весь остров. Освальд был не только сам очень благочестивым королем, но и лично способствовал распространению христианства в Англии. Он часто в присутствии миссионеров убеждал своих тэнов принять христианство. Церковное предание говорит, что король Уэссекса Кенвеалх принял христианство в присутствии Освальда. А однажды Освальд обедал с епископом Айданом и послал одного из своих тэнов раздать народу милостыню. Тэн вернулся и сказал, что на улице стоит целая толпа голодных людей. Тогда Освальд велел отнести народу еще нетронутые кушанья, а также разбить на куски серебряную посуду и также раздать их бедным. Епископ Айдан схватил короля за руку, благословил ее и воскликнул:

"Да не состарится никогда рука сия!"


Семь лет Освальд копил силы и укреплял господство Нортумбрии, но занозой сидел в сердце Англии язычник Пенда. Пенда и так захватил слишком много - Восточную Англию Освальд ему не простил, - но он еще и активно боролся с христианством. Формальным поводом для выступления Освальд избрал освобождение Восточной Англии от власти Пенды. Но в сражении при Мазерфелде в 642 году армия нортумбрийцев была разбита, а Освальд пал на поле боя. Тело Освальда было разрезано на куски, которые Пенда приказал насадить на колья. Легенда гласит, что когда все части тела Освальда почернели и разложились, нетронутой тлением осталась лишь его "белая рука", которую благословил епископ Айдан. (Почему же он не благословил всего короля?)

Несколько лет после этой победы Пенда господствовал в Англии. Уэссекс признал господство Мерсии, а его король отрекся от христианства и женился на сестре Пенды. Даже бывшая Дейра признала господство Пенды, и лишь Берника на севере не уступала. Пенда каждый год пытался проникнуть все дальше на север, и достиг неприступной крепости Бамборо, построенной на скале. После нескольких попыток, Пенда понял, что взять город приступом не удастся. Тогда он приказал разбирать на бревна избушки окрестных деревушек и обкладывать ими скалу. Когда подул благоприятный ветер, Пенда приказал зажечь огонь. В это время Айдан сидел в своей келье на острове Фарн и увидел стелющийся над городом дым. Он воскликнул:

"О, Господи! Взгляни, что делает злой Пенда!"

Нортумбрийская легенда говорит, что после этих слов ветер переменился и погнал огонь на лагерь Пенды. Враги вынуждены были уступить. Берника осталась независимой и христианской.

Но христианство укрепляло свои позиции по всей Англии. Сын Пенды, которого отец поставил королем Средней Англии, сам принял христианство и пустил проповедников в свое королевство. Старый Пенда не стал этому препятствовать, хотя сам до конца жизни оставался верен отеческим богам. Король Уэссекса также вернулся в христианство. Стало возрастать и могущество Нортумбрии, в которой после гибели Освальда был коронован Освью. Она быстро отвоевала Дейру и стала расширяться к югу. Пенда почувствовал угрозу от своего старого врага и собрал большое войско, чтобы нанести смертельный удар по Нортумбрии. Войска Пенды и Освью встретились на реке Уинвед в 655 году. Освью опасался армии мерсийцев и не хотел вступать в сражение. Он предлагал Пенде дорогие подарки, соглашался на уступку части территорий, но все было тщетно.

Тогда Освью воскликнул:

"Если язычники отвергают наши дары, то отдадим их Тому, кто их примет".

Кроме того, он обязался посвятить Богу свою дочь, а также одарить двенадцать монастырей в своем королевстве, если Бог пошлет ему победу. Мерсийцы переправились через реку и пошли в атаку, но нортумбрийцы остановили их натиск. Тут пошел сильный ливень, который превратил поле битвы в слякоть, а река от дождя вздулась и разлилась. В этот момент был убит старый король мерсийцев Пенда, и его войско побежало. Нортумбрийцы бросились преследовать врагов, а остатки мерсийского войска поглотила река.

С гибелью Пенды ушел последний могущественный защитник старых богов, а Мерсия была присоединена к Нортумбрии, но ненадолго. Уже в 659 году гарнизоны нортумбрийцев были изгнаны, но это не привело к восстановлению язычества. Новый король Вулфер оказался истинным христианином и очень энергичным человеком. Он воспользовался тем, что Освью после 655 года проводил исключительно миролюбивую политику. Вулфер восстановил контроль Мерсии над территориями, отпавшими после смерти Пенды. Затем его отряды переправились через Северн, а также овладели долиной реки Уай. Затем он разбил армию Уэссекса и прорвался к Темзе, после чего Лондон, Эссекс и Сэррей признали его господство. Вскоре власть Вулфера признал и Сассекс, а его король получил за это остров Уайт и земли в районе Саутгемптона, захваченные мерсийцами. Успехи Вулфера значительно превзошли достижения Пенды, а после смерти Освью в 670 году Нортумбрия прекратила всякие попытки реально оспорить могущество Мерсии. Эпоха господства Нортумбрии закончилась. Наступил век господства Мерсии.

Но не потому Нортумбрия перестала давить на юг, что не было сил. Нет! Не было сил для войны на два фронта, так как уже примерно с 650 года возросла активность бриттов, и новому королю Нортумбрии Эгфриду пришлось бросить все силы вначале на отражение бриттов, а потом на захват их земель. А что делать? Или ты, или тебя! Активность бриттов возросла в середине VII века не случайно. Как я уже говорил, Пенда отнял у Уэссекса долину Северна и еще ряд земель. Тогда правители Уэссекса решили компенсировать свои потери за счет своих соседей бриттов и их земель в Уэльсе. Сказано - сделано! После ряда сражений один из королей западных саксов, Сенуил, установил контроль над Сомерсетом, Мендипом, а также долиной Эйвона. Бритты пришли в движение и двинулись на север. А расхлебывать последствия этих войн пришлось Нортумбрии.

Эгфриду также удалось значительно потеснить бриттов и захватить у них южную Кумбрию, округ Карлайла и "озерный край". Затем Эгфрид разбил скоттов за Клайдсдалем и пиктов, живших за Фортом, и захватил их земли.

В 675 году Вулфер вдруг понял, что Нортумбрия слишком уж сильно окрепла, и напал на нее, но армия Эгфрида уже имела достаточный боевой опыт и разгромила агрессоров. Вулфер вынужден был купить мир путем уступки Линкольншира.

Однако беспрерывные войны подорвали могущество Нортумбрии уже окончательно. Близился закат. Эгфрид отправился в очередной поход против пиктов, а с юга опять надвигалась Мерсия, новый король которой, Этельред, хотел отомстить за поражение Вулфера. Раздираемая войной на два фронта Нортумбрия уступила Мерсии всю Среднюю Англию, так как все силы королевства были заняты войной с пиктами. Но и здесь их поджидала неудача: когда армия Нортумбрии вошла в Файф, ее встретило отчаянное сопротивление пиктов, и в одном из сражений, на полях Нектансмира, король Эгфрид погиб вместе со всем цветом своего войска. Пикты сразу же восстали против господства англов и потеснили их значительно к югу. Вместе с ними отступило и христианство.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#5 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 06 Июль 2013 - 09:35

Но единоличной гегемонии Мерсии достичь не удалось, так как примерно в это же время началось возвышение западных саксов. Я уже говорил, что в 652 году бритты были оттеснены, причем до Перрета. Через несколько лет другой король западных саксов, Сентуайн, расширяет владения западных саксов до Квентока. В 685 году один из последних королей западных саксов эпохи смут и анархии, Сидуола, усилился настолько, что вступил в борьбу с англами и захватил Сассекс. А величайший из саксонских королей той эпохи, Инэ, провел почти все свое царствование, длившиеся 38 лет, в борьбе за господство. Вначале он объединил западных саксов под властью Уэссекса. На востоке он подчинил своей власти Кент, Эссекс и Лондон, а на западе расширил свою власть до реки Тон, на берегу которой выстроил укрепление, превратившееся потом в город Таунтон.

Инэ занимался строительством монастырей и дорог. При нем у западных саксов появился первый свод законов. И ему удавалось отстоять независимость Уэссекса от внешних врагов. Пока королем Мерсии оставался Этельред, отношения этих королевств оставались напряженными, но до прямых столкновений дело не доходило. Когда же в 709 году королем Мерсии стал Селред, он тут же стал готовиться к борьбе с Уэссексом, чтобы отобрать у него господство на юге Англии. Несколько лет прошло в незначительных стычках, пока в 715 году мерсийцы на свою голову не навязали Инэ решительного сражения при Уонборо, в котором армия мерсийцев была практически полностью уничтожена. И до окончания срока его королевских полномочий мерсийцы не осмеливались и думать о походе на юг.

Популярности в своей стране Селреду это поражение не добавило, может быть, он и сам очень сильно огорчился, но официальная версия гласит, что в 716 году во время одной из трапез Селред помешался, был скручен и помещен в темницу для умалишенных. Очень это похоже на заговор, но доказательств у нас за давностью времен никаких нет. Только подозрения!

А новым королем Мерсии был избран Этельбальд, один из племянников Пенды. Этот Этельбальд враждовал с Селредом, а когда тот стал королем, он скрывался в болотах Кроуленда у отшельника Гутлака, который и сам принадлежал к королевской мерсийской фамилии. В Саксонской летописи говорится, что во время скитаний Этельбальд часто приходил в отчаяние, но Гутлак утешал его:

"Умей выжидать! Королевство само придет к тебе. Ты приобретешь его не насилием, не жестокостью, но единственно милостью Божьей".

Вот милостю Божьей он и стал королем Мерсии, но о походе на Уэссекс пока и не заикался. Он копил силы и следил за ситуацией на юге.

А там ситуация складывалась для Мерсии самым благоприятным образом. Инэ умел держать в страхе мерсийцев и других внешних врагов, но он оказался беспомощен в своем королевстве. Он не мог и не хотел поднять руку против лиц королевской крови и высшей знати. А они этим пользовались, рвали страну на части, и дело доходило до внутренних столкновений. Страна впадала в пучину анархии. Существует легенда, рассказывающая о непосредственной причине ухода Инэ от власти. Он выехал из столицы Уэссекса Сомертона в один из своих деревенских замков и устроил в нем роскошный пир для высшей знати. На следующий день он и королева Этельбур покинули замок, чтобы вернуться в столицу, но вскоре после отъезда королева обнаружила, что оставила некоторые из своих драгоценностей в замке. Они решили вернуться. То, что они обнаружили в замке, ранило Инэ в самое сердце: ковры и занавеси были сорваны и изодраны, серебряная посуда была разворована, винный погреб разграблен, пол в пиршественном зале завален горой мусора и объедков, а на постели, на которой он ночевал с королевой лежала свинья с поросятами. Королева произнесла:

"Смотри, государь, как скоротечна слава мира сего..."


Инэ был очень опечален увиденным. Он вернулся в Сомертон, а через некоторое время сложил с себя корону и, для обретения душевного спокойствия, отправился в путешествие в Рим, но в пути умер. Так окончил свои дни один из самых могущественных королей западных саксов. После отречения Инэ анархия стала раздирать Уэссекс с новой силой, что сделало его легкой добычей Этельбальда.

Уже в 727 году начались завоевательные походы мерсийцев на юг, которые закончились в 733 году взятием Сомертона. Уэссекс был окончательно покорен, и целых двадцать лет никто не оспаривал господство Мерсии в Англии. Этельбальд стал титуловать себя королем мерсийцев и южных англичан: ведь все земли к югу от Хамбера, включая Восточную Англию, Лондон, Кент и Уэссекс признавали его власть. Казалось бы, что тебе еще надо?! Этельбальд захотел покорить Уэльс и повел туда свою армию. Но тут он столкнулся с теми же трудностями, что и его предшественники (а также и последователи): трудность ведения боевых действий в горах и тактика мелких уколов. Это вынуждало его носиться по всей стране и подавлять все новые выступления своих подданных. Стало зреть недовольство и в его державе, а особенно в Уессексе.

Наконец, в 754 году волнения вспыхнули в разных частях королевства, а Уэссекс заявил о своей независимости. Надо было наказать наглецов! И Этельбальд со своей мерсийской армией, усиленной отрядами из Кента, Восточной Англии и Эссекса двинулся на западных саксов, с которыми встретился на Берфордском поле. Уэссекс опять поднял свое знамя с золотым драконом! После нескольких часов ожесточенного сражения разум Этельбальда помрачился, как написал летописец, и он бежал с поля битвы. За ним побежала знать, дружина, а затем и вся армия мерсийцев. Так рухнула гегемония Мерсии, так как после этого поражения Восточная Англия, Кент и Эссекс тоже возвратили свою независимость и самостоятельность.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#6 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 11 Июль 2013 - 15:50

Нортумбрия все это время была почти в стороне от борьбы Мерсии и Уэссекса, отражая только непосредственные угрозы: на севере от пиктов и скоттов, а на юге - мерсийцев. Ее политика была довольно миролюбивой, что привело к расцвету литературы и наук. В середине VIII века она была одним из культурных центров Европы. Появились знаменитые школы в Йорке и Ярроу, а одним из самых заметных ученых и писателей раннего средневековья был Бэда Достопочтенный (673 - 735), который всю жизнь провел в Ярроу. В конце своей жизни он писал:

"Я провел всю мою жизнь в одном монастыре, старательно исполнял правила моего ордена и предписания церкви, и моим постоянным наслаждением было чтение, письмо и обучение других".


Бэда знал греческий и латынь, цитировал в своих трудах Платона и Аристотеля, Сенеку и Цицерона, Лукреция и Овидия. Он занимался не только теологией, но в своих трудах он излагает сведения по философии, астрономии, метеорологии, арифметике, физике, музыке, грамматике, риторике и медицине. Он любил английский язык и перевел на него Евангелие от Иоанна. Словом это был ученый-энциклопедист! И преподаватель! В Ярроу собиралось свыше шестисот его учеников. Он считается не только творцом английской литературы, но и первым английским историком. Его "Церковная история английского народа" принесла ему всемирную славу, а нам дала множество сведений за отрезок времени, примерно, в сто пятьдесят лет. В заключение этого краткого отступления скажу, что известный Алкуин, прославившийся при дворах Пипина и его сына, Карла Великого, был тоже выходцем из Нортумбрии.

Былого же политического могущества Нортумбрии достичь уже больше никогда не удалось. Правда, королю Эдберту удалось отразить нападение Этельбальда на юге и усмирить пиктов на севере, что позволило ему в 756 году покорить королевство бриттов Стратклуд и захватить его столицу Думбартон. Но это был последний всплеск. Вскоре страну захватила волна смут, мятежей и гражданских войн. Король Эдберт отрекся от короны и удалился в монастырь, а последующие короли Нортумбрии были лишь игрушками в руках создававшей их знати. Этот период смут и упадка длился в Нортумбрии более пятидесяти лет. А чем он сменился? Скоро узнаете.

Итак, страна разделилась на три части: на севере Нортумбрия погрязла в смутах и анархии; на юге от Темзы укреплялся Уэссекс; а в середине Англии... Поражение при Берфорде пошатнуло могущество Мерсии, но не сломило ее окончательно. Три года после этого поражения несчастный король Этельбальд с дружиной скитался по своей стране. Однажды ночью тэны окружили короля и убили его. При новом короле Оффе (758 - 796) Мерсия окрепла и если и не достигла такого же могущества, как при Этельбальде, то достигла, по крайней мере, такого же положения, как при короле Вулфере. После трехлетней войны Оффа в 775 году подчинил Кент, а затем Сассекс, Эссекс, Серрей и Лондон. В 779 году после битвы при Бенсингтоне к Мерсии были присоединены земли нынешних Оксфордшира и Бэкингемшира. После этой победы Оффа почти десять лет не беспокоил соплеменников, а обратил свои взоры на Уэльс.

В 779 году он переправился через Северн, верхнее течение которого было границей между бриттами и англами. Оффа изгнал короля Пауиса из его столицы Пенгвирна и переименовал ее в Шрусбери. Был воздвигнут земляной вал со рвом от устья реки Уай до устья реки Ди. Представляете! Отгородил весь Уэльс. Это сооружение впоследствии было названо Окопом Оффы. На территории между Северном и Окопом Оффы были организованы военные поселения англов для укрепления границы. Но в отличие от предыдущих завоевательных войн против бриттов, на этот раз всем желающим бриттам и валлийцам было позволено остаться и жить на захваченной территории. Несколько позднее этому примеру стали следовать нортумбрийцы и западные саксы.

Оффа также занимался устройством государства и оставил свод законов, носящий его имя. Однако больше нападений на своих соседей он не делал. Даже после ухода Эдберта и наступления эпохи смут, Оффа не проявлял интереса к делам на севере. Дела в Уэссексе его иногда вынужденно затрагивали. После победы при Берфорде взор Уэссекса обратился на запад, на бриттов, и ему удалось захватить Девон и расширить границу до Тамара. Но эти успехи закончились с новым периодом смут, начавшимся в 786 году. После смерти Кюневульфа королем должен был стать Эгберт, но тэны предпочли Брихтрика. Эгберт бежал в Мерсию ко двору Оффы, но тот воспользовался ситуацией лишь для укрепления мира с Уэссексом: он выдал свою дочь замуж за нового короля Уэссекса Брихтрика, а своего незваного гостя и вовсе изгнал из Мерсии.

Эгберт нашел прибежище в 787 году при дворе Карла Великого, который проявлял большой интерес к делам в Британии. Он мечтал присоединить к создававшейся империи и давно утраченную провинцию. Чтобы укрепить там свои позиции он рассылал щедрые дары английским и ирландским монастырям, поддерживал связи со всей английской церковью, с Кентом, с Нортумбрией. Карл оказывал гостеприимство при своем дворе изгнанникам из всех английских государств: здесь можно было видеть беглецов из Уэссекса и Мерсии, изгнанных королей Нортумбрии и тэнов Восточной Англии, и многих других. Оффа поддерживал с Карлом самые дружеские отношения, но старательно избегал всяческих ситуаций, которые могли бы быть истолкованы, как признание им своей зависимости от короля франков.

Оффе удалось еще подчинить Восточную Англию, но после его смерти в 796 году Мерсия уже не предпринимала попыток утвердить свое господствующее положение. Преемник Оффы, Сенвульф, старался поддерживать мирные отношения со всеми соседями. Когда в 802 году после смерти Брихтрика королем Уэссекса стал Эгберт, вернувшийся на родину со всеми изгнанниками, Сенвульф заключил с ним мирный договор и соблюдал его всю свою жизнь.

Эгберт же быстро навел порядок в своей стране, и двинул свою армию на захват Корнуолла - последнего оплота бриттов на острове. После восьми лет упорной борьбы бритты смирились и признали господство западных саксов. После этой победы Эгберт занялся укреплением позиций Уэссекса к югу от Темзы и добился в этом деле крупных успехов. Тем временем в 821 году скончался Сенвульф, в Мерсии начались волнения, а преемник Сенвульфа, Беорнвульф, не нашел ничего лучшего, как напасть на Уэссекс, но в битве при Эллендене потерпел полное поражение. Это поражение оказалось роковым для мерсийского господства: вся Англия к югу от Темзы признала господство Уэссекса, а в Восточной Англии вспыхнуло восстание против мерсийского господства.

При попытках подчинить Восточную Англию погибли два мерсийских короля, а когда на престол взошел Уиглаф, он оказался еще и перед необходимостью воевать с Уэссексом. Эгберт выждал свой час, и в 828 году двинул свою армию на север. Истощенная Мерсия не могла оказать никакого серьезного сопротивления и вскоре признала господство Уэссекса. Затем Эгберт двинулся в Нортумбрию, которая была обессилена до такой степени, что пираты могли безнаказанно грабить ее берега. Она и не оказала никакого сопротивления: нортумбрийская знать явилась к Эгберту и признала его своим королем. Так впервые вся Англия была объединена.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#7 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 25 Июль 2013 - 12:59

Нашествие викингов

Итак, Эгберту, королю Уэссекса, удалось объединить под своей властью почти всю Англию. Напомню, что после победы при Эллендуне в 823 году над мерсийцами началась цепная реакция признания верховной власти Эгберта. В 825 году Мерсия признала верховную власть Уэссекса, затем короли Кента и Эссекса, которые были до этого клиентами Мерсии, также признали господство Уэссекса. Потом пришел черед Сассекса, Восточной Англии и Нортумбрии. На волне успеха Эгберт приступил к завоеваниям валлийских земель и захватил Честер и остров Англси, который был центром кельтской религии всех Британских островов. В конце его жизни восстали кельты в Корнуолле, но Эгберт сумел подавить их сопротивление, и окончательно подчинил весь Корнуолл своей власти в 835 году.

В 839 году Эгберт умер, а потомки стали называть его восьмым "бреттвальдом" . Казалось бы, все обстояло прекрасно, и Уэссекс мог продолжать свои завоевания. Но...

Одновременно с описанными нами процессами, в Западной Европе происходили и другие события. Такое грандиозное событие, как воссоздание Империи Карлом Великим, привлекло внимание всего мира. А некоторые незначительные события случайно попадали на страницы хроник в те годы, когда ничего не происходило. Так в 742 году один монах описал первую высадку викингов в Европе. Ничего особенного не произошло: скорее всего, это был один из разведывательных рейсов. Но затем викинги стали появляться все чаще и чаще: сначала обычный грабеж, затем захват небольших поселений и угон пленников. Аппетиты викингов росли, а Британские острова оказались на пути главного потока нашествия викингов.

Саксонская летопись отмечает регулярные, то есть ежегодные, набеги викингов, начиная с 789 года. В 793 году датчане захватили и полностью разграбили монастырь св. Кутберта на острове Линдисфарн, в 794 году был сожжен монастырь в Ярроу, тот самый, в котором жил и работал Бэда Достопочтенный, а в 795 году викинги появились сразу у берегов Восточной, Южной и Западной Англии и у восточных берегов Ирландии.

Так что когда Эгберт объединял Англию, хищники уже кусали ее со всех сторон. Рвать ее на части они стали несколько позднее. А Эгберту удалось нанести викингам несколько поражений, самое крупное при Хенгестдене, и на несколько лет охладить у викингов интерес к Уэссексу. Но не к Британским островам... Кстати, некоторые данные дают возможность предполагать, что восстание в Корнуолле было спровоцировано и поддержано викингами. Итак, датчане нападали на Англию, в основном, с востока и юга, а норвежцы - с севера и запада. Норвежцы довольно быстро покорили Оркнейские и Шетландские острова, которые на несколько столетий стали их владениями, высаживались в северной и центральной Ирландии, на острове Мэн, который они сделали одним из своих главных опорных пунктов, в Западной Англии и Уэльсе.

До тридцатых годов IX века викинги нападали на населенные пункты и монастыри, расположенные на побережье и в устьях рек. Они редко удалялись от побережья на расстояние, превышающее 10-15 километров. Набеги обычно происходили в летнее время, а потом с награбленной добычей викинги отправлялись домой до следующего года. Для современников ежегодные набеги викингов были гораздо худшим бедствием, чем мор или голод. Анонимный летописец писал:

"Послал всемогущий Бог толпы свирепых язычников - данов, норвежцев, готов и свеев; они опустошали грешную землю Англии от одного морского берега до другого, убивали народ и скот и не щадили ни женщин, ни детей".


Английские королевства продолжали свои междоусобные войны и были не способны сплотиться для дружного отпора викингам. Кроме того, англы и саксы за несколько веков жизни на острове утеряли навыки мореплавания и были беззащитны при нападениях десятков, а то и сотен судов, с которых на берег высаживались прекрасно вооруженные и безжалостные молодые воины. А их союзниками часто становились валлийцы и кельты. С середины тридцатых годов IX века набеги викингов стали приобретать более организованный характер.

Норвежцы вначале усилили натиск на Ирландию. В 832 году их предводитель Тургейс с дружиной высадился в Северной Ирландии, захватил Ольстер и религиозный центр Армах, а потом огнем и мечом прошелся по всей Ирландии и стал ее верховным правителем. Часть ирландцев примкнула к завоевателям, но большая часть племен продолжала с ними борьбу. В 845 году Тургейс попал в плен и был казнен. На несколько лет наступило затишье, но скоро норвежцы собрали свежие силы и в 853 году во главе с конунгом Олавом Белым подошли к Дублину. Увидев весомые аргументы норвежцев, ирландцы признали власть Олава, выплатили положенную дань, а также солидный вергельд за Тургейса. Норвежское королевство с центром в Дублине просуществовало более двух столетий и было, наряду с захваченным еще в 796 году островом Мэн, главным опорным пунктом при захвате и колонизации территорий в Западной Англии и в Уэльсе, которая началась в том же 853 году.

Датчане приступили к организованным походам на Англию чуть позже, в 835 году, но масштабы их экспансии были значительнее. Вначале они разорили Восточную Англию, Кент, Корнуолл и остров Шеппи в устье Темзы. Как я уже говорил раньше, Эгберту удалось приостановить немного набеги викингов. После его смерти новому королю Этельвульфу пришлось почти сразу же иметь с ними дело. В первом сражении при Шармуте он потерпел поражение. Тут же подняли голову валлийцы и присоединились к викингам в их борьбе с Уэссексом. Но в битве при Акли Этельвульф лично руководил своими войсками, и ему удалось одержать важную победу. Сразу же после этой победы он усмирил валлийцев. Но набеги и сражения продолжались каждый год, пока в устье реки Перрет Этельвульф не нанес викингам сокрушительное поражение. На несколько лет наступило затишье, и викинги почти не беспокоили Уэссекс, чего нельзя сказать о других территориях. Даже после смерти Этельвульфа в 858 году викинги еще целых восемь лет не нападали на Уэссекс. У них и так хватало других дел и в других местах!

Тем временем в тактике походов датчан произошли значительные изменения. Уже в 840 году они впервые прибыли в Англию с лошадьми. В 851 году они впервые осенью не уехали на родину, а остались зимовать в Англии. Так началась датская колонизация Англии. Одной из колоритнейших фигур этой эпохи был знаменитый предводитель датчан Рагнар Лодброк (Кожаные штаны), о подвигах которого сохранилась отдельная сага и записи в английских хрониках. Он выделялся среди своих воинов огромным ростом, страшной силой и неимоверной жестокостью, а его одежда состояла из звериных шкур, за что он и получил свое прозвище. Он совершил несколько удачных походов в Англию и уверовал в свою непобедимость. В последний свой поход на Йорк он отправился с небольшим отрядом, но столкнулся с королевской армией (ну, не повезло человеку!). Весь его отряд был перебит, а сам Рагнар брошен в яму со змеями, где он и умер, распевая боевые песни. Его сыновья поклялись отомстить за его смерть и сдержали свою клятву. Но об этом чуть позже.

После смерти Этельвульфа и недолгого царствования двух его старших сыновей корона Уэссекса досталась Этельреду, третьему сыну Этельвульфа. Но он недолго наслаждался покоем. В 865 году к берегам Англии подошло "Великое войско" датчан, названное так "Саксонской хроникой". Его возглавляли восемь конунгов и около двадцати ярлов, а весь флот состоял из нескольких сот кораблей. Это было уже нашествие. Основные силы высадились в Восточной Англии, но небольшой отряд проник и в устье Темзы. Среди предводителей датчан были и сыновья Рагнара Лобдрока Ингвар Бескостный и Хальвдан. Местные власти отнеслись к пришельцам вполне лояльно и снабдили их продовольствием и конями.

Первый удар викингов пришелся на Нортумбрию, где в это время два претендента оспаривали друг у друга престол. При виде общего врага претенденты объединили свои войска, но были разбиты и сложили свои головы под стенами Йорка. 1 ноября 866 года датчане вошли в Йорк. Юго-восточная Нортумбрия досталась датчанам, а северо-западная - норвежцам, которые в это же время напали на Нортумбрию. Трудно сказать, насколько скоординирована была эта акция. Ингвар и Хальвдан, как говорит сага, захватили в плен одного из предводителя нортумбрийцев (короля?) по имени Элла и предали его мучительной смерти, вырезав у него на спине изображение орла. Так была отмщена смерть их отца!

Теперь угроза нависла над Мерсией, на помощь которой пришел со своим войском Этельред, и после нескольких сражений заключил с датчанами в 868 году в Ноттингеме мир, по которому датчане отказывались от притязаний на Мерсию и Уэссекс. Да, эти земли не были впоследствии колонизированы датчанами, но мир оказался непрочным. Впрочем, сначала датчане двинулись в Фен, где разорили несколько богатых аббатств, а затем предали огню и мечу Питерборо, Кроуленд и Или. Почти все монахи были перебиты, а памятники литературы и искусства разграблены или уничтожены. Затем датчане неожиданно напали на Восточную Англию, которая так дружественно встретила их. Ее войско было разбито, а последний король Восточной Англии молодой Эдмунд взят в плен. Предводитель датчан Гутрум велел привязать его к дереву и расстрелять из луков. Это произошло 20 ноября 870 года. Впоследствии Эдмунд был канонизирован, его изображения часто встречаются в витражах церквей на восточном побережье Англии, а над его могилой было выстроено величественное здание аббатства Сент Эдмундсбери.

Гутрум надел на себя корону Эдмунда, а через несколько лет раздал все земли королевства своим воинам для возделывания. Мерсия содрогнулась от такого удара и уже в 870 году признала датчан своими повелителями и выплатила положенную дань, так как Этельред никакой реальной помощи Мерсии после похода в Ноттингем больше не оказал. Вся Англия к северу от Темзы была для Уэссекса потеряна, и уже стоял вопрос о самом существовании независимого Уэссекса.

Датчане тем временем проникли в долину Темзы и двинулись к Ридингу. Они заняли высоты, господствующие над долиной Белого Коня (Vale of White Horse), и навязали сражение войску Уэссекса. Это сражение примечательно тем, что король Этельред никак не хотел начинать сражение, пока не закончится обедня и торжественное богослужение. Около пяти часов его младший брат Альфред находился на коне во главе войска и сдерживал его. Наконец появился король и дал сигнал к началу сражения. Англосаксы сражались отчаянно и заставили датчан отступить к Кеннету, где к тем прибыло подкрепление. После двухнедельного отдыха датчане атаковали войско Уэссекса у Мертона и разбили его. Пришлось спешно отступать. Войску было необходимо отдохнуть и пополниться, но король Этельред скончался от ран, полученных в битве у Мертона, и власть перешла к его младшему брату Альфреду . Он проиграл еще несколько сражений, но после уплаты дани купил себе несколько лет передышки. Датчане же захватили и разграбили в 871 году Лондон, потом накинулись на Мерсию, а затем потихоньку стали приступать к освоению захваченных земель. В 876 году Хальвдан разделил земли в Нортумбрии и, как пишет хронист

"...они занялись пахотой и обеспечением своей жизни".


Часть войска, не пожелавшая осесть на захваченных землях двинулась на Уэссекс, но ситуация там за прошедшее время значительно изменилась.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#8 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 26 Июль 2013 - 10:12

Альфред Великий

Когда Альфред получил корону, ему было 22 года. В детстве он отличался разве что слабым здоровьем и хилым телосложением, но у него еще был сильный дух и неукротимый характер. С самых малых лет он закалял свой организм различными воинскими упражнениями и охотой. Он старался ни в чем не отставать от своих старших братьев и взрослых воинов и преуспел в этом. Уже в юношеском возрасте он всегда сражался в первых рядах, и к моменту получения короны это был уже сильный и мужественный воин, пользующийся авторитетом у своих воинов. Только вот его войско было готово испустить дух, и передышка стране была просто необходима. Датчане отвернули от Уэссекса, и пять лет его не трогали. Молодой король использовал эти пять лет с большой пользой.

У Альфреда был уже довольно большой опыт войн с датчанами, и он заметил некоторые особенности ведения ими боевых действий: активное использование флота и уклонение от сражений на открытой местности. Как это ни покажется вам странным, уважаемые читатели, но, хотя англы и саксы прибыли на этот остров на кораблях и использовали при его колонизации свой флот весьма активно, к моменту датского нашествия ни у одного из королевств не было сколько-нибудь значительного флота, и навыки кораблевождения тоже были подзабыты. Альфред в большой тайне начал на реках строительство большого количества кораблей, и к 875 году располагал уже значительным флотом. В 875 году флот Альфреда появился в омывавших Англию водах и нанес датчанам несколько поражений, правда, не очень значительных. Но для поднятия морального духа войска это было очень важно. Летописец рассказывает, что в одном из сражений был разбит флот некоего короля датчан Уббы, в результате чего Альфреду досталось чудотворное знамя, изготовленное по преданию тремя дочерьми короля Лодброка за одни сутки. На нем был изображен ворон, который махал крыльями, призывая датчан в победный поход.

Альфреду приписывают и военную реформу. Он первым отказался от идеи народного ополчения и стал формировать воинское сословие. Тэны и дружинники были полностью освобождены от работ на земле. Тэны стали помещиками, а дружинники средними и мелкими землевладельцами, на которых должны были работать крестьяне. Вот, например, перечень повинностей крестьян в одном из поместий короля Альфреда:

"Каждая семья платит 40 пенсов (тогда еще это были серебряные монеты) в осеннее равноденствие и дает 6 бочонков пива, 3 меры пшеницы и 3 фунта ячменя; они обязаны вспахать 3 десятины и посеять на них хлеб из собственных семян и в свое время снять и убрать его; скосить полдесятины и убрать сено; наколоть 4 охапки дров и уставить их в поленицу, и провести изгородь на 8 саженей, а в Пасху дать 2 овец и 2 ягнят и помогать мыть и стричь овец".


Вряд ли повинности крестьян в монастырях или у воинов были более обременительными. Скорее уж наоборот. В первые годы после этой реформы в трудную минуту еще по инерции иногда призывали крестьян к сопротивлению, но потом это стало происходить все реже и реже.

Кроме того, Альфред приступил к восстановлению старых и строительству новых крепостей, которые могли бы содержать значительные гарнизоны, которые могли бы отражать нападения небольших отрядов противника, или выдержать осаду до подхода основных сил королевства. К концу жизни короля хронисты насчитывали около тридцати восстановленных и построенных крепостей.

А чем же в это время занимались датчане? Нет, они не бездельничали. Как я уже говорил, они в 871 году захватили и разграбили Лондон. Потом пару лет копили силы, то есть занимались мелкими грабежами и набегами, начиная потихоньку осваивать захваченные земли. Слегка передохнув, они весной 874 года обрушились на Мерсию и быстро разгромили ее войско. Король бежал во Францию, или что там тогда было, а на престол сел ставленник датчан (коллаборационизм в чистом виде более чем за 1000 лет до Второй мировой). Часть датчан затем от Рептона двинулась на север к Тайну, но грабить в этой стране было уже почти что нечего, и Гутрум повел большую часть войска в Восточную Англию, чтобы оно передохнуло, а также для сбора подкреплений: он решил, что пора заняться и Уэссексом.

Альфред своевременно узнал об этих планах и готовился к обороне. Весной 876 года Гутрум двинулся с войском на юг, а его флот появился при Уэргеме. Но флот Альфреда слегка поколотил датчан, и они подались к Эксетеру, где подняли против Уэссекса еще и валлийцев. Альфред же вышел с войском против Гутрума и предложил ему выкуп. Гутрум уже знал о поражении своего флота, взял выкуп и тоже отошел к Эксетеру.

Всю зиму готовил Альфред свою армию и флот к следующей кампании. Ранней весной 877 года войска Уэссекса окружили Эксетер, а флот Альфреда блокировал побережье и лишил окруженных датчан надежды на подкрепление. Датчане из Уэргема пытались прорвать блокаду Эксетера, но тут на стороне Альфреда выступила природа: буря разметала и разбила о прибрежные скалы большую часть флота датчан. Голод и отчаяние заставили датчан вступить в переговоры с Альфредом и капитулировать. Был заключен мир, датчане выдали заложников и заплатили выкуп, а также поклялись на ожерелье, смазанном кровью, что не будут больше беспокоить подданных короля Альфреда. Это была самая священная клятва у датчан, но они вскоре ее нарушили.

Датчане ушли на север, но, как оказалось, недалеко. Они расположились около Глостера и стали ждать подкреплений, которые не замедлили к ним явиться. А успокоенный Альфред (ну, еще бы, ведь он получил от врагов ТАКУЮ клятву!) распустил свое войско и вернулся в одно из своих поместий в Сомерсете. Датчане только этого момента и ждали.

Они с нескольких направлений вторглись в Уэссекс. Для Альфреда и его войска это было полной неожиданностью, а страна была парализована страхом. Ни о каком организованном сопротивлении не могло быть и речи. Датчане огнем и мечом прошлись по всему королевству, легко расправляясь с немногочисленными и плохо организованными отрядами уэссекцев. Особенно досталось городам и селениям в южной части острова. Сам Альфред с небольшим отрядом укрылся на острове Ательней среди Перретских болот и выстроил там небольшое укрепление. Оттуда он следил за передвижениями датчан и устраивал небольшие вылазки.

Выиграв несколько небольших сражений, Альфред решил, что пора переходить в контрнаступление. Он разослал вестников по близ лежащим землям с призывом к объединению, и указал места и время соединения. На седьмой неделе после Пасхи 878 года Альфред со своей дружиной вышел из Перретских болот и двинулся к камню Экберта, где к нему присоединились отряды из Сомерсета, Гемпшира и Уилтшира. Затем через Окли в Уилтшире он со своим войском двинулся к Эддингтону, по пути пополняя свое войско. У Эддингтона армия Уэссекса встретилась с "великой армией" датчан, разбила ее и загнала в какую-то крепость. Датчане были блокированы в этой крепости и через две недели сдались на милость победителя. Они выдали заложников, поклялись уйти из королевства Уэссекс, а король Гутрун с личной дружиной обещали перейти в христианство.

На этот раз все обещания были тщательно выполнены. Через три недели Гутрум с тридцатью самыми знатными воинами "великой армии" прибыл к Альфреду в Ор близ Ательнея. Сам Альфред был крестным отцом Гутрума во время церемонии крещения, которая состоялась в Уэдморе. Гутрум с отрядом оставался в Уэдморе восемнадцать дней и получил за это время множество ценных подарков от своего крестного отца. В Уэдморе же между датчанами и Уэссексом был заключен мирный договор, по которому вся Англия была разделена на две части между датчанами и Уэссексом. Датчанам досталась вся Нортумбрия, восточная часть Мерсии, вся Восточная Англия и Эссекс с Лондоном. Эта часть Англии стала называться Денло (Danelagh) - область датского права. Остальная часть Англии, включая западную часть Мерсии, Кент и Сассекс, досталась Уэссексу. Граница, таким образом, проходила по Темзе и ее притоку Ли, достигала реки Уз и через Бэдфорд шла по старой римской дороге.

Свои права на присоединённые земли Альфред укрепил, заключив ряд брачных союзов для членов своего семейства с королевскими династиями Мерсии и Восточной Англии. В 886 году отряды датчан, приплывшие из Франции, попытались по Темзе проникнуть к Рочестеру. Одновременно с этим Гутрум попытался соединиться с ними, чтобы ударить по Уэссексу, но в Лондоне началось буквально восстание против датчан. Альфред быстро принял ряд важных решений: вначале он разгромил отряды, прибывшие из Франции, затем нанес поражение Гутруму и заключил с ним новый мир, по которому к Уэссексу отошли Лондон с долиной Темзы и часть Эссекса. Воспользовавшись волнениями в Лондоне, он вошел в город, и присоединил его с окружающими землями к своему королевству. После присоединения к Уэссексу Лондон начал восстанавливаться и заселяться, а земли в долине Темзы заняли подданные Альфреда.

После заключения Уэдморского мира Альфред занялся укреплением и организацией своего государства. За собой он оставил собственно Уэссекс, верхнюю часть долины Темзы, долину Северна, а также плодородные равнины Мерси и Ди из территории бывшей Мерсии, которые с того времени и стали называться собственно Мерсией. [Остальная часть Мерсии с того времени стала называться Five Boroughs of the Danes - Пять Датских городов.] Олдерменом в этой Мерсии Альфред поставил Этельреда, мужа своей дочери Этельфлиды. Его задачей было оберегать Уэссекс от нападений с севера, а также предотвращать возможные союзы между датчанами и валлийцами, что он с честью и делал на своем посту.

Альфред продолжил дело создания своего флота и добился в этом таких успехов, что берега его королевства стали забывать о вражеских набегах, и еще в правление его сына флот Уэссеса господствовал в Английском канале (Ла-Манше). Всю страну Альфред разделил на военные округа, в которых каждые пять хозяйств (гайд) должны были поставлять одного воина, снабжая его за свой счет всем необходимым. Каждый burh тоже должен был давать определенное количество солдат. Служба в войске по-прежнему оставалась обязанностью каждого свободного человека, но теперь он мог часть времени проводить в своем хозяйстве. Кроме того, часть воинов теперь несла гарнизонную службу в городах и селеньях, а другая часть находилась в действующей армии. Через некоторое время они менялись местами, так что воины больше не были надолго оторваны от своего дома. Кроме того, каждый земледелец должен был принимать участие в содержании мостов и укреплений.

Альфред восстановил также и общественный порядок, но поставил королевский суд выше всех других судов и трибуналов. Он составил первый сборник национальных законов, приказав изложить на английском языке законы различных саксонских королей, и отобрал наиболее подходящие из них. Теперь всякое нарушение законов рассматривалось судьями как оскорбление, нанесённое лично королю.

Но Альфред не был бы Великим, если бы ограничился только военным и хозяйственным переустройством страны. Много внимания он уделил и развитию просвещения в стране. Сам Альфред овладел латинской грамотой только в возрасте около сорока лет, но с тех пор всегда имел при себе какие-нибудь книги и постоянно делал из них выписки. Он сразу же стал проявлять большой интерес к переводу самых значительных произведений с латыни на английский. В монастырях опять заскрипели перья, а в школах стали раздаваться голоса учеников. Альфред повелел, чтобы каждый свободнорождённый и имеющий средства молодой человек

"не смел расставаться с книгой до тех пор, пока он не будет в состоянии понимать английского письма".

Он и сам основал школу для детей придворных и следил за преподаванием в ней.

Альфред и сам много занимался литературными переводами, но старался делать не дословные переводы текстов, а верно ухватить дух подлинника. Среди его верных помощников в этих делах мы видим кельта или валлийца Ассера, сакса Иоанна и франка Гримбальда. С их помощью Альфред перевел всеобщую историю Павла Орозия, английскую историю Бэды Достопочтенного, "утешение философией" Боэция и "Пастырское привило" Григория Великого. По инициативе Альфреда был начат труд, который нам теперь известен, как "Англо-саксонские хроники".

В конце жизни Альфред мог скромно написать:

"Часто приходилось мне думать, что в прежние времена было много мудрых людей в Англии, как духовных, так и светских; то было благословенное время для Англии. Тогдашние короли повиновались Богу и его заповедям. Внутри государства они поддерживали мир, нравственность и власть, извне расширяли свою страну. Удача им была и в войне, и в просвещении. Духовенство ревностно занималось и учением, и учительством, и всем тем, что церкви должны делать ради Бога. Иностранцы искали мудрости и наставления в нашей стране, а мы теперь сами принуждены обращаться к иностранцам. Всё это пришло в такой упадок, что едва немногие священники понимали богослужебные книги или могли перевести письмо с латыни на английский. Когда я вступил на престол, к югу от Темзы я не знал ни одного такого. Благодаря всемогущему Богу, мы имеем теперь хоть несколько учителей".


Альфред получил пятнадцатилетнюю передышку и с блеском использовал её. В это время викинги совершали набеги на Францию, Пиренейский полуостров и заглядывали в Средиземное море, но Англию не трогали. Но в 893 году датские войска под предводительством Гастинга вторглись с нескольких сторон в Уэссекс: через Темзу из Эссекса и с юга и юго-запада с кораблей. Почти целый год пытались датчане закрепиться в Уэссексе, но Альфред и его полководцы сорвали эти планы захватчиков. В 894 году датчане переправились обратно через Темзу и стали призывать валлийцев к восстанию. Но теперь уже сын Альфреда Эдуард и мерсийский элдермен Этельред с отрядом лондонцев разгромили лагерь датчан в Эссексе и пустились в погоню за отрядом, двигавшимся вдоль Темзы. Они настигли его недалеко от Северна, разбили и заставили вернуться в Эссекс.

В это же время Альфред разбил датский флот, пытавшийся захватить Эксетер, и отбил нападения на город валлийцев. Когда же Гастиг сменил направление удара и захватил в 897 году Честер, Этельред выгнал его и оттуда и заставил датчан вернуться в лагерь на реке Ли, а Альфред с моря блокировал флот датчан и захватил его. Часть датчан вынуждена была бежать даже во Францию, а флот Альфреда после этого полностью очистил Английский канал от пиратов.

Последние годы своей жизни Альфред посвятил разработке планов по созданию союза народов против разбойничьих вторжений, но эти планы слишком опережали своё время. 28 октября 901 года Альфред скончался и вошел в историю как Альфред Великий. Таким он был для современников, для позднейших историков, таким он остался и для нас. А на престол взошёл его сын Эдуард.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#9 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 29 Июль 2013 - 09:55

Преемники Альфреда

После смерти Альфреда Великого в 901 году на престол Уэссекса взошёл его сын Эдуард, который не только продолжил политику своего отца, но и вёл активные наступательные действия. Ему удалось изгнать ютов с острова Уайт и привести к покорности Северный Уэльс после того, как был разбит гвентский король Оуэн.

Но тут в 910 году выступили датчане. Их угнетало подчинённое положение на острове, и они ударили с двух сторон: флот датчан напал на южные берега Уэссекса, а основные силы датчан ударили с северной границы. Примерно в это же время умер и олдермен Этельред, но дело защиты северной границы попало в очень надёжные руки сестры Эдуарда, Этельфлиды, которую за её красоту и ратные подвиги прозвали "Леди Мерсии". Эдуард и Этельфлид начали систематически подчинять Денло своей власти.

Эдуард сражался в Восточной Англии, захватил южный Эссекс, и для защиты своих новых владений возвёл крепости Хартфорд и Уитхэм. Этельфлид же основные свои усилия направила на борьбу с конфедерацией "Пяти городов", в которую входили Дерби, Линкольн, Лестер, Стемфорд и Ноттингем. Каждым из "Пяти городов" управлял свой граф, имевший вооружённый отряд, в каждом из них был свой суд, но имелся и высший суд для всей конфедерации, а во время боевых действий выбиралось верховное командование.

Этельфлид изменила обычной тактике англов, и вместо набегов и битв стала окружать конфедерацию системой крепостей и укреплений, а потом осаждать города по очереди. Сначала она укрепила на реке Трент Темуорт и Стамфорд, потом защитила долину Эйвона строительством форта Уорвик, и, наконец, овладела всеми проходами в Уэльс. После этого она осадила Дерби. Датчане пытались отвлечь её внимание от города, совершая опустошительные набеги на Среднюю Англию, но Леди Мерсии не собиралась выпускать свою добычу. Дерби вскоре пал, а вслед за ним покорился и Лестер.

На вершине своей славы Этельфлид умерла, и Эдуард тотчас же присоединил Мерсию к своим владениям. Но военные действия в Денло он не прекратил. Вначале он покорил долины рек Уз и Нен с городами Бедфорд, Геттингтон и Нортхемптон, после чего его власти покорилась и вся Восточная Англия. А затем ударил по "Пяти городам" с юга. Ему удалось довольно быстро взять Стамфорд и Ноттингем, с Линкольном же вышла небольшая заминка, но после его сдачи вся Средняя Англия покорилась Уэссексу.

Немного передохнув, Эдуард отправился на север, в Нортумбрию, и уже захватил, было, Манчестер, как вдруг весь Север добровольно признал его власть. Не только Нортумбрия, но и шотландцы, и бритты Стратклайда назвали его "своим отцом и повелителем". Но такое добровольное подчинение в условиях того времени значило не очень много.

В 925 году Эдуард умер, будучи повелителем почти всей Англии. Ему наследовал златокудрый Этельстан, которого Альфред Великий ещё в детстве опоясал драгоценным мечом в золотых ножнах. Почти сразу Север отделился, но Этельстану удалось закрепить за собой Нортумбрию. На прочие земли Севера он и не претендовал. Если до покорения Нортумбрии Этельстан называл себя "королём англов и саксов", то теперь он стал носить титулы "повелителя всей Британии", "базилевса английского, императора королей и наций, живущих в Британии" и т.п.

Этельстану удалось расстроить союз между северными валлийцами и шотландцами. Он заставил их платить себе дань, служить в своём войске и являться на его советы "витенгемоты", куда теперь прибывали ярлы и тэны со всей Британии. Кроме того, Этельстану удалось подчинить себе валлийцев Корнуолла и изгнать бриттов из Эксетера, в котором они до тех пор жили с англами. Шотландский король попытался заключить союз с ирландцами, и за это его земли были подвергнуты опустошительному набегу. Такова была сила Уэссекса при Этельстане.

Но Уэссекс играл важную роль и в Европе. Его предшественники устанавливали династические союзы с различными дворами Европы, в том числе с Францией. Ещё Этельвульф женился на дочери Карла Лысого. Этельстан укрепил этот союз, выдав одну из своих сестёр за Карла Простого, а другую - за Гуго Великого. Его третья сестра вышла замуж за Оттона Великого, в то время саксонского герцога, а впоследствии короля и императора Германии. После отстранения Карла Простого от престола Этельстан дал у себя приют его племяннику Людовику, а в 936 году помог ему получить корону Каролингов.

Но уже в 937 году против Уэссекса выступила коалиция из шотландцев, бриттов, нортумбрийских и ирландских датчан и ряда более мелких величин. Решающее столкновение произошло при Брунанбуре, в котором Этельстан одержал решительную победу. Эта победа была воспета поэтами и хронистами, но до окончательного покорения датчан дело так и не дошло. А поэт так описал эту битву (прошу прощения за слишком обширную цитату):

"Король Этельстан, король графов, который даёт перстень рыцарям, и его брат Эдмунд, приобрели остриём своего меча прочную славу. Там погибло много воинов от стрел, которые были пущены поверх щитов. Там пали пять королей, которые заснули вечным сном под ударами мечей, а они были ещё молоды. Также пали семь оуэнских ярлов вместе со скоттами и с воинами моря. Там князь северных воинов с небольшой кучкой своих людей спасался бегством на свой корабль. Там обратился в бегство седоволосый вождь, престарелый Константин (король скоттов). У него не было причин радоваться своему вступлению в коалицию, потому что его боевые товарищи были убиты, а его сын остался на поле сражения, изуродованным от ран. Северные люди, покрытые стыдом, отправились на своих судах искать поту сторону глубокого моря Дублин и Ирландию. Никогда ещё эта страна не видала такой резни. По словам старых летописцев, ещё никогда не погибало столько воинов под ударами меча с тех пор, как англы и саксы приехали сюда по широкому морю и отняли землю у побеждённых ими валлийцев".


После такого блестящего успеха король Этельстан правил уже спокойно, но в 941 году неожиданно умер во цвете лет и дел. Он много сделал для объединения Англии и наведения порядка и спокойствия на её земле. Народ скорбел о его смерти, и те титулы, которыми он награждал себя в своих грамотах, были не только проявлением его тщеславия, но и отражали реальное положение дел. Королём же после смерти Этельстана стал его брат Эдмунд.

Воспользовавшись сменой короля, датчане в Денло подняли восстание, к которому присоединились и "Пять городов". После ряда сражений, которые прошли с переменным успехом, с помощью архиепископов Одо и Вульфстана был заключён мир. По этому договору граница между Уэссексом и Денло устанавливалась там же, где она была установлена и при короле Альфреде. Однако Эдмунд был не менее талантливым полководцем и администратором, чем его предшественники, и вскоре Денло снова признал верховную власть Уэссекса. Чтобы стеснить действия датчан Эдмунд заключил союзный договор с шотландцами. За военную помощь против датчан он отдал королю Шотландии в ленную зависимость Кемберленд.

Но внезапная смерть в 946 году прервала блестящую деятельность Эдмунда. О его гибели сохранилось следующее предание. Однажды король Эдмунд пировал в Пеклчерче, и к его столу подошёл некто Леофа. Раньше он был дружинником короля, но за какую-то провинность был изгнан и стал разбойником. Леофа сел за королевский стол, но виночерпий велел ему убираться прочь. Тогда Леофа замахнулся на виночерпия своим мечом, а король пришёл на помощь своему тэну, схватил разбойника за волосы и повалил его на пол. В этой схватке Леофа успел ранить короля мечом, и рана оказалась смертельной. Так было на самом деле, или не так? Нам уже не узнать. Похожая история произошла недавно в Непале! Возможно, что король Эдмунд пал жертвой заговора придворных, которые были недовольны его внутренней политикой.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#10 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 30 Июль 2013 - 13:27

Время святого Дунстана

Итак, в 946 году королём Уэссекса стал брат Эдмунда, Эдред, но тут у престола вырисовывается очень любопытная фигура Дунстана, который был позднее причислен к лику святых. Год рождения Дунстана неизвестен, но он родился около монастыря Глестонберри, в котором хранились останки Св. Патрика. Его отцом считался Горстан, богатый человек, имевший среди своих родственников трёх епископов и несколько тэнов. Однако молва упорно причисляла Дунстана к лицам, в жилах которых течёт королевская кровь (говорили, что самого Альфреда Великого). Возможно, что действительно этим обстоятельством и объясняется позднейшая близость Дунстана к королевскому двору, а также многолетняя дружба в молодости с Эдредом.

В детстве мальчик пристрастился, как говорит его биограф,

"к суетным языческим песням, вздорным легендам и погребальным кантатам".

Тогда же он приобрёл любовь к музыке, научился играть на нескольких музыкальных инструментах, а арфу позднее всегда возил с собой во время поездок и путешествий. Несколько позднее юный Дунстан пристрастился к чтению книг и изучению языков. Кроме того, он выучился рисовать, чеканить золото и серебро, лить бронзу и железо, и ковать сталь. Мастер на все руки! Хорошие же у него, видать, были учителя, что несколько странно в то время для сына хоть и знатного человека, но только тэна. Говорят, что слава об его учёности дошла до короля Этельстана, и он призвал Дунстана ко двору.

Впрочем, завистники утверждали, что учёность Дунстана не простиралась дальше Евангелия и Посланий Апостолов, а ко двору он был представлен своим дядей, архиепископом кентерберийским Адельмом. С тех пор он почти постоянно жил при дворе, где и подружился с Эдредом. Нескрываемая симпатия, с которой относились к Дунстану все три короля-брата Этельстан, Эдмунд и Эдред, а также враждебность двора к выскочке, укрепляют меня во мнении, что Дунстан был их братом.

Итак, Этельстан приблизил Дунстана, и тот занял видное место при дворе и особе короля. Биограф пишет:

"Он там то вставал, чтобы молиться Богу, то садился, чтобы обсуждать вопросы, касающиеся человеческих интересов, и вёл себя благоразумно и осмотрительно. Когда он замечал, что король был утомлён государственными заботами, то он садился играть на цитре, на арфе или на каком-нибудь другом инструменте, и радовал сердца короля и вельмож".


Радовать то, он, радовал, но такая близость к королю молодого выскочки возбудила среди придворных столь сильное негодование (а среди них было много его родственников), что король был вынужден удалить Дунстана от двора. Изгнанник отправился в Винчестер к тамошнему епископу Эльфегу, который посоветовал Дунстану уйти в монахи. Но юноша был молод, горяч и собирался жениться, так что он отверг предложение епископа. Но через некоторое время под давлением Эльфега он подчинился требованиям и поступил в монастырь. Возможно, что эти требования были выдвинуты и королевским семейством, чтобы Дунстан и его потомство не могли претендовать на престол.

После смерти Этельстана в 941 году новый король Эдмунд призвал его ко двору, где он занял одно из первых мест. Впрочем, есть и другая версия того, как Дунстан стал монахом. Рассказывают, что когда Эдмунд призвал Дунстана ко двору и приблизил его к себе, тот не был ещё монахом. У придворных осталась к нему, мягко сказать, предубеждение. И вот, когда однажды в свите короля они проезжали через какое-то болото, придворные оттеснили Дунстана на край дороги, сбросили его с лошади и топтали в грязи ногами. Интересно, за что? Не знаю. Решив, что Дунстан мёртв, они вернулись к королю, но Дунстан выжил, правда, долго провалялся в горячке, но выжил. После выздоровления Дунстан со стыда и поступил в монахи. Какая из двух историй более правдива, я не знаю, потому и привёл здесь обе.

В то время реформа монастырей, которая началась на континенте в 910 году, Англию ещё почти не затронула, и монашество было не более чем обетом добровольного безбрачия. Молодой Дунстан совсем не был аскетом, и всю жизнь пользовался любовью женщин. Вот и теперь он стал духовным руководителем нескольких высокородных и высокопоставленных дам. Я не буду останавливаться на отношении Дунстана к своим подопечным, но, возможно, что с их помощью он вновь вернулся ко двору. Придворные снова встретили Дунстана очень враждебно. Однако после чудесного спасения на охоте король переменился к Дунстану и заставил придворных помириться с ним. Эдмунд сделал Дунстана настоятелем монастыря в Глестонберри, который был отстроен и расширен. Там была выстроена новая церковь и собрана община монахов. Теперь Дунстан мог уже официально принимать участие в обсуждении общественных дел, но внезапная смерть короля Эдмунда быстро вознесла Дунстана.

Новый король Эдред призвал Дунстана и сделал его своим первым министром. Дунстан приложил руку к торжественному манифесту об избрании Эдреда королём, да и процедуру избрания короля он обставил как общенациональное дело. Впервые в выборах короля участвовали не только англичане, но и датчане, и бритты. На коронации присутствовали примасы Севера и Юга и торжественно возложили корону на голову нового короля. В 948 году на Севере вспыхнуло, было, восстание, но его быстро удалось подавить. А когда северяне снова взбунтовались, Эдред посадил йоркского архиепископа Вульфстана в тюрьму, и всё успокоилось. К 954 году всякое сопротивление королевской власти в стране было подавлено. И датчане, и северяне - все признали теперь верховную власть короля Уэссекса, который теперь стал величать себя "цезарем всей Британии". Ведь северные территории вошли теперь в состав собственно Англии, а вице-королевство Нортумбрия было преобразовано в графство, правителем которого стал Освульф.

Дунстан не во всём разделял взгляды короля на политическое устройство государства. Он считал, что Англия должна быть федеративным государством, в котором каждое королевство сохраняет свою автономию, но правитель каждого из них подчиняется королю Уэссекса. К счастью для Англии этот план не был реализован, а то страна немедленно бы скатилась в пучину гражданских войн. Но в 955 году умер король Эдрерд, и на престол вступил старший сын Эдмунда, Эдвиг.

Новый король был совсем юн и находился под сильным влиянием одной знатной дамы по имени Этельгифу. Явное столкновение этой дамы с советниками прежнего короля произошло во время коронационных торжеств. Король был до такой степени увлечён этой дамой, что ушёл с праздника в комнату Этельгифу. По решению "уитанов" Дунстан вошёл в эту комнату и вытащил оттуда юного короля. Вот, должно быть была сценка! Шекспир! Но уже меньше чем через год Дунстан должен был бежать от двора, говорят, что, чуть ли не за море, а вся выстроенная им государственная система рухнула. Торжество Этельгифу было полным, но чтобы отвести от себя подозрения в нескромности, она обвенчала свою малолетнюю дочь с Эдвигом. Однако архиепископ Одо нашёл, что этот брак противоречит каноническим правилам, и в 958 году разлучил молодых супругов.

В этом же 958 году взбунтовались Мерсия и Нортумбрия. Они выбрали своим королём брата Эдвига, Эдгара, и призвали Дунстана занять место возле юного короля. Дунстан последовательно занял кафедры в Уорчестере и Лондоне. После смерти короля Эдвига в 959 году Уэссекс тоже признал уже признанного Севером короля Эдгара, и страна снова объединилась под одной короной. Дунстан стал архиепископом кентерберийским и целых шестнадцать лет был министром при короле Эдгаре, то есть фактически он был светским и духовным главой государства.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#11 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 05 Август 2013 - 12:59

Правление короля Эдгара. Годы мира

Что можно сказать о царствовании короля Эдгара? Никогда еще Англия не была таким могущественным государством, как в это время. Подданные королевства наслаждались благами мира: не было ни внутренних распрей, ни серьезной внешней опасности. Королевский флот очистил прибрежные воды от пиратов, датчане, жившие в Ирландии, превратились из врагов в друзей и союзников. Да и внутри страны король и его первый министр привлекали к государственной деятельности людей не по национальному признаку, а по деловым качествам. Следует отметить, что после смерти короля Эдгара его стали обвинять в том, что он слишком сильно любил датчан и, вообще, иностранцев, и давал им слишком много власти.

Да, и король, и его первый министр принимали датчан на государственную службу и продвигали их вплоть до высших государственных и церковных должностей, но это говорит только о беспристрастности руководителей королевства и их мудрости. Да, за датчанами были оставлены их права в Данло, но это была вполне разумная мера: зачем создавать в государстве лишний очаг напряженности?

Король много занимался финансовыми вопросами, регулировал монетную политику, ввел единые для всего государства меры длины и веса и покровительствовал торговле. Когда на Танете разбойники ограбили купеческий корабль, на остров были направлены войска, которые мигом навели порядок. Лондон, наконец, смог вздохнуть спокойно, а в водах Темзы появились торговые корабли из многих городов и стран Европы. Именно с тех времен Лондон и стал обретать то значение в мировой торговле, которое он сохраняет и до наших дней.

Клюнийская реформа монашества затронула и Англию. Предание приписывает королю Эдгару основание сорока новых монастырей, и считается, что только с правления этого короля началась непрерывная история монашества в Англии. Правда, пока монастыри утвердились только в Уэссексе и Восточной Англии, а в остальной части страны их было очень мало. Кроме того, много внимания стало уделяться образованию и изданию книг: эти области деятельности после смерти короля Альфреда пришли в упадок.

Примерно с этого же времени стало улучшаться и положение рабов, которые стали освобождаться от обязательного труда в выходные и праздничные дни. Началось прикрепление рабов к земле, только вместе с которой их и стало возможным продавать, а также стало распространяться освобождение рабов. В английских портах даже официально была запрещена торговля рабами, но реально этот закон стал действовать только при норманнской династии.

Эдгар и Дунстан провозгласили принцип, что верховная власть в Англии принадлежит Уэссексу. Управлять Мерсией, Нортумбрией и другими бывшими королевствами стали наместники-олдермены, которые обладали огромной властью.

Можно много и долго говорить о государственной деятельности короля Эдгара и его первого министра, но вряд ли это будет очень для вас интересно, уважаемые читатели. Отмечу только, что на фоне всех этих достижений происходили и процессы, которые быстро подрывали основы могущества уэссекской династии, да и всей Англии. Создание феодальной структуры в английском обществе сопровождалось ослаблением положения фрименов. Фримен имел свою землю и признавал власть только Бога и закона, то есть короля. Но постепенно принцип личной зависимости охватил все общество, и фримены стали превращаться в вилланов, которые были уже всем обязаны своему господину. Если раньше фримены составляли основную силу войска и дрались не по принуждению, то теперь виллан отправлялся на войну по приказанию своего господина. А это обстоятельство не могло не сказаться на боеспособности войска.

Впрочем, король Эдгар был миролюбивым правителем и не вел значительных войн. Королевский флот ежегодно объезжал все побережье государства, а иногда с ним ездил и сам король. Сохранилось даже предание о битве английского флота с флотом дублинского короля и полной победе англичан. В 973 году в Бате Дунстан устроил торжественное коронование Эдгара, что было сделано в подражание торжеств, устроенных Оттоном I в честь восстановления римской империи. Сохранилась также легенда, что во время плавания короля Эдгара по реке Ди, его барку тащили на буксире восемь вассальных королей, а сам Эдгар сидел за рулем барки. Но эта легенда, скорее всего, только отражает представление о могуществе Англии, и вряд ли является реальным фактом.

В 975 году король Эдгар умер в возрасте тридцати двух лет, а с его смертью стала приходить в упадок и уэссекская династия. Эдгар оставил двух сыновей от разных жен, Эдуарда и Этельреда, но оба были еще в слишком юном возрасте для самостоятельного правления. Началась ожесточенная борьба среди придворных группировок вокруг вопроса о престолонаследии, которая прекратилась только после вмешательства Дунстана. На двух последовательно прошедших уитенагемотах ("собраниях мудрых" в прошлом, а ныне превратившимся в королевские советы) Дунстан, вроде бы, одержал полную победу над своими врагами и короновал старшего сына покойного короля Эдгара, Эдуарда, впоследствии названного Мучеником.

Сохранилась монастырская рукопись, которая гласит, что во время проведения второго уитенагемота произошло чудо: пол совещательной комнаты проломился, и все враги Дунстана попадали вниз, а он сам и его сторонники уцелели. Если так и было на самом деле, то это была проведена хорошо подготовленная террористическая акция, которая должна была устранить часть врагов Дунстана и устрашить всех остальных.

Казалось, что Дунстану светит продолжительное господствующее влияние в государстве, но в живых остались вдовствующая королева и ее сын Этельред. В большинстве случаев такого претендента на престол обычно быстро устраняли, но Дунстан был упоен своей победой. Он слишком поверил в незыблемость своего положения и проморгал элементарный дворцовый заговор. Мачеха, ненавидевшая короля Эдуарда, незаметно для Дунстана организовала убийство юного короля в 978 году, но так, что сама осталась незапятнанной.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#12 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 10 Август 2013 - 10:39

Этельред Нерешительный и Свен Вилобородый


С воцарением нового короля Этельреда влиянию Дунстана пришел конец. Он был отправлен в Кентербери, где и провел последние годы своей жизни, занимаясь литературными трудами, музыкой и ручными поделками. По одним данным он прожил еще два года, по другим - девять, но для лишенного власти сановника, да и для нас с вами, уважаемые читатели, это не так уж и важно.

Итак, королем Англии в 978 году стал Этельред, прозванный Нерешительным, и вы вскоре поймете почему. Он правил очень долго, с небольшим перерывом до 1016 года, но славных дел совершил очень немного. Впрочем, судите сами. О внутренней политике этого короля говорить мы особенно много не будем, так как главные неприятности для Англии пришли из-за морей, главным образом, с Севера. Там уже образовались королевства Дания, Норвегия и Швеция, в которых строились планы завоевания Англии. Однако первыми оживились и почувствовали слабину Англии норвежцы, которые осели в Ирландии, на острове Мэн и на западном побережье Англии. Они начали свои разбойничьи набеги.

Затем, не успел король Этельред в 990 году отпраздновать свое совершеннолетие, как в 991 году отряд норвежцев высадился в Восточной Англии и разбил местное ополчение под командованием олдермена Бритнорса, который пал в бою. С этого года новые завоеватели уже не покидали пределов Англии. Однако, вот что любопытно: датчане, осевшие в Англии, довольно дружно поднялись на борьбу с пришельцами, и стали наниматься на службу к королю Этельреду. Так терпимая внутренняя политика короля Эдгара принесла свои плоды. Только вот попали они в слабые руки!

Для того чтобы откупиться от пришельцев, король в том же 991 году приказал начать сбор денег, который вскоре стал известен, как danegeld (датские деньги или деньги для датчан). Кроме денег пришельцы вытребовали у короля и позволение селиться на английских землях. Это, однако, не остановило дальнейших волн набегов, а показало слабость королевства. Вооруженные отряды, как из скандинавских королевств, так и из Ирландии, начали грабить страну. Вначале были опустошены Корнуолл и Девон, затем Дорсет и Хэмпшир (998), затем Кент (999), потом осадили Рочестер. Нашествие морских разбойников приняло неведомые прежде размеры.

Нельзя сказать, чтобы король сидел, сложа руки, или только откупался от врагов деньгами. Нет, он заключил союз с очень сильным герцогством Нормандией, женившись на дочери норманнского герцога Ричарда Доброго, Эмме (ее языческое имя Эльфгиву, и в литературе она часто встречается и под вторым именем). Запомните этот факт, так как потом именно из Нормандии придет Вильгельм! Хоть у Нормандии и был довольно сильный флот, но союза с ней оказалось недостаточно для отражения нашествий. Причем организованы пришельцы были просто великолепно. Дело в том, что тогда еще наследный принц Дании, Свейн Вилобородый организовал в своих землях тренировочные лагеря для подготовки воинов! Возможно, что его примеру последовал и норвежский наследный принц Олаф.

Этельред Нерешительный тем временем готовился к ответному удару, но избрал при этом плохих советчиков. Они все время нашептывали ему, что датчане, находящиеся на королевской службе, ведут себя подозрительно, что они замышляют истребить королевскую семью и королевских советников, что они хотят переметнуться к врагам королевства. Никаких улик ни у советников, ни у короля не было, датчане из Денло исправно несли свою службу, но у страха глаза велики... Король совершил предательство по отношению к своим подданным и 13 ноября 1002 года в день святого Брикция приказал истребить всех датчан, находившихся на королевской службе и служивших в его войсках. Среди них погибла и новообращенная христианка Гунхильда, которая была сестрой Свейна Вилобородого. Ее убили на глазах мужа и детей.

Этот подлый поступок не избавил королевство от опасности. Предпринятое наступление на скандинавов провалилось, а Данло оказалось на грани восстания. Тем временем скончался Олаф, и Свен Вилобородый оказался на престолах Дании и Норвегии. Он поклялся отомстить Этельреду за подлые убийства и захватить всю Англию, а, имея под рукой силы двух королевств, он смог сдержать свое слово.

Уже в 1003 году Свен вторгся в Англию и захватил Эксетер и Солсбери. Четыре года он прочесывал вдоль и поперек всю южную и восточную Англию, предавая встречные города и деревни огню и мечу. Особого сопротивления он нигде не встречал. Хронист из Абингдона писал об этих годах:

"Когда враг был на востоке, наше войско держалось на западе, а когда враг был на юге, то наше войско находилось на севере. Затем все советники были призваны к королю, чтобы обсудить, как следует защищать эту землю, но, хотя решение и было принято, ему не следовали и месяца, и, наконец, не осталось ни одного вождя, который был бы склонен собрать войско, но каждый бежал, как только мог".


Получив в 1007 году громадный выкуп в 36000 фунтов серебра, он удалился из Англии, но особого облегчения страна не получила. Из Норвегии прибыли не менее свирепые отряды, которые распространили военные действия из Уэссекса на Мерсию и Восточную Англию. Новые пришельцы оказались еще более свирепыми и кровожадными, чем датчане. В 1010 году был захвачен и разграблен Кентербери, а архиепископа Эльфги увезли в Гринвич и потребовали за него выкуп. Денег у короля не нашлось, и Эльфги был жестоко умерщвлен. Его привели в собрание воинов и долго избивали его бычьими рогами и камнями. Наконец, один более сострадательный воин отрубил ему голову топором. Несколько раз откупался король от разбойников деньгами, но облегчения не наступало, так как серебро только разжигало аппетит разбойников.

А Свен Вилобородый не забыл своей клятвы и готовил силы для нового вторжения в Англию. В 1013 году его флот появился у берегов Англии, вошел в Хамбер, а также призвал к восстанию Данло. Призыв был услышан, и вскоре вся земля Данло присоединилась к Свену. В битве при Гейнсборо он легко опрокинул войска англичан, и был провозглашен королем Нортумбрии. Затем Свену почти без сопротивления покорились Мерсия и Восточная Англия. Обескровленный Уэссекс сопротивлялся не очень долго, и после битвы при Бате уэссекские тэны подчинились Свену, а Оксфорд и столица королевства Винчестер добровольно открыли свои ворота врагам. Немного дольше держался Лондон, но после бегства короля с семейством подчинился датчанам и этот город.

Этельред некоторое время крейсировал на своих кораблях в виду английских берегов, но затем был вынужден искать прибежище для себя, жены и детей в Нормандии.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#13 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 19 Август 2013 - 09:40

Славный король Кнут

   Страна снова оказалась в одних руках, но это были руки врагов. Свен сдержал свою клятву! Он хотел создать великую скандинавскую империю, центром которой должна была стать Англия. Свен не успел осуществить свой замысел, так как в феврале 1014 года смерть остановила его в Гейнсборо. Этельред при поддержке Нормандии вернулся в страну и снова стал королем Англии. Вместе со своим сыном Эдмундом Железнобоким он собрал войско и вынудил датчан удалиться. Перед эвакуацией сын Свена, Кнут, которого войско выбрало в свои предводители, приказал отрезать у заложников, которые были выданы его отцу, нос, уши и одну руку, и в таком виде высадить их на берег близ Сандвича.
   Кнут уехал, но ненадолго. Когда он вновь высадился в Англии с большим войском, Мерсия, Нортумбрия и даже Уэссекс признали его своим королем. Смерть Этельреда в начале 1016 года положили конец этой неразберихе, но началась новая. Лондон и Уэссекс провозгласили новым королем Эдмунда Железнобокого, а Мерсия и Нортумбрия - Кнута. После нескольких незначительных столкновений претенденты договорились о разделе страны. За Эдмундом остались Уэссекс, Эссекс, Восточная Англия и Лондон, а Кнут получил Мерсию и Нортумбрию. Однако мир так и не наступил. Между войсками Эдммунда и Кнута произошло в том же 1016 году еще пять крупных сражений, в трех из которых победил Эдмунд. Но в последнем из них, битве при Ассандоне, 30 ноября 1016 года войска Эдмунда Железнобокого потерпели поражение, а сам король погиб.
   Хотя после смерти короля остались живы его родной брат и двое сыновей, Кнут был единодушно провозглашен королем всей Англии. Он не был чужд этой стране ни по языку, ни по духу, ни по крови. Правда, свое правление Кнут начал с целого ряда политических убийств, но в дальнейшем правил очень достойно. А пока он приказал зарубить топорами Эдрика Мерсийского, который много сделал для его победы. Затем был убит Эдвиг, брат Эдмунда Железнобокого. Дети Эдмунда были отправлены в Норвегию, где их ждала такая же участь, но им удалось бежать и укрыться у венгерского короля Стефана. Кнут пытался достать их и там, но безуспешно. Тесть Эдмунда, Утред Нортумбрийский, был Кнутом приглашен в Лондон на коронационные торжества и убит по его приказанию прямо в королевском дворце.
   Но жестоким правителем Кнут был недолго. Правда, в 1018 году он собрал danegeld для оплаты труда моряков, доставивших его флот в Англию, но больше таких значительных поборов в его правление уже не было. Кнут хотел править Англией не как завоеватель, а как природный король, и надо сказать, что это ему вполне удалось. Он оказался не тираном, а одним из самых прославляемых королей в истории страны. Кнут ничего не стал менять в государственных учреждениях страны.
   После смерти Эдмунда он принял в Лондоне королевскую корону с соблюдением всех прежних формальностей. Затем он созвал в Оксфорде уитенагемот, на котором признал все постановления и законы, изданные королем Эдгаром. Опять не стало никакого различия между Данло и остальной Англией, а англичане и датчане стали пользоваться равными правами. Чтобы добиться спокойствия и расположения страны он приказал распустить свое войско, оставив при себе только отборный отряд телохранителей. Большую часть своего флота Кнут отправил в Данию, однако, все желающие воины смогли осесть в Англии.
   Страна была разделена на четыре графства или олдерменства: Уэссекс, Мерсию, Восточную Англию и Нортумбрию. То есть новый король признал их самостоятельность в качестве провинций, но подчинение короне этих провинций стало более сильным. Нортумбрией управлял норвежец Эрик, Восточной Англией датчанин Тургкилл, а Мерсией и Уэссексом управляли англичане Леофрик и Годвин. Национальная политика в действии! Этот Годвин был не очень знатного происхождения, но обладал большой храбростью, красноречием, сильной жизнедеятельностью и благоразумием. Он женился на сестре одного ярла, который был в родстве с самим Кнутом, сделал быструю карьеру на полях битвы и в государственном устройстве, нажил большое богатство и стал в стране вторым человеком по влиянию после короля.
   Англия обрела спокойствие, на ее земле царили закон, правосудие и порядок. Кнут всеми силами также старался добиться расположения церкви. Он почитал таких англо-саксонских святых, как Эдуард Мученик, короля Восточной Англии Эдмунда, Дунстана, а останки архиепископа Эльфги он перенес в Кентербери. На месте гибели короля Эдмунда Железнобокого он построил церковь. Кнут жертвовал большие суммы монастырям и заботился об образовании.
   Внутренний мир сопровождался и внешним. Кнут возобновил мирный договор с Нормандией, женившись на вдове Этельреда Эмме-Эльфгиву, которая была значительно старше его, а впоследствии укрепил его, выдав свою сестру Эдифь (Эдит) за герцога Роберта Великолепного. Видите, как начинают связываться судьбы Англии и Нормандии! А то из учебников создается впечатление, будто Вильгельм ни с того, ни с сего отправился завоевывать Англию.
   Спокойствие, которое он быстро установил в Англии, помогло Кнуту и в его внешнеполитической деятельности. Так после смерти его брата Гарольда (Харальда) он в 1018 году получил датскую корону. Но в этом деле ему ничья помощь особенно и не требовалась, а в других вопросах он уже опирался на силу английской армии и флота. Так в 1030 году (по другим источникам в 1028 году) он завоевал корону Норвегии. Швеция признала свою вассальную зависимость от Кнута. В 1031 году Кнут вторгся в Шотландию и принудил короля Малколма II признать себя вассалом Англии.
   Такое впечатление, что осуществилась мечта Свена Вилобородого о создании Великой Скандинавской Империи, которой король Кнут управлял из Винчестера. Но эта империя, как и многие другие, не пережила своего создателя.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#14 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 20 Август 2013 - 15:28

Король Кнут и его сыновья

   Король Кнут не любил долго оставаться на одном месте. Он много ездил по стране, наводил порядок и вершил правосудие. Он создал благоприятные условия для развития торговли, ремесел и сельского хозяйства. Английские купцы проникли во многие страны мира, а на берегах Темзы появились товары не только из европейских стран, но из Константинополя и Ближнего Востока, Руси, Пиренейского полуострова и Северной Африки. Причем, следует отметить, что эти перспективы открылись перед жителями всех скандинавских стран. Кнут был хорошим королем не только для Англии. Он заботился о распространении христианства в скандинавских странах и поддерживал посылку туда миссионеров. Но также Кнут посылал в северные страны и специалистов из Англии, чтобы способствовать развитию в них новых, неизвестных там прежде, ремесел.
   В 1027 году король Кнут совершил паломничество в Рим. Перед отъездом он велел своим наместникам и чиновникам управлять государством справедливо и не чинить обид ни бедным, ни богатым, ибо в противном случае он по возвращении их строго накажет. В Риме Кнут вел переговоры с папой, от которого добился ряда уступок, в частности папа отказался от богатых подношений, которые должен был ему выплачивать каждый новый кентерберийский архиепископ при вступлении в должность. Из Рима же Кнут провел переговоры с императором Конрадом II, который возвратил Дании земли к северу от Эйдера. Особенно успешными были переговоры Короля Кнута с королем Бургундии Рудольфом, который обещал беспрепятственно пропускать через свою территорию всех английских подданных Кнута, а торговцев еще и беспошлинно.
   Естественно, что король Кнут поспешил уведомить своих подданных о таких успешных достижениях письмом, которое отправил из Рима. Я позволю себе привести краткие выдержки из этого письма. В начале Кнут пишет:

"Я дал Богу обет вести во всем праведную жизнь, управлять справедливо и богоугодно моим государством и моими подданными и воздавать должное всем. Если до сих пор я сделал что-нибудь несправедливое по молодости или небрежности, то я готов вполне загладить это".

Далее он опять призывал каждого из своих чиновников вести дела справедливо

"если только он ценит мою дружбу и свое собственное благо".

Скрытая, но ощутимая угроза! Далее король Кнут перечисляет все свои достижения, сделанные для блага народа Англии, и заканчивает свое письмо словами:

"Я посылаю это письмо раньше себя, чтобы весь народ моего государства мог порадоваться моим добрым делам, ибо, как вы сами знаете, никогда я не щадил и не буду щадить своих трудов для того, что нужно и полезно моему народу".

   Из Рима король Кнут отправился в свои северные владения, а потом вернулся в Англию. Но любому, даже самому славному, царствованию всегда приходит конец, и в ноябре 1035 года (по другим источникам в начале 1036 года) король Кнут скончался в возрасте чуть больше сорока лет. К сожалению, он не смог передать свои принципы управления государством своим сыновьям.
   От Эммы-Эльфгиву Кнут оставил двоих сыновей, Харальда Зайценогого и Харткнута, между сторонниками которых и разгорелась борьба за корону. О сыновьях Этельреда пока что никто и не вспоминал, даже их мать Эмма, которая поддерживала кандидатуру Харткнута. Уитенагемот, собравшийся в Оксфорде, постановил разделить страну на две части, и земли к северу от Темзы отдал Харальду, а остальную часть страны передал во владение Харткнуту. Впрочем, у последнего не было особой жажды власти, и он фактически уступил всю власть в стране Харальду Зайценогому.
   Правление сыновей Кнута не оставило доброй памяти в английской истории. Ни один из них был не в состоянии обеспечить мир и спокойствие даже в Англии, не говоря уж обо всей северной империи, хотя и Харальд и Харткнут владели короной еще и Дании, но это скорее была уже только фиктивная дань роду Кнута, ибо реально влиять на жизнь заморских частей империи они уже не могли.
   О правлении Харальда Зайценогого сказать особенно нечего. Он прославился только расправой с Альфредом, сыном Эдмунда Железнобокого, который прибыл в Англию с дружиной, чтобы предъявить свои права на английскую корону. Аргументы Альфреда показались Харальду неубедительными. Он легко поколотил дружину претендента на престол и захватил почти всех в плен. Альфреду выкололи глаза и бросили его умирать в замке Или, а в его дружине провели децимацию (живы еще римские традиции), после чего остальные были проданы в рабство.
   В 1040 году Харальд Зайценогий умер при не вполне ясных обстоятельствах, и королем Англии и Дании стал Харткнут. Очевидно, что между братьями был какой-то конфликт, о котором нам ничего не известно. Но чем еще объяснить тот факт, что Харткнут приказал вырыть из могилы тело своего брата Харальда, отрубил ему собственноручно топором голову и велел выбросить все в ров, окружавший королевский замок. И о коротком правлении Харткнута трудно найти добрые слова. Он приказал собрать солидную сумму для danegeld, а когда против этих поборов в Уорчестере вспыхнуло восстание, он приказал разрушить и сжечь весь город и его окрестности, и прошелся по всей провинции, карая недовольных.
   Так как детей у Харткнута не было, то он вызвал из Нормандии и назначил своим наследником своего сводного брата Эдуарда, сына Эммы и Этельреда. Вот когда только вынырнули из забвения дети Этельреда!
   В эти неспокойные годы большую роль в жизни страны играл уже упоминавшийся Годвин. К моменту смерти Кнута он был уже вице-королем Англии. Во время правления Харальда и Харткнута он сохранил свое влиятельное положение в стране, на которое короли не покушались. Годвин старался поддерживать политику короля Кнута, сохраняя Англию под датским управлением и пытаясь воспрепятствовать разрыву связей Англии с северными странами.
   Впрочем, Харткнуту не удалось долго поцарствовать! Вскоре после прибытия в Англию Эдуарда, он внезапно скончался во время пира, который был устроен по случаю женитьбы его знаменосца Тови Высокомерного в доме Осгода Клапа в Ламберте. Это произошло в конце 1042 года. Новый король Эдуард не настаивал на строгом расследовании причин смерти короля Харткнута, которая была признана произошедшей по причине чрезмерного пьянства покойного.
   Коронационные торжества Эдуарда произошли на Пасху 1043 года в Вестминстере при огромном стечении расположенного к новому королю народа. Годвин понял, что дело датчан клонится к упадку, и быстро переметнулся на сторону нового короля. Одновременно со смертью Харткнута рухнула и идея о единой скандинавской империи.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#15 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 22 Август 2013 - 14:50

Эдуард Исповедник и Годвин

   Король Эдуард, получивший за свои монашеские выходки прозвище Исповедник, был несколько странной личностью среди множества воинственных королей, занимавших английский престол до него. С самых юных лет он жил в изгнании при дворе нормандских герцогов и усвоил норманнские вкусы и обычаи лучше, чем английские. Эдуард обладал хрупким, почти женственным, телосложением и слабым здоровьем. О личности этого короля слагались легенды: о его набожности, кротости, простоте и веселости слагались песни. В них также воспевались долгий мир во время его царствования, славные дела, якобы совершенные этим королем, вспоминались в песнях и его мудрые помощники, и храбрые военачальники, подчинившие валлийцев, скоттов и бриттов. После смерти Эдуарда причислили к лику святых. Но следует заметить, что эти легенды были сложены в первые десятилетия после нормандского завоевания, когда мечты и воспоминания о свободе и независимости англо-саксов были воплощены в личности последнего англо-саксонского короля.
   Да, во время многочисленных бунтов против нормандских поработителей англичане требовали свободы и вспоминали о старых добрых временах короля Эдуарда и его справедливых законах. Но реальный король Эдуард был личностью совершенно неприспособленной для управления государством. Так что дело управления государством должно было попасть в более сильные руки или стать предметом раздоров. К счастью для Англии такие сильные руки нашлись - это были руки уже упоминавшегося в нашем повествовании Годвина. Слабость короля сделала Годвина реальным правителем страны, и надо сказать, что он воспользовался предоставленной ему возможностью с мудростью и осторожностью, но правил твердо.
   Впрочем, воспоминаниям о славном царствовании Эдуарда способствовала и внешнеполитическая ситуация, сложившаяся к царствованию Эдуарда. Она же облегчила и правление Годвина, и укрепление его власти в дальнейшем. Напомню, что еще в 1014 году ирландцы при Клонтарфе разгромили норвежцев и полностью и окончательно изгнали их со своего острова. Так что угрозы с запада для Англии больше не было. Дания и Швеция, отделившись от Англии, погрязли в междоусобной борьбе, истоки которой лежали еще в середине X века, и им было пока не до Англии. В Шотландии в 1040 году власть узурпировал Макбет, убивший во время войны за Оркнейские острова своего короля Дункана. Да, тот самый Макбет, про которого написал старик Вилли! А вы, небось, думали, что это такая же легенда, как и про короля Лира? Как бы не так! Но я немного отвлекся. Итак, в Шотландии тоже начались внутренние разборки, и шотландцы на юг пока не смотрели. Нормандия тоже пока занималась своими, а также и французскими делами. Тишь и гладь вокруг!
   В начале царствования Эдуарда страна находилась в руках трех элдорменов или эрлов (графов): Сиуорд Нортумбрийский правил страной к северу от Хамбера, Леофрик Мерсийский правил в Восточной Англии и Мерсии, а остальная часть страны управлялась уже упоминавшимся Годвином Уэссекским. Казалось, что после смерти Кнута верх возьмут центростремительные тенденции и страна снова развалится на части, но честолюбивые устремления Годвина и его твердая рука помешали этому.
   Годвин потихоньку распространял свое влияние по Англии, пристраивая своих родственников на теплые местечки. Собственные владения Годвина охватывали всю Англию к югу от Темзы. Его средний сын Гарольд стал графом Восточной Англии, а старший сын Свен (или Свейн) стал элдорменом и управлял Глостером, Херефордом, Оксфордом, Берксом и Сомерсетом. Даже своему племяннику Бирну (Беорну) он добыл должность и звание элдормена средней Англии. Любимую дочь Эдит Гарольд выдал замуж за самого короля, а самого младшего сына Тостига он женил на Юдифи Фландрской, чтобы противопоставить усиливавшемуся влиянию в стране нормандских любимцев короля союз с Фландрией. Под влиянием Годвина оказалось большая часть страны, враги боялись открыто выступать против него... Казалось бы, что он сможет проглотить всю страну, а словно загипнотизированные враги будут только наблюдать за этим процессом. Но неожиданный удар по могуществу Годвина нанес его собственный сын, любимый сын Свен.
   Нет, сынок не участвовал в заговоре против папаши и не плел никаких интриг. Он лишь соблазнил игуменью из Леоминстера, потом отослал ее домой и сделал довольно оскорбительное, по тем временам, предложение: он предложил ей вступить с ним в брак (чтобы скрыть следы своего преступления). Ну, разумеется, не игуменье он сделал такое предложение, а ее родственникам, а также попросил разрешения короля на такой брак. Но тут оказалось, что мальчик слегка зарвался: король решительно ему отказал, а родственники женщины ему даже не ответили. Пришлось Свену бежать во Фландрию, благо там жил его братец Тостиг.
   Но влияния Годвина хватило на то, чтобы вначале замять этот скандал, а потом и выпросить у короля помилование для своего непутевого сына. Но, как только Свен вернулся в Англию, он тут же совершил новое преступление. Он поехал выяснять отношения со своим кузеном Бирном, который был против его помилования и осуждал его проступок. Во время братской беседы Свен вспылил и хладнокровно убил своего кузена. Это был не поединок, что современники бы смогли понять, а хладнокровное убийство. Пришлось Свену опять бежать во Фландрию. Страна всколыхнулась от негодования, и собравшийся уитенагемот признал Свена "негодяем", "никуда не годным" и приговорил его к смерти, если он ступит на землю Англии. Через год, правда, Годвину удалось выхлопотать у короля новое помилование для Свена и возвращение графства.
   Однако такое скандальное заступничество Годвина за злостного преступника оттолкнуло от него почти всех сторонников. А тут надвинулось столкновение с королем, в котором Годвин оказался почти без поддержки. Я напомню, что Эдуард в своем королевстве был по существу иностранцем. Он с детства воспитывался в Нормандии и, естественно его симпатии склонялись к его друзьям юности и по изгнанию. Он предпочитал говорить по-нормандски, прикладывал к документам свою печать, сделанную по нормандскому образу, а также роздал своим нормандским любимцам множество высоких государственных и церковных должностей. Все эти иностранцы не пользовались особой симпатией в стране, и поэтому они держались за короля. Кроме того, эти нормандцы люто ненавидели могущественного Годвина и радовались каждой его неудаче. Однажды они решились выступить против Годвина, но их никто в стране не поддержал, король еще не был готов к противостоянию с Годвином, и последний легко расправился со смутьянами.
   Но вот и у короля нашелся повод выступить против Годвина. В Англии гостил шурин Эдуарда граф Булонский Эвстафий, который, погостив у короля, прибыл перед отплытием домой в Дувр. Здесь он потребовал квартир для себя и своей свиты, горожане ему в этом отказали, и начались беспорядки, в ходе которых погибло несколько человек, как со стороны горожан, так и из свиты Евстафия. Король в гневе приказал Годвину наказать горожан за оскорбление своего родственника, а, следовательно, и самого короля, но Годвин отказался выполнить это распоряжение короля и осмелился потребовать справедливого суда над горожанами.
   Эдуард хоть и был слабым королем, но он все же был королем в своей стране, и этот отказ он расценил как личное оскорбление. Да и нормандцы подначивали Эдуарда против Годвина. Дело пошло к открытому столкновению. Годвин собрал свои силы и двинулся к Глостеру, потребовав от короля изгнания иностранных фаворитов. Он не без основания полагал, что именно они разожгли вражду короля к нему. Однако страна отнеслась к этому конфликту довольно спокойно, Сиуорд и Леофрик стали на сторону Эдуарда, а уитенагемот в Лондоне тотчас же подтвердил старый декрет об изгнании Свена и лишил самого Годвина покровительства законов Англии. Это произошло 21 декабря 1052 года. Поняв, что сила сейчас не на его стороне, Годвин благоразумно уклонился от борьбы и отбыл со своими немногочисленными сторонниками во Фландрию.
   Падение Годвина на некоторое время успокоило страну. Но англичане быстро поняли, что как бы ни был виновен Годвин в совершенных и приписываемых ему преступлениях, он все же был единственным могущественным человеком в Англии, который боролся с засильем иностранцев в стране. Поддержка Годвину в стране скоро была обеспечена, так что не стоит удивляться тому, что не прошло и года, как Годвин со своими сторонниками и большим флотом появился на Темзе.
   Доводы Годвина были признаны уитенагемотом такими убедительными, что он тут же принял целый ряд законов, угодных просителю. Годвину позволили принести очистительную клятву, и он обрел прежнюю власть. Услужливый уитенагемот вернул всем его сыновьям и родственникам должности элдорменов (кроме Свена, который к этому времени уже умер) и их владения, а также изгнал всех иностранных прелатов и епископов. Среди них был и Роберт Жюмьежский, которого король недавно назначил архиепископом кентерберийским. Вместо Роберта на эту должность был назначен Стиганд, но большинство жителей страны посчитали такое смещение Роберта противозаконным, а в Европе, а особенно в Риме, его и вовсе никто не признал. Это обстоятельство еще аукнется для Англии, но несколько позднее. А пока...
   Торжество Годвина было полным, но непродолжительным, и воспользоваться плодами своей победы он не успел, так как 15 апреля 1053 года умер от апоплексического удара прямо за королевским столом. Тут все было чисто! И власть плавно перешла в руки его сына Гарольда. Гарольд был высок ростом, силен и имел привлекательную наружность. Он был приветлив, энергичен и справедлив, чем легко привлекал людей на свою сторону. Храбрость, ловкость и административный талант сочетались у Гарольда с хитростью и честолюбием, но он вел себя без того высокомерия, которое отталкивало людей от его отца. Кроме того, Гарольд не был замешан в тех преступлениях и вероломных поступках своего отца, которые вызывали всеобщее возмущение в стране. Несмотря на свою огромную власть, Гарольд старался во всем угождать королю, и в точности исполнял все его распоряжения, так что Эдуард не чувствовал себя униженным.
   Однако, подобно своему отцу, Гарольд использовал назначение своих родственников на высшие государственные должности для укрепления своей власти. Так после смерти Сиуорда в 1055 году он отдал Нортумбрию своему брату Тостигу в обход законного наследника этой должности сына Сиуорда Вальтеофа. После смерти Леофрика в 1057 году он передал Восточную Англию своему другому брату Гурту, а своему третьему брату Леофвину он передал графство, занимавшее всю юго-восточную часть Англии. Так что к 1058 году три четверти страны находились в прямой или косвенной зависимости от Гарольда.
   Во внутренней политике он следовал принципам своего отца, избегая, однако, его крайностей. Он следил за соблюдением мира в стране, заботился о правосудии и росте благосостояния народа путем поддержки сельского хозяйства и ремесел. Страна богатела, а английские вышивки и золотые изделия славились на многих рынках Европы. Немногочисленные внешние нападения легко и быстро пресекались. Военный талант Гарольда проявился во время войны с валлийцами. В 1063 году валлийцы совершили несколько нападений на Англию. Тогда Гарольд быстро собрал армию, вооружил ее всем необходимым для ведения боевых действий в горах (вот у кого поучиться бы советским и российским военачальникам!) и стремительно вторгся в самое сердце Уэльса. Он разгромил все крупные отряды в горах и опустошил побережье Ирландского моря, чем привел валлийцев к полной покорности.
   Но не все так уж благополучно было в делах английских. Во-первых, назначение Стиганда архиепископом кентерберийским не было утверждено Римом. Стиганд стал на сторону антипапы, и был отлучен Римом. Ситуация с церковной жизнью в Англии стала неопределенной, а сама церковь впала в спячку. Во-вторых, у Гарольда в Англии неожиданно обнаружился соперник по влиянию. Это был его брат Тостиг. Но своим поведением в Нортумбрии Тостиг вызвал мятеж местной знати и вынужден был бежать. Куда? Ну, конечно же, во Фландрию! Гарольд воспользовался этим для того, чтобы сместить Тостига, а на его место он назначил Моркера, который был братом мерсийского графа Эдвина. Тем самым Гарольд привлек на свою сторону дом Леофрика, но нажил себе смертельного врага в лице Тостига.
   Думал ли Гарольд о короне? Несомненно. При бездетном короле Эдуарде такому могущественному вельможе трудно было не задуматься о достижении верховной власти. Но он вел себя очень осторожно. Еще в 1057 году он вызвал из Венгрии Эдуарда, сына Эдмунда Железнобокого. Но будущий наследник Эдуарда умер почти сразу же после своего прибытия в Англию, оставив, правда, после себя малолетнего сына. Но за этим младенцем никто больше не стоял, так что он не мог быть серьезной помехой на пути Гарольда к престолу. Так и вышло, что Гарольд получил престол без всякой борьбы. Когда 6 января 1066 года Эдуард Исповедник скончался, собравшиеся у его смертного ложа вельможи и епископы сразу же после его смерти приступили к избранию Гарольда королем и проведению его коронации. "Саксонская хроника" гласит, что Гарольд

"принял корону и был помазан в королевский сан с исполнением таких же формальностей, как его предместник".

   Но, судя по дальнейшему развитию событий в стране, его избрание далеко не было единодушным. А многие важные вельможи даже не сочли нужным присутствовать на коронации. Возможно, что страну ожидал бы период феодальной раздробленности, так как некоторые крупные правители, вроде Эдвина мерсийского и Моркера нортумбрийского, считали себя ничуть не ниже нового короля. Они, конечно, не могли сами претендовать на корону, но были вполне в состоянии обеспечить независимость своих земель. Так что Старый Ворчун полагает, что хотя вторжение нормандцев и не было подарком для Англии, но, по крайней мере, оно предотвратило возможную феодальную раздробленность Англии и последующие смуты.
   Но это я отвлекся в сторону гипотез. Возвращаясь же в Англию, отметим, что со смертью Эдуарда пресеклась династия англо-саксонских королей. В самой Англии никто не считал, по крайней мере, открыто восшествие Гарольда на престол узурпацией. Но в мире были и другие мнения...
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#16 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 23 Август 2013 - 10:33

Англия и Нормандия накануне завоевания. Герцог Вильгельм

   Вначале, уважаемые читатели, мы кинем ретроспективный взгляд на состояние Англии к 1066 году, а потом: Потом я еще не знаю, куда меня занесет, но в Нормандию мы обязательно заглянем, хотя бы ненадолго. А пока взглянем на наш остров. Когда Гарольд вступил на престол, Англия уже несколько царстований представляла собой единое государство. Король, хоть и не был самодержцем, но был верховным повелителем, гарантом внутреннего спокойствия и исполнения законов, которые издавались от его имени, имел значительные денежные средства и постоянную, пусть и не очень многочисленную, армию.
   Владычество датчан, а также их поселение в Данло оказали на общественную жизнь и устройство Англии гораздо меньшее влияние, чем можно было ожидать. В Данло оно ярче всего выразилось в географических названиях: те названия, которые оканчивались на "-by", обозначали датские земли, а названия оканчивавшиеся на "-ham" или "-ton", обозначали английские поселения. Разделение Англии Кнутом на элдорменства (ealdormanats) было лишь урегулированием уже существовавших и сложившихся порядков. Разделение некоторых графств на более мелкие единицы приписывается датчанам без достаточных оснований. А сами датчане в большей своей части смешались с англо-саксонским населением, усвоив их религию и учреждения. Заметим, что в Нормандии, кстати, произошло практически то же самое.
   Я не буду подробно останавливаться на развитии прав землевладельцев, так как эта тема интересна, в основном, специалистам. Отмечу только, что к описываемому времени король уже окончательно захватил все народные земли (folcland), которые превратились в королевские земли (terra regis). Частью этих земель король жаловал своих знатных сторонников, которые становились его ленниками, исполняли почетные обязанности при дворе и служили в армии. Кроме того, короли поделились с крупными землевладельцами и частью судебных полномочий, так что уже при Этельстане в Англии вполне сложилась феодальная система.
   Я также не буду касаться вопросов государственного устройства, финансов, просвещения, церковной жизни и т.д. Отмечу только, что в 1052 году король Эдуард официально отменил сбор danegeld'а, чтобы облегчить положение населения, но на самом деле этот сбор взыскивался даже некоторое время и после смерти этого короля. Следствием такого распоряжения был отказ Эдуарда содержать на английские деньги датские корабли и датских наемников. Датский флот и датские отряды были распущены, желающие могли отправиться на родину, а часть датчан окончательно осела в Англии. Однако по могуществу английского флота это решение Эдуарда нанесло смертельный удар. Вот в чем причина того, что английский флот никак не помешал нормандскому вторжению, - его попросту уже не было. Да и постоянная армия сократилась до размеров немногочисленного отряда телохранителей (housecarls), а для того, чтобы собрать более значительные силы, требовалось какое-то время. Эдуард, правда, умер в своей постели, но Гарольду это уже аукнулось.
   Надеюсь, что я не очень вас утомил, уважаемые читатели, и взглянем теперь через Канал. Что же к описываемому нами времени представляла собой Нормандия? Длинной истории от меня пока не ждите, но вот вам краткий очерк ее истории. Действительно краткий! Итак, Рольф Странник, такой же датский морской разбойник, какими были Гутрум и Гастинг, захватил земли по обеим берегам Сены в районе ее устья и в 911 году добился от короля Карла Простоватого утверждения своих прав на эту землю. А что было делать Карлу? Сила была на стороне захватчиков, а кроме того король в этом же 911 году захватил Лотарингию: Напомню, что в Англии в это же время сыновья Альфреда начали покорение Данло. Договор, по которому король Франции уступил часть своих земель на побережье, очень напоминал Уэдморский мир. Как и Гутрум, Рольф крестился, женился на дочери короля и стал его вассалом по землям, которые с того времени и стали называться "страной норманнов" или Нормандией.
   Однако христианская вера и вассальные отношения в первое время очень мало сдерживали норманнов. В отличие от Англии, норманнов с французами не связывали ни родство языка, ни узы крови. Сын Рольфа, Вильгельм Длинный Меч, хотя внешне и старался внешне быть христианином и подданным французского короля, в глубине души оставался северным язычником, да и сына своего он воспитывал среди викингов в Байе, где крепче всего сохранялись датский язык и обычаи. Вильгельм Длинный Меч призвал так много датчан в свои земли, что сумел полностью заселить ими полуостров Котантен. После смерти Вильгельма наступила языческая реакция. Большинство норманнов, во главе с юным герцогом Ричардом, который позднее получил прозвище Бесстрашного, на время отпали и от христианства, и от Франции. В это время новые флотилии морских разбойников появились у берегов Франции и входили в Сену. Так что еще в начале XI века французы называли норманнов "пиратами", Нормандию - "страной пиратов", а их герцога - "герцогом пиратов".
   Но Ричард Бесстрашный правил очень долго, так долго, что к концу его правления нравы норманнов очень сильно переменились. Из свирепых язычников они превратились в верных ленников французской короны и чуть ли не примерных христиан. Датский язык еще некоторое время сохранялся в Байе, а память о нем осталась в некоторых географических названиях. В Нормандии же вдруг закипела религиозная жизнь: строились монастыри и церкви, по дорогам шли паломники и пилигримы, основывались школы и проводились философские исследования. Словом, полная противоположность полусонному существованию в Англии.
   Пилигримами становилось все-таки меньшинство нормандцев. Часть нормандских рыцарей ставала под знамена Святого Креста, другая часть рыцарей приняла участие в борьбе христиан с мусульманами на Пиренейском полуострове, а цвет рыцарства подался на Сицилию и юг Италии, где на стороне византийцев принялись воевать с арабами. Вначале они служили византийцам, но потом в их среде появился доблестный рыцарь Роберт Гвискар, который отправился из своих владений на Котантене с одним только оруженосцем, но вскоре стал во главе всех нормандских сил в Сицилии и на Юге Италии. В битве при Каннах нормандцы разбили византийцев и отняли у них Апулию, а затем и Калабрию. Последователи Гвискара захватили всю Южную Италию и Сицилию и основали блестящее Сицилийское королевство.
   Рассказы о подвигах Гвискара и других нормандских рыцарей в Италии и их несметной добыче только раздражали остававшихся в Нормандии рыцарей, подвигали их на поиски новых предприятий и воспламеняли честолюбие нормандских герцогов. А герцогом Нормандии к описываемому времени был Вильгельм, которого современники называли Великим, а в историю он вошел, как Вильгельм Завоеватель.
   Вильгельм был побочным сыном герцога Роберта Великолепного (другое его прозвище было Роберт Дьявол) и Арлетты, дочери фалезского скорняка Фулберта. Герцог однажды увидел Арлетту, которая стирала белье в ручье, пленился юной девушкой, увез ее с собой, и 1027 году в Фалезе у нее родился сын Вильгельм. Других сыновей у Роберта не было, так что мальчик, хоть и имел прозвище "бастард", которое долго еще ходило за ним, воспитывался возле отца. Правда, недолго, так как в 1035 году Роберт Великолепный скончался в Никее во время обратного пути от святых мест. Так что детство выдалось у Вильгельма трудным, он видел множество интриг, измен и предательств, но все эти трудности только закаляли его характер, который с самых ранних лет смело можно было назвать железным. Бароны охотно признали Вильгельма своим герцогом, и он правил Нормандией под их опекой.
   Такое положение вещей устраивало всех до 1047 года, когда Вилли стукнуло двадцать лет, и он решил править самостоятельно. Многих баронов такое решение юного герцога решительно не устраивало. Ведь за прошедшие годы они привыкли к самовластию, а тут "бастард" решил ими командовать! В восточной части Нормандии, однако, все было тихо, а вот на западе герцогства, в округах Бессен и Котантен созрел заговор против Вильгельма, причем в герцоги наметили двоюродного брата Вилли Ги (Gui) бургундского, вскоре переросший в открытый мятеж. Мятеж так тщательно готовился и вспыхнул столь неожиданно для Вилли, что застал его врасплох в его охотничьем домике. Мятежные бароны чуть не схватили своего юного герцога, но он сумел ускользнуть от них, выпрыгнув в реку в чем был. Вильгельму удалось заручиться поддержкой французского короля, собрать свои силы и в битве при Валь-де-Дюн разбить мятежников. Союз с французским королем, впрочем, оказался не очень продолжительным.
   Я думаю, что целесообразно сейчас набросать обобщенный портрет Вильгельма Великого, перескакивая временами через временные рамки, чтобы полнее оценить незаурядную личность Завоевателя. Начнем с внешности Вильгельма, который был одним из самых последних и самых грозных представителей северной расы. Он был гигантом, обладавшим огромной физической силой. Отчаянная храбрость дополнялась диким взглядом, а бешеный гнев сочетался с беспощадной мстительностью. Летописец утверждал, что в нем воплощался дух

"морских волков, так долго живших грабежом всего мира".

Даже его враги утверждали, что

"Вильгельм не имел во всем свете равного себе рыцаря".

   Еще в сражении при Валь-де-Дюне люди и кони падали под ударами его копья. Бешенство и неукротимость его характера выражалась и в других приключениях его юности. Так, например, он с пятью солдатами принял бой с пятнадцатью анжуйцами: И победил! Или когда анжуйский граф Жоффруа Мартелл предъявил свои претензии на часть его владений, Вильгельм с соколом на руке вызывающе проехался по спорным землям, как будто война или охота были для него одним и тем же делом. И Мартелл отступился: Как, согласно Гомеру, никто не мог натянуть лук Одиссея, так никто из современников не мог натянуть лук Вильгельма, настолько он был силен физически. Своею палицей он мог проложить себе путь сквозь строй английских воинов, или своим громовым голосом остановить начинающееся бегство своих солдат. Его характер и сила проявлялись в наибольшей степени тогда, когда другие приходили в уныние или отчаяние. И во время зимнего похода к Честеру он шел пешком во главе своих измученных войск и собственноручно помогал расчищать дорогу сквозь сугробы.
   Но и его безжалостность не знала пределов. Когда жители Алансона в насмешку над его происхождением вывесили на городских стенах сырые кожи и начали кричать:

"Вот работа для скорняка!" -

он приказал ослепить пленников, отрубить им руки и ноги и побросать их в город. Потом он взял город штурмом и наказал шутников. После победы при Гастингсе он запретил хоронить тело Гарольда. Сотни жителей Гемпшира были выгнаны из своих домов, потому что Вильгельм решил в этих краях организовать свои охотничьи угодья. А когда Нортумбрия попыталась сопротивляться ему, он на несколько десятилетий превратил ее в пустыню. Жестокими и беспощадными были даже его шутки. Когда он состарился, то в 1087 году его старый враг французский король Филипп I подсмеивался над неуклюжей уже полнотой Вильгельма, а когда болезнь уложила его в постель в Руане, сказал:

"У Вльгельма такие же долгие роды, как у женщины".

Вильгельм тогда дал обет:

"Когда я встану, я отслужу обедню в стране Филиппа и щедро одарю церковь за счастливые роды. Я принесу ей тысячу свечей. Этими свечами будут пожары, при свете которых заблещет сталь".

   И он сдержал свое слово, несмотря на приближающуюся смерть. В пору жатвы даже вдали от французской границы запылали города и села во исполнение обета Вильгельма.    Суровость характера Вильгельма сказывалась и в его любви к уединению. Он мало обращал внимания на ненависть или любовь людей, а его суровый взгляд, молчаливость и дикие порывы гнева наводили жуткий страх на его приближенных. Летописец отмечает:

"Он был так могуч и свиреп, что никто не осмеливался противоречить его воле".

   Такого человека трудно любить, но ему легко подчиняться. Сам он был любезен только с настоятелем аббатства в Бете Ансельмом. Только в лесной глуши Вильгельм становился другим человеком. Летописец отмечал:

"Он любил диких оленей и ланей как будто был их отцом, и человек, виновный в их убийстве подвергался ослеплению".

   Одиноким прошел Вильгельм свой жизненный путь, и смерть застала его таким же одиноким. Когда король испустил свое последнее дыхание, вельможи и священники, окружавшие его, разбежались, а его обнаженное тело долго оставалось распростертым на полу.
   Вот каков был наш герой.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#17 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 31 Август 2013 - 09:44

О правах на корону и подготовке вторжения

   После 1047 года за ростом могущества Нормандии и ее герцога стал ревниво следить граф Анжу Жоффруа Мартелл. Он опасался усиления могущества своего соседа, и ему удалось рассорить герцога с королем и натравить короля на Нормандию. Это было не так уж и трудно сделать. Ведь богатая и густо населенная Нормандия, которая была больше и сильнее многих королевств, не только вызывала у своего сюзерена страх, но и перекрывала французским королям прямой выход к морю. Вильгельм тоже искал союзников, и в 1053 году он женился на дочери фландрского графа Балдуина V (опять Фландрия!) Матильде, но этот союз мало помог Вилли. Ему приходилось, в основном рассчитывать только на свои силы.
   И вот в 1054 году французские войска под командованием самого Генриха I вторглись в Нормандию. Вильгельм не стал принимать прямого сражения. Он отступал, держа свои силы на флангах французской армии, не вступал в столкновения и дожидался удобного часа. Наконец, он дождался момента, когда силы французов разделились на две части. Часть французов стала на ночлег в маленьком городке Мортемере, а другие расположились лагерем. Вильгельм тоже разделил свои силы на две части и внезапно напал на французов. Сам Вильгельм атаковал лагерь короля. Однако, атака предпринятая на Мортемер оказалась более удачной, ибо нормандцы застали французов врасплох и полностью истребили весь отряд. Сражение же отряда Вильгельма с французами шло с переменным успехом до тех пор, пока из Мотемера не прискакал Ральф де Тени. Он взобрался на дерево и закричал:

"Вставайте! Вставайте, французы! Вы слишком долго спите! Идите хоронить ваших друзей, лежащих мертвыми в Мортемере!"

   После этих слов в рядах французов началась паника, перешедшая в беспорядочное бегство. Французы покинули Нормандию не солоно хлебавши, потеряв почти весь свой обоз.
   Четыре года Генрих I собирал силы, и в 1058 году вновь вторгся в Нормандию. И вновь Вилли уклонился от прямого столкновения с главными силами французов. Он спокойно наблюдал за тем, как французы грабили его селения и монастыри, на разграбленные и пылающие Бессен и Кан. Так продолжалось до тех пор, пока фпанцузам не приглянулся богатый округ Лизье. Для этого французской армии надо было переправиться через реку Див возле Варавилля. Вот тут-то и появился Вилли со своим войском. Едва только половина французских сил переправилась через реку, а в реке начался подъем воды, как он напал на тыл французской армии. Начался разгром, ибо тыловые части французов не были готовы к сражению и в панике метались по берегу реки. Подъем воды в реке почти полностью разделил французскую армию на две части. С одного берега реки можно было теперь перебраться на другой только по узенькой плотине, которая была забита обозом, толпящимися беспомощно всадниками и пехотой. Нормандцы, уничтожив тыловые части французов, засыпали плотину дождем стрел. Генрих I беспомощно наблюдал с другого берега реки за истреблением своей армии. Разгром был ужасным. Почти никто не спасся, а обескураженный король с остатками свиты отправился умирать домой.
   Вскоре умер и Жоффруа Мартелл, так что среди французских князей при малолетнем короле Филиппе I у Вильгельма соперников пока не было. Бретань, воевавшая против Нормандии, признала господство Вилли, едва лишь его отряд пересек границу. А в 1063 году ему удалось захватить и остров Мэн. Но немало сил у Вильгельма занимали и внутренние дела, ведь нормандские бароны всегда были склонны к анархическим выходкам и грабежам. Вилли никогда особенно не любил своих хищных баронов. Он всегда предпочитал оказывать покровительство торговцам, крестьянам, ремесленникам и монахам, что вызывало раздражение баронов. Во главе недовольных оказывались родственники Вилли, которые становились на сторону французского короля. Но победы при Мортемере и Варавилле отдали мятежных баронов в его власть. Часть сидела в тюрьмах, а часть подверглась изгнанию, и присоединилась к нормандцам, сражавшимся в Южной Италии и на Сицилии. [Нет, определенно, придется написать более подробный очерк об этом периоде в истории Италии, точнее Неаполитанского королевства. - Прим. Ст. Ворчуна.]
   Вильгельм приступил и к реформе церкви. Первым делом он сместил руанского архиепископа, который был охотником, пьяницей и бабником, и поставил на его место ученого и благочестивого человека. Потом он принялся улучшать нравственность и среди остального духовенства, путем довольно частого созыва местных соборов, на которых главенствовал сам герцог. Центром нормандского просвещения стала школа в Беке, а один из ее выдающихся преподавателей и приор местного аббатства ломбардец Ланфранк стал главным советником герцога. Но этому предшествовала одна забавная история. При заключении брака с Матильдой Фландрской у Вильгельма возник спор с Римом, который противился заключению этого брака. Ланфранк в этом споре стал на сторону Рима, и Вильгельм в наказание приказал ему покинуть Нормандию. Приор неторопливо собрал свои вещи и уже сел на свою хромую лошадь, когда появился Вильгельм и стал торопить Ланфранка с отъездом. Ломбардец невозмутимо сказал:

"Дай мне лошадь получше, тогда я и уеду быстрее".

Вилли расхохотался, и гнев на Ланфранка сменился на полное расположение к нему. Вскоре Ланфранк стал первым министром Вильгельма и его советником, не только в делах герцогства, но и в его внешнеполитических предприятиях.
   Вернемся теперь к вопросу англо-нормандских отношений. В своем повествовании я уже несколько раз обращал ваше внимание, уважаемые читатели, на появлявшуюся тему Нормандии. Рассмотрим коротко контакты этих стран за полвека до смерти короля Эдуарда. В конце правления Ричарда Бесстрашного одно из нападений датчан на Англию было поддержано Нормандией, а датский флот даже перезимовал в нормандских гаванях. В отместку за это Этельред послал свой флот для опустошения Котантена, но атака была отбита нормандцами. Потом Этельред женился на Эмме, сестре герцога Ричарда Доброго, и вражда затихла. А через некоторое время и сам Этельред с детьми нашел в Нормандии убежище после датского нашествия. Если верить нормандской летописи, то только встречные ветры помешали нормандскому флоту немедленно восстановить изгнанников на английском престоле. Казалось, что мирное призвание Эдуарда на английский престол открывало нормандцам дорогу в Англию, но, как мы помним, этого не произошло.
   А как только Годвин был изгнан из Англии, в Лондоне появился Вилли. Это было в конце 1051 года. Якобы во время свидания Вилли с королем Эдуардом последний обещал ему английскую корону, если умрет бездетным. Но последнее обстоятельство уже для всех было очевидным. А за что Эдуард вдруг мог обещать Вилли свою корону? Некоторые нормандские источники сообщают, что якобы за то, что Вилли признал себя вассалом Эдуарда. Очень сомнительно, Ведь Вилли уже был вассалом французского короля. Правда в то время королем Франции был малолетний Филипп I, но: Даже если такое обещание было дано, то, во-первых, оно было сделано без свидетелей, а, во-вторых, без утверждения уитенагемота это обещание ничего не стоило. Да и возвращение Годвина в Англию должно было положить конец этим надеждам. Но не положило:
   Другая версия относит возникновение планов Вилли относительно английского престола к тому времени, когда корабль Гарольда во время плавания по Каналу (Ла-Маншу) был прибит к нормандскому берегу. Правда дата этого события нормандскими источниками почему-то не сообщается. Якобы Гарольд был взят в плен графом Ги (Gui) или Витом. Но благодаря вмешательству Вилли он получил свободу, правда, за это он должен был поклясться на святых мощах и обещать поддержку Вилли в его притязаниях на английскую корону. Но это, скорее всего, нормандские легенды. Но прав на английский престол у Вилли было больше, чем у Гарольда. Он, хоть и был бастардом, все-таки состоял в отдаленном родстве с английскими королями. А идеологом притязаний Вилли на английскую корону был уже упоминавшийся Ланфранк. Во всяком случае именно эти два обстоятельства полужили юридическими обоснованиями прав Вильгельма на английский престол.
   Но вот вслед за известием о смерти Эдуарда в Нормандию пришло сообщение о восшествии Гарольда на английский престол. Когда Вильгельм получил известие о восшествии на английский престол Гарольда, то его приближенные разбежались по углам и затаились. Летописец пишет:

"Ни с кем не говорил Вильгельм, и никто не осмелился заговорить с ним".

После взрыва бешеного гнева на Вилли было страшно смотреть. Обсудив с Ланфранком положение, Вильгельм решил отстаивать свои права на английский престол силой оружия. Ведь он искренне считал, что требовал себе не короны, а права быть претендентом на нее. Вилли считал, или пытался убедить в этом других, что такое право дано ему прямым обещанием Эдуарда Исповедника. Поэтому поспешное избрание королем Гарольда он считал незаконным. К этому примешивался и гнев на Гарольда за нарушенную клятву.
   Тут объявился и еще один претендент на английскую корону - это был брат Гарольда Тостиг, укрывавшийся до этого в Норвегии. Он заручился поддержкой норвежского короля Гаральда (Гардрады) и стал собирать силы для заморской экспедиции. Пришлось Вильгельму форсировать подготовку. Помимо подготовки вооруженных сил и флота, на что требовалось несколько месяцев, Вилли решил заручиться и внешней поддержкой своего предприятия, в чем большую помощь ему оказал Ланфранк.
   Основной упор был сделан на то, что Гарольд не только клятвопреступник, что само по себе возмутительно (но кто из нас не нарушал клятв?), но и узурпатор. Ведь Гарольд был помазан на английский престол противозаконным образом. Ведь он же был коронован архиепископом йоркским в присутствии самозванного архиепископа кентерберийского Сиганда. Вот когда аукнулось это мероприятие! А Вилли пообещал римскому папе подчинить английское духовенство Риму. Папа Александр II полностью стал на сторону Вильгельма даже не выслушав оправданий Гарольда. Он осудил Гарольда, заранее благословил подготовлявшуюся Вилли экспедицию, как будто дело шло о священной войне или крестовом походе и передал ему священное знамя вместе с кольцом, в которое был вложен один волосок Святого Апостола Петра. Вот так!
   Кроме связей с Римом Вилли отправил послов к Германскому императору, французскому королю, в Данию и Бретань, во Фландрию и Анжу для того чтобы убедить их в обоснованности его притязаний на английский престол. А в Лиллебонне герцог назначил сбор тех своих вассалов, кто был согласен идти с ним в Англию. Но этих сил было явно недостаточно для успеха экспедиции, и Вильгельм объявил сбор добровольцев не только по всей Франции, но и из Аквитании, Бретани, Фландрии и Бургундии. Почувствовав богатую поживу, прибыли даже добровольцы из Апулии и Сицилии! Это был настоящий сбор крестоносцев, но их целью была христианская Англия! Как видите, уважаемые читатели, первым крестовым походом христиан против христиан же был вовсе не поход против альбигойцев или взятие Константинополя в 1204 году.
   Помимо этих хлопот требовалось усилить нормандский флот, для чего активно рубились деревья, быстро строились и спускались на воду корабли. Собиралось оружие, фураж и продовольствие, хотя бы на первое время. Кроме того, надо было спешить, чтобы его не опередил другой претендент. Наконец все было готово и Вильгельм сосредоточил свои силы близ устья реки Див. Но когда он отправился в плаванье, противные ветры вынудили его флот укрыться в Сен-Валери, что на Сомме, и дожидаться более благоприятной погоды.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#18 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 03 Сентябрь 2013 - 16:52

Нормандское вторжение

   Ожидание затянулось, но, как выяснилось впоследствии, это затянувшееся ожидание сыграло на руку именно Вильгельму. Дело было в том, что собранные Гарольдом сухопутные силы и флот уже несколько месяцев охраняли берега Англии от вторжения. Но регулярного флота у Англии уже, как я говорил раньше, не было. Это была лишь флотилия, в основном, рыболовецких кораблей, которые не могли долго оставаться без своего основного промысла. Кушать хочется! Большую часть армии составляли свободные землевладельцы, которые тоже не могли быть надолго оторваны от своих хозяйств и по той же причине. Постоянный отряд телохранителей составлял ядро армии, но он был сравнительно невелик. А ополчение было легко собрать для одной-двух битв, но долго удерживать его на месте в ожидании противника было очень трудно.
   К началу сентября король был вынужден распустить утомившихся от безделья земледельцев. Во-первых, он не мог допустить голода в стране, а во-вторых, он полагал, что осенние бури сделают вторжение невозможным. Вот тут-то Гарольд и просчитался! Но еще до того, как попутные ветры сделали возможной высадку в Англии армии Вильгельма, к берегам Йоркшира подошел норвежский флот Гаральда (Гардрады), который дожидался удобной минуты у Оркнейских островов. Руководствуясь указаниями изменника Тостига, норвежцы высадились в устье Хамбера.
Английская армия под командованием двух зятьев короля Гарольда, Эдвина и Моркера, была разбита 20 сентября, и Йорк открыл свои ворота перед Норвежцами. При большом стечении народа Гаральд был провозглашен королем Англии. (Еще один король!) Узнав о поражении своих зятьев, Гарольд быстро собрал, какие смог, силы и быстро двинулся к Йорку навстречу неприятелю. В ожесточенном сражении около Стамфорд Бриджа 28 сентября 1066 года норвежская армия была истреблена, а норвежский (и новоявленный английский) король Гаральд и Тостиг были убиты.
   Но и Вильгельм дождался своего часа. В этот же день, 28 сентября 1066 года нормандский флот подошел к берегам Англии. Около Певенси Вильгельм безо всякого сопротивления со стороны англичан (а сопротивляться было совершенно некому!) высадил около 50000 человек. Вот когда сказалось отсутствие у англичан регулярного военного флота. Ах, как не прав оказался король Эдуард! В отличие от Гарольда Вильгельму удалось в течение четырех месяцев удержать подле себя свои силы. Жажда наживы оказалась сильнее стремления защищать родной дом! Высадившиеся нормандцы принялись тут же разорять прибрежные селения и грабить мирное население. Никаких воинских сил в этой части страны не было, а никто из еще остававшихся феодалов не рискнул организовать сопротивление вторгнувшимся силам.
   Узнав о высадке Вильгельма и разорении прибрежных районов страны, Гарольд, хоть и был ранен в битве при Стамфорд Бридже, поспешил со своими несколько потрепанными силами на юг. Если вы думаете, что вся страна стала против нового врага, то вы очень сильно ошибаетесь. Ни Эдвин мерсийский, ни Моркер нортумбрийский и не подумали выставить хотя бы часть своих сил в поддержку королю, который только что спас их земли от норвежского вторжения. Многие более мелкие феодалы последовали их примеру. Так Север и Запад страны устранились от борьбы с новым врагом. Несколько позже они пожалеют об этом, а пока что визит нормандца они посчитали обычным бандитским набегом. Ведь они только что вместе с королем избавились от опасного претендента на английский престол. А южане пусть сами отражают бандитские набеги, у них же есть дела поважнее: С точки зрения короля, да и с нашей точки зрения, это была прямая измена, но у Гарольда не было времени, чтобы покарать изменников. Надо было спешить на юг.
   Чтобы компенсировать нехватку солдат, Гарольду пришлось призвать плохо обученных военному делу земледельцев. Это не могло не сказаться на боеспособности английской армии, да и сказалось в конце концов. Видя такое положение дел, брат короля Гурт посоветовал Гарольду избегать немедленного сражения, постепенно отступать к Лондону, разоряя окрестные земли, и, тем самым, заставляя голодать нормандскую армию. Такой план привел бы к распылению сил Вильгельма и их ослаблению. Такой план применили русские в 1812 году, и он оказался успешным. Но Гарольд не решился разорять земли своих подданных, которые только что избрали его своим королем. Он считал, что долгое уклонение от решительного сражения может оказать разлагающее влияние на его плохо обученную армию, которая видя отсутствие подкреплений с Севера и Запада, тоже может задуматься. Поэтому со своими силами Гарольд вышел в прибрежный район и укрепился на холме Сенлак близ Гастингса. Эта позиция прикрывала Лондон и вынуждала Вильгельма стянуть свои силы, чтобы они не были истреблены по частям. Но сосредоточенная армия в чужой стране немедленно начнет голодать, поэтому Вильгельм решил немедленно дать англичанам решительное сражение.

Битва на холме Сенлак (Гастингская битва).
   Вильгельм не мог ожидать, что английская армия, главную силу в которой составляла на этот раз пехота, выйдет в чистое поле, чтобы подставить себя под удар нормандской рыцарской конницы или стать мишенью для лучников. Как сообщает летопись, правда нормандская, англо-саксы всю ночь пьянствовали и распевали боевые песни, а нормандцы молились, приобщались Святых Таинств и постились, впрочем, возможно что и вынужденно.
   Рано утром 14 октября 1066 года Вильгельм выстроил свои войска и вывел их на возвышенность в устье Телгема близ Гастингса. Отсюда они увидели английскую позицию на холме Сенлак, укрепленную частоколами и окопами. Правый фланг англичан прикрывало болото, а левый, самую опасную часть позиции, защищали телохранители Гарольда в шлемах и кольчугах. Их вооружение составляли копья и страшные датские секиры. Над позицией развивались золотой дракон Уэссекса и королевский штандарт. Большую же часть позиции занимали ряды плохо вооруженных крестьян, спешно набранных Гарольдом в южных графствах. Впрочем, они сражались мужественно. Своих рыцарей Вильгельм наметил для штурма центральной части позиции, а фланги велел атаковать французским и бретонским наемникам.
   Сражение началось общей атакой нормандской пехоты, во главе которой ехал менестрель Тайлефер, ловко бросавший в воздух и ловивший свой меч и распевавший песнь о Роланде. Имя этого человека вошло в историю, так как именно он нанес первый удар в этом сражении, и был первым рыцарем, павшим в этом же сражении. Атака пехоты на укрепления Сенлака была отражена англичанами без особого труда. Дротики и секиры отбросили пехоту. Вильгельм бросил в атаку конницу, которая с трудом взбиралась на холм. Кавалерии тоже не удалось прорваться через частоколы, и она сильно пострадала от английских пращников. Несколько раз герцог выстраивал свое войско и водил его в атаку на частокол, который казался неприступным. Другой бы на его месте отчаялся, но Вильгельм именно в такие трудные моменты вместе с бешеной храбростью проявлял потрясающее хладнокровие.
   А оно ему в этот день требовалось частенько. Вначале бретонцы на левом фланге увязли в болоте и стали беззащитной мишенью для английских дротиков, пращей и стрел. Атака на правом фланге была отбита с большими потерями для нападавших. Боевой дух нормандцев стремительно падал, и вот уже по войску пронесся слух, что герцог пал, и началась настоящая паника. Нормандцы начали стремительно отступать. Вильгельм снял свой шлем и, потрясая им, зычно, как боевая труба, закричал:

" Я еще жив! Я жив и с Божьей помощью еще одержу победу!"

И Бог в этот день оказался на его стороне.
   Герцогу удалось прекратить панику, остановить готовившееся бежать войско и опять бросить его в атаку. Взбешенный неудачами, герцог ринулся прямо на королевский штандарт, прокладывая себе дорогу своей знаменитой палицей. Ударом палицы он даже убил брата короля Гурта, но конь под ним пал, и до штандарта он не добрался. Какой-то нормандский рыцарь не захотел уступить герцогу своего коня. Тогда герцог сорвал его с коня и бросил на землю. Коня он обрел очень даже вовремя, так как часть его армии опять обратилась в бегство. Личным присутствием и зычным голосом Вильгельм остановил бегство. И тут его осенило. Хоть первая линия частокола и была прорвана нормандцами в нескольких местах, дальше они уткнулись в неприступную стену английских щитов. А Вильгельм заметил, что во время отступления его войск, часть англичан была готова оставить свою неприступную позицию для преследования неприятеля. Тогда он прибег к хитрой уловке и скомандовал своей пехоте отход. Увидев это, часть английского войска бросилась преследовать неприятеля. Тщетно Гарольд и его военачальники пытались удержать на позиции свое плохо обученное войско. Храбрость не могла компенсировать отсутствие выучки. Это в конце-то концов и погубило англичан. На выманенных с их неприступных позиций англичан с флангов во главе своей конницы обрушился Вильгельм и порубил их. Затем нормандцы прорвались сквозь покинутые позиции англичан и ворвались в лагерь. Это было около трех часов пополудни. В это же время бретонцы, наконец, одолели болото и ворвались в лагерь, а с правого фланга удалось ворваться французам. Казалось, что позиция англичан взята, но бой продолжался еще до темноты.
   Самое ожесточенное сражение развернулось вокруг королевского штандарта, где мужественно бились телохранители Гарольда. И в шесть часов вечера еще шел ожесточенный бой. Казалось, что он закончится только с наступлением полной темноты, но тут Вильгельм выдвинул вперед своих лучников, и настал их час. Тучи стрел посыпались на англичан сверху и проделали очень заметные бреши в их сплоченном строю. Незадолго перед закатом солнца стрела поразила в правый глаз Гарольда, и он пал подле своего штандарта. На этом месте позднее был воздвигнут главный алтарь аббатства Битвы. Сама же битва завершилась отчаянной схваткой над телом погибшего короля, во время которой полегли все до единого телохранители Гарольда. Наступившая ночь прикрыла бегство уцелевших англичан. А Вильгельм поставил свою палатку на том месте, где пал Гарольд, и

"сел есть и пить среди трупов", -

как сообщает летописец.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#19 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 05 Сентябрь 2013 - 12:47

Первые шаги Завоевателя

   Несколько дней после битвы у Сенлакского холма Вилли провел в бездействии. Он выплеснул столько энергии в один день, что даже такому могучему человеку, как он, пришлось потратить несколько суток для восстановления сил. Это едва ли не единственный случай в его биографии, когда он несколько дней практически ничего не делал. Вилли полагал, что теперь все должны были понять, что именно он является законным королем Англии. Он рассматривал прошедшую битву, как Божий суд, и Бог, ведь, решил это дело в его пользу. Вилли ожидал немедленного изъявления покорности от своих мятежных подданных (а именно так он рассматривал всех англичан). Он ждал, но никто не спешил в его лагерь. В стране кто с любопытством смотрел за дальнейшим ходом развития событий, а кто, как, например, лондонцы, готовились к отпору иноземцам. Несогласованность действий англичан была только на руку Вилли.
   Немного передохнув, Вилли начал действовать. Он занял Ромни и Дувр, обеспечив, таким образом, себе тыловое прикрытие. Вдова Эдуарда Исповедника безо всякого сопротивления и угроз впустила Вильгельма в Винчестер.
   А в Лондоне тем временем обсуждали создавшееся положение. Король Гарольд пал в битве вместе со всеми своими братьями, так что из семейства Годвина претендентов на английский престол уже не было. Был, правда, жив внук Эдмунда Железнобокого от его старшего сына Эдуарда, Эдгар (Эттелинг), который родился в Венгрии, прибыл в Англию с отцом и почти сразу же остался сиротой. Вот этого мальчика знатные вельможи королевства с согласия уитаногемота и избрали королем Англии, но это избрание ничуть не помогло общенациональному делу, так как реальной поддержки в стране у него не было. Эдвин и Моркер, правда, прибыли в Лондон для избрания короля, но они, в основном, зондировали почву для обеспечения своей независимости.
   Епископы, собравшиеся в Лондоне для избрания короля, очень скоро поняли, что совершили ошибку, и стали склоняться в пользу кандидатуры Вильгельма. Лондон пребывал в растерянности. Но тут Вилли с одним из своих отрядов прошел мимо городских стен в Саутуорк и привел его к покорности, предав город огню. Лондонцы сразу же поняли намек претендента на престол. Юный король Эдгар (Эттелинг) нуждался в поддержке графов Эдвина и Моркера, но его надежды не оправдались. Едва Вилли переправился через Темзу у Валлингфорда и занял Герфордшир, грозя отрезать графов от их владений, как те поспешили в свои владения. Ведь своя шкура гораздо ближе к своему же телу! Лондон тоже изъявил покорность Вильгельму. Что оставалось делать юному королю?
   Пришлось Эдгару (Эттелингу) лично явиться к Вильгельму во главе представительной делегации английской знати и духовенства и предложить ему английскую корону. Лондон открыл перед ним свои ворота. Летописец патетично отмечал:

"Они преклонились перед ним по необходимости!"

Естественно, что по необходимости! Следует отметить, что Вильгельм принял английскую корону почти также как король Кнут незадолго до него. Только жестокостей и расправ в этот раз не было. Вильгельм только наложил денежные штрафы на крупнейших землевладельцев в наказание за вооруженное сопротивление, оказанное ему, которое он рассматривал как мятеж против законного короля. Других репрессий не последовало. Вильгельм хотел править как наследник таких славных королей, как Альфред, а не как узурпатор.
   Коронация Вильгельма состоялась 25 декабря 1066 года в день Рождества Христова. Это был пятый король Англии за один год. Не верите? Давайте считать: Эдуард Исповедник, Гарольд, норвежец Гаральд, Эдгар и, вот теперь, Вильгельм. Вильгельм принял корону в Вестминстере из рук архиепископа Элдреда под крики

"Да! Да!"

своих новых подданных. Впрочем, большинство из них собралось здесь из простого любопытства, и никакой враждебности к Вильгельму они не испытывали. А после благословения церкви Вильгельм стал их законным королем. Правда, большая часть Англии еще оставалась как бы в стороне от этих событий. А Мерсия и Нортумбрия просто не признавали Вильгельма своим королем.
   А тот пока и не торопился. В его распоряжении была вся южная Англия, а также часть страны к востоку от линии Норвич - Дорсетшир. В этой части его власть никто не оспаривал, и он правил здесь как король. Свое войско Вильгельм держал в строгой дисциплине, и не позволял ему безобразничать в своей, уже, стране. Вильгельм не стал пока отменять никаких законов, сохранял все обычаи, признал привилегии Лондона особой грамотой, которая до сих пор хранится в городском архиве как самый драгоценный памятник старины. В стране был восстановлен мир и порядок. Король Вильгельм даже пытался выучить английский язык, чтобы лично судить своих подданных, но без особого успеха.
   Нет, я буду не прав, если скажу, что Вильгельм так уж ничего и не менял. Все сражавшиеся против него 14 октября были объявлены изменниками и их имения были конфискованы. Этот фокус позднее повторил Генрих VII. Все противники нового короля правда пали в битве, но это неважно. Были конфискованы все земельные владения семейства Годвина, а сам Вильгельм официально вступил во владение всеми королевскими землями. Но все это было сделано согласно феодальному праву и существовавшим тогда в Англии законам, которые Вильгельм применял одинаково ко всем подданным. Те землевладельцы, которые не оказали ему поддержки 14 октября, тоже были объявлены изменниками, но им позволялось выкупить свои имения после признания нового короля. Те же англичане, которые с самого начала поддержали Вильгельма, а таких было немало, были щедро награждены новым королем. Вильгельм также щедро наградил своих соратников, награждая их землями конфискованными у "мятежников". Вильгельм в этот период своего правления еще не делал резкого различия между нормандцами и англо-саксами, и даже между победителями и побежденными. Он был королем для всех, и все должны были подчиняться одним и тем же законам. Это была гениальная политика, я не боюсь таких патетических слов, и она позднее дала очень богатые плоды.
   А пока королевство казалось настолько умиротворенным, что в начале 1067 года, всего через несколько месяцев после сенлакского сражения, Вильгельм рискнул покинуть Англию и съездить в Нормандию для улаживания местных дел. Он очень хотел создать единое государство из Англии и Нормандии, и нет его вины в то, что эта идея не осуществилась. Слишком многих правителей сама мысль о существовании такого объединенного государства приводила в ужас, даже далекий Рим. Что уж говорить о ближайших соседях, которые совсем не желали появления у своих границ такого хищного монстра. Англию Вильгельм оставил под присмотром своего брата Одона (Одо), епископа Байе, и министра Вильгельма Фиц-Осборна.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#20 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    66
  • 11 887 сообщений
  • 6188 благодарностей

Опубликовано 10 Сентябрь 2013 - 11:57

Завоевание Англии

   Большинство людей склонны полагать, что прозвище Завоеватель Вильгельм получил после битвы при Гастингсе на Сенлакском холме. Это совсем не так. Дело в том, что завоевание Англии только еще начиналось. Волнения в стране начались сразу же после отъезда короля в Нормандию в 1067 году. Вначале жители Кента, недовольные жестким правлением епископа Одона, обратились за помощью к графу Евстафию Булонскому. Попытка последнего высадиться в Дувре была отражена местными, то есть английскими, силами. Недовольные новым королем вынуждены были спасаться на континенте, а целый отряд нашел убежище аж в Константинополе, где с этих пор образовалась и англо-саксонская часть варяжской дружины при дворе императоров. На западе страны знамя мятежа попытались поднять валлийские князья. Но это были еще цветочки:
   На юго-западе страны вспыхнул мятеж в Эксетере. Пришлось королю срочно возвращаться в Англию. К Эксетеру подошла армия, ядро которой составляли нормандские рыцари, но большая часть которой состояла из ополчения (милиции) тех графств, которые оставались верными королю. Город сдался через неделю осады, а Вильгельм ограничился наложением на горожан тяжелой контрибуции и постройкой хорошо укрепленного замка, который держал бы жителей Эксетера в повиновении. Кстати, такой же укрепленный замок и с такой же целью уже был ранее заложен в Лондоне, который позднее превратился в Тауэр.
   Не успел Вильгельм замирить Эксетер, как за оружие взялись старые смутьяны Эдвин и Моркер. Во главе английской же армии двинулся король на север и последовательно занял Ноттингем, Лейстер, Йорк и Дерхэм. Страна успокоилась, Вильгельм амнистировал опальных вассалов. Казалось бы, что можно отдыхать. Вильгельм так и поступил.
   А тут в ход событий вмешался датский король Свен, который долго присматривался к событиям в Англии и решил, наконец, оспорить у нормандцев права на Остров. В 1068 году датский флот появился в Хамбере и высадил на берег экспедиционный корпус для завоевания страны. В Англии сразу же вспыхнуло обширнейшее восстание. Сразу же восстал Данло, а к нему моментально присоединились весь север и запад Англии. На юго-западе страны восстали Девон, Сомерсет и Дорсет. Восставшие первым делом осадили Эксетер и Монтакут. Только наличие сильно укрепленного нормандского лагеря в Шрусбери помешало восстанию охватить весь запад страны. В Нортумбрии восстание возглавил несостоявшийся король Эдгар (Этелинг), который с небольшим отрядом сторонников до этого искал убежище в Шотландии у Малкольма II.
   Вторжение датчан и восстание в стране застали Вильгельма врасплох. Он как раз спокойно охотился в динских лесах, когда пришли известия о высадке датчан, восстании в стране и мятеже в Йорке, где был полностью истреблен трехтысячный нормандский гарнизон. Сказать, что король был в гневе и ярости, значит не сказать почти ничего. Вильгельм поклялся жестоко отомстить Северу за такое вероломство. Но даже в гневе Вильгельм не потерял головы. Он очень быстро понял, что центром и причиной восстания послужило присутствие датского флота в стране. С небольшим отрядом рыцарей Вильгельм поскакал к Хамберу и там добился встречи с королем Свеном. Пусть и очень дорогой ценой, но Вильгельму удалось купить обещание датчан не вмешиваться в английские дела, а также их обещание о немедленной эвакуации. Датчане сдержали свое слово, так как Свен предпочел живые и очень приличные деньги непредсказуемости военной судьбы.
   Тогда Вильгельм оставил Йорк на десерт (вкусное - на третье!), а сам с собранными по пути войсками прибыл на западную границу и быстро навел там порядок. Фиц-Осборн тем временем сбил осаду с Эксетера и подавил восстание на юго-западе. Эти успехи позволили королю вплотную заняться Севером и исполнить свою клятву. Правда, его надолго задержал разлив Айры, но это не помешало Вильгельму в конце концов войти в Йорк. Затем король опустошил огнем и мечем всю страну к северу от Йорка до Тиса. Вот тут он повел себя как жестокий завоеватель. Города и селения подвергались разграблению, а затем сжигались. Истреблялось местное население, а уцелевшие бежали в Шотландию. Особенному опустошению подверглось морское побережье, чтобы у возможных будущих вторжений датчан не было опоры в стране. Уничтожалось все: хлеб на корню, скот, сельскохозяйственные орудия и утварь. Все было истреблено с такой безжалостностью, что последовавший голод унес около ста тысяч жизней. Еще через пятьдесят лет после описываемых событий Нортумбрия представлялась безжизненной пустыней, а Север Англии на несколько сотен лет стал самой бедной частью страны.
   Завершив мщение, король привел свою армию к Йорку, а оттуда отправился в знаменитый поход к Честеру, о котором я уже упоминал. В этом походе он еще раз проявил редкую силу своего характера. Зима в том году выдалась снежной и суровой. Если дороги не были завалены сугробами, то они были размыты наводнениями. Остро не хватало продовольствия (месть местью, а провиант надо было бы запасти!). Измученные и промокшие солдаты питались кониной, если она была. Король лично помогал расчищать дороги от снежных завалов. И когда король приказал армии следовать к Честеру через болота, отделявшие Йоркшир от запада, часть армии взбунтовалась. Бретонские и анжуйские наемники попросились в отставку, на что Вильгельм, окатив их ледяным презрением, дал свое согласие. Остальная часть армии осталась верна королю. Пришлось забить всех лошадей, чтобы идти к Честеру более коротким путем, который был непроходим для лошадей. Когда король со своей армией вошел в Честер, вся Англия поняла, что король стал бесспорным властителем страны. Вот с этой-то поры он и получил прозвище Завоеватель.
   Король велел строить по всей стране замки, чтобы держать ее в подчинении. А англо-саксам, недовольным правлением Вильгельма, оставалось только возлагать свои надежды на Шотландию, где укрылся Эдгар (Этелинг) со своими приспешниками, а его сестра Маргарита вышла замуж за короля Малкольма II. Другие источники утверждают, что это Эдгар женился на сестре Малкольма, Маргарите. Я склоняюсь к первой версии, но уточнить факты мне пока было негде. Датчане ушли, и на их скорое возвращение рассчитывать не приходилось. Так что северяне и изгнанники стали склонять Малкольма к войне с Англией. Эдвин и Моркер, хоть уже и пользовались по два раза королевской амнистией, тоже примкнули к антинормандской коалиции.
   В 1071 году Малкольм вторгся в Англию, на севере и востоке которой вспыхнуло новое восстание. Центром сопротивления Вильгельму стали болотистые земли вокруг залива Уош. 3000 кв. километров заболоченных земель называются островом Эли. На этом острове и обосновались восставшие крестьяне датского происхождения, английские солдаты со своим вождем Геруордом, а также и местные монахи. На этот раз Вильгельм проявил бдительность и довольно быстро подавил это восстание. Эдвин быстро был убит в небольшой схватке, когда он пытался уйти от преследователей. Моркер долго скитался по болотам, но был схвачен и посажен в тюрьму. Самое упорное сопротивление оказали Вильгельму повстанцы на острове Эли, сгруппировавшиеся вокруг Геруорда.
   Остров Эли Вильгельм решил атаковать одновременно с нескольких сторон. В одном месте пришлось через болота построить плотину длиной в две мили. Наконец, был взят центр острова город Или, и восстание на этом закончилось. Геруорду удалось бежать, позднее он был помилован Вильгельмом и стал его верным вассалом. Продолжал держаться Малкольм, но после захвата острова Эли Вильгельм сконцентрировал свои силы и ударил по шотландцам. Отряды шотландцев были сметены, и Вильгельм проник в самое сердце Шотландии. Он уже достиг Тея, когда Малкольм прекратил сопротивление, явился в лагерь английского короля и признал себя его вассалом. Шотландцам пришлось выдать Вильгельму заложников, а Эдгар (Этелинг) вынужден был скрываться на Континенте. Через несколько лет Эдгар подчинился Вильгельму, король его простил и обеспечил приличным пожизненным доходом.
   Ну, что еще можно отметить в эти годы? В 1075 году, когда Вильгельм опять отсутствовал, Вальтеоф, сын графа Сигурда Нортумбрийского, возглавил выступление против короля. К заговору примкнули графы Херефорда и Норфолка, ожидалось прибытие датских войск. В общем, планы строились грандиозные, но действительность оказалась чуть ли не анекдотической. Прибывшие датчане ограничились тем, что ограбили соборную церковь в Йорке, немного пощипали горожан и отбыли в свои края. Мятежники были разбиты в пух и прах, а Вальтеоф попал в плен. На допросах он выдал не только всех участников заговора, но также и всех сочувствующих, а также просто знавших о нем. Длинный язык его не спас. На Троицу 1076 года Вальтеоф предстал перед судом вестминстерского уитаногемота, был признан виновным в государственной измене и приговорен к смертной казни. Это был единственный смертный приговор, вынесенный по политическим причинам за годы правления Вильгельма.
   Раз уж мы коснулись судебного приговора, то отметим, что Вильгельм питал отвращение к пролитию крови по судебным приговорам. Он формально отменил в Англии смертную казнь, более того, он специальным эдиктом отменил работорговлю, которая особенно процветала в Бристоле. Вспомните, уважаемые дамы и господа, какое столетье стояло на дворе! А ведь еще в XIX веке эти вопросы были весьма актуальны. Вопрос же о смертной казни актуален и сейчас. Так что, давайте, не будем рисовать Завоевателя исключительно в черных цветах, как это делают многие авторы. Да, он был суровым и нелюдимым человеком, очень жестоким в бою, но как только бой заканчивался, он был более склонен миловать своих врагов, даже неоднократно, правда, накладывая на них тяжелые штрафы. Но голов-то он не рубил!
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse

  Тема Раздел Автор Статистика Последнее сообщение


0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.