Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

История доспехов


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
25 ответов в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 01 Ноябрь 2016 - 17:19

Анатомическая кираса

В целом ряде статей, опубликованных здесь на ВО, вопросы рыцарского защитного вооружения были рассмотрены достаточно подробно. Но как оказалось, не был рассмотрен вопрос эволюции такой важной детали доспеха, как кираса. То есть второй по значимости после шлема защитной детали военного костюма минувших эпох.

Изображение


Кираса работы Джованни Паоло Негроли, ок. 1513 – 1569 гг. Милан, Италия. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Вопрос о том, как люди вообще до нее додумались, не менее интригующий, чем и вопросы о том, как появились все остальные детали вооружения. Впрочем, в некоторых случаях мы имеем подсказку в виде археологических находок и также данных этнографии. Например, известна находка древнейшего лука в болоте в Испании, позволившая отодвинуть его появление в эпоху палеолита, находки наконечников копий, трещинноватость на которых дала возможность определить примерный возраст появления метательных копий, так как до них копьем действовали только лишь, удерживая его в руках, и так далее. Мы знаем, что древнейшим предком щита была «парирующая палка» с отверстием для руки посредине, поскольку она, так же как и бумеранг, сохранилась в арсенале аборигенов Австралии. А вот как появился панцирь?


Изображение


Уникальная кольчуга индо-персидского образца 1816 – 1817 гг., выполненная из стальных и медных колец (из последних сделаны надписи!). Метрополитен-музей.

До нас дошли сообщения, и находки археологов это подтверждают, что уже древние шумеры пользовались панцирями из медных пластинок, причем воину они выдавались поштучно и в виде простой кучи «железяк». А уже он сам должен был их все вместе связать кожаными ремешками и подогнать по фигуре. На основе этой информации можно сделать вывод о том, что, во-первых, существовали некие количественные типоразмеры подобных панцирей, и количество пластинок выдавалось не просто так, а «по росту» пришедшего на службу. А во-вторых, что сделать из них себе доспех в то время умел каждый, либо его этому учили. Ну, а пластинки изготовить было значительно легче, чем тот же панцирь выковать или отлить.

Изображение


Коринфский шлем, поножи и «мускульная кираса». Даже соски и пупок и те смоделированы, как будто бы это имеет какое-то значение (или имело?). V- IV вв. до н.э. Аукцион Сотбис.

В панцирях из пластинок, судя по барельефам, многие столетия щеголяли ассирийцы, а вот у египтян, видимо, «денег на них не хватало», вернее, не хватало на рядовых воинов, так как изображения фараонов в доспехах имеются.

Изображение


Германская гравированная кираса 1630 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

А вот дальше неизвестно: то ли изменения в технологии, то ли каноны культуры изменились таким образом, что на территории Древней Греции была изготовлена древнейшая кираса, состоявшая из двух половин. И вот тут защитное предназначение этого доспеха, чисто утилитарное по своей сути, смешалось с эстетикой восприятия древних греков, считавших мускулистого, пропорционально сложенного мужчину идеалом мужской красоты, недаром они так часто изображали именно таких мужчин в мраморе.

Изображение


«Фигура, закованная в сталь» - типичный «максимилиановский доспех» с желобками». Арсенал в Даксфорде, Англия.

Время появление таких панцирей датируется по-разному, но очевидно, что в VIII в. до н. э. они уже существовали. Это так называемый «Аргосский панцирь» из погребения в Аргосе, состоявший из двух половин с трубочками на правой стороне канта и на плечах. Туда вставлялись штыри, соединявшие эти две детали, а слева на боку кираса стягивалась ремешками. Полукруглая пластина подвешивалась на поясе так, что защищала пах. Панцирь напоминает колокол – его нижняя кромка имеет воронкообразное расширение, и заметно выступающий воротник. Из мускулатуры на нем несколько схематически намечены мускулы груди и лопатки, то есть знанием анатомии его создатели не блистали, но, скорее, и не ставили перед собой задачи показать человеческий торс со всеми его подробностями. Насколько типичными были такие панцири и как долго их выпускали? Известен очень похожий панцирь из Олимпии, относящийся примерно к 525 году, так что производили их более 200 лет!

Изображение


Доспех императора Карла V, работы Дизедериуса Хельмшмидта, 1543 г. Исторический музей, Вена.

Панцири V – IV вв. потеряли свою колоколообразную форму и высокий воротник, зато приобрели четко проработанный рельеф мускулатуры не только груди, но также и живота, вот паховой пластины они также лишились. Вместо них стали использоваться кожаные ленты – птериги. Интересно, что похожего типа кирасы опять-таки стали делать из мелких пластин, а затем появились так называемые «льняные панцири» из простеганной или приклеенной ткани, опять-таки хорошо известным нам по рисункам из греческой вазописи.

Изображение


Ахилл перевязывает рану раненому Патроклу. Обе фигуры одеты в линотораксы, усиленные чешуйками, отвязанный левый наплечник у Патрокла выпрямился. Изображение с краснофигурной вазы из Вульчи, около 500 года до н. э. Альтес-музей, Берлин.

Ничего рационального, кстати говоря, в этих «анатомических» панцирях не было. Было бы куда рациональнее делать их либо совсем плоскими, либо с треугольным выступом посредине, который бы играл роль ребра жесткости, но древние греки на это обстоятельство внимания не обращали. Хотя нам известен железный панцирь по типу льняного из так называемой «Могилы Филиппа II» из Вергины. Передняя часть у него совсем плоская и он богато инкрустирован золотыми деталями, но это, скорее всего, следствие неразвитых технологий. Просто прочеканить такую железную «плиту» в то время было сложно, вот поэтому-то ее такой и оставили.

Изображение


Некоторые считают, что этот панцирь принадлежал Филиппу Македонскому. Музей в Вергине.

У древних римлян доспехи были сначала точно такие же, как и у греков, то есть анатомические панцири, но рационализма в их защитном вооружении мы видим все же несколько больше. Например, бедные воины имели на груди либо квадратную, либо круглую пластину на 3-4 ремнях и все, кирасы у них отсутствовали.

Изображение


Доспехи 1485 года. Обращают на себя внимание кирасы, состоящие из двух деталей, причем наемник справа имеет на торсе лишь две нижние половинки, надетые поверх кольчуги. Рис. Ангуса МакБрайда.

Затем у них появились тяжелые кольчуги из сведенных колец, а в имперскую эпоху лорики из железных полос, заходящих одна на другую. «Анатомические панцири» носили лишь полководцы, да и то есть подозрение, что только лишь на заказанных ими же собственных статуях (см., например: PR древнего панциря/ https://topwar.ru/10...o-pancirya.html). То есть сам тип такого доспеха римлянами отнюдь не был забыт, но отошел в область чего-то древнего и героического, пригодного для ношения разве что только императорами.

Изображение


Облачение в доспехи XV в. Причем показана как двухчастная кираса, так и кираса из четырех частей.

После крушения Великого Рима те же, например, британские историки рассматривают генезис защитного вооружения Западной Европы по следующей схеме: эпоха «темных веков» (476 – 1066 гг.), затем следует «эпоха кольчуги» (1066 – 1250 гг.), затем идет «переходный период» распространения кольчужно-пластинчатой «брони» (1250 – 1330 гг.) с относительно небольшими платинами, затем используются большие пластины, а кольчуга их только дополняет (1330 – 1410 гг.), и, наконец, появляются доспехи из «белого металла», эпоха которых завершилась в 1700 году, а вот кирасы продолжали использоваться вплоть до начала Первой мировой войны!

Изображение


Испанские и португальские рыцари эпохи кольчужно-пластинчатой брони. Справа: дон Альваро де Кабрера-младший, похороненный в каталонской церкви Санта-Мария де Беллпуиг де Лас Авелланас в Лериде. Рис. Ангус МакБрайд.

Изображение


А это его сохранившаяся эффигия, позволившая восстановить его облик в деталях. Вот только шлем на ней отсутствует…

Однако вплоть до конца Столетней войны цельнокованые кирасы рыцари в Европе не носили. Восточные рыцари-фарис также использовали кирасы из пластинок, надевавшиеся поверх кольчуги. Известно, что они были тяжелы и очень гремели, поэтому ночью в разведку их не одевали. Судя по документам, первые доспехи из пластин применялись еще в 1290 году, но не были массовыми. Есть эффигия из Першорского аббатства в Вустершире 1270 – 1280 гг., на которой в прорезях сюрко просматривается скрепленная ремешками кираса. Известна эффигия также конца ХIII в. из церкви Тампль в Лондоне, приписываемая Гиоберту Маршалу, на которой в разрезах сюрко едва просматривается стянутая ремешками кираса из двух половин. Но металлическая ли она или из «вареной кожи», сказать, естественно, невозможно.

Опять-таки, судя по эффигиям, кирасы из двух половин появились уже в начале ХV в., как сделанные в Милане, так и германского производства. Обладали они одной интересной особенностью: нагрудная и наспинная их детали состояли каждая из двух пластин – нижней и верхней, заходивших одна на другую. И они обе скреплялась с ней при помощи ремней или двух заклепок, что позволяло им хотя бы как-то смещаться относительно одна другой. Можно было надеть только верхнюю часть или только нижнюю! Но самое значительное изменение кираса миланских доспехов претерпела в 1440 – 1455 гг., когда нижняя ее часть так сильно вытянулась кверху, что уже к концу века она практически закрывала всю верхнюю пластину, к которой крепился шлем. Иногда ремней спереди могло быть и два, но тогда они находились по бокам кирасы слева и справа.

Изображение


Доспех короля Франции Генриха II (1547–59), изготовлен ок. 1555 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Изображение


Его кираса спереди.

Изображение


Его кираса сзади.

Как правило, никакой антропоморфности эти кирасы не имели, но зато обладали выраженным ребром посредине. Периодически, правда, это ребро исчезало, и кираса спереди приобретала глобулярную форму. Затем мастерство оружейников достигло своего пика (или рационализм их возобладал, кто знает?!), но наконец-то появились кирасы, состоящие всего из двух деталей. А затем откуда ни возьмись, вновь пришла мода на все античное, так что в итоге император Карл V уже в 1546 году носил чеканные доспехи с зооморфными наплечниками и… анатомической кирасой, подобной лорике древнеримских полководцев и сделанной в лучших традициях римских оружейников, в чем, безусловно, проявило себя искусство эпохи Возрождения. Интересно, что в них птериги тоже копировались, вот только сделаны они были не из кожи, а уже из металла!

Изображение


Доспехи Карла I 1546 года работы Филиппо Негроли. Милан.

В Германии глобулярная форма нагрудного панциря пользовалась популярностью до 1530 г., однако затем ее сменила кираса со срединным ребром. Ряд панцирей 60 – 70-х гг. ХVI в. за свою форму получили название «стручков гороха», поскольку их нижняя часть спереди спускалась чуть ли не до самой паховой области.

Изображение


Еще одно обращение к античной теме «Гарнитур Геркулеса». Исторический музей в Вене.

Обратившись к рукописи «Шахнаме» из Гулистана, датируемой 1429 годом, мы увидим на ее миниатюрах воинов в доспехах из больших пластин прямоугольной формы, которые имели название чарайна («четыре зеркала») и представлявшие собой… кирасу из четырех плоских, скрепленных на боках пластин! Этот доспех был очень популярен на Востоке в течение всего ХVI в. и даже позднее.

Изображение


Чарайна. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Изображение


Индийский доспех конца XVIII – начала XIХ вв. Среди пластинчатых восточных доспехов известны латы и совсем удивительные, в которых нагрудная пластина разделялась на груди надвое и соединялась шнурками, что позволяло надевать такой доспех словно куртку или жакет. Но странно, что завязки были спереди. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Интересно, что в коллекции Королевского Арсенала в Тауэре имеется и доспех XVII – ХVIII вв., привезенный из Северной Индии, и состоящий из чисто восточного шлема-мисюрки и… кирасы, очень похожей на европейскую, но украшенную местным растительным орнаментом. Более того, именно в Индии мы встречаем множество вполне европейского вида кирас, но, безусловно, сделанных местными мастерами. То есть они увидели образцы и скопировали их для своей местной знати!

Изображение


Индийская кираса из Хайдарабада, 1620 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Изображение


Индийская кираса из Декана – материал – вутц! Середина XIX в. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Но опять-таки в более позднюю эпоху средневековья мы нигде не наблюдаем массового возвращения к «мускульным кирасам». Парадные доспехи Карла V, понятно, не в счет. Значит, развивающийся медленно, но верно рационализм в итоге все же доминировал над внешним эстетизмом, и даже Возрождение не смогло навязать людям давно отжившие формы защиты, хотя, как мы знаем, шлемы типа барбют, подобные древним коринфским и рыцари, и пехотинцы одобрили. И хотя в свое время анатомические «мускулистые кирасы» были популярны в течение многих столетий вместе с античной культурой, вернуть им свои былые позиции на новом витке исторического развития так и не удалось!

Изображение


Раскрашенный шлем и кираса середины XVI века. Вес шлема 3400 г. Вес кирасы 2365 г. Журнал Метрополитен-музея №42 (2007), pp. 107-119.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 6 раз:
шчасливчик , Eugene1981 , Evilrein , GRIG , chapajnn , Shurf

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 02 Ноябрь 2016 - 19:52

В первой части материала про «анатомические кирасы» был сделан вывод о том, что они появились вследствие античной моды на мужские торсы и нагую натуру, тогда как в христианскую эпоху каноны веры не позволяли делать намеки на то, что у рыцаря находится «под низом». Хотя в эпоху Возрождения некие попытки (но на парадных доспехах) сделаны были.

Изображение


Древние анатомические кирасы имели огромные проймы, обеспечивающие полную свободу для рук, что, безусловно, было важно для пехотинцев-гоплитов, сражающихся копьем, коротким мечом и щитом.

Но и утилитарностью в доспешном деле не пахло! Казалось бы, уж чего легче – выковать плоскую стальную плиту и приделать к ней плоские бока с проймами для рук и округлую талию и все – вот тебе кираса на все случаи жизни. За счет ее наклона от талии к шее наконечники копий с нее бы соскальзывали вверх, к нашейнику в форме острого угла и отклонялись бы им в стороны. Другой вариант – острое прямое ребро посредине кирасы, подобное носу корабля. Тогда наконечник отклонялся бы влево-вправо, а под кирасой имелось бы место для утеплителя-умягчителя, а то и добавочной брони! Но тоже нет. Причем, если у Лилианы и Фреда Функенов в их «Энциклопедии вооружения и военного костюма» все-таки изображена похожая плоская кираса, то с ярко выраженным ребром кирасы отсутствуют.


Изображение


Доспехи сэра Джеймса Скудамора с ребром в нижней части кирасы. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Они либо глобулярные, либо с ребром, да, но выраженным не слишком впечатляюще. А ведь главная задача доспеха — это спасти жизнь своему хозяину, и в этом деле вроде бы уж все средства хороши! Интересен и еще один вариант доспеха – доспех из металлических полос. Ведь именно таким был древнейший металлический доспех из Дендры, а затем римские лорики.

Изображение


Доспех из Дендры. Археологический музей Нафплиона. Оригинал.

Изображение


Доспех из Дендры. Археологический музей Нафплиона. Реконструкция.

Но… было и прошло, памяти в Европе по себе практически не оставив, разве что в виде польских доспехов у «крылатых гусар». А так повсюду мы имеем кирасы формы, приближающейся к анатомической (т.е. удобные для ношения), и в тоже время «облагороженной» рукой мастера, а не примитивно «нагой».

Изображение


Кираса, спинная часть, примерно 1505 – 1510 гг. Вероятно работы Франческо Негроли (ум. В декабре 1519 г.). Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Так ведь даже и поверх таких кирас со временем стало модно носить одежды их ткани, так что в данном случае именно гражданская мода и, конечно, религиозные эстетические взгляды европейцев диктовали им их дизайн защитного вооружения.

Изображение


Готические доспехи 1470 года. Баварский национальный музей, Мюнхен. Сами доспехи изготовлены в Нюрнберге, о чем говорит клеймо справа внизу.

Стоит, однако, рассмотреть генезис европейской кирасы в целом и плавно перейти от нее к азиатским образцам, на чем мы и завершим изучение кирас «анатомической формы». Начнем с того, что обращение к дошедшим до нас эффигиям однозначно доказывает – уже в 1410 году кирасы были и их носили, причем без какого-либо прикрытия тканью. В 1430 году сначала на закрылках налокотников и наколенников начинают появляться первые желобки (каннелюры), одновременно их и облегчавшие, и упрочнявшие.

Изображение


Готические доспехи 1470 гг. (конский доспех ок. 1480 – 1490). Германский исторический музей, Берлин.

В 1450 году с определенной долей условности, разумеется, «белый» латный доспех приобрел свою классическую форму, но ни о какой «мускулинности» в очертаниях кирасы речи не шло. Считается, что это было время максимального совершенства таких доспехов.

Изображение


Готические доспехи 1475 – 1485 гг. Коллекция Уоллеса, Лондон. Как видите, доспехи достаточно просты и очень функциональны. Ничего лишнего.

Около 1475 года каннелюрами начинают покрывать всю поверхность доспеха, причем особенно в Германии. Доспехи этого периода, как изготовленные в Германии, так и в Италии, как раз и получают название «готических». Башмаки (сабатоны) пока еще имеют острые носы.

Около 1500 года начинается очередной этап их совершенствования: на доспехах появляются частые бороздки, которые делали уже резцом, а не ковкой. При этом поножи остаются гладкими, а «перчатки» заменяются латными рукавицами и отдельным пальцем.

Изображение


Доспехи из Нюрнберга 1470 -1480 гг. Германский национальный музей.

Изображение


Германские доспехи 1515 – 1520 гг. Метрополитен-музей, Нью-Йорк. Заостренная обувь, как видите, исчезает и заменяется на «башмаки» типа «медвежья лапа». На руках рукавицы. Желобки покрывают практически все детали доспехов.

В это же время появляются и так называемые «костюмные доспехи», отдельные детали которых представляют собой элементы тогдашней модной одежды, вот только выполнены они из металла. В 1520 году появляются максимилимановские доспехи, прозванные «невесомыми» из-за того, что весили они всего 18,790 кг.

Изображение


Поздний готический доспех, относящийся к латам «костюмного типа» из Исторического музея в Вене. Хорошо видны «рукава» и имитация модных тогда разрезов на латах выше колен. «Юбка» использовалась для пеших поединков, но в этом случае к ней пристегивались дополнительные детали спереди и сзади. Ну, а для верховой езды, соответственно, они отстегивались, что позволяло рыцарю взгромоздиться в седло.

Изображение


Доспех императора Фердинанда I (1503 – 1564), Германия, середина XVI в. Костюмные доспехи испанского типа. Бургонет с забралом из ребер, но старинные рондели, гравировка во всю грудь и… просто совершенно неприличного вида гульфик.

Тогда же, а именно в 1512 году появились и первые полудоспехи с соответствующими поножами. Вместо «юбки» на них были разрезные набедренники, а поножи не доходили до верхней части бедра, так как сверху на них спускались набедренники. В 1530 году появляются кирасы типа «птичья грудь» (или «гусиная грудь») с выступом в районе солнечного сплетения, при этом в Италии уже с 1520 года наблюдается отказ от рифленых доспехов.

Изображение


Вот она, кираса с таким выступом на итальянском половинном пехотном доспехе 1571 года. Как видите, такая форма продержалась достаточно долго. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

В 1540 году рифленые латы исчезают в Германии. Затем в 1540 году нижняя часть кирасы вытягивается в «стручок». Появляются кирасы с прикрепленными к ним набедренниками до колен. В 1570 году «стручок» удлиняется и распухает в так называемое «гусиное брюхо». Спустя десять лет в моду входят набедренники округлые на бедрах, надевавшиеся на шарообразные короткие штаны. Набедренные щитки из пластинок доходят до колен. Наконец, в 1590 году исчезают вошедшие было в моду доспехи «под античность», отдельные образцы которых, как например, доспех короля Карла I 1546 года работы Филиппо Негроли (фотография приведена в предыдущем материале), имели «анатомическую кирасу».

Изображение


Доспех с набедренниками до колен конца XVI в., принадлежавший семье Барберини. Метрополитен-музей, Нью-Йорк. Вид спереди.

Изображение


Тот же доспех, вид сзади.

Наконец, в 1600 году в моду входят полукирасы только на грудь, закрепляющиеся на спине ремешками.

Изображение


Полукираса гвардейца Папской гвардии, примерно с 1600 и вплоть до XVIII века. Окраска в синий цвет с золотой инкрустацией.

Ну, и наконец, наиболее распространенными доспехами начала XVII века стали так называемые доспехи в «три четверти», представлявшие собой кирасу и прикреплявшиеся к ней набедренники. Как, правило, так одевались кирасиры и пистольеры – наиболее тяжелые виды конницы этого периода. Такие доспехи могли весить до 40 кг, то есть были под стать полным рыцарским. Во всяком случае, именно столько весит итальянский кирасирский доспех начала XVI в. в Метрополитен-музее, в Нью-Йорке, причем к нему еще полагались дополнительные усиления и, в частности, нагрудник на кирасу!

Изображение


Кирасирские доспехи «в три четверти» из Германии, ок. 1620 г. Музей Хиггинса в г. Вустер, штат Массачусетс, США.

Интересным элементом доспехов стали так называемые «осадные нагрудники», появившиеся также в конце XVI в. Вес такой «пластины» мог составлять 11 кг., причем устройство ее позволяло надеть поверх нее еще одну! Впрочем, и одной такой полукирасы было более чем достаточно.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
шчасливчик

#3 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 02 Ноябрь 2016 - 19:53

Ну, а теперь мы оправимся на Восток и… но для начала вспомним индийскую кирасу чарайну — доспех коробчатой формы, состоявший из четырех плоских пластин. Интересно, что мешало носить такие доспехи рациональным европейцам, ведь трудно придумать что-то более рациональное. Правда, на некоторых чарайнах можно увидеть на груди выпуклости, которые можно принять за имитацию грудных мышц. Но «выпуклости» эти настолько эстетизированы, что могут считаться лишь намеком на «мускулинность».


Изображение

Японская кираса нё-до. Слева — спереди, справа — сзади.

Зерцало стало типичным турецким доспехом, равно как и «московитским» в XVI в. Доспех этот можно было надевать и на обычную одежду, и на кольчугу, он имел наплечники, нагрудник и наспинник и боковики. То есть был удобен для лучника, но оказался также удобным и для конного стрелка из огнестрельного оружия.



Изображение

Турецкое зерцало.

Подобными доспехами пользовались и китайцы, кольчуг не носившие, разве только если добывали их в качестве трофеев, а также индийцы. Они имели доспехи очень похожие на китайский доспех «дин га», то есть «тысяча гвоздей». По-индийски это звучит «чилта хазар маша» и переводится, как «одеяние из тысячи гвоздей». На самом деле там были лишь пластинки и заклепки, а также вшитые в ткань крупные полированные пластины.


Изображение

Индийский доспех «чилта хазар маша», XIX в. Королевский арсенал в Лидсе, Англия.

В Индии научились выделывать и кирасы похожие на европейские, причем опять же с неким намеком на «мускулинность», хотя и не на всех. То есть «анатомия» как в Европе, так и в Азии, не прижилась и в целом так и осталась принадлежностью культуры античности.


Изображение

Фреска с изображением всадника в доспехах из пластин (или полос из кожи, судя по изображению можно предположить и то и это) из Пенджикента.

Тут опять-таки надо отметись, что еще со времен древней Ассирии (и Шумера!) Восток отдавал предпочтение доспехам из пластинок. Пластинки, пластинки и еще раз пластинки находят в погребениях Минусинской котловины и практически по всей Азии. Они изображены на фресках из Пенджикента и в книжных миниатюрах «Шахнаме», то есть там, где люди стреляли из лука с коня именно доспехи, состоявшие из множества металлических либо кожаных пластинок, являлись наиболее оптимальным средством защиты.


Изображение

Доспех самурая с кирасой из вертикальных полос.

Впрочем, нам известна страна, где на развитии кирасы самым необычным образом сказались и традиции, и религия, и местные условия, и… знакомство с чужой, в данном случае, европейской культурой. Индийцы тоже стали делать кирасы с ребром на груди после знакомства с европейцами, которые их носили. Однако именно в Японии развитие кирасы на доспехах было едва ли не самым причудливым и необычным.


Изображение

Типичный доспех ёкихаги-хиситодзи-окэгава-до Сайотомэ Иетада. Эпоха Эдо, ок. 1690 — 1720 гг.

Поскольку о японских доспехах здесь уже рассказывалось, всего лишь вспомним, что самые ранние из них также были пластинчатыми, как и у всех прочих азиатов, да и собственно и удивляться этому нечего, ведь японский язык принадлежит к алтайской группе языков, то есть на своих островах, где они по мнению одного из авторов ВО образовали «естественную империю», они были пришельцами, вступившими в жестокую схватку с местными аборигенами эмиси за землю и доминирование. Главным оружием пришлых японцев был большой лук, из которого они стреляли с коня, и вот тут -то на смену их старым «халатного покроя» доспехам как раз и пришли новые — коробчатые, как и чарайна, но сделанные из отдельных пластинок доспехи о-ёрои. Для их изготовления использовались металлические пластинки трех типов: большие — с тремя рядами отверстий, средние — с двумя и совсем узкие с одним рядом. Их комбинация позволяла получать исключительно прочную и жесткую (!) броню. При этом нагрудную часть доспеха закрывали яркой тканью, чтобы по ней свободно скользила тетива лука.


Изображение

Тамеси-до это так называемые «испробованные доспехи. Следы от пуль являлись гарантией их качества! Токийский национальный музей.

Со временем появились и другие доспехи, уже без ткани на груди, но сам принцип использования пластинок оставался неизменным. До тех пор, пока японцы не познакомились с привезенным европейцами огнестрельным оружием. И буквально сразу же вслед за начавшимся его распространением японские оружейники создают сразу три типа новых доспехов: ёкихаги-хиситодзи окэгава-до, татэхаги-окегава-до и просто окегава-до. Возможно, что конструкцию первого доспеха японцы подсмотрели у европейцев, уже имевшие в то время кирасы из металлических полос. В нем кираса состояла из продольных металлических пластин, соединявшихся шнуровкой и проволокой крест-накрест. Вся их поверхность покрывалась лаком, причем, иногда покрытие было такой толщины, что кираса казалась совершенно гладкой и на ней виднелись только лишь сами крепления. В доспехе окегава-до пластины соединялись ковкой. При этом каждая из них имела «бортик» хорошо заметный на ее внешней поверхности.


Изображение

Типичный окегава-до с пластинами, соединенными ковкой и странным дополнением в виде верхних пластин на шнурах. Название этого доспеха будет столь длинным, что нет смысла его воспроизводить. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Доспехи татэхаги-окегавадо назывались так по слову «татэ» — «щит», который у японцев делался из сбитых между собой вертикальных досок, а служил в качестве аналога европейской павезы. Эти доспехи собирались из вертикальных металлических пластин, соединявшихся потайными заклепками. Поверхность такой кирасы также покрывалась различными видами грунтовки (тут японцы показали себя непревзойденными мастерами!), например, порошком толченой керамики и коралла, рубленой соломой, золотым порошком, и опять же лаком, через который грунтовка просвечивала.


Изображение

Доспех с чеканной кирасой из музея Уолтерса в Балтиморе, США.

Если головки заклепок были видны, то доспехи назывались какари-до. Доспехи юкиносита-до имели коробчатую форму и состояли из цельнокованых и практически плоских секций, соединяющихся на шарнирах. Назывались они также канто-до и сэндай-до (по имени местностей) и стали очень популярны после того, как известный полководец Датэ Масамунэ одел в них всю армию.


Изображение

Еще одна чеканная кираса 1573 — 1623 гг. из Музея Уолтерса, Балтимор, США.

Тогда же появились и цельнокованые глобулярной формы кирасы хотокэ-до и… традиционная для Японии причудливая «смесь» — дангаэ-до: верх кирасы из горизонтальных полос, а низ из традиционных пластин на шнурах! Собственно, в Европе подобные доспехи под названием бригандина были известны еще в XIV веке и широко распространились в годы Столетней войны, но устроены они были иначе. В них полосы наклепывались на ткань изнутри, а не так, как в японских доспехах.


Изображение

Конструкция европейской бригандины. Рис. А.Шепса.

Впрочем, были в Японии и очень забавные доспехи, непонятно как появившиеся, и главное, непонятно зачем и почему. Это доспехи все того же типа «тосей гусоку», то есть новые доспехи, имеющие «анатомическую кирасу нё-до» или «торс будды». Одна из японских религиозных сект считала, что будд столько же, сколько песчинок на берегу реки и раз это так, то почему бы не сделать и панцирь в форме торса будды? Естественно, что «торс» выглядел чисто по-японски, никакой античной грации в этих обвислых складках кожи и ребрах аскета не было. Покрывали кирасу не до розовой краски, а поверх нее лаком, что еще больше усиливало ее «наготу».


Изображение

Кираса нё-до, XIX в.

Но самым оригинальном стал доспех катануги-до, у которого часть кирасы была цельнокованой, в виде «торса будды», а часть из связанных шнурами пластин, имитирующих монашескую рясу. Зачем японцам понадобилось «это»? Кто знает?


Изображение

Доспехи катануги-до, предположительно принадлежавшие Като Киёмаса, эпоха Муромати, Токийский национальный музей.

Наконец, японцы использовали и кирасы европейского образца, как ввезенные португальцами и голландцами, так и сделанные местными мастерами по европейским образцам. К ним приделывали набедренники кусадзури, а так это была типично европейская кираса соответствующего времени и сугубо европейской моды. Правда, они не были полированными. Японцы их красили и покрывали лаком.


Изображение

Намбан-до («доспех южных варваров») Сакакибара Ясумаса. Токийский национальный музей.


Изображение

Кираса намбан-до с характерным для европейский кирас напуском внизу. Японцы приделали к ней кусадзури и покрыли коричневым лаком.

Наконец распространились и плоские кирасы с чеканными изображениями драконов и богов — тоже сугубо японское изобретение, хотя кирасы, украшенные накладными металлическими деталями и или тоже чеканные, в Европе были тоже хорошо известны.


Изображение

Парадные доспехи шведского короля Эрика XIV, 1563 — 1564 гг. все сплошь были покрыты гравировкой, чеканкой и резьбой по металлу с чернением и золочением. Красиво, не так ли? А вот японцам такие доспехи точно бы не понравились. Музеи Цвингера, Дрезден.

Таким образом, можно сделать вывод, что мода на «анатомические кирасы» закончилась именно в Японии, причем уже довольно поздно, где-то в ХIХ веке, и более уже никогда не возвращалась.


Изображение

Ну, а со временем значение кирас постепенно сошло на нет. И прежде всего потому, что если пули они еще хоть как-то держали, то какая кираса могла защитить от пушечного ядра? Тем более, что пушки становились все более маневренными и скорострельными! Отверстие от 6-фунтового ядра в кирасе карабинера 2-ого полка карабинеров армии Наполеона, Музей Армии, Париж.

Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#4 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 02 Ноябрь 2016 - 21:46

Из коментов к статье:

1. Не совсем правильно оценивать эволюцию доспеха в отрыве от изменения тактики на поле боя. Да, мода очень влияла на внешний вид доспеха. Но конструкционную эволюцию задавала в первую очередь война.

2. Канелюры (рифление) на готике не облегчают доспех сами по себе. Они просто очень существенно упрочняют доспех. Его сопротивление деформации. А это уже, в свою очередь, позволяет уменьшать толщину металла для снижения общего веса доспеха. В максимиллиановском типе доспеха данный принцип доведен до максимума. При этом, дополнительная стойкость к удару сообщается большим внутренним поддоспешным объемом за счет большей "пузатости" корпуса и боковых частей шлемов. Когда мало пробить металл, надо еще и проникнуть достаточно глубоко, преодолевая сопротивление очень жестких (из-за рифления и закалки) краев отверстия, чтобы добраться до тела.

3. Защита голени не делалась рифленой (даже в максимиллиановском типе доспеха) за отсутствием необходимости. Вероятность сверхмощного удара ниже колена, т.е. в голень мала. Чего не скажешь о бедрах и выше.

4. Все поздние доспехи изготавливались с учетом пулестойкости. Именно поэтому доспех в 3/4 или полудоспех мог весить 30-40 кг. Что для более раннего доспеха эпохи копейного тарана было типично только в турнирном исполнении. В бой же ходили с "нормальным весом" до 30 кг. Причем, это для полного бронирования от ступней до макушки. Типичный же вес полного доспеха времени самого расцвета - 1470-1520 гг. - 18-24 кг. Это достигалось: оптимальной формой для рикошета оружия, рифлением и закалкой доспеха. Поздний доспех не закаливался, чтобы от пуль и картечи закаленная сталь не лопалась вторичными осколками.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
Skif-M

#5 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 17 Январь 2017 - 08:59

Всадники и чешуйчатая броня

Статья о «трех битвах на льду» вызвала интересную дискуссию в комментариях о различных видах защитной брони. Как всегда, нашлись люди, которые высказывались о предмете, но знания о нем имели поверхностные. Поэтому, наверное, будет интересно рассмотреть генезис доспехов с древнейших времен, причем на основе работ авторитетных историков. Ну, а начать рассказ о доспехах придется с истории… конницы! Так как много железа на самом себе в походе не унесешь!

Итак, для начала: где, когда и в каком месте планеты лошадь превратилась в домашнее животное? Сегодня считается, что, возможно, это произошло в районе Северного Причерноморья. Прирученная лошадь дала человеку возможность куда более эффективно охотиться, переселяться с места на место, но главное — успешно воевать. К тому же человек, что сумел подчинить себе такое сильное животное, чисто психологически был господином для всех тех, у кого лошадей не было! Вот они зачастую и склонялись перед всадником без всякой войны! Недаром они оказались героями древних преданий, в которых были названы кентаврами — существами, объединяющих в себе сущность человека и коня.

Если обратиться к артефактам, то уже древние шумеры, обитавшие в Месопотамии в III тысячелетии до н. э. уже имели колесницы на четырех колесах, в которых запрягали мулов и ослов. Более удобными и скоростными оказались боевые колесницы, которыми пользовались хетты, ассирийцы и египтяне — территорией обитания которых стала Передней Азии середины II тысячелетия до н. э.




Изображение


«Штандарт войны и мира» (около 2600-2400 до н.э.) — это пара инкрустированных декоративных панелей, обнаруженная экспедицией Леонарда Вулли при раскопках шумерского города Ура. Каждая пластина украшена мозаикой из перламутра, раковин, красного известняка и ляпис-лазури, прикреплённых к основе из чёрной битумной массы. На них на лазуритовом фоне в три ряда выложены перламутровыми пластинками сцены из жизни древних шумеров. Размеры артефакта 21,59 на 49,53 см. На панели с изображением войны показана приграничная стычка с участием шумерского войска. Под колесами влекомых куланами тяжелых колесниц гибнут противники. Израненных и униженных пленников приводят к царю. На другой панели изображена сцена пиршества, где пирующие увеселяются игрой на арфе. Предназначение панелей не вполне ясно. Вулли предполагал, что их выносили на поле боя в качестве своеобразного стяга. Некоторые ученые, подчеркивая мирный характер ряда сцен, полагают, что это была некая емкость или футляр для укладки арфы. Сегодня «Штандарт из Ура» хранится в Британском музее.

Их колесницы были одноосными, а ось крепилась позади самой повозки, поэтому часть ее веса вместе с дышлом распределялась на запряженных в нее лошадей. В такую колесницу, запрягали двух или трех лошадей, а ее «экипаж» состоял из возницы и одного или двух лучников. Благодаря колесницам те же, например, египтяне выиграли битву при Мегиддо и не уступили (по крайней мере!) хеттам при Кадеше.


Изображение

Фараон Тутанхамон на колеснице. Роспись по дереву, длина 43 см. Египетский музей, Каир

Но самая массовая битва с применением боевых колесниц носит опять же легендарный характер: описана она в древнеиндийском эпосе «Махабхарата» — «Великая битва потомков Бхараты». Интересно отметить, что первое упоминание эпоса о войне между потомками царя Бхараты относится еще к IV в. до н.э., а записана была лишь в V — IV вв. н.э. Фактически «Махабхарата» формировалась в течение целого тысячелетия! Как эпический памятник это произведение не имеет себе равных. Однако из него очень многое можно узнать, например, как сражались древние индоевропейцы, какое имели военное снаряжение и доспехи.

Судя по составу мифической войсковой единицы акшаухини, в который входило 21870 колесниц, 21870 слонов, 65610 всадников и 109350 пехотинцев. В сражениях участвовали колесницы, слоны, всадники и пехота. Показательно, что колесницы в этом списке идут первыми, а большинство из героев поэмы сражаются не в качестве всадников или верхом на слонах, а стоя на колесницах и предводительствуя своими войсками.

Если отбросить всевозможные художественные преувеличения и описания применения «божественного оружия», самого фантастического по своему действию, то для любого исследователя этой поэмы станет очевидно, что главное место во всем ее арсенале занимают лук и стрелы. Удобство их использования для воинов, находившихся на колеснице очевидно: один, стоя на ее площадке, стреляет, тогда, как другой правит лошадьми.

Разумеется, оба этих воина должны обладать хорошей выучкой, поскольку управлять колесницей в бою совсем нелегко. Интересно, что царевичи-пандавы в «Махабхарате», демонстрируя свою ловкость во владении оружием и верховой езде, поражают цели стрелами на полном скаку. Затем они показывают умение управлять колесницами и ездить на слонах, после чего вновь показывают умение владеть луком и лишь последнюю очередь владение мечом и палицей.


Изображение

Арджуна стреляет из лука в демона. Бруклинский музей

Интересно, что луки главных героев «Махабхараты», как правило, имеют собственные имена. Лук Арджуны, например, называется Гандива, причем в дополнение к нему он имеет два никогда не иссякающих колчана, которые обычно находятся на его колеснице, а лук Кришны называется Шаранга. Имеют имена собственные и другие виды оружия и снаряжения: так метательный диск Кришны называется Сударшана, а раковина Арджуны, заменявшая ему рог или трубу — Девадатта. Мечи, которые используются пандавами и каурами в схватке лишь только когда израсходованы стрелы и другие виды оружия, собственных имен не имеют, что тоже очень показательно. Не так было у средневековых рыцарей Европы, у которых имена собственные имеют мечи, но никак не луки.

Для защиты от неприятельского оружия воины «Махабхараты» обычно облачаются в панцири, имеют на голове шлемы, а в руках щиты. Помимо луков — своего наиглавнейшего оружия, ими используются копья, дротики, палицы, применяемые не только в качестве ударного оружия, но также и для метания, метательные диски — чакры и только уже в самую последнюю очередь воины в поэме берутся за мечи.


Изображение

Состязание лучников. Индия Великих Моголов, ок. 1600 г. Смитсониевский музей. Галерея Саклера, Вашингтон

Стреляя из луков, стоя на колеснице, пандавы и кауравы используют разные типы стрел, причем весьма часто — стрелы у них имеют наконечники в форме полумесяца, которыми они перерубают тетивы луков и сами луки в руках своих противников, рассекают брошенные в них палицы, и неприятельские доспехи, а также щиты и даже мечи! Поэма буквально наполнена сообщениями о целых потоках стрел, посланных чудо-стрелками, и как они убивают ими вражеских слонов, разбивают боевые колесницы и многократно пронзают друг друга. Причем показательно, что далеко не всякий пронзенный бывает сразу убит, хотя кого-то поражают тремя, кого-то пятью-семью, а кого-то и семью-десятью стрелами сразу.

При всей сказочности сюжета «Махабхараты» это лишь гиперболизированное отображение того, что многие стрелы, пробивая доспехи и даже, возможно, застревая в них, серьезных ранений самому воину не наносили, и он продолжал бой весь утыканный попавшими в него стрелами — ситуация довольно характерная и для средневековой эпохи. При этом целью для вражеских воинов был и сам воин на колеснице, и кони, и возница, который участвует в битве, однако же, сам фактически не сражается. Нужно особо отметить, что многие из колесниц, действующих в поэме, украшают знамена, по которым и свои, и чужие распознают их издали. Например, колесница Арджуны имела знамя с изображением бога обезьян Ханумана, тогда как на колеснице его наставника и противника Бхишмы развевалось знамя с золотой пальмой и тремя звездами.

Интересно отметить, что герои «Махабхараты» сражаются не только бронзовым, но и железным оружием, в частности — используют «железные стрелы». Впрочем, последнее, равно как и все происходящее в поэме братоубийство объясняется тем, что тогда люди уже вступили в калиюгу — «железный век», век греха и порока, начавшийся за три тысячи лет до н.э.

Одновременно «Махабхарата» подтверждает и то, что верховая езда тогда уже была известна, и какое-то время развитие конницы и колесниц шло параллельно.

Заметим, что значение лошади со временем только возрастало, что подтверждается и многочисленными находками конской сбруи, которую клали в могилу вместе с умершими, их оружием, а также украшениями и другими «нужными на том свете вещами», хотя, многое в древних могилах по прошествии стольких веков не сохранилось. Сначала люди скакали на неоседланных лошадях. Затем для удобства всадника на спину лошади начали подкладывать шкуру либо попону, а чтобы она не сползала, старались ее зафиксировать, и именно так появилась подпруга.


Изображение

Мягкие удила. Рис. А. Шепса

Мягкие удила появились раньше жестких, о чем свидетельствуют и этнографические данные. Например, такими удилами часто пользовались крестьяне глухих деревень в царской России. На ремне или веревке они завязывали узлы, расстояние между которыми было больше ширины челюсти лошади на 5-7 см. Чтобы она не «продергивалась», в них вставлялись палочки длиной 8-10 см с вырезами посередине. Затем «удила» хорошенько смазывали дегтем или жиром. При взнуздывании концы ремня соединяли и заводили на затылок лошади. Применялся и тип узды, использовавшийся индейцами Северной Америки: простая петля из сыромятной кожи, которую надевали на нижнюю челюсть лошади. Как известно, даже с таким «снаряжением» индейцы показывали чудеса верховой езды, тяжелым защитным вооружением они все-таки не обладали. Недостаток мягкой узды заключался в том, лошадь могла ее изжевать, а то и перекусить, вот почему на смену дереву и коже пришел металл. А чтобы грызло всегда находилось у лошади во рту, применяли псалии*, фиксировавшие их между губами лошади. Давление удил и ремня на рот лошади заставляло ее быть послушной, что было очень важно в бою, когда всадник и лошадь становились одним целым. Ну, а постоянные войны между племенами эпохи бронзового века способствовали появлению касты воинов-профессионалов, прекрасных наездников и умелых бойцов, из среды которых как раз и выделилась племенная знать и одновременно родилась и конница. Наиболее искусными всадниками современники считали скифов, что подтверждают раскопки скифских курганов.


Изображение

Гребень тончайшей ювелирной работы, найденный в могиле скифского вождя в кургане Солоха, позволяет наглядно представить себе внешний вид скифских воинов эпохи конца V — начала IV века до н. э. На гребне показана схватка трех скифов. На двух пеших воинах греческие шлемы и панцири. Щиты сделаны из металлических пластинок, которые греками не использовались. У всадника гибкий наспинный щит (вовсе неизвестный греческим воинам), а также поножи, надетые поверх длинных скифских штанов. Очевидно, что воины разных народов заимствовали лучшие образцы вооружения и доспехов, ничуть не заботясь об их «иностранном» происхождении. Государственный Эрмитаж

О другом народе тех же мест и прекрасных наездниках — савроматах (то ли предков, то ли родственников более поздних сарматов, о чем историки спорят до сих пор) Геродот в этом же трактате написал, что их женщины стреляют из луков сидя верхом и мечут дротики… а замуж не выходят до тех пор, пока не убьют трех неприятелей…


Изображение

Бронзовые удила из Северной Сирии, VI—IV вв. до н.э. Британский музей

Изображения всадников древней Ассирии известны по раскопкам ее древних городов — Ниневии, Хорсабада и Нимруда, где были обнаружены хорошо сохранившиеся рельефы ассирийцев. По ним можно судить, что искусство верховой езды в Ассирии в своем развитии прошло три этапа.

Так, на рельефах эпохи царей Ашшурназирпала II (883 — 859 гг. до н. э.) и Салманасара III (858 — 824 гг. до н.э.) мы видим легковооруженных конных лучников, причем некоторые имеют по две лошади. Видимо, они не были не слишком выносливыми и сильными, и воинам требовалось две лошади, чтобы их часто менять.

Всадники действовали в паре: один управлял двумя лошадьми: своей и лучника, тогда как другой, не отвлекаясь на это, стрелял из лука. Очевидно, что функция таких всадников была лишь чисто вспомогательной, то есть это были «ездящие стрелки из лука» и «колесничие без колесниц».

Зато царь Тиглатпаласар III (745 — 727 гг. до н. э.) имел уже целых три вида всадников: легковооруженных воинов вооруженных луком и дротиками, (возможно, это были союзники или наемники из соседних с Ассирией кочевых племен); конных лучников, одетых в «броню» из металлических пластин, и, наконец, всадников с копьями и большими щитами. Последние, видимо, применялись для атаки и преследования пехоты противника. Ну, а колесницы теперь только дополняли конницу, а главным ударным родом войск уже не являлись.


Изображение

Ассирийские всадники. Рельеф из Нимруда. Около 728 г. до н.э. Британский музей

Конные лучники у ассирийцев (если судить по рельефам) были хорошими наездниками, но применению лука очень мешало отсутствие нормального седла и стремян. Реконструкция ассирийского конного лучника (около 650 г. до н. э.), выполненная на основе рельефа из дворца в Ниневии, позволяет представить себе воина на коне, рост которого в холке достигает примерно 145 см. Одежда всадника похожа на английский редингот с разрезами спереди и сзади. Пластинки на нем могли быть связаны при помощи ремешков из кожи, что позволяло легко подогнать его по фигуре воина. Сбрую коней ассирийцы красоты ради покрывали бронзовыми бляшками и украшали шерстяными кистями.

В чешуйчатые доспехи одеты и египетские фараоны, тоже изображенные на стенах дворцов и храмов. То есть в древнем мире, они, пожалуй, были самым распространенным видом защитной брони. Подобный панцирь, например, судя по мозаичному изображению из Дома Фавна в Помпеях, носил Александр Македонский в битве при Иссе. Причем конструкция у него была достаточно сложной: наплечники и нагрудная пластина из металла, а область талии как раз и составлена из металлических пластинок в форме чешуи, что явно было сделано с тем, чтобы обеспечить торс большей свободой движений. При этом на голове его лошади уже была даже небольшая пластинка наглавника, а вот нагрудная пластина (хотя они в это время они уже были) отсутствует.


Изображение


Прекрасный портрет воина сармата был найден во время раскопок древнего города Танаис. Это небольшая мраморная плита, которая была вделана в какую-то постройку. На ней — греческая надпись о том, что эту постройку посвятил (вероятно, какому-то богу) Трифон сын Андромена, и рельефное изображение самого Трифона. Несмотря на греческое имя, это, несомненно, сармат. В довольно грубом, но выразительном рельефе скульптор изобразил Трифона сидящим на небольшом степном коне, скачущем во весь опор. Одетый в чешуйчатый панцирь, со шлемом на голове, Трифон сидит на коне вполоборота, держа наготове двумя руками длинное и тяжелое копье. За плечами всадника развевается надетый поверх панциря плащ. Судя по тому, что Трифон изображен в виде воина, и по тому, что рельеф нашли около развалин юго-западной крепостной башни Танаиса, можно подумать, что плита эта была вделана в кладку самой башни или примыкающей к ней оборонительной стены и что сам Трифон принимал участие в строительстве этих крепостных сооружений.

Как считал британский историк Рассел Робинсон, самыми ранними доспехами, которые нельзя отнести с каким-либо древним культурам или определенным стадиям в развитии человечества, были доспехи из ткани либо шкур животных. Причем носили их и самые бедные воины, и (в комплекте с другими) самые богатые и знатные. Разница была в том, что состоятельные воины надевали их под кольчугу или пластинчатые доспехи, с целью амортизации ударов или чтобы уменьшить трение, а вот первые ничего другого просто не имели.

Затем их дополнили доспехи, сделанные из дерева, кости, а затем и металла. В неолитических погребениях Забайкалья детали доспехов, сделанные как из кости, так и из металла, известны со II тысячелетия до н.э., ну а в ряде районов Сибири, помимо Забайкалья, они употреблялись с I тысячелетия до н.э. и вплоть до конца средневековья. Состояли они из пластинок с отверстиями для креплений, которые мы знаем по образчикам из скифских курганов VI — V вв. до н.э., и росписям в египетских гробницах. Ряды таких пластинок располагали на доспехах внахлест, аналогично устройству рыбьей чешуи или же черепице на крыше.


Изображение

Доспехи из чешуи. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

На этрусских вазах также можно видеть изображения чешуйчатых панцирей в ассирийском стиле (хотя Апеннинский полуостров от Междуречья и очень далеко!), которые носили вплоть до времени, когда в употребление вошла кольчуга. В римской армии тоже были чешуйчатые доспехи, очень похожие на ассирийские, о чем свидетельствуют многочисленные изображения и находки археологов. Британские историки для такого рода доспехов используют два термина, которые в русском языке имеют практически одинаковое значение. Первый — «scale armour» — «чешуйчатая броня» — от слова «scale» (чешуя). Другое название — «ламеллярная броня» своей основе имеет слово «lame» или «lamellar», что в первом случае означает «тонкая металлическая пластинка», а во втором — просто «пластинка». Получается, что «scale armour» это, собственно, и есть броня из пластин-чешуек закругленной либо заостренной формы, а вот «lamellar armour», это броня из довольно узких вертикальных пластин. При этом «чешуйчатую броню» в римской армии носили и пехотинцы и всадники. А вот броня «ламеллярная» — была более дорогой, и в основном использовалась начальствующим составом и всадниками-катафрактами. В российской историографии используется также термин катафрактарии, но оба они, по сути, тождественны, и оба обозначают одетых в броню воинов, имеющих покрытых панцирными попонами коней!

Пластинки у римских панцирей были на удивление малы: 1 см в длину и 0,7 см в ширину, хотя размеры могли колебаться от 1 до 5 см. То есть мастерство их производителей было очень высоким! Интересно, что на рельефах с колонны императора Траяна (101- 102 гг.) в таких доспехах изображены войска сирийских лучников (наемники) и конница сарматов — союзников даков, а вот римские легионеры носят кольчуги или доспехи из полос.
Английский историк-исследователь Рональд Эмблетон реконструировал облик «римского воина-катафракта» эпохи Адриана и римского владычества в Англии, и в результате получился у него… самый настоящий средневековый рыцарь, вот только без «высокого седла» и стремян. Римский всаднический шлем на голове вместе с нащечниками, типичный всаднический овальный щит с умбоном, на ногах поножи, закрывающие колени, а торс в ламеллярном панцире из маленьких пластинок. Из них же состоит и панцирная попона у его коня, воссозданная по типу конской пластинчатой брони из Дура-Европос**.


Изображение

Катафракт из Дура-Европос

Не слишком отличается это вооружение и от тех доспехов, которые носили сасанидские катафракты в древней Персии. Шлемы у них имели сфероконическую форму, на лицах были маски-забрала, хотя кожаные полоски птериги на плечах и на поясе (характерные для римских всадников) отсутствовали. Кроме копья и меча их оружием могла служить деревянная, либо окованная металлом, палица — в арсенал римских воинов обычно не входившая. Причем интересно, что в доспехах катафрактов можно увидеть не только чешую, но и выгнутые металлические пластины, соединенные кожаными ремешками, и охватывающие их конечности, и точно также имевшие вид черепичного покрытия.

Например, так выглядели и набедренники, один из которых реконструировал английский историк Рассел Робинсон, основываясь на находках из Дура-Европос. Пластины его плотно облегают бедро и заходят своими кромками одна на другую и соединяются полосами из кожи, которые приклепаны к ним изнутри. Очень похоже на рейтарские латы XVI — начала XVII вв., но только сделаны они были из бронзы! Более того, являются практически точной копией набедренников доспехов Джона Смита из королевской мастерской в Гринвиче (сделаны в 1585 году), но только сделаны они были из бронзы. Очевидна преемственность в развитии доспехов, но, по-видимому, придумать в данном случае нечто лучшее было попросту невозможно, да и зачем?! Кстати, известно, что император Марк Аврелий в 175 г. н.э. послал в Британию целый «полк» таких сарматских катафрактов — наемников, служивших Римской империи. Однако римские солдаты прозвали их «клибанариями», а словом «клибанус» римляне называли «духовой шкаф» для выпечки хлеба, то есть что-то вроде нашей российской печки-буржуйки!


Изображение

Рельеф с колонны Марка Аврелия в Риме. Хорошо видны разные виды доспехов, бытовавшие в римской армии.

Другим доказательством очень широкого распространения чешуйчатых доспехов в Древнем мире являются рельефные изображения с колонны Марка Аврелия в Риме, установленной в честь его победы над германцами и сарматами в том же 175 г. н.э. и множество других античных изображений и барельефов.

Кстати, имеется достаточно много и археологических находок и тех же изображений, свидетельствующих, что чешуйчатые доспехи широко применялись в средние века и на территории Западной Европы. Например, мы видим их на печатях XVI века герцогов Мазовии, да и доспехи польских «крылатых гусар», что сохранились до нашего времени, говорят о том же! На юг, в Венгрию такие доспехи могли попасть через пришедших туда аваров, а в Италию через лангобардов. Последним свидетельством их применения в Европе стали находки в братской могиле воинов, убитых в битве при Висби, имевшей место на полуострове Готланд в 1361 году. Потом чешуйчатые доспехи из Центральной Азии через Монголию и Западную Русь попали к сибирским племенам. Чукчи и коряки делали такие доспехи во многом похожими на образцы, встречавшиеся в Тибете, хотя они и дополняли их щитом их дерева и покрытого кожей, защищавшим у них левое плечо. Возможно, доспехи такой формы помогали им защищаться от камней пращников, находившихся у них за спиной. Ну, а около V в. н.э., пластинчатые доспехи попали в Японию через Китай и Корею.

Англоязычные историки во многих своих трудах отмечают, что в XIII веке воины из Шотландии и Уэльса также продолжали их носить. Интересно, что сделанный уже в наше время экспериментальный панцирь такой конструкции весил около 8,5 кг. А чтобы его сделать, нужно было ровно 3000 железных чешуек и около 200 человеко-часов рабочего времени. То есть на его изготовление времени потребовалось хоть и много, но меньше, чем на кольчугу из колец.

В самой Японии эти доспехи сохранялись вплоть до 1867 года и последних восстаний самураев, а в Тибете они встречались в 30-х годы XX века. Вот почему о доспехе из пластинок можно говорить, и как самом древнем, и как о самом распространенном типе защитной одежды вообще!

В чешуйчатый доспех в кинофильме «Александр Невский» его постановщики одели князя Александра, в советском кинофильме «Черная стрела», по одноименному роману о войне Алой и Белой Розы, в нем сражается наставник Дика Шелтона «мастер Хетч». Конечно кино — есть кино. Но вряд ли будет большим преувеличением утверждать, что практически все те виды защитного вооружения, что впоследствии использовались рыцарями средних веков, появились значительно раньше, чем они сами!

* Псалии — пластинки-ограничители (первоначально из кости и рога) на удилах из кожаных ремней или веревки. Деревянные псалии были, но нужной прочностью они не обладали. Поэтому и удила, и псалии стали сначала костяными, а затем металлическими, причем их форма нередко была довольно причудливой. К псалиям прикреплялись поводья. Древнейшие крепления для них были очень простыми. Это была уздечка из кожаных ремней. Позже на ней появились специальные наносные и подгубные ремни, с которыми можно было лучше укрепить ее на морде лошади.


Изображение


Костяные псалии эпохи бронзы. Рис. А Шепса.

**Античный город на реке Евфрат (недалеко от города Калат-эс-Салихия в Сирии), известный в истории примерно с 300 года до н. э. по 256 год. Приобрел популярность в связи с сохранившимися древними фресками и многочисленными находками археологов. «Дура» на арамейском языке значит «крепость».

Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#6 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 17 Январь 2017 - 12:59

Эпоха кольчуги

Современная наука говорит нам, что любой объект, созданный руками человека, проходит пять этапов своего существования. Зарождение — долгий латентный период вызревания нового в недрах старого; становление — когда предмет или явление заявляют о себе; зрелость — господство явления или предмета, обнаруживающее пределы их возможностей; наконец, упадок и начало развития новых явлений и объектов. Пятый этап — реликтовое существование объекта где-то на периферии человеческого общества, вроде заброшенных в дикие джунгли современных нам первобытных племен. Кольчуга в этом плане — доспех поистине уникальный, так как все эти этапы она прошла, как, впрочем, прошли их также и пластинчатые доспехи!


Изображение

Самое интересное на этом куске вышивке из Байё — это то, как с убитых снимают кольчуги… «Музей ковра», Байё, Франция

Как появилась кольчуга, никто, в общем-то, не знает, о догадках относительно ее появления речь пойдет во второй части, ну а здесь прежде всего будет рассказано о том, какое распространение она получила в эпоху Древнего мира, потому, что заявила она о себе именно тогда. И опять-таки трудно сказать, где появились ее первые, единичные образцы. Но вот что точно, так это то, что в массовом масштабе кольчугу начали применять римляне эпохи Республики. То есть с Ганнибалом у Тразименского озера и в других битвах сражались воины именно в кольчугах, но никак не в пластинчатых лориках, характерных для имперского периода римской истории!


Изображение

Подлинная римская кольчуга и рядом с ней восстановленный образец ее плетения. Музей в Саальсбурге, Германия

Однако изготовление многих тысяч колец, которые требовались для кольчуги, а также их соединение, было делом совсем нелегким. Нашлись даже специалисты, подсчитавшие количество времени, нужное чтобы одеть в них целый легион. В частности, такое исследование провел английский историк Майкл Томас, который на основании экспериментальных данных сделал вывод, что сделать одну кольчугу из колец диаметром 6 мм, 50% из которых будет сварено, а 50% склепано (а такие кольчуги у римлян тоже были!), потребуется 1,3 года.

Таким образом, чтобы обеспечить кольчугами целый легион численностью 6000 человек (а именно столько было в нем воинов в I в. н. э.), требовалось 29000000 человеко-часов затраченного рабочего времени. Так что вряд ли стоит так уж удивляться тому, что кольчуга у римлян широкого распространения не получила, и применялась не столько кольчужная, сколько чешуйчатая броня. Кроме того, починка пластинчатых доспехов с пластинками нашитыми на кожу или на ткань, может быть произведена и самим воином: сделать это мог всякий, владеющий иглой. Отмечается, что кольчуги римских легионеров вплоть до I в. н.э. весили 12-15 кг, то есть были очень тяжелыми, из-за чего, по мнению английских историков, и в частности Майкла Симпкинса, позднее от них в дальнейшем и отказались.


Изображение

Современная реконструкция внешнего вида римского легионера в кольчуге

Всаднические кольчуги римлян были похожи на кельтские. У них было оплечье, походившее на пелерину, то есть они состояли из двух деталей, а вес их составлял около 16 килограммов. Нижние концы оплечья закреплялись на груди у всадника с помощью двух крючков изогнутых в виде буквы S. У бедер всаднические кольчуги имели разрезы, что облегчало посадку верхом. На колоннах Траяна и Марка Аврелия мы видим удивительно короткие кольчуги с зубчатым подолом и непонятно, что это — способ героизации легионеров, либо так было на самом деле. С другой стороны, есть немало рельефов и изображений легионеров в кольчугах как более раннего, так и более позднего времени, где мы видим кольчуги вполне нормальной длины, то есть примерно до колен.


Изображение

Всадники в кольчугах эпохи поздней римской республики с алтаря Луция Домиция Агенобарба (консула 16 года до н.э.), Лувр

Интересно, что, сравнивая вес римских кольчуг с весом кольчуг у других народов, можно заметить, что примерно столько же весили и кольчуги из Судана, изготовленные во второй половине XIX в., и вес которых достигал 13,5 кг. При этом диаметр колец у целого ряда римских кольчуг был всего лишь 4 мм, что меньше диаметра колес многих более поздних и дошедших до нашего времени кольчуг эпохи Средних веков, кольца которых имели внутренний диаметр 5-7 мм.


Изображение

Кольчуга из Судана. Трофей 1-ого Беркширского полка в битве у Тофрека, Судан, 1885. Теперь музее Беркширского и Уилтширского полков, Солсбери

А вот то, что кольца у большинства из найденных римских кольчуг были не заклепаны, а сведены, что свидетельствует о «поточном», массовом их производстве на крупных государственных мастерских. Очевидно, что это было сделано специально ради унификации и удешевления их производства, пусть даже и в ущерб качеству изготовления.

По мнению британского история Р. Робинсона кольчуги были широко распространены в Сасанидском Иране, где использовались наряду с панцирями из пластин. Отмечая превосходную сохранность наскального барельефа в Тадж-и-Бостане 620 г. н.э., он указывает, как точно и достоверно на нем изображено военное снаряжение шаха Хосрова II, ведь там проработаны не только все кольца его кольчужного доспеха, но и места их стыковок.


Изображение

Барельеф из Тадж-и-Босана, Иран

В отношении эволюции кольчужного доспеха на Востоке он отмечает, что уже в XIV в. на персидских миниатюрах можно увидеть изображения доспехов, представляющих комбинацию пластинок и кольчуги. Выпуклые пластинки, прежде всего, защищали колени — самую уязвимую часть тела восточного всадника, использовавшего короткими стременами. Ну, а затем кольчуги с пластинками постепенно превратились в доспехи смешанного типа, полностью закрывавшие как всадника, так и его коня.


Изображение

Миниатюра XVI века из поэмы Фирдоуси «Шахнаме» изображает воинов своего времени, одетых в кольчуги, поверх которых надеты яркие кафтаны. К шлемам приделаны кольчужные бармицы, оставляющие лицо открытым. Британский музей

В Англии было обнаружено так называемое «погребение в Саттон Ху», исследуя которое археологи сделали вывод, что это — могила англо-саксонского короля Рэдуолда, умершего в 625 году. Кроме меча, в ней нашли шесть копий с обычными наконечниками, три копья с наконечниками типа «ангон», и оригинальный гибрид молотка и топорика. Там же нашли кольчугу, щит и уникальный по отделке шлем, который сразу же попал на английские марки и чуть ли не во все издания, связанные со средневековой темой. Что же касается диаметра колец в этой королевской кольчуге, скрепленных, кстати говоря, медной проволокой, то он был равен восьми миллиметрам.

Арабы времен арабского завоевания тоже знали и применяли кольчугу*, что доказывает знаменитая «беседа» калифа Омара и Амира ибн аль-Аза, представляющая характерный жанр средневековой восточной литературы.
«Что дротик? — задает вопрос Амир, а калиф на него отвечает: — Это брат, который может предать тебя. — Что стрелы? — Стрелы — это посланцы смерти, которая настигает, а может и миновать. — Что щит? — Это защита, которая страдает сильнее всего. — Что кольчуга? — То, что составляет заботу для всадника и досаду для пехотинца, однако во всех случаях это наилучшая защита. — Что меч? — Это то, что может послужить причиной твоей смерти!»

У викингов кольчуга называлась «рубашкой из колец», причем ей, точно так же, как и щиту, давались разные поэтические названия. Ну, скажем: «Голубая рубаха», «Боевое полотно», «Сеть стрел» и «Плащ для боя». И опять-таки нужно отметить, что на кольчугах викингов кольца хотя и сведены и перекрывают друг друга, но их края при этом никак не скрепляются. Понятно, что эта технология давала возможность значительно ускорить их выработку и плести их прямо на корабле. Поэтому среди них кольчуга рассматривалась как самая обыкновенная «униформа» воина. У ранних кольчуг были короткие рукава, и они доходили до бедер, так как викингам приходилось в них же грести на своих судах и длинные кольчуги им в этом бы только помешали. Однако уже в ХI веке длина их, по крайней мере, на некоторых, сильно увеличилась. Например, кольчуга у Харальда Хардрада уже доходила ему до середины икр и была при этом настолько прочной, что «никакое оружие ее не могло разорвать». Хотя, конечно, викинги ощущали тяжесть своего защитного вооружения и даже нередко сбрасывали его перед боем, как это случилось, например, во время битвы на Стемфордском мосту в 1066 году непосредственно перед битвой при Гастингсе.


Изображение

Конница и лучники в кольчугах, но это не комбинезоны, а длинная кольчужная рубашка с разрезами спереди и сзади. «Музей ковра», Байё, Франция

Кстати, среди историков довольно долго существовало мнение, что знаменитая вышивка, посвященная этой битве и более всего известная под названием «Ковра из Байё» изображает несколько разных видов доспехов. Это и броня из металлических колец, нашитых на кожу, причем каждое из них при этом с другими кольцами не соединялось. Потом — простеганную броню из кожи, прошитую так, что внутри у каждого квадрата или ромба могла находиться металлическая пластина. Насколько это именно так, а не иначе — сказать трудно. Однако однозначно одно, а именно, что эти доспехи ну никак не могли представлять собой комбинезон, объединенный в одно целое с рукавами и штанами (рисунок такого воина был в свое время даже помещен в «Детской энциклопедии» советского времени!), как это считалось тогда же. Очевидно, что эту одежду надевали через голову либо надевали как медицинский халат и завязывали потом на спине. Доказательством этому служит сама вышивка, на которой с павших воинов они снимаются так же, как ночная рубашка — то есть через голову. Операция эта была бы невозможна, если бы ее верхняя часть объединялась со штанами! А вот квадратная вставка, которая видна на груди у многих воинов, могла быть и клапаном воротника, и даже кольчужной маской для нижней части лица, еще не пристегнутой. В любом случае современные британские ученые, рассматривавшие этот вопрос, относятся к разнообразию защитных доспехов, изображенных на «полотне из Байе», явно скептически, потому, что, по их мнению, обыкновенной кольчуги в то время воинам вполне хватало, а от добра добра не ищут! Другое дело, что у герцога Вильгельма и брата его епископа Одо мы видим на ногах чулки из кольчужного полотна, однако даже у них они не цельные, а защищают ноги лишь спереди. То есть даже таким состоятельным господам цельнокольчужные чулки были либо не по карману, либо они не видели в них нужды!


Изображение


Воины с вышивки из Байё. Воины в кольчугах и с той и с другой стороны. «Музей ковра», Байё, Франция

И вот этот-то комплект вооружения наши советские историки долгое время называли «тяжелым», делающим рыцаря неуклюжим, неповоротливым и издевались над ним как могли. Причем лишь только для того, чтобы доказать самобытность всего нашего пути развития! Между тем точно такой же комплекс вооружения всадника был и у витязей Руси, и у сарацинских всадников Ближнего Востока, с которыми рыцари Запада познакомились во время крестовых походов, а если он и отличался, то только лишь в деталях!

* Древнейшее упоминание о кольчуге встречается даже в Коране, где говорится, что Бог руками Дауда размягчил железо и сказал: «Сделай совершенный панцирь из него и соедини его основательно кольцами». Поэтому арабы так и называли кольчугу — латы Дауда.
Итак, в XI веке кольчуга в Европе обогнала по популярности все остальные доспехи. Собственно, всех остальных было всего три, не более: доспехи из пластинок, нашивавшихся на кожу; доспехи из пластинок, в которых они соединялись тонкими ремешками из кожи. А были доспехи, которые, скорее всего, и вовсе не существовали, но о которых тем не менее писали ученые. Прежде всего это доспехи из колец, нашитых в ряд на кожаную основу. Никто их не видел. Но их могла носить рыцарская «беднота», у которой хватало денег на кольца, но не на то, чтобы оплатить сборку кольчуги. Возможно, это делали их слуги. Но это опять-таки не более чем домыслы. Как вообще можно доказать, что такие доспехи когда-то существовали? Однако если уж фантазировать, куда интереснее в первую очередь подумать над тем, а как вообще появилась кольчуга, с чего это люди подумали, что кольца между собой надо переплетать, и сообразили, что таким образом у них получится кольчужная ткань, пригодная для защитной одежды. Зачем вообще это им понадобилось?


Задумался над этим итальянский историк Франко Кардини в книге «Истоки средневекового рыцарства», напечатанной в России еще в 1987 году. И там он выдвинул следующую гипотезу ее возникновения. Что, мол, сначала кольца нашивались на одежду шаманов (а те точно так же участвовали в боях и походах диких племен, как и все прочие боеспособные мужчины) с магической целью, а их переплетение между собой увеличивало их магическую силу — потому, что «одно кольцо передает свою силу всем остальным». И чем больше колец, тем выше была магическая сила такой одежды. Поэтому кольца стали уменьшать в диаметре и вот тут-то и оказалось, что стрелы с костяными, либо кремневыми наконечниками через такую «магическую» одежду не проходят! Ну, а как только это заметили, кольца перестали нашивать, а соединили их друг с другом и получили «волшебную» металлическую ткань…

То есть искать то место, где появилась первая кольчуга, следует там, где древнейшие кольчуги могли носить жрецы-шаманы, участвовавшие в битвах наряду с воинами. Сначала это была просто одежда с кольцами-амулетами, затем средство защиты от стрел, но «магический» характер ее ношения сохранился и впоследствии, хотя происхождение его и было забыто.

Английские историки считают, что уже к 1066 году кольчуга доминировала на полях сражений, и продолжалось это достаточно долго — почти двести лет. Во всяком случае, Клод Блэр, не раз утверждал, что «эпоха кольчуги» в Европе — это период с 1066 по 1250 годы. У кого-то есть свои цифры, но эти временные рамки наиболее обоснованы, поскольку подтверждаются многими источниками.

Устроены кольчуги этой эпохи теперь так: в них использовались кольца сварные (каждое кольцо из отрезка проволоки с концами соединенными с помощью кузнечной сварки) и сведенные, которых концы друг на друга накладывались и соединялись заклепкой либо П-образной скобкой. Любая кольчуга, у которой кольца соединены встык, по его мнению, либо новодел, либо работа восточных мастеров, хотя всегда бывали исключения. Например, это находка кольчуги в погребении в Саттон-Ху, хотя она и относится к более ранней эпохе.


Изображение

«Сон Генриха I Английского» (суть кошмара: сподвижники намереваются убить короля во сне!). Рисунок в манускрипте «Хроники» Джона Уорчестера, который датирован концом ХII века. На воинах не подпоясанные кольчуги (скорее всего тогда их так носили), а руках щиты в форме «перевернутой капли», украшенные изображениями, вскоре появившимися на геральдических щитах (Британская библиотека)

Ф. Кардини подчеркивал изначально магический характер доспеха из переплетенных колец, однако, несомненно, это тот самый случай, когда иррациональное с выгодой сплелось с рациональным. Конечно, она не защищает от таранного удара копьем, сильный удар мечом может ее разорвать, та же булава может сокрушить воину кости, даже и через кольчугу, наконец, ее может пробить стрела с тонким шилообразным наконечником. Но… при всем при этом в бою лучше все-таки было ее иметь, чем не иметь, так как шансы на выживание она, вне всякого сомнения, повышала, потому что защищала от скользящих ударов мечом, от укола кинжалом и легких стрел. Количество колец в ней достигало 20 тысяч. Вес составлял 9—13 кг, хотя самая тяжелая кольчуга из Англии, сохранившаяся до настоящего времени, и весит 24 кг!

Для изготовления кольчуги требовалась проволока, то есть в означенный период истории именно ее производство было поставлено «на поток» и сделалось по-настоящему массовым. Получали ее из раскаленного железного прута, который протаскивали через отверстия имеющие форму конуса в железной пластине. Диаметр отверстия с каждой такой протяжкой все время уменьшался и, соответственно, уменьшался и диаметр проволоки.
Затем ее наматывали на стержень («мотатель») виток к витку, как пружину, и на нем же и разрубали. Таким образом, кольца получались одинакового размера. Потом вставляли в стальной брусок с отверстием, имеющим форму конуса, и сверху давили специальным штампом. От этого кольца уменьшались в диаметре, а их концы заходили один на другой. Чтобы соединить их накрепко, кольца укладывали в «расплющиватель» — где их концы расплющивали ударами молотка. Теперь в них проделывали отверстия мощным рычажным «прокалывателем», потому, что сверлить эти их было бы технически очень сложно. Затем каждое второе кольцо могли раскалять на огне, в отверстия при этом вставлялись заклепки, и сковывали все это между собой. Остальные кольца заклепывали уже в процессе сборки «в холодную». Однако самые ранние кольчуги имели все кольца, соединенные на заклепках непосредственно при сборке.


Изображение

Инструменты для изготовление кольчуги по данным британских историков: 1 — «мотатель», образцы колец и плетения, 2 — «сводилка», 3 — «расплющиватель», 4 — «прокалыватель», 5а — готовые полоски, 5б — соединение двух полос

Соединение одного кольца с четырьмя соседними считалось самым простым, и было самым распространенным. Двойная кольчуга — это соединение одного-двух колец сразу с восемью кольцами, то есть их количество практически удваивалось. Но она была тяжела, хотя и очень надежна. На Востоке существовали и другие способы плетения, например, «1 + 6». А в Японии кольца не склепывались, а соединялись по принципу наших колец на брелоках для ключей, то есть заводились одно за другое, и поэтому имели они не один виток, а два, два с половиной! По весу и расходу металла такая кольчуга была лишь немного тяжелее клепанной, но зато технологичность сборки возрастала в разы. Да и починить такую кольчугу было значительно легче.

До нас дошел образец кольчуги 1237 года, найденный на территории Золотаревского городища на территории России в Пензенской области, где, скорее всего, осенью того же года имела место ожесточенная битва местных жителей с войсками Бату-хана, шедшими походом на Русь. Так вот, удалось выяснить, что каждое кольцо этой кольчуги, во-первых было немного сплющено, а во-вторых, на его плоской стороне имелось полукруглое «ребро жесткости». Кольчуга эта была восстановлена одним из пензенских умельцев Андреем Давыдовым и является настоящим шедевром оружейного мастерства той далекой эпохи. Ведь уровень технологии того времени был значительно ниже современного, и та оснастка, нужная для изготовления такой кольчуги, которая сегодня легко может быть сделана на различных станках, тогда целиком и полностью делалась вручную.


Изображение

Кольчуга, изготовленная А. Давыдовым по найденным на Золотаревском городище фрагментам: внешний диаметр — 12,5 мм, внутренний — 8,5 мм, толщина колец — 1,2 мм. Всего на нее ушло 23300 колец. Вес 9,6 кг. Все кольца соединены посредством клепки.

Отсюда можно сделать и еще ряд интересных выводов. Первый: мастер-оружейник мог иметь либо один набор приспособлений для изготовления колец, либо два-три набора для изготовления колец разного диаметра. Но никак не больше, так как стоимость их была, несомненно, должна была быть очень велика, так как каждый такой набор открывал человеку путь к процветанию. А отсюда следует и второй вывод, что все кольчуги того времени имели примерно один размер колец, либо опять-таки два-три типоразмера, но никак не больше. Большие кольца не могли быть использованы, так как давали не слишком хорошую защиту от стрел, тогда как кольчуга из слишком уж миниатюрных колец тоже особо ни от чего особо не защищала. То есть доспех этот в эпоху кольчуги был в достаточной степени унифицированным.

Более того ряд доспехов из колец был просто уникальным, что опять-таки показала работа мастеров-реконструкторов. Например, тот же Андрей Давыдов сделал байдану (разновидность кольчуги с плоскими кольцами) «иранской работы времен шаха Аббаса I, на каждом из клепаных колец которой выбиты имена Аллаха, пророка Мухаммеда, его жены и детей. Так вот по его словам работая на современном оборудовании он не мог сделать больше 20-30 колец в день и… сколько же тогда колец делал мастер того времени и для кого делал столь трудоемкое (и дорогое!!!) изделие.

И тут важно, коль речь пошла о ценах, заметить, что уже в 1080 году за кольчужный доспех во Франции или гобер, платили 100 су: вдвое и даже в пять раз больше, чем за лошадь. А боевой конь в пять раз превосходил по цене быка, а в ХIII веке боевой жеребец дистриер был в семь раз дороже, чем простая дорожная лошадь. В 1181 году стать рыцарем в Англии было очень «просто». Требовалось иметь кольчугу, шлем и щит, а также копье и меч. Простому воину предписывалось наличие кольчуги облегченного типа (гобержона — то есть кольчуги с рукавами по локоть), простого железного шлема и копья. Совсем простым было вооружение городского ополченца, имевшего стеганый кафтан, железную каску и копье.

Судя по иллюстрации из манускрипта 1125-1150 гг. на которой св. Эдмунд побеждает датчан, можно сделать вывод, что рыцарское снаряжение за то время, что прошло с 1066 года поменялось лишь в деталях! Например, шлемы стали ковать из целого металлического листа, а их верхушка загибаться немного вперед; рукава сделались длиной до запястья; на голове у рыцарей появились кольчужные капюшоны (а сам шлем при этом, соответственно, стал более объемным) и это все те новшества, которые сумел заметить художник! Ни тебе кольчужных чулок, ни хотя бы каких-нибудь конских доспехов — ничего такого!

И выходит, что прогресс в вооружении вроде бы и был, но шел очень и очень медленно. Но тут многое зависело от моды и от кошелька рыцаря. Например, нашлись историки, которые изучали рисунки «Винчестерской Библии» (1165-1170) и заметили, что хотя длина кольчуг и осталась такой же, что и в 1066 году, фигура рыцаря изменилась визуально очень сильно. Почему? Да потому, что появилась мода выпускать из-под них длинные кафтаны до лодыжек, да еще и ярких цветов!

По мнению английского историка К. Блэра самое удивительное, однако, не в этом, а в том, что он так и не нашел в свое время источники, в которых бы указывалось, что рыцари носили какое-нибудь стеганое одеяние под кольчугой, хотя отсутствие какой-либо жесткости у нее очевидно. И, тем не менее, вплоть до конца XIII века единственным стеганым элементом одежды рыцаря был чепец на голову! В известном манускрипте этого периода, «Библии Мациевского», есть много изображений кольчуг, которые и надевают, и снимают, и во всех случаях единственная одежда под ней это цветная рубашка с рукавами до запястья. Остается только предполагать, что какая-то подкладка могла быть и на самой кольчуге, вот только доказать это предположение сегодня практически невозможно.

С 1150 году в обиход рыцарства входят шоссы — чулки из кольчужной ткани, называвшиеся в Англии «хозен». Их закрепляли на поясе, а надевали под кольчужную рубашку. Некоторые имели длину до колен, тогда как другие могли доходить до середины бедра. Более ранняя их форма — это кольчужная полоса, шедшая вдоль ноги спереди и сзади имевшая завязки. Более поздняя форма — настоящие кольчужные чулки с подкладкой из ткани. Зато защитной стеганой одежды, которую носили с кольчугой, так и без нее в это время имелось сразу три вида. Это камзол, гамбезон и акетон, хотя чем они различались ответить сегодня крайне затруднительно.


Изображение

«Молящийся крестоносец» — миниатюра из «Винчестерской псалтыри». Вторая четверть XIII в. Показан в типичном для своего времени защитном вооружении: кольчужном хауберге с капюшоном и оригинальных шоссах на переднюю часть ноги из металлических дисков на заклепках. Возможно, что крест на плече имеет под собой жесткую основу, ну, скажем наплечник кирасы из кожи, которую прикрывает сюрко (Британская библиотека)

Возможно, эти термины уже тогда использовались произвольным образом и по смыслу они были взаимозаменяемыми. В целом, британские историки полагают, что рыцарь теперь выглядел значительно ярче и красочнее, но цвет металла в его фигуре, по-прежнему преобладал. Под своей металлической одеждой рыцарь в то время носил брэ — льняные панталоны до колен, и длинную рубашку, также до колен, по возможности шелковую или уж, по крайней мере, льняную. На ноги надевали чулки из ткани, поверх которых натягивали шоссы из кольчуги на подкладке. Поверх рубашки надевался кафтан из тонкой хлопковой ткани и гамбезон из кожи или грубого полотна. Голову в обязательном порядке покрывали стеганым чепцом, так как собственно кольчужный капюшон просто так на голову никогда не надевали.
В конце ХII века, скорее всего в результате влияния походов на Восток, кольчугу дополнили капюшоном, и рукавами с перчатками, ну, а чулки-шоссы стали носить повсеместно. Вначале по понятным причинам рукава кольчуги до кисти не доставали. На руках воины носили кожаные рукавицы или перчатки, но когда у кольчуг появились длинные рукава, оканчивающиеся кольчужными рукавицами, подшитыми кожей, от них отказались. Посредине ладони каждая такая рукавица имела разрез, позволявший в любой момент высвобождать из них руки, что, конечно же, было очень удобным изобретением. Где-то после 1250 года появились и кольчужные перчатки с отдельными пальцами, однако и от более ранней версии рыцари не отказались, так как вариант с отдельно сплетенными пальцами был дороже. Вот такой наряд и стал стандартным рыцарским облачением. Об этом свидетельствует рельеф 1210 года с фигурой рыцаря из церкви св. Юстина в Пидне, на котором всего его тело закрыто кольчужными доспехами с ног до головы, а шлем имеет лицевую маску с отверстиями для дыхания и для глаз, так что человек на нем выглядит словно металлическая статуя.


Изображение

Авимелех убивает Гаала. Псалтирь королевы Марии. 1310—1320 гг. (Британская библиотека)

Затем появилось еще и так называемое сюрко, или котта. Она выглядела как длиннополая одежда с разрезами спереди и сзади и длинными рукавами, которые она, однако, постепенно утратила. Функциональное значение такой одежды вроде бы очевидно — защита от солнечных лучей. Но очень многие историки считают ее появление не столько следствием знакомства с восточной культурой (где мусульманские воины как раз и носили доспехи, прикрытые тканью), сколько модой и желаем выделиться среди прочих качеством ткани и своим богатством. Полагают, что сюрко служил для защиты от непогоды, причем ссылаются на популярное рыцарское стихотворение «Признание короля Артура»:

Одежды зеленого цвета,
Чтоб были доспехи чисты,
Капризы дождей не страшны.

Сомнительно, чтобы такая одежда могла бы эффективно защищать от дождя, ведь это же не плащ-макинтош! Есть и другая теория, что это был удобный способ показать геральдические знаки обладателя этого сюрко. К сожалению доказать это не так-то легко, поскольку, хотя развитая геральдическая система и мода на налатную одежду появились примерно в одно время, хорошо известно, что изображения геральдических знаков встречались на них далеко не всегда. Точно также сорко или котта далеко не всегда была сшита из тканей геральдических цветов с герба рыцаря.


Изображение

Восточный доспех газаханд (а), описанный Усамой ибн Мункызом и ему принадлежащий: первый слой — льняная подкладка, кольчуга восточного плетеная из мелких колец, прокладка стеганая хлопком, «франкская кольчуга» из крупных колец и сверху узорчатая ткань. Пуговица-застежка доспеха (б). Рис. А. Шепса

Можно предположить, что мода на них возникла под влиянием церкви, поскольку воин в кольчуге выглядел уж очень «анатомическим», из-за чего ходить в ней со временем стало неприлично. А вот белый сюрко из обыкновенного полотна с теми же нашитыми на него крестами, давал рыцарю и защиту от солнца, и сразу всем показывал, кто перед ним. Сначала оно было таким длинным, что доходило практически до пят. Но это мешало рыцарям ходить по лестницам и садиться в седло. Поэтому длину его вскоре уменьшили, так что классическое сюрко стало лишь немного заходить за колени воина.

В XIII веке сюрко стало особенно популярным, но единой точки зрения, с чем конкретно была связана мода ходить в доспехах, прикрыв их одеждой, среди англоязычных историков до сих пор нет. Правда, в английском языке слова «герб» и «кольчуга» начинаются одним и там же словом — «коат». В первом случае «коат оф армз» — это «одежда для оружия», во втором — это «коат оф мэйл» — «одежда из кольчуги». То есть геральдическое значение данного термина вроде бы очевидно и сомнения не вызывает, хотя средневековые изображения и показывают нам, что изображения герба рыцаря на сюрко наносились далеко не всегда, что хорошо видно на миниатюрах знаменитого «Манесского кодекса» или «Большой Гейдельбергской рукописи.


Изображение

Гартман фон Ауэ. Миниатюра из «Манесского кодекса», 1305 — 1340 гг. Считается классическим изображением рыцаря того времени. На деле, однако, чаще бывало так, что попона коня было одного цвета, сюрко — другого, а герб на щите ничего общего с их цветами и рисунками не имел вообще! И, кстати, тот же «Манесский кодекс» это подтверждает (Библиотека Гейдельбергского университета)

Самым ранним изображением сюрко является фигура Валерана де Белломонте, графа Меллана и графа Вустера на его печати, датируемой 1150 годом. Само одеяние выглядит весьма необычно — рукава у него до запястий. Такой покрой появился вновь только во второй половине XIII века, и до второй половины XVI века встречался не часто. До бедер оно плотно прилегает к телу, потом расходится в виде широкой юбки до лодыжек, и имеет разрез для удобства верховой езды. Есть они в «Винчестерской Библии», и на «Большой печати» короля Джона (брата Ричарда Львиное Сердце), которые датируются примерно 1199 годом.

До 1210 года изображения сюрко встречались достаточно редко, но потом его, видимо, признали, и оно сделалось массовым. До 1320 года он имел вид халата без рукавов с большими проймами и юбкой с разрезом, которая доходила до середины икр, но вполне обычной была длина и до лодыжек и до колен. С 1220 года появляются рукава до локтей, хотя изображений таких сюрко очень мало.


Изображение


Роджер де Трампингтон. Внеший вид реконструирован А. Шепсом по эффтигии из Трампингтонской церкви в Кембридшире (ум. ок. 1326 г.)

Историк Э. Окшотт этим термином не пользуется, а называет это одеяние коттой, указывая, что во всеобщее употребление она не входила вплоть до 1210 года, хотя отдельные образцы этого наряда появились на рыцарях еще до конца XII века. Он также считает, что точное назначение ее неизвестно, мол, это был забавный «пустячок», веселый и красочный наряд, превращавший внешне фигуру угрюмого и сурового рыцаря в темной коричнево-серой кольчуге в галантного и блистательного кавалера, — вполне в духе времени и того расцвета, которого достигло рыцарство в конце XII века.

Ну, а вывод из всего вышеизложенного будет такой: кольчуга как вид защитного доспеха появилась очень давно и первоначально, в отличие от функционального чешуйчатого доспеха, носила «магический» характер. Потом ее функциональность была также доказана практикой, и наступил «век кольчуги». Причем «век», характерный ТОЛЬКО ДЛЯ ЕВРОПЫ, потому, что в Азии в Японии кольчуга долгое время вообще не применялась, в Китае популярна не была, а в других странах очень рано стала дополняться пластинками. В Европе же «век кольчуги» имел четкие временные рамки и локализацию. Но «эпоха кольчуги» отнюдь не закончилась. Идет ее пятая фаза. А вот что было с доспехами дальше, будет рассказано в следующих материалах.

Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#7 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 17 Январь 2017 - 21:21

Упражнения французского рыцаря середины XIV века

Изображение
Историки, физиологи и спортивные врачи из Швейцарии доказали: рыцарь в полном доспехе XV века не был неповоротливой кучей железа. Оказывается, при должной подготовке латы не слишком сковывали движения.
Для того, чтобы выяснить, насколько ловким и пластичным можно быть в средневековых латах, ученые надели точную реплику пластинчатого доспеха середины XV века на тридцатилетнего мужчину ростом 186 сантиметров и весом 84 килограмма. Вес доспеха составил около 38 килограмм (упражнения выполнялись без шлема). Это соответствует нагрузке, которая ложится на плечи современных солдат, если они работают с полной боевой выкладкой.
Такие тяжелые латы не были предназначены для полевых операций; их использовали в поединках и турнирах — везде, где бой велся по строгим правилам.
На видео закадровый голос зачитывает книгу, описывающую упражнения знаменитого французского рыцаря середины XIV века Жана II ле Менгра по прозвищу Бусико, а человек, облаченный в латы (без шлема), выполняет все описываемые действия.
С помощью цифровых видеотехнологий швейцарские ученые измерили, насколько свободно может двигаться человек в доспехе и без него, а так же замерили затраты энергии на движение. Оказалось, даже в латах тренированный взрослый мужчина вполне подвижен и может колоть дрова, без посторонней помощи запрыгивать в седло, бегать, кувыркаться и выполнять гимнастические упражнения.
https://www.youtube....h?v=q-bnM5SuQkI

И еще на эту тему

https://www.youtube....h?v=5hlIUrd7d1Q
https://www.youtube....h?v=Fa2irrYK09w
https://www.youtube....h?v=MOn3aO9ORWg
https://www.youtube....h?v=qzTwBQniLSc
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#8 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 13 Февраль 2017 - 09:28

Крепость для головы и для тела



«Макали башкой в расплавленный металл. Что прилипло, то и шлем. Потому у савойяра личина такая страшная. Это боец при макании в расплав малость рожу корчил и пузыри пускал».
(Комментарий на сайте)


Начну с того, что этот материал… юбилейный! Ровно год назад на TOPWAR появился мой первый материал, а сегодня выходит 250-ый! На тему наиболее мне близкую, то есть посвященную доспехам рыцарских времен. Однако тему (и главное эпиграф!) мне опять же подсказали читатели, что пишут свои комментарии, и за это им всем большое спасибо! Что и говорить: забавно читать такие комментарии. Если верно то, что пять минут смеха продлевают жизнь на полчаса, то я, по крайней мере, знаю трех человек, которые, прочитав вышеизложенный комментарий, смеялись так долго, что, наверное, заработали себе, таким образом, несколько часов! Но… как бы там ни было, а ведь и вправду интересно, а как люди предохраняли себя от ударов мечом, топором, булавой. То есть, какую они придумали себе «переносную крепость» для головы, рук и ног.


Изображение

Знаменитая эффигия Эдуарда «Черного Принца» из Кентерберийского собора, умершего в 1376 г. На ней хорошо видно, что даже у столь знатной и состоятельной особы шлем имел кольчужную бармицу. Доспехи на торсе закрывает короткий геральдический жюпон или сюрко.

О шлемах из кабаньих клыков, бронзовых шлемах древних кельтов, греков и римлян здесь уже статьи были, и кто хочет, может их легко найти. Были на ВО и статьи о защитном вооружении конца XVI-начала и середины XVII века. Был материал о воинах с «Байеского ковра» (вышивки, как мы теперь знаем), но самый-то интересный период ведь наступил позднее, а именно – после Столетней войны, когда оружейники смогли осознать ее опыт, и… когда в Англии началась война Алой и Белой розы.


Изображение

Римский шлем с лицевой маской из Королевского музея в Торонто, Канада.


Изображение

А вот это тоже римский шлем – безвкусный и вычурный, принадлежавший всаднику-офицеру эпохи заката империи. Венский исторический музей.


Изображение

Тибетский шлем с бармицей из пластинок XVI – XVII вв. Очень похож на другие евразийские шлемы, не так ли? Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Начнем с периодизации. Английские историки (а уж кому это знать, как не им!), такие как Т. Ричардсон, Д. Николь, Э. Окшотт и многие, многие другие, выделили в истории рыцарского вооружения три эпохи, сменявшие одна другую по очереди. Первая – «эпоха кольчуги», которая продолжалась с XI века и где-то до середины XIII века, а началась еще в эпоху Карла Великого. Затем ее сменила «броня» «переходного периода» – «переходного» от кольчуги к цельнокованым латам – «эпоха кольчужно-пластинчатых доспехов».

Классика эпохи – доспехи рыцарей середины Столетней войны и битвы при Висби. После этого наступил «великий период» в истории доспехов. Хронологические его рамки таковы: 1410 – 1500 гг. А вот дальше уже начался их закат! И хотя латы применялись еще в сражениях Тридцатилетней войны и Гражданской войны в Англии, это было уже «совсем не то»!


Изображение

Классическая «крепость для головы»: бацинет 1420 – 1430 гг. с забралом «собачья морда». Германия. Вес 2986 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.


Изображение

Этот же бацинет с поднятым забралом.

Кстати, откуда взялась дата 1410, почему не 1400? А вот почему: известны эффигии (надгробные скульптуры), о которых, кстати, здесь тоже была большая статья, и брасы (о них статья будет) – гравированные надгробные пластины, на которых изображены рыцари этого времени. И у всех в доспехах имеется характерная деталь: кольчужная бармица, спускающаяся на плечи из-под шлема.


Изображение

Шлем армэ, итальянский 1450 – 1470 гг. Вес 3618 г. Meтрополитен-музей, Нью-Йорк.

И только на доспехах 1410 года ее нет, а есть латный нашейник. То есть доспехи стали цельноковаными! Кстати, именно в этом году английский рыцарь Джон де Фирлесс, решив, видимо, превзойти всех, заказал бургундским кузнецам полные доспехи, меч и кинжал, украшенные… бриллиантами и жемчугом. Роскошь невиданная не то, что в это время, но и впоследствии и заплатил им за это 1727 фунтов стерлингов!

Чтобы понять много это или мало, посмотрим, что спустя 100 лет король Англии Генрих VIII заказал во Флоренции 2000 комплектов легких пехотных доспехов (кираса и шлем морион) по цене 16 шиллингов за доспех, а в фунте в то время было 20 шиллингов. Конечно, надо принять еще во внимание инфляцию, но все равно получается, что на деньги, которые этот самый Фирлесс заплатил за свои латы, можно было купить 2150 таких комплектов, а ведь он не был королем и королевскими доходами не располагал!


Изображение

«Максимилиановский доспех» из Нюрнберга, 1520 г. Вес 26,15 кг. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Чем еще эти доспехи были лучше кольчуги, кроме того, что лучше держали удар, так это то, что та давила воину на плечи, а вес этих доспехов распределялся по телу равномерно. Д. Николь ссылается на средневековые хроники и подчеркивает, что не такие уж и великаны их носили, что многие рыцари обладали хрупким (!) телосложением и изящными лодыжками, более узкими, чем у нас, но обладали развитой мускулатурой.


Изображение

Доспехи Джорджа Клиффорда (1558–1605), третьего графа Камберленда и фаворита королевы Елизаветы. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Интересно, что сначала панцири кирасы, передний и задний, состояли из двух частей, соединявшихся ремнем – верхней и нижней, то есть всего из четырех, причем верхняя заходила под нижнюю. Иногда чтобы вооружить побольше воинов, такие кирасы разделяли. Один получал верхнюю часть, другой нижнюю! И лишь в XVI в. кираса стала состоять из двух частей – нагрудной и наспинной.


Изображение

Германский шлем и кираса 1630 г. Шлем весит 3,65 кг, кираса и прочие детали доспеха – 18,825 кг. Это не случайно, вес увеличился ради усиления пулестойкости доспеха. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Итальянские доспехи были устроены так, что лучше защищали левую половину тела, из-за чего рыцари и отказались от щитов, а вот детали германских – «готических» были более вытянутыми и угловатыми. Большое распространение получили доспехи смешанные: например, на картине голландского художника Фридриха Херлина «Св. Георгий и дракон» (1460 г.) рыцарь одет в итальянские латы, но имеет на голове германский шлем салад.


Изображение

«Св. Георгий и дракон». Картина Ф.Херлина.

Причиной столь широкого распространения цельнометаллических доспехов (их еще называли «белыми» за цвет полированного металла) было… широкое распространение метательного оружия. Например, точно известно, что во время битвы при Монтлери в 1465 году в один день было использовано 38400 стрел, а в ходе осады Динанта, продолжавшейся одну неделю, бургундцы выпустили 27840 стрел и 1780 арбалетных болтов! Кстати, известен указ Генриха VIII, запрещавший своим стрелкам стрелять по мишеням, стоящим ближе 220 ярдов (т.е. около 220 м).


Изображение

Легендарная битва рыцарей при Азенкуре 1415 г. Картина Милека Джакубика.

В то же время уже в 1482 году миланцы имели в своем арсенале 1250 различных огнестрельных приспособлений, включая 352 аркебузы с пружинным фитильным замком. А на момент кончины самого Генриха VIII в арсенале Тауэра хранилось 3000 луков и к ним 13000 связок стрел, а в каждой связке по 24 стрелы! Но и огнестрельного оружия тоже хватало. Его насчитывалось более 7700 единиц, хотя в самой Англии оно в то время и не производилось!


Изображение

Всадник из Самарканда, XIV в. Королевский арсенал в Лидсе.

Интересно, что и на Востоке дело обстояло примерно также. Но там всадниками применялся лук и поэтому шлемы всегда были открытыми, задняя лука седла – пологой, а руки обычно защищали кольчугой, а не латами. Однако и в Европе – закат – закатом, но именно первая половина XVI века стала «золотым веком» для европейских оружейников, так как спрос в этих условиях на доспехи повысился. Кстати, мода на так называемые «максимилиановские доспехи» (с желобками) очень быстро прошла и уже в 1530 году латы опять стали гладкими, хотя края пластин стало модным отделывать узким бордюром из латуни.


Изображение

Гротесковый германский шлем, 1520 – 1530 гг. Эрмитаж, С.Петербург.

Появились «гротесковые шлемы» с чудовищными мордами на забралах, хотя классические шлемы продолжали использоваться. В 1614 году в Гринвиче для принца Уэльского Генриха были изготовлены доспехи стоимостью 340 фунтов. Еще дороже были доспехи, подаренные городом Брешиа французскому королю Людовику XIV, но вряд ли он их когда-либо надевал. Не говоря уже о том, что ношение полных рыцарских доспехов король Генрих IV запретил еще в 1604 году!


Изображение

Японский шлем асигару (и состоятельных даймё!) дзингаса, XVIII в. Очень похож на английский шлем – «тазик для бритья», сразу двух мировых войн.

И, собственно, на этом история рыцарских лат и закончилась, а дальше… дальше их носили уже наемники, а не рыцари, и ног ниже колен, а потом и рук они не закрывали. Самыми ценными оставался торс и голова, которые французская кирасирская конница прикрывала металлом даже в 1914 году. Но это была нелепая дань традиции, не больше. Каски и кирасы, использовавшиеся тогда же, оказались таким же рецидивом, но массовым снаряжением армий они в то время так все-таки и не стали.


Автор: Вячеслав Шпаковскокий
https://topwar.ru
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#9 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 24 Март 2017 - 15:12

Доспехи «белые» и доспехи «цветные»…

До сих пор мы в основном вели речь о боевых свойствах рыцарских средневековых доспехов и лишь вскользь говорили об их художественной отделке. Настало время обратить внимание и на их эстетику и прежде всего на их цвет. Например, «белыми» рыцарские доспехи называли в том случае, если они представляли собой латы из кусков отполированной стали, из-за чего издали они выглядели «белыми». Рыцарство Европы шло к такому типу доспехов очень долго, зато их появление ознаменовало собой настоящую революцию в военном деле. Но главной причиной, вызвавшей их к жизни, стало, прежде всего, отсутствие традиции верховой стрельбы из лука.

Изображение


Самый простой способ отделки готического доспеха заключался в декорировании полосками прорезной меди или латуни края каждой детали. Такие фестончатые полоски были достаточно просты в изготовлении, весили немного, но придавали доспеху изящный и нарядный вид.

Именно поэтому высокая подвижность в районе шейно-плечевого пояса рыцарям была не нужна, из-за чего на первом плане у них оказалась именно защищенность, а не мобильность. А вот на Востоке, где лук все время был главным оружием всадника, кольчужно-пластинчатые доспехи и шлемы с открытым лицом продолжали выделывать очень долго. Более того, это вооружение очень сильно отличалось от новых доспехов воинов Западной Европы.

Изображение


Доспехи турецкого всадника XVI века из музея Топкапы в Стамбуле. Как видите, его вооружение отличалось от западноевропейского только тем, что давало ему возможность стрелять из лука. Небольшие пластинки было удобно декорировать таушировкой.

К. Блэр – известный британский историк и оружиевед, назвал время с 1410 и по 1500 год «великим периодом в истории рыцарского защитного вооружения», так как считал, что, хотя доспехи очень высокого качества мастера-оружейники производили и позднее, тем не менее, никогда более в своих изделиях они не соединяли такого высокого мастерства с пониманием самого материала, с которым теперь они в основном работали. Украшения в латах этой эпохи играли второстепенную роль, а основное внимание мастера уделяли совершенству их формы, вследствие чего людей в этих доспехах по справедливости стали называть «скульптурами из стали». Позднее, напротив, украшательство перешло всякую меру.

Ну, а началось все с того, что XI веке оружейники научились ковать шлемы из металлического листа. До этого шлемы были сегментными, хотя на Востоке эту технику мастерски применяли уже в течение многих столетий. Для этого лист железа нужной толщины в форме диска раскаляли докрасна и придавали чашеобразную форму ударами молота, и только потом обрабатывали уже начисто при помощи молотка, зубила и напильников. Позднее шлемы и вовсе стали штамповать, что повысило их прочность, удешевило производство и позволило добиться единообразия. Уже в XVI веке мастера-шлемники достигли такого уровня совершенства, что к концу этого века, а точнее уже к 1580 году, могли выковывать из одного листа металла не только, собственно, теменную часть шлема, но и гребень высотой до 12 см., что для ручной работы это прямо-таки фантастический результат. Также в начале XI века итальянские кузнецы научились выделывать из одного листа металла и круглые чеканные щиты-рондаши, только это говорит не столько об их мастерстве, сколько о том, что в то время размеры обрабатываемых железных изделий уже особого значения не имели. Во всяком случае, известно, что в XII веке производством цельнокованых шлемов был знаменит город Павия.

Изображение


Осадный шлем, покрытый гравированными украшениями. Италия, ок. 1625. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

В этой связи такие английские историки, как Дэвид Эдж и Джон Падок, пришли к выводу, что таким образом к середине XV века сформировалось два центра (и две разные школы), производящих цельнометаллические доспехи: первый – на севере Италии, в Милане, и второй – на севере Германии, в Аугсбурге. Конечно, было множество разных локальных производств, которые ориентировались на тот или другой из этих центров, и копировавших популярные образцы.

Изображение


Надгробная латунная пластина (брасс) Уильяма Багота и его жены Маргарет. Церковь св. Джона, Багинтон, Уорвикшир, 1407 г. Как видите, на усопшем типично рыцарские доспехи «переходного периода» – есть латные детали, но торс закрывает короткий геральдический джупон, поэтому не видно, что под ним. Зато отлично видна кольчужная бармица на шлеме.

Такой известный британский историк, как Д. Николь, в работе «Французская армия в Столетней войне» привел отрывок из сочинения неизвестного автора книги «Военные костюмы французов в 1446 г.», в котором дается следующее описание снаряжения тех лет. «Прежде всего,… готовясь к бою, облачались в полные белые доспехи. Говоря коротко, они состояли из кирасы, наплечников, больших наручей, доспехов для ног, боевых рукавиц, салада с забралом и небольшим подбородником, прикрывавшим только подбородок. Каждый воин был вооружен копьем и длинным легким мечом, острым кинжалом, подвешенным слева от седла, и булавой».

Изображение


Типичный рыцарь в готических доспехах. 1480 - 1490 гг. Ингольдштадт, Германия, Баварский военный музей.

Забавно, но в Англии в то время совсем не ощущали своей ущербности от того, что своих доспехов не делали. Отсутствие их производства, можно сказать, просто замечали, так как и самые знатные из британских лордов, и мелкопоместное дворянство – джентри тогда заказывали себе доспехи на континенте. Например, эффигия сэра Ричарда Бьючампа, графа Варвика, относящаяся к 1453 г., показывает его в итальянских латах самой «последней модели».

Изображение


Кольчужное полотно из плоских заклепанных колец.

Изображение


Кольчужное полотно из плоских просеченных и круглых заклепанных колец.


Начиная с эпохи раннего средневековья, в среде оружейников очень важное место занимали кольчужники. Хотя кольчуги носили еще римские легионеры, производство этого вида доспехов в Западной Европе, по сути, создалось заново. Кольца для кольчуг в то время делали из кованой, сплющенной проволоки, кольца из которой соединялись холодной клепкой. В более поздних кольчугах XIV и XV веков одно из колец уже стали спаивать, а другое заклепывать, и по этому признаку их-то и различают. Позже все кольца только лишь заклепывали. Историк Вендален Бехайм, например, указывает, что тянутую проволоку для изготовления колец даже в XVI веке еще не применяли. Ну, а в 1570-х годах кольчуга уже окончательно перестала употребляться, и с ней навсегда исчезло и это некогда высокочтимое ранее ремесло. То есть совсем-то оно не исчезло, но прежняя массовость ушла навсегда.

Изображение


Кольчужное полотно из круглых заклепанных колец диаметром 7 мм.

Изображение


Кольчужное полотно из плоских заклепанных вороненых колец.

Поскольку речь у нас идет о «цветах» доспехов, нужно отметить, что кольчуги блестели «яко из леду», то есть тоже имели вид «белого металла», но далеко не везде. На Востоке было принято вплетать в них кольца из меди и создавать, таким образом, в кольчужной ткани прихотливые узоры. Трудно сказать, насколько это снижало их прочность, но так было, и такие кольчуги дошли до нашего времени и были также известны на Руси, где упоминались «пансыри кольчаты с медяным подзором». Известны были и кольчуги из вороненых колец.

И вот как раз отказ от кольчуги и вызвал к жизни поиск более совершенных форм защитных доспехов, пришедший на первую половину ХV в. Началось все опять-таки с совершенствования защиты для головы, то есть со шлемов. Появился шлем, называвшийся салле, саллет или салад (что более привычно для русскоязычного правописания), который был особенно популярен у оружейников Германии.

Изображение


Саркофаг с надгробной эффигией испанского рыцаря дона Альваро де Кабреро Младшего из церкви Санта Мария де Белпуиг де Лас Авелланас в Лериде, Каталония. Шея рыцаря защищена стоячим металлическим воротником–горжетом, а ноги уже защищены латами. Очевидно также, что под одеждой у него приклепаны металлические пластинки, которые выдают головки заклепок. К сожалению, шлема на голове у него нет, и как он выглядел, неизвестно. Середина XIV в.

Д. Эдж и Д. Паддок называют год – 1407, когда он появился, причем не где-нибудь, а в Италии, где назывался селата. И лишь потом через Францию, Бургундию, он добрался к 1420 г. до Германии, затем до Англии, а после стал очень популярен в Европе повсеместно.

Изображение


Типичный немецкий саллет: вес 1950 г.; вес бевора-предличника 850 г. Оба предмета – новоделы: цена саллета $1550, бевора $680.

Германские шлемы имели назатыльник в форме вытянутого хвоста; у французов и итальянцев они больше напоминали своей формой колокол. И опять-таки и те, и другие не имели никаких украшений. Их главным «украшением» была сама полированная сталь. Лишь около 1490 года стал известен так называемый «черный сале» с предличником, который острым углом выступал вперед. Черным же его называли из-за своей окраски (почему-то их стали красить в черный цвет или это было воронение?), хотя такие шлемы очень часто обтягивали и просто цветными тканями. Как «цветной шлем» зрительно сочетался с блестящими «белыми доспехами», история умалчивает. Но «модники», носившие «такое», существовали. Причем шлемами этого типа пользовались и конные воины неблагородного происхождения, например, применявшиеся французами конные лучники, и не слишком богатые и знатные «рыцари одного щита», и даже… латники-пехотинцы.

Изображение


Простейший итальянский салле, 1450 – 1470 гг. Филадельфильский музей искусств, Филадельфия, США.

Изображение


Вот это как раз и есть «черный саллет», причем рыцарский, с поднимающимся забралом. Германия или Австрия, 1505 – 1510 гг. Филадельфильский музей искусств, Филадельфия, США.

Изображение


Еще один «черный саллет», около. 1490 – 1500 гг. Так называемый «саллет из Ульма», причем, совсем не черный, и непонятно как сочетавшийся с «белыми доспехами». Южная Германия, Исторический музей, Вена.

Очень забавна история шлема бацинет или «бундхугель» («собачий шлем»). Сначала это был всего лишь дешевый подшлемник, похожий на ведро топхельм. Потом он стал вытягиваться вверх и одновременно опускаться на шею и виски.

Изображение


Бацинет и забрало к нему, возможно Франция, ок. 1390 – 1400 гг. Филадельфильский музей искусств, Филадельфия, США.

Изображение


Бацинет XIV века, новодел. 1.6-мм сталь. Королевский Арсенал в Лидсе, Англия.

Изображение


Для сравнения германский бацинет из Метрополитен-музея в Нью-Йорке. Все просто, функционально и никаких украшений!

Оставалось приделать к нему забрало, что в итоге и было сделано в том же XIV веке. Причем забрало не только поднималось, но и снималось с него целиком. За свою характерную форму шлем получил название «собачья морда», прежде всего в Германии. Он был очень функциональным и пришелся на период, когда доспехи еще никак не украшались. Поэтому его главным украшением была полировка, хотя, если верить роману Генрика Сенкевича «Крестоносцы», немецкие рыцари именно на эти шлемы крепили пышные султаны из павлиньих перьев.

Изображение


Кадр из фильма «Крестоносцы». Как видите, шлемы на рыцарях похожи на реальные, но в остальном это чистая фантастика! Поленились поляки шить «чепчики» и вязать еще и кольчужные наголовья и бармицы. И к тому же сразу виден пластик! Кирасы и шлемы – типичный крашеный полистирол!

Изображение


Вот в кинофильме 2005 года «Жанна д’Арк» режиссера Люка Бессона доспехи в основном такие, как и должны быть, и шлемы там носят на голове с подшлемниками.

Кстати, в этом фильме 1960 года можно увидеть, что доспехи рыцарей воспроизведены внешне вроде бы и достоверно, но очень уж примитивно. И самое удивительное, что шлемы рыцари в нем носят на голове без кольчужного капюшона и бармицы, распущенной по плечам. А ведь, судя по эффигиям, последняя могла носиться даже с цельноковаными «белыми доспехами» как раз в 1410 году, и… можно себе представить насколько уязвимой была подобная защита для «цельнометаллического рыцаря». Вот почему, кстати, тот же бацинет вскоре превратился в «большой бацинет», который от обычного только тем и отличался, что при «собачьей морде» вместо кольчужной бармицы имел нашейник из металлических пластин, который крепился ремнями к кирасе!

Изображение


«Большой бацинет» из Музея Армии в Париже. Ок. 1400 – 1420 гг.

Наиболее совершенным в этом плане стал шлем армэ, который также появился примерно в это же время, и у которого было поднимающееся забрало и… весьма сложная система соединения всех его частей в единое целое. Но эти шлемы как раз уже украшались чеканкой и нередко походили на все, что угодно, только не на сам шлем, а к «цвету» форма в данном случае имеет лишь косвенное отношение.

Изображение


Исключительно пышные доспехи Джорджа Клиффорда, третьего графа Камберленда (1558 – 1605). Тут даже все технологии отделки и не назовешь! Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Другое дело, что в сугубо металлических доспехах очень скоро ходить стало не модно и, видимо, даже неприлично – ситуация, повторившаяся в отношении цельнокольчужных доспехов XII в., обтягивавших фигуру воина словно перчатка. Но теперь и доспехи и, в особенности, шлемы стали обтягиваться дорогими тканями, нередко вышитых золотыми нитями и даже украшенных драгоценными камнями.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#10 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 24 Март 2017 - 16:30

Итак, очевидно, что «голые доспехи» имели место быть, но прикрывать их тоже прикрывали, как это было и в прошлом, когда поверх кольчуги носили сюрко. Так, с белыми доспехами рыцари надавали плащ табар в виде короткой накидки без рукавов, доходившей до пояса, который часто покрывали геральдическими изображениями. Но нередко это была просто красивая и дорогая ткань.

Изображение


Кадр из фильма Лоуренса Оливье «Ричард III»: как видите, Ричарду здесь «приделали» более достоверный «подбородник», но… совсем забыли о наплечниках и бесагю - «защитниках» подмышечных впадин.

Изображение


Наш «советский» Ричард III из кинофильма «Черная стрела» (1985 г.) в этом плане сморится куда достовернее. Хотя без «пирамидок» на плечах вполне можно было бы и обойтись!

В Италии ношение этого плаща с доспехами настолько вошло в моду, что Антонио Пизанелло 1450 года на своем живописном полотне «Св. Георгий» изобразил святого не только в миланских доспехах с характерными массивными наплечниками, но и надел на него такой плащ, называвшийся джорния. В 1476 году такой плащ, надетый поверх доспехов, носил и герцог Карл Смелый, и в нем же он и погиб. Сегодня этот плащ, ставший добычей швейцарцев, выставлен в историческом музее города Берн, так что то, что относится к одежде в кинофильме «Тайны Бургундского двора», воспроизведено очень точно. Вот с некоторыми деталями доспехов почему-то вышла неувязка. Плащ этот изготовлен из красного атласа, причем с рукавами и буффами возле самых плеч, при этом сужающимися к запястьям. Д. Эдж и Д. Паддок считают, что, в общем-то, ничто не указывает, что этот плащ был предназначен для того, чтобы его носили вместе с доспехами, но зачем-то герцог его надел? Причем именно на доспехи!

Изображение


«Св. Георгий и Св. Мария» картина кисти Антонио Пизанелло.

Интересно, что у Св. Георгия на картине Пизанелло джорния закрывает его доспехи до колен как спереди и сзади, но при этом их наплечники закреплены почему-то поверх не только плаща, но и рукавов, доходящих до локтя. Интересно, как это могло быть осуществлено в реальности? Ну, а еще святой изображен в шляпе, что несколько забавно на наш взгляд, но, видимо, вполне соответствовало веяниям того времени.

Изображение


«Максимилиановские доспехи» XIV в. Германия. Музей армии, Париж. Образец рационализма, вкуса и качества.

Известно, опять же, что такие методы, как чеканка и резьба по металлу для украшения доспехов использовались еще в архаической Греции. Но тогда работали с медью и бронзой. Теперь оружейникам приходилось украшать железо, а это было намного сложнее. Вот почему самым ранним способом украсить такие доспехи стало их… окрашивание! Причем, понятно, что проще всего покрасить их краской, но этот прием со временем посчитали примитивным и начали уже непосредственно окрашивать сам металл. Прежде всего, вернее, раньше всего оружейники овладели технологией синеватого воронения. При этом итальянские мастера достигли в нем такого искусства, что могли не только получить равномерную окраску даже на самых крупных изделиях, но и получить любой желаемый оттенок. Очень ценился фиолетовый и особенно красный (сангина) оттенок. Умели придавать железу и нарядный серый тон, которым отличались многие известные инкрустированные миланские доспехи. Известно черное воронение, которого добивались, обжигая изделия в горячей золе; ну, а коричневое воронение вошло в моду в Милане еще в 1530-е годы. То есть доспехи продолжали оставаться гладкими и без каких-либо узоров, но… «белыми» уже не являлись, а были «красными», «коричневыми», «черными» и «голубыми».

Изображение


Жанна д’Арк. Картина Питера П. Рубенса, 1620 г. Жанна изображена в вороненых доспехах.

Изображение


«Белые» готические доспехи. 1470 – 1480 гг. Немецкий национальный музей. Нюрнберг, Германия.

Затем уже в середине XV века итальянские мастера для украшения доспехов начали использовать гравировку, которую уже с 1580-х годов стали сочетать с золочением. Золотили как части доспехов, так и все доспехи целиком! Способ был очень прост, хотя и очень вреден. Золото растворялось в ртути, после чего вместе с разными присадками полученная «амальгама» наносилась на изделие, которое нагревалось на огне. Ртуть при этом испарялась, а золото очень прочно соединялось с металлом основы. Например, очень красивая и при этом прочная позолота видна на миланских доспехах работы мастера Фиджино, изготовленных в 1560-х годах.

Изображение


Золоченые латы короля Карла I 1612 г. Королевский арсенал, Тауэр, Лондон.

Изображение


Доспехи 1570 г. Королевский арсенал, Тауэр, Лондон. Украшены чеканкой и золочением.

В конце XV века придумали способ украшения доспехов, заключавшийся в их отделке окантовками, а также полосами и эмблемами, которые делали при помощи травления кислотой. Декоративный эффект зависит от того, было ли изображение на металле выпуклым, а фон заглубленным, или же наоборот. В первом случае мы видим изображение с очень плоским рельефом, а во втором – нечто похожее на гравюру по меди. Но просто травление применялось редко. Его сочетали с чернением и золочением. При использовании травления с чернением в получившиеся углубления втирали специальную «чернь» и едкие минеральные масла, после чего подвергали изделие прокаливанию. Масло при этом испарялось и «чернь» соединялась с металлом. В случае травления с золочением в углубления втирали амальгаму, после чего опять следовал нагрев с последующей обработкой изделия напильниками и полировкой.

Изображение


Парадные доспехи XVI в. Метрополитен-музей, Нью-Йорк. Украшены и травлением, и золочением.

Собственно, украшать таким чернением можно было и не только углубления, но и всю поверхность доспехов. Для этого используется «чернь», состоящая из смеси серебра, меди и свинца в пропорции 1:2:3, имеющая вид темно-серого сплава. Называют такое чернение «ниелло», ну, а его технология, как и многое другое, пришла в Европу с Востока. И, кстати, только на Востоке выделывались целиком украшенные чернением и шлемы, и панцири. В Европе эту технику использовали главным образом итальянцы; и уже в XVI веке ее использование сильно сократилось, уступив место более дешевому кузнечному воронению.

Изображение


Парадные доспехи с кирасой, обтянутой тканью, с изображением герба их владельца. Принадлежали дону Санчо де Авила. Изготовлены в Германии в Аугсбурге в 1560 г. Филадельфийский музей искусств, Пенсильвания, Филадельфия.

Что касается травления, то этот способ был также очень прост и потому получил в Европе очень широкое распространение. Суть его заключалась в том, что на поверхность железа либо стали наносили специальную «пасту» из воска, битума и древесной смолы, после чего процарапывали на ней рисунок. «Царапки» при этом доходили до самого металла, а линии могли быть как очень тонкими (для этого пользовались иголками), так и довольно широкими. Затем вокруг рисунка делали бортик из воска и, получив таким образом подобие кюветы», лили в нее специальный «травитель». Обычно это была смесь уксусной и азотной кислот, а также спирта. Впрочем, «едучесть» состава была не очень-то и важна, поскольку в то время никто никуда особо не спешил. Важно было время удаления состава с поверхности изделия, чтобы он не проел металл насквозь. Затем «пасту» смывали, а получившийся рисунок подправляли штихелями либо травили еще раз, чтобы добиться «игры» рельефов.

В начале XVI века, когда многие немецкие доспехи воронились до черного и синего цвета, появился способ их украшения травлением по чернению. В этом случае вороненую поверхность покрывали горячим воском и, как и при обычной кислотном травлении, процарапывали на ней рисунок – таким образом, чтобы было видно металл. Стоило после этого окунуть изделие в крепкий винный уксус, как воронение сходило, и открывался белый полированный металл! После этого воск удалялся, а светлый рисунок на черном либо синем фоне оставался радовать глаз. Иногда его еще и выскабливали штихелями, причем эта техника применялась вплоть до XVII века.

Более безопасным, хотя и дорогим способом золочения был кузнечный способ, заключавшийся в том, что на раскаленную поверхность железного изделия накладывалась золотая фольга и разглаживалась полировником. Известны германские доспехи 1510-х годов из Аугсбурга, украшенные именно таким способом.

Изображение


Доспехи 1510 г. Милан. Гравировка иглой и золочение. Вес 8987 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Очень древним способом отделки является инкрустация, таушировка или «насечка». В Италии эта техника распространилась в XVI веке как «lavoro all'Azzimina» либо «alla Gemina», причем оба эти понятия имеют арабские корни. Данная техника применялась на Западе еще в античное время, но позднее сохранялась у индийцев, а также у персов и арабов, которые именно так украшали шлемы и панцири из пластинок. От них это искусство перешло к испанцам и итальянцам. Уже в начале XVI века технология инкрустации по металлу с успехом применяют мастера Толедо, а также Флоренции и Милана, откуда оружие с инкрустацией расходилось по Европе. Суть способа хорошо известна и заключается в гравировке орнамента на металле, после чего в сделанные резцом углубления забиваются маленькие отрезки золотой или серебряной проволоки. Затем металлическое изделие, подвергающееся «насечке», нагревается, и инкрустация надежно соединяется с ее основой. Есть два вида такой инкрустации: плоская, заподлицо с поверхностью изделия, и рельефная, то есть выступающая над ней. Последняя, безусловно, намного сложнее, так как выступающие детали нуждаются в дополнительной обработке, тогда как плоскую инкрустацию вполне достаточно обработать напильником и заполировать. Кстати, после этого железо можно будет окрасить в серый или синий цвет, а вот на золото или серебро эта окраска не ляжет! Однако прием этот трудоемкий, а потому и очень дорогой, вот почему используется он на относительно небольших по своей площади поверхностях.

Изображение


Чеканные парадные доспехи 1500 – 1600 гг. из Италии. Арсенал Хиггинса. Вустер, штат Массачусетс.

Изображение


Рельефная «насечка» по металлу. Доспехи для пешего поединка принца Христиана I Саксонского. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Также во второй половине XV века появляется такой способ отделки доспехов, как чеканка по железу. Понятно, что ее опять же знали даже индейцы меднокаменного века в Америке. Но они чеканили по меди. Характерная же для железа твердость очень препятствует такому способу обработки. Но как только появились большие поверхности на доспехах, идея подвергнуть их чеканке овладела умами многих мастеров оружейного дела.
Трудность заключается в том, что в отличие от меди или серебра, железо для чеканки нужно нагревать. Грубую обработку всегда начинают с обратной стороны, выколачивая общую пластическую форму, а тонкую ведут и с лицевой, и с обратной стороны, из-за чего данная технология получила французское название «repoussé» - «противотолкание». Но потом технология стала общим достоянием европейских мастеров, так что чеканные работы известны и в Милане, и во Флоренции, и в Аугсбурге.

Изображение


Парадно-строевые доспехи с круглым щитом-рондашем Фридриха Вильгельма I, герцога Сакс-Альтенбургского, Аугсбург 1590 г. Королевский Арсенал, Тауэр.

Существует и резьба по железу. Здесь работу ведут с помощью штихелей и резца. И эта техника также использовалась для декорирования доспехов и оружия. Италия была и здесь впереди других европейских стран и в XVI веке обогнала их все. Хотя в XVII веке появились французские и немецкие мастера, превзошедшие итальянцев по красоте своих изделий. Чеканка применялась в основном при изготовлении доспехов из листового металла, а резьбой по железу и другим металлам украшали рукояти мечей, шпаг и кинжалов, ружейные замки, стволы, стремена, конские мундштуки и т. д. Чеканка, как и резьба по железу, широко применялась мастерами из Милана, а также Флоренции, Венеции, а позже получила распространение в Аугсбурге и Мюнхене, причем сочеталась с инкрустацией и золочением. Испанские оружейники начала XVII века сочетали чеканку и резьбу с позолотой, причем мотивы их орнаментов не были слишком уж богаты, что указывает на начало упадка этого вида мастерства.

Изображение


Кольчуга, даже когда ее перестали использовать в качестве цельного доспеха, долгое время продолжала использоваться вот в таких вот поддоспешных колетах, надевавшихся под цельнокованые латы. Все, что не прикрывали они – закрывала кольчуга и к тому же она не стесняла движений! Филадельфийский музей искусств, Пенсильвания, Филадельфия.

Изображение


А вот как это выглядит в кинофильме про Жанну д’Арк 2005 года. Как раз именно ранние кирасы состояли из двух деталей, как спереди, так и сзади, и они скреплялись ремнями. Бывало, носили только нижнюю часть, а верх был закрыт тканью или кольчугой.

Наконец, возможно самым роскошным видом украшения доспехов и одновременно самым ненужным является эмаль. Появилось эмальерное искусство еще в раннем средневековье и широко применялось в ювелирном деле, но вот у оружейников оно долгое время применения не находило. Впрочем, в раннем средневековье перегородчатая эмаль использовалась для отделки рукоятей мечей и деталей щитов. Позднее она пригодилась и для отделки эфесов шпаг, и на обкладки ножен, а производственными центрами таких были Лимож во Франции и Флоренция в Италии. Ну, а эмаль в XVII веке применялась, главным образом, в качестве украшения прикладов богато отделанных ружей, и на пороховницах.

Изображение


Польский гусарский шлем, декорированный прорезным узором, конец XVII в. Музей Фицуильяма.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#11 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 24 Март 2017 - 17:56

Понятно, что менять доспехи было бы куда дороже, чем сменить верхнюю одежду. Так что вряд ли стоит удивляться тому, что рыцари очень часто надевали на них одежду. Причем делали они это и во времена, когда «белые доспехи» еще существовали и когда именно они стали главным защитным снаряжением рыцаря.

Изображение


Битва при Куртре 1302 г. Миниатюра из «Хроники Франции Сен-Дени». Британская Библиотека. Как это можно видеть, сражающиеся уже не носят длинных сюрко, но поверх доспехов у всех надето что-то вроде куртки с рукавами, причем куртки явно стеганой. Полы не достигают колен.

Изображение


А это рисунок известного современного британского художника Грэхема Тюрнера. На нем рыцарь в сюрко 1290 года. Но тогда получается, что к моменту битвы при Куртре, которая произошла всего 12 лет спустя, «рыцарская мода» успела сильно измениться.

Но если мы для сравнения отмотаем «ленту истории» не вперед, а назад, в 1210 год, то опять-таки сможем увидеть, что собственно доспехи явно усовершенствовались, а вот сюрко и его покрой изменились не слишком сильно. Впрочем, одеяние 1290 года стало значительно более нарядным, что тоже несомненно.

Изображение


Рыцарь 1210 г. Грэхэм Тюрнер.

В кинофильме «Черная стрела», где дело происходит во время войны Алой и Белой розы, люди сэра Дэниэла одеты в «куртки» гербовых цветов их сеньора, но что там под ними не видно. Кино – есть кино. Но несомненно, что существовала мода как на одежду, которую нужно было носить поверх доспехов, так мода на то, чтобы ее не… носить. Однако «голые» латы так же, как мы об этом уже узнали из двух предыдущих материалов, довольно часто закрывали одеждой. Так что, глядя на какие-то доспехи в музеях, сохранившиеся с тех пор, мы порой даже не подозреваем, что смотрим не совсем на то, что видели соратники и враги их владельца!

Изображение


Тевтонский рыцарь 1410 г. Грэхэм Тюрнер. Обращает на себя внимание наносник бреташ (1), крепившийся к шлему и к бармице. По идее, он защищал нос от соприкосновения с «большим шлемом», а когда шлем снимался,… просто защищал нос, не мешая, однако, смотреть по сторонам.

Кстати говоря, и сама мода иметь на одежде гербовые изображения никуда не ушла и после того, как то же сюрко, например, вышло из моды. Вроде бы все уже видели эффигию «Черного Принца» в его знаменитом джупоне с вышитыми на нем геральдическими лилиями и леопардами. Но была масса рыцарей и в Англии, и на «Континенте», которые носили такие же! Опять-таки, когда около 1410 года появились «белые доспехи» налатную одежду продолжали носить.

Изображение


«Грювальдская битва». Иллюстрация Ричарда Хука. А теперь вспомним, какой это год и посмотрим на одежду всадников. В «голых доспехах» не выступает ни один. Причем это не фантазия художника. Есть миниатюры того времени, этот рисунок подтверждающие.

Но вот прошло 100 лет, и что мы знаем об этом времени уже совершенно точно? Ну, например, что солдаты, в 1513 году отправленные из города Кентербери (Англия) служить на кораблях, поверх доспехов имели одежду, на груди и на спине у которой было вышито изображение корнуэлльской клуши. В 1522 году «военные люди» из Шрусбери несли на одежде эмблему – голову леопарда, а всадники из города Ковентри в 1542 году, посланные на шотландскую границу – почему-то вышитого на куртке слона. Понятно, что это были не рыцари, но что касается латников, одетых в доспехи, подобные рыцарским, то такие одежды в XVI веке для них были уже нормой.

Своего рода «униформой» стала не только одежда, но и элементы защитного вооружения, например, шлемы, которые стали производить в больших количествах и совершенно одинаковыми на вид. Одним из них стал, например, очень удобный для массовой фабрикации шлем барбют, что появился еще в конце XIV в. в Италии. Внешне он был очень похож на «коринфский шлем» классической Греции и имел такую же Т-образную прорезь на лицевой части для дыхания и обзора. Такие шлемы очень подошли пехотинцам и стрелкам, но применялись также и рыцарями. Например, им укомплектованы итальянские доспехи 1450 года из Галереи искусств в Глазго. Широко они распространились также в Венеции, где их носили и арбалетчики, и тяжеловооруженные венецианские пехотинцы, о чем рассказывается в книге Д. Николя «Венецианская империя. 1200 – 1670», которую он написал в соавторстве с художником и историком К. Ротеро.

Изображение


Итальянский барбют XV в., обтянутый тканью и с чеканными украшениями. Интересно, так был обтянут только он сам, или же и какие-то детали доспехов в комплекте с ним тоже были обтянуты? Лондон. Аукцион Кристи.

Итальянские доспехи, как считают британские историки Д. Эдж и Д. Паддок, стали популярны в Англии во время войны Алой и Белой роз, что началась практически сразу после завершения Столетней войны. Пользоваться французскими доспехами было моветон, ну а итальянскими в самый раз. Но и английские оружейники – по своему происхождению главным образом итальянцы – добавили в них множество элементов характерных для германских доспехов. Так, например, «сердцевидные» отводы у наколенников справа и слева у них были намного меньше, чем на латах, привезенных непосредственно из Италии.

Изображение


Рыцарь конца XV в. в черных вороненых латах итальянского образца. Шлем армэ (1), салад (2), барбют (4). Вот так «раскрывался» армэ для удобства одевания на голову. Типичный для того времени колющий меч (5). Бригандина (6). Сабатоны – рыцарская обувь (7). Различные виды поддоспешной одежды (8). Рис. Грэхэма Тюрнера.

Но итальянские мастера работали и в других странах Европы, не только в Англии. Многие уехали в Тур, Лион и Бордо, а в Испании работали в Бургосе и Севилье, где смешивались традиции арабской школы с европейской, тем более что многие из испанских оружейников принадлежали к морискам – крещеным маврам. Например, в Испании долго делали пластинчатую броню по типу бригандины. Испанские мастера создали шлем кабассет, ставший популярным и в Европе. Достижения одних мастеров в то время довольно быстро становились объектом подражания других, которые без стыда ставили на свои изделия клейма более известных оружейников, и, соответственно, так и возникало понятие моды и… «массовой культуры». В данном случае рыцарской!

Изображение


Типичный вамбрас (защита руки) с кутюром – налокотником, изготовленный из «белого металла». Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Например, наряду с общей тенденцией к совершенствованию доспехов, особенно быстро изменялась защита для рук. Рукавицы и перчатки из кольчуги стали делать из металлических пластин с гибкими сочленениями, что облегчило работу с оружием, а защищенность повысило. Появились перчатки с отдельными пластинками для каждого пальца, сплошной пластиной, защищавшей всю кисть и отдельным сочлененным прикрытием на большой палец, а еще перчатки смешанного типа. Интересно, что тенденция – больше деталей – дороже доспех не просматривается! Например, у доспеха испанского короля Фердинанда Арагонского (Фердинанда Католика), конца XV в. (в настоящее время его можно увидеть в Вене) именно такие латные рукавицы очень простого устройства.

Изображение


Итальянские доспехи 1450 г. Шлем армэ в разобранном виде (1). У забрала вынимались шпильки на петлях, и оно снималось. Бевор или бувигер (подбородник) мог быть надет и поверх забрала и оплечий, и удерживаться сзади ремешка – все лишний слой железа! Для большей гибкости полдрон (наплечник) мог иметь приклепанные к нему пластины, заходившие одна на другую как черепица (4). Левый наплечник в итальянских доспехах всегда был больше правого (5). Чтобы, Боже упаси, в доспехах нигде не было открытых мест, на тех же вамбрасах использовались металлические пластинки «ламе» (6). Левый налокотник всегда был больше правого (7). Латная рукавица (8) обычно имела одну большую пластину, которая закрывала все пальцы. На правой пластин было две для большей гибкости. Кюис (9) или набедренник имел ряд деталей из кожи с отверстиями для ремешков, чтобы соединить его с дублетом. Грив (поножа) также имела ряды пластинок ламе и закреплялась на ноге крючками и ремешками. Итальянский салад 1450 г. (10). Итальянский салад с тканевой обтяжкой 1480 г. (11). Рис. Грэхэма Тюрнера.

Д. Николь в своей статье «Фердинанд Католик» в журнале «Милитари иллюстрейтд», опубликованной в 1992 году, отмечал это обстоятельство и писал, что, видимо, если сам король захотел иметь такие вот «рукавицы», нет оснований думать, что какие-то из латных перчаток тогда были совершеннее прочих. То есть совершеннее они были на наш взгляд. А тогдашние рыцари считали так, как… считали!

Изображение


Латная рукавица с кольчужной основой. Лондон. Аукцион Кристи.

В последние годы ХV века совершенствованием рыцарского вооружения озаботился император Максимилиан I (1493 – 1519), создавший в итоге латы с желобками на поверхности, названных «максимилиановскими». Они использовались и в следующем – XVI веке, но никогда не были рыцарской «униформой» из-за своей баснословной дороговизны.

Изображение


Совершенно гладкий армэ. Франция, начало XVI в. Вес 2950 г. Очень функционально и красиво. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

И хотя эти доспехи считаются одними из самых совершенных, оплачивалось это совершенство слишком дорогой ценой, поскольку они были очень нетехнологичны, а потому и очень дороги.

Изображение


Бахтерец. Польша, ок. 1560 г. Национальный музей в Кракове.

Интересно, что когда в XV веке появилась еще и цельнокованая броня из больших металлических пластин для лошадей, то она также оказалась прямым развитием той же бригандины, но только лишь конской, аналогичной доспехам турецких сипахи. Так, в 1445 году герцог Бургундии Филипп Добрый заказал себе конский доспех, указав: «сделать по типу бригандины». Но прогресс вооружения шел в те годы так стремительно, что уже в 1450 году мастером Пьером Инносензо да Фаерно из Милана был изготовлен вполне совершенный доспех для коня, состоявший целиком из больших цельнокованых металлических пластин, защищавших его со всех сторон, кроме разве что ног. Это один из наиболее ранних доспехов такого типа, дошедший до наших дней, и, судя по тому, как он сделан, технология его изготовления к этому времени была полностью отработана!
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#12 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 25 Март 2017 - 11:28

Три предыдущих материала вызвали ряд вопросов, на которые отчасти сделана попытка ответить здесь. Многих интересовала причина перемен. Мол, чего этим рыцарям не хватало? Однако очевидно, что и «белые», и «цветные» доспехи из цельнокованых пластин, и конская броня появились именно потому, что могли защитить и самого всадника, и также его коня от усовершенствовавшегося метательного оружия, роль которого постоянно росла. Например, в 1465 году во время битвы при Монтлери 38400 стрел было выпущено всего лишь за один день! За один! Осада Вилли продолжалась меньше месяца, и за это время было израсходовано 10200 стрел и еще 1500 арбалетных болтов, тогда как во время осады Динанта, продолжавшейся неделю, армия бургундцев выпустила по противнику 27840 стрел, и вдобавок 1780 болтов, что говорит о впечатляющих масштабах их применения и о хорошо отработанном процессе их производства, принявшем просто промышленные масштабы! Дэвид Николь писал, в частности, что для выпуска 100000 арбалетных стрел требовалось десять сухих березовых стволов и около 250 кг железа. И ведь их надо было срубить, доставить, распилить, отковать для них наконечники и… надергать перьев из гусей!


Изображение

Даже у ландскнехтов можно было встретить кирасы, покрытые реалистически выполненной гравировкой. Доспехи ландскнехта ок. 1510 – 1520 гг. Мастер Кольман Хельмшмидт. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Но если данные о количествах израсходованных стрел сегодня хорошо известны, то вот вопрос о времени начала применения очень мощных арбалетов со стальным луком (в свою очередь ставших ответом на «белые доспехи») все еще остается спорным, хотя предполагается, они могли быть использованы в боях уже в 1370 году. Лук из стали сделал арбалет компактнее, и дал возможность уменьшить длину натяжения тетивы всего лишь до 10 – 15 см. Тем не менее заряжать его, как и прежде, было делом медленным, да еще и конструкция его усложнилась. Раннее стремя, «козья нога», ручной блок с натяжным крюком и двойной заводной рукояткой – все это было проще, чем так называемая «вертушка» или «нюрнбергский вороток». Так что очевидно, что практически вслед за «белыми» доспехами, а затем и «цветными» тут же появилось и более мощное дальнобойное оружие. И само декорирование лишь подчеркивало высокое качество самих доспехов – мол, они не только внешне эффектны, но и хорошо защищают. Хотя были уже и сугубо парадные латы, исключительно для красоты.


Изображение

Кайма кирасы ландскнехта из Метрополитен-музея

Чтобы стрелять по гладким металлическим доспехам, нужны были и новые наконечники для стрел. Так, наконечники, имеющие листовидную форму, вполне отвечавшие своему предназначению в ХII веке и даже в середине ХIII века, использовали теперь разве что только на охоте. Только на кораблях стрелки все еще использовали луновидные лезвия, но только из-за того, что они позволяли перерубать на кораблях снасти. В ХIV – ХV вв. главным стал шилообразный наконечник, дополненный тремя-четырьмя лопастями, способный пробивать металлические доспехи. Английский историк Майкл Николас о них писал, что они специально не закреплялись прочно на древке стрелы и, попав в цель, обычно оставались в ране. Он ссылается на данные современных экспериментов, которые подтвердили, что эффект от попадания таких стрел на расстоянии прямого выстрела был весьма значительным. Но при стрельбе на большом расстоянии стрелы падали на всадников сверху и под углом, поэтому рыцарю стоило лишь немного наклонить торс вперед, чтобы они просто отскакивали и от его шлема, и от наплечников доспехов. Другое дело, что при таком «дожде из стрел» уязвимыми оказывались голова, шея и круп коня, вот почему их тоже стали защищать броней из пластин.


Изображение

Типичный рыцарь войны Алой и Белой розы. Большой бацинет с бувигером (подбородником) и «ожерельем» (1). Забрало с множеством отверстий для дыхания (2). Ожерелье Ланкастеров (3). Рыцарский пояс, украшенный драгоценными камнями, на котором висят меч и кинжал-рондель (4). Меч с надгробья Генриха V (5). Латная перчатка с пальцами (6). Шпора с колесиком звездочкой (7). Мода первой четверти XV века (8,9,10). Рис. Грэхэма Тюрнера.


Изображение

Кираса от «белых доспехов» с копейным крюком («ланс-рест»). Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Опыт Столетней войны показал, что коня невозможно заставить бежать на колья, за которыми имели обыкновение прятаться английские лучники, тогда как стрелы последних, хотя особого вреда всадникам и не причиняли, но наносили множественные и серьезные ранения их лошадям. Они падали, шарахались в разные стороны, упирались и не слушались всадников, просто обезумевали от боли и… разрушали плотные рыцарские построения, превращая их в совершенно неуправляемую свалку. Например, в битве при Креси раненые кони просто ложились на землю – вполне естественная реакция для истекающего кровью животного, которое не в силах больше бежать. Ну, а если строй конницы оказывался нарушен, а многие всадники спешены или вообще лежали на земле, то преимущество явным образом переходило к пехоте противника – более легкой и маневренной, которая именно в такой ситуации обладала перевесом над рыцарями!


Изображение

Рыцарь 1525 г. Рисунок выполнен по реально существующему доспеху 1527 г., изготовленному, скорее всего, для Генриха VIII в Гринвиче. Шлем с фланцевым воротником, благодаря которому он поворачивается вместе с головой. Диск сзади, скорее всего, закрывал застежку ремня подбородника (1). Вид на доспех изнутри спереди (2). Типичный гринвичский полдрон из пластинок ламе, приклепанных к кожаным ремням, находящимся внутри (3). Деталь доспеха 1540 г.: грангарда – дополнительная пластина для левой стороны груди, пасгарда – для локтя и манифер – закрывающий предплечье и запястье. Соединение манифера и латной рукавицы закрыто диском (4). Турнирная рукавица «с запором», не позволявшая потерять оружие (5). Шлем армэ с забралом типа «воробьиный клюв» (6). Меч с кольцами для пальцев (7). Одежда этого времени: длинная рубаха и дублет со штанами, привязывающиеся к нему шнурками (8,9). Сабатон типа «медвежья лапа» (10). Рис. Грэхема Тюрнера.

Был задан и традиционный вопрос, «а откуда что узнали»? Так вот сегодня современные методы исследования позволяют нам выяснить не только то, как отделывали доспехи и какие применяли для этого технологии, но и пойти намного дальше, узнать особенности технологических приемов их выделки и, конечно, более точные датировки. Такую задачу поставили перед собой два британских историка Алан Вильямс и Энтони де Рейк, подготовившие очень интересное исследование: «Королевский Арсенал в Гринвиче 1515 – 1649: история его технологий», которое дополнило работу К. Блэра, написанную им ранее. На сегодня это единственная работа подобного уровня, основанная на изучении доспехов эпохи Ренессанса при помощи методов металлографического анализа. Всего было исследовано более 60 образцов доспехов, что открыло много новых и ранее неизвестных фактов относительно технологии их изготовления. В книге 180 черно-белых рисунков и фотографий, а также четыре цветные иллюстрации.


Изображение

Доспехи ландскнехта ок. 1510 – 1520 гг. Мастер Кольман Хельмшмидт. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Поразить рыцаря в «белых латах» можно было не только стрелой, но и мечом. Хорошо известно, что в 1300 – 1500 гг. у средневековых западноевропейских мечей поменялась не только форма клинка, но и рукояти и навершия. Рукояти, например, за время между 1410 и 1440 гг. приобрели, ставшую для них характерной, бутылочную форму, а навершия делались традиционной формы в виде двояковыпуклого диска. В то же время появились и новые, ранее не существовавшие виды наверший: «пробка от графина», «рыбий хвост», «груша» и т. д.


Изображение

«Меч в полторы руки» 1400 г. Длина клинка 95.8 см. Общая длина 120 см. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Перекрестия стали тоньше, но длиннее, и получили характерный изгиб от рукояти в сторону клинка, хотя прямые перекрестия также использовались. У некоторых мечей в первой половине ХV века со стороны клинка у перекрестия появилось кольцо, в которое просовывался указательный палец. Затем к одному кольцу прибавили и второе, чтобы не думать, какой стороной браться за меч в горячке боя.

Мечи ХVI века, по мнению Э. Окшотта, следует подразделять на три основные вида. Первые – это колющие и также рубящие мечи, имеющие простую рукоять для одной руки, которые носились непосредственно на поясе. Затем следует назвать «мечи в полторы руки», известные также и как седельные, так как возили их у седла и, в последнюю очередь, это легендарные двуручные мечи, использовавшиеся отнюдь не рыцарями, а пехотой швейцарских конфедератов и германских ландскнехтов. Средний вес обычного меча в Х и ХV вв. достигал 1,3 кг; а в ХVI в. он уменьшился до 900 г. Зато мечи-бастарды (мечи «в полторы руки») могли иметь вес порядка 1,5 – 1,8 кг, а вот вес двуручных мечей редко превышал 3 кг. Последние достигли своего расцвета между 1500 – 1600 гг., но были именно пехотным оружием.


Изображение

Меч типа XI по Э. Оакшотту. Типичный колюще-рубящий меч. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.


Изображение

Меч XV века с рукоятью бутылочной формы. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.


Изображение

Двуручный меч 1520 – 1530 гг. Длина клинка 132 см. Общая длина 180 см. Фигура германского ландскнехта 1510 – 1540 гг. Музей Берна. Швейцария.

Интересно, что, наблюдая за тем, как развивается огнестрельное оружие, некоторые люди оказались настолько изобретательными, что посчитали возможным объединить его даже с рыцарским мечом. В знаменитой коллекции Королевского Арсенала в Тауэре есть, например, седельный меч (или еще одно его название – эсток) с рукоятью, представляющую собой ружейный ствол. Навершие у нее снималось, а пороховой заряд внутри поджигался вручную с помощи фитиля через отверстие у рукояти, закрытое сдвижной крышкой. Трудно сказать, как этот меч мог быть использован в бою, и заказал ли его кому-то из оружейников сам Генрих VIII – как известно, большой любитель всяческих оружейных диковинок, или один из мастеров придумал «это» в угоду монарху, но само существование благородного меча, объединенного с «оружием дьявола», свидетельствует об изменении отношения к этой рыцарской святыни. Ведь даже сам Байяр, признанный за образец для средневекового рыцарства, приказывал вешать каждого, кто попадал к нему в руки с аркебузой в руках, а здесь в королевском Тауэре мы видим столь «нечестивое» оружие в арсенале у самого короля!


Изображение

Св. Юстас с изображения на алтаре Альбрехта Дюрера, 1500 г. Перед нами типичный ландскнехт.

Кстати, именно в это же время доспехи конницы рейтаров стали окрашивать в черный цвет обыкновенной краской, которая в сочленениях стиралась до блеска. Даже воронить их уже не было ни сил, ни возможностей, да и зачем? Ведь время гордых рыцарей уходило в прошлое прямо на глазах у современников этого процесса.


Изображение

Рейтарские латы конца XVI в. Музей Хиггинса. Вустер, штат Массачусетс, США.


Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru/98...hetvertaya.html
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#13 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 16 Апрель 2017 - 08:05

Опыт, что был проведен швейцарским центром Исторического Кожевенного Ремесла (Centre for Archaeology and Historical leather works)  под руководство Маркиты Фолькен (Marquita Volken).

Они изготовили мускульную кирассу в стиле "героического доспеха" середины 16го века, используя за основу технологию, описаную в работе 18го века Art de cordonner для изготовления жестких голенищ ботфортов.

Первым результатом опыта была кираса из двух слоев кожи толщиной по 3мм, между которыми был проложен кусок грубого холста. "Бутерброд" был проклеен рыбьим клеем в мокром виде, отформован и пропитан "в горячую" мастикой по рецепту 18го века.

Состав мастики для пропитки ботфортов и доспехов: 2 части канифоли на одну часть воска и сажа, для достижения черного цвета.

Пропитка осуществляется как обычно: формованную вещь нагревают над огнем и наносят мастику слоями, давая впитаться. Ботфорты пропитывали в шесть слоев, расходуя три фунта смеси

После пропитки и высыхания "кинжал оставлял только мелкие выщербины, большие ножи - неглубокие царапины. Наконец мы решили попробовать топор. Он слегка проминал форму, но не прорубал ее (это был ОЧЕНЬ острый топор). Единственным инструментом, которым мы смогли повредить кирассу, оказалась ножовка по металлу"
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#14 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 06 Июнь 2017 - 08:57

Доспехи для рыцарских забав



«Там в мечтах я утопал:
Рыцарский турнир
Там выигрывал не раз,
Там объездил мир»
(Иоганн Гете. «Новый Амадис». Перевод В. Топорова)




Как мы уже отмечали, в средние века вовсе не металлические доспехи и латы делали человека рыцарем. Воины в доспехах были и до них, и одновременно с ними, но вот то, в чем они разнились между собой, заключалось, прежде всего, в характере земельного держания, а значит, и в принадлежности к определенному слою общества. А уж характер земельной собственности, равно как и отсутствие оной, определял и все остальное, включая и общественное самосознание.


Изображение

Турнир в Бретани. Томас Вудсток, граф Бэкингем и герцог Бретани Иоанн V Завоеватель сражаются пешими на копьях. Около 1483 г. Миниатюра из «Хроник Жана Фруассара». (Британская библиотека)

Так вот возникло и понятие о рыцарской чести – что прилично одному, считалось совершенно непозволительным другому. Это особенно наглядно проявлялось в мирное время, когда общие опасности людей уже не сближали, и сословную спесь можно было сколько угодно выставлять напоказ.

Еще у древних германцев, по словам римского историка Тацита, были распространены военные состязания и поединки. В эпоху, когда рыцари стали господствующим кланом феодальной Европы, подобные военные игрища распространились еще больше, ведь надо же было хоть как-то занимать себя в периоды вынужденного безделья между войнами!


Изображение

Турнирный шлем штеххельм или «жабья голова» 1500 г. Нюрнберг. Вес 8,09 кг. Намертво прикреплялся к кирасе. Достаточно было в момент столкновения с противником просто поднять голову, чтобы обеспечить себе стопроцентную защиту лица. (Метрополитен музей, Нью-Йорк)

Постоянная тренировка также была связана с военными упражнениями, из которых, собственно говоря, и родились знаменитые турниры. Название это связано с французским глаголом «поворачивать» – площадки для конных состязаний имели в конце ограждения, у которых бойцам требовалось быстро повернуть коней, чтобы все время быть лицом к лицу с неприятелем, а не показывать ему свою спину. «Кружение», как тогда говорили, являлось парным поединком конных рыцарей, но практиковались и парные пешие поединки, и командные схватки «стенка на стенку».


Изображение

Подшлемник турнирного шлема 1484 г. (Художественно-исторический музей, Вена)

По имеющимся историческим сведениям, турниры в Европе начали проводить очень рано. Есть упоминание о турнире в Барселоне в 811 году, об очень большом турнире 842 года в Страсбурге, где принимали участие саксонцы, австрийцы, бретонцы и баски. Многочисленные турниры в Германии организовывал король Генрих I Птицелов (919 – 936), и, следовательно, военные игры имели место еще тогда, когда ни о каких металлических доспехах и речи не было, а воины в лучшем случае одевались в кольчуги!


Изображение

Турнирный салад императора Максимилиана I. Около 1495 г. (Художественно-исторический музей, Вена)

В начале XI века были учреждены строгие правила проведения турниров, так как с течением времени эти когда-то вполне безобидные тренировочные схватки стали ареной для сведения личных счетов, соперничества партий, и убитых на них становилось все больше. Конечно, поединки ради сведения личных счетов существовали испокон веков, однако для их проведения, как и для позднейших дуэлей, поединщики встречались подальше от людских глаз, будучи окруженными лишь самыми доверенными людьми.


Изображение

Полевые и турнирные доспехи гринвичской школы, датируемые 1527 г. Англия. Высота 185,4 см. (Метрополитен музей, Нью-Йорк)

С другой стороны, были и так называемые поединки «Божьего суда», где по решению судей, но силой оружия решался вопрос кто прав, а кто виноват. Понятно, что и тот и другой вид поединка существовал и до турниров, и... даже после них (дуэль), однако именно турнир, где дозволялось биться не только тупым, но и острым оружием, избавил рыцарей от необходимости уединяться для выяснения отношений или же добиваться справедливости через суд.


Изображение

Турнирный гарнитур, еще один представитель английских гринвичских доспехов, 1610 года. (Метрополитен музей, Нью-Йорк)

К тому же участие в турнире гарантировало не только честь, но и выгоду, так как победители обычно получали коня и доспехи (вооружение) побежденных, что давало умелому рыцаря очень приличный доход! Первоначально на турнирах дрались тем же оружием, что и в бою, стремясь не доводить дело до смертельного исхода. Потом начали появляться специальные виды оружия для турниров – копья с тупыми наконечниками, облегченные мечи и палицы. Впрочем, использовались они достаточно редко, так как в походах мало кому хотелось обременять свой обоз лишним весом, а вот желающих показать свою удаль и боевое мастерство хватало с избытком. Особенно часто турниры начали проводиться в эпоху крестовых походов, когда на равнинах Палестины европейские рыцари разных национальностей соперничали между собой в военной опытности и массовом умении владеть оружием. Результаты иных побед на турнирах ставились тогда даже выше, чем поражения, нанесенные сарацинам!


Изображение

Гранарда – дополнительный элемент бронирования турнирного доспеха, служащий для усиления защиты левой стороны груди и левой руки. (Метрополитен музей, Нью-Йорк)

По возвращении в Европу они, однако, сразу же попали в условия, когда их прежняя рыцарская вольница уже не устраивала ни многих королей, ни римско-католическую церковь. Последняя не раз предавала турниры анафеме и всячески старалась их запретить, как, впрочем, и многие другие увеселения. В IX веке турниры были запрещены папой Евгением II, затем их также запрещали папа Евгений III и Александр III в XII веке. Дошло до того, что Климент V в начале XIV века отлучил от церкви всех участников турниров и запретил хоронить их в освященной земле, но... так и не заставил рыцарей отказаться от этой забавы.


Изображение

Рыцарь с грангардой. Хорошо видные винты, с помощью которых она крепилась к основному доспеху. (Дрезденская оружейная палата)

Единственно, что церкви удалось сделать реально, так это — ограничение турниров днями с пятницы по воскресенье, а в остальные дни они не разрешались.

Несколько больше в искоренении турниров преуспели короли Франции: Филипп Красивый, запретивший их в 1313 году, и Филипп Длинный, подтвердивший этот запрет своего отца в 1318-ом. Но... преемственность в этом деле полностью отсутствовала, и в соответствии с личными вкусами каждого нового короля турниры то запрещались, то разрешались вновь.

В разгар Столетней войны, в 1344 году, король Англии Эдуард III даже выдал специальные охранные грамоты французским рыцарям, чтобы те могли прибыть на турнир в Англию.

До конца XV века рыцари на турнирах бились в основном тупым оружием, но в обычных боевых доспехах. Однако в XVI веке правила вновь ужесточились, стали драться острым оружием. Погибать в игре хотелось еще меньше, чем в бою, и доспехи для турнира «специализировались». Для пешего поединка доспехи делались полностью закрытыми и требовали особой изощренности мастеров в изобретении дополнительных подвижных сочленений.

Комплект для группового боя – стенка на стенку – отличался от боевого только тем, что левая часть груди, плечо и подбородок – места, куда направлялся удар копья, – защищались дополнительной толстой железной пластиной, привинченной к кирасе.


Изображение

Наконечник турнирного копья XV – XVI вв. Турнирное копье часто расписывалось в цвета герба или конской попоны участника турнира.

Внутри они нередко были полыми или древки надпиливали, чтобы они ломались от средней силы удара по щиту. Наконечник в виде зубчатой короны не мог соскользнуть с деревянного щита, но так как само копье при этом ломалось, удар для рыцаря не был фатальным. Поскольку, по указанным выше причинам, копья были фактически одноразовыми, рыцари брали на турнир сразу по несколько таких копий – иногда до десятка и более. (Метрополитен музей)

Зато доспех для конного копейного поединка мог весить до 85 кг. Он закрывал только голову и торс всадника, но имел толщину около сантиметра и был почти неподвижен – ведь надо было только ударить копьем. Облачали в него рыцаря, посадив на поднятое над землей бревно, так как с земли он сесть на коня не мог, да и выдерживал в нем боец очень короткое время. Турнирное копье имело вид настоящего бревна, с прикрепленным стальным кругом у рукояти – защитой правой руки и правой стороны груди. Конь для турнира также обряжался в особо толстый доспех, да еще поверх стального нагрудника клали толстый кожаный валик, набитый чем-нибудь мягким. Рыцарь сидел в огромном седле, задняя лука которого подпиралась стальными стержнями, а передняя была так широка, высока и простерта вниз, что, окованная сталью, надежно защищала ноги всадника. И все это покрывалось богатейшими геральдическими мантиями, попонами, на шлемах возвышались геральдические фигуры из дерева, копья обертывались лентами.


Изображение

Вэмплейт императора Максимилиана I 1485 г. с выгравированными на нем лучами Ордена Золотого Руна. Аугсбург. (Художественно-исторический музей, Вена)

Копейные поединки практиковались с барьером и без него. Барьер разделял всадников и делал их столкновение более безопасным, так как удар копьем должен был наноситься противнику справа налево, под углом максимум 75°, что уменьшало его силу на 25 процента. Без барьера один конь мог «пересекать» ход другого, и тогда толчок становился фронтальным и куда более сильным, как на войне. Поединок без барьера долгое время практиковался во Франции, где тяжесть его последствий несколько уменьшалась распространением специальных доспехов и копий из легкого дерева.


Изображение

Турнирный доспех 1468-1532 гг. Чтобы облегчить удержание огромного турнирного копья в руках, турнирные доспехи снабжали специальными крюками – одним спереди, а другим – для упора – сзади. Последний помогал удерживать копье на линии удара и не позволял ему опускаться (Художественно-исторический музей, Вена)

Лучшим считался удар в середину шлема, поэтому его укрепляли в первую очередь, а так как большинство ударов поражало левую сторону, то ее защищали сильнее правой. При этом в конце XVI века всю левую часть панциря нередко отковывали так, чтобы она составляла одно целое с наплечником, и тогда никаким щитом уже не пользовались.

Из-за того, что такие доспехи, как уже отмечалось, были страшно тяжелы, участники копейных поединков очень скоро перестали вообще надевать поножи и ограничились так называемым полудоспехом — штехцойгом. Если щиток турнирного копья не расширялся в форме небольшого щита, достаточного для защиты с правой стороны, то правая рука еще прикрывалась доспехом. Но при большом щитке и панцире с пластиной во всю левую часть груди руки зачастую и вовсе были не вооружены.


Изображение

Турнирные доспехи для джостры испанского короля Филиппа I из Арсенала Мадрида. Доспехи эти получили в Испании название «Джоста Реал» и были весьма характерными для XV века.

Салады для боя на копьях имели первоначально очень простое устройство. Но постепенно они стали сложнее и даже получили особые «счетчики ударов» в виде специальных пластинок на налобнике, устроенных так, что от удара они падали, а вместе с ними падали и пристегнутые к ним покрывала, развевавшиеся на шлеме. У других доспехов очень сложное устройство было у нагрудника: когда удар копья поражал всадника в самую грудь, части брони падали!


Изображение

Рыцарь в полном турнирном снаряжении для джостры. (Дрезденская оружейная палата)

Особенностью доспехов для пешего поединка, кроме наличия множества особо подвижных соединений, являлось то, что внизу они имели нечто вроде железной юбки в виде колокола. Такая конструкция доспеха была хороша тем, что обеспечивала хорошую защиту тазобедренного сустава и одновременно гарантировала для рыцаря высокую подвижность.

Предличный щиток на шлеме имел двойную функцию: с одной стороны, дополнительной защиты, с другой – ограничивал обзор участника поединка, в котором категорически запрещалось наносить удары ниже пояса, что при таком устройстве предличника было довольно-таки затруднительно. При этом доспехе, как правило, употреблялся самый тяжелый шлем типа бургиньот, появившийся почти одновременно с доспехами этого типа.

Многие латы выполнялись «проветриваемыми», т. е. с отверстиями в панцире. Диаметр их был меньше диаметра наконечника копья, поэтому защиту они обеспечивали, зато сам всадник куда меньше страдал в них от жары и духоты. Поверх «проветриваемых» доспехов одевался расшитый гербами турнирный сюрко, так что отверстий на панцире было не видно, и внешне воин выглядел совсем по-боевому.

С этой же целью многие части доспехов стали делать из так называемой «вареной кожи», и постепенно они стали принципиальным образом отличаться от боевых. Об этом не раз жалели многие рыцари «старого закала», которые по-прежнему видели в турнирах не столько увеселение для дам, сколько традиционное военное упражнение, но сделать ничего, естественно, не могли.

Правда, по-прежнему практиковались поединки с чучелом, вооруженным щитом и булавой, которое при неточном ударе поворачивалось и било своего противника в спину.


Изображение

Турнирные доспехи Иоанна Стойкого, курфюрста Саксонии, конца XV – начала XVI в. Нюрнберг. Типичные доспехи для джостры – конного боя на копьях: шлем «жабья голова», тарч для левой руки и огромный вэмплейт – щиток на древке копья для защиты правой руки. (Художественно-исторический музей, Вена)

Продолжали обучаться владению боевым оружием в замках, но сам по себе характер турнирных поединков с течением времени все более и более принимал вид театрализованного представления, ничего общего с войной не имевшего. Стремление сделать его как можно более занимательным приводило порой к организации копейных поединков на воде, в лодках, где, к вящему удовольствию собравшейся публики, рыцари сбрасывали друг друга за борт, а слуги лазили их доставать!


Изображение

Немецкий тарч 1450 – 1500 гг. Вес 2,737 кг. Последние образцы щитов - тарчи, использовались уже не в бою, а на турнирах, ну и, разумеется, они очень ярко раскрашивались. (Метрополитен музей, Нью-Йорк)

Другой разновидностью турнира стала «защита проходов». Группа рыцарей в этом случае объявляла, что будет в честь своих дам оборонять какое-нибудь место против всех желающих. В 1434 году в Испании при местечке Орбиго 10 рыцарей в течение целого месяца обороняли мост против 68 соперников, проведя за это время более 700 поединков!


Изображение

Миниатюра из «Альбома турниров и парадов в Нюрнберге». Конец XVI – начала XVII в. (Метрополитен музей, Нью-Йорк). Рыцари в турнирных доспехах и с самыми причудливыми нашлемными украшениями на голове. Поскольку турнир в данном случае проводился с барьером, доспехи для ног отсутствуют.


Изображение


Страницы из этого альбома одна красочнее другой…

Вот тут-то рыцарям, кстати говоря, и пригодились их гербы и нашлемные украшения даже больше, чем на войне, ведь болельщики и зрители могли следить по ним за ходом поединков и болеть за их участников.

Автор: Вячеслав Шпаковский
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#15 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 07 Июнь 2017 - 14:30

Доспехи для рыцарских забав (иллюстрированное продолжение)

Предыдущий материал про доспехи для рыцарских турниров вызвал немалый интерес среди аудитории ВО, и многие просили меня его продолжить. Однако тема эта настолько обширная, что… достойна целой серьезной книги или же цикла статей. Но так уж получилось, что в рамках научных интересов автора она всегда находилась где-то «в последних рядах», поэтому материала, достойного взыскательных читателей нашего сайта, у меня до обидного мало. Но к счастью, мне удалось найти интересный источник в фондах Метрополитен-музея в Нью-Йорке и вот он-то как раз и может послужить основой для продолжения заинтересовавшей всех темы. «Альбом турниров и парадов в Нюрнберге», рисунки из которого будут здесь приведены в качестве иллюстраций, является очень ценным историческим источником. Мало сохранилось доспехов, но еще меньше – нашлемных украшений, попон, то есть именно эти «картинки» дают нам возможность заглянуть в то время и представить себе, а как все именно тогда было.


Изображение

Вот так выглядел типичный поединок 1470 года. Жан де Сантре сражается на джостре с испанским рыцарем. (Британская библиотека)

Начнем же мы с того, что напомним, что правила одиночных и групповых турнирных боев в разное время и в разных странах не были постоянными, но их общая схема оставалась всегда практически одинаковой. Изначально противники атаковали друг друга с копьями наперевес, после чего переходили к бою на мечах, булавах или с использованием другого оружия, разрешенного турнирными правилами. Поскольку существовали специализированные виды турнирных поединков, например, «турнир на булавах», то для таких состязаний доспехи, в которых проводили «турнир на копьях», не подходили. Тут требовалось иное снаряжение, хотя особо специализированных доспехов старались все же не делать, считая их излишеством. Для этой цели вполне подходили и обычные боевые доспехи с некоторым их усилением. Это прежде всего касалось шлема и дополнительных защитных пластин. Ну, а если доспехи специально для турнира все-таки создавались, могли быть сделаны не из металла, а из кожи, хотя их форма являлась практически точной копией боевых.


Изображение

А вот и иллюстрации из «Альбома турниров и парадов в Нюрнберге». Конец XVI – начала XVII в. (Метрополитен музей, Нью-Йорк). Здесь мы видим двух рыцарей в типичном для того времени снаряжении. Матерчатая юбка или «бэйз» была очень популярным элементом костюма в Англии во время правления Генриха VIII. На обоих шлемы армэ и массивные нагрудники, совмещенные с подбородником. То есть это вполне боевые доспехи, дополненные турнирными деталями.

Все это было характерно, по крайней мере, для середины XIV века. Изображения того времени наглядно показывают, что турнирные доспехи для группового боя немногим отличались от боевых. Доспехи высокого качества, предназначенные для богатых заказчиков, могли использоваться и на войне, и во время турниров. Различие заключалось опять же в наличии отдельных деталей. Например, известно, что на турнире в Шавенси рыцари имели стандартные поручи и поножи, а также дополнительные железные воротники для защиты шеи, необходимость которых была уже совершенно очевидна. Так, известный немецкий рыцарь и любитель женщин Ульрих фон Лихтенштейн, сражавшийся во многих турнирах и сделавший их источником своего дохода, описывает схватки, во время которых ударами копий пробивали шейные латные пластины. Они либо раскалывались пополам, либо пробивались копьем насквозь. В одном из поединков Ульрих выбил противника из седла, проткнув сначала его щит и кольчугу, а затем и латный воротник. Рыцарь был выбит из седла и отлетел на изрядное расстояние от своей лошади.


Изображение

Оруженосцы рыцарей могли быть весьма состоятельны и тоже носить рыцарские доспехи.

Сохранился список покупок, сделанных для турнира 1278 г., проводившегося в Виндзорском парке. Из него следует, что доспехи и шлемы для него были изготовлены из кожи, а мечи из дерева, но вот лезвия их были посеребрены – для того, чтобы они выглядели как настоящие. В описи турнирного снаряжения 1302 г. указаны наплечники из китового уса и, видимо, имевшие подкладку из кольчуги. А уже в описи 1337-1341 гг. впервые упоминается латная рукавица для защиты левой руки.


Изображение

У этих поединщиков доспехи прикрыты пышными одеждами, но на голове даже шлемов нет. Нет и доспехов на ногах. Бедра прикрывают пластины седла.

Щит мог быть привязан к плечу. А вот поножами для облегчения участи сражающегося очень часто служили высокие загнутые назад пластины, прикреплявшиеся к седлу. То есть ноги вообще не имели никакого латного прикрытия, да и зачем оно, если целью поединка являлся один единственный копейный удар в щит или в голову, то есть в шлем. Ну, кто-то умел попадать еще и в горло, но, например, если на человеке был надет «жабий шлем», то никакой роли это уже не играло. А вот копье теперь в обязательном порядке снабжалось большим круглым щитком, который защищал правую руку.


Изображение

Здесь на голове у всадников шлемы салады.

Со второй половины XIV века распространяются доспехи из комбинированной кольчужно-пластинчатой брони, уже к 1400 году превратившиеся в сплошные латные доспехи. И сразу же появились дополнительные пластины, которые прикреплялись к основному боевому доспеху, чтобы защитить голову и грудь рыцаря, а также левое плечо, левую руку и левое бедро.


Изображение

Эти «рыцари» доспехов как таковых вообще не имеют, хотя, скорее всего, какие-то латы скрывает одежда. Главное – умело ударить в нагрудную пластину.

Дополнительная защита туловища осуществлялась накладной пластиной, которая либо прижималась к нагруднику кирасы ремнями, либо прикреплялась к ней на винтах. На некоторых боевых доспехах, в верхней части и по бокам кирасы, можно заметить отверстия для крепежных винтов. Такая пластина на немецком языке получила название «двойной нагрудник» (doppelbrust), а у англичан называлась грангарда. К ней прикреплялась пасгарда для защиты локтя и манифер, защищавший предплечье и кисть. На правой стороне мог быть вырез для копейного крюка – фокра, а в некоторых случаях он крепился к самой пластине. Кроме того, снизу к ней могли подвешиваться дополнительные набедренные щитки. Такой нагрудник второй половины XV – и в первую половину XVI века в верхней части, примыкавшей к плечу, имел также специальную отбортовку, которая отводила удары копья в сторону. Так, на вороненом и покрытом еще и золочением доспехе третьего графа Кумберленда, сделанном в Гринвиче и в настоящее время находящемся в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, грангарда сложной формы закрывает всю левую часть шлема (и даже часть правой), все левое плечо и часть груди. Крепление – застежка на шлеме и парные прорези внизу на кирасе, под два выступа фиксирующиеся чекой. Пасгарда крепилась на локтевой пластине при помощи шплинта и кожаным ремнем подтягивалась к грангарде. Манефер фиксировался на латной рукавице на ремешках.


Изображение

А вот здесь мы видим и шлемы «жабья голова», и полные доспехи, и даже щиты, покрытые тканью. Странная коробчатая конструкция на их лошадях, скорее всего, полностью защищала их от удара.


Изображение

Здесь также мы видим полные рыцарские доспехи, шлемы салады и подбородники-бувигеры.


Изображение

Зато безудержная фантазия обладателей вот этих доспехов просто поражает. Грабли на шлеме – это вообще что-то из традиции японских самураев, носивших в качестве сисимоно даже песты для дробления риса, якоря и священные фонарики. Делалось все это, понятно, из бумаги и папье-маше.

Разумеется, чтобы дать возможность рыцарям блеснуть такими доспехами устраивались и соответствующие пышные состязания. Например, в Лондоне ристалища регулярно проводились в Вестминстере, пока в 1512 году пожар не уничтожил выстроенные там трибуны и все прочие помещения, после чего двадцать лет все турниры в Англии устраивали возле дворца Пласенции в Гринвиче. После того как королевская резиденция в 1533 году была перенесена в Уайтхолл, турниры в Гринвиче стали редкостью, зато их стали проводить во дворце в Ричмонде, и даже в Лондонском Тауэре (правда, там турнир был устроен всего один раз в 1501 г.), тогда как во время правления королевы Марии некоторые из них прошли в Хэмптон-Корте. Интересно, что 29 декабря 1557 года часть участников была одета в костюмы «алеманов» (немцев), а другая наряжена испанцами.


Изображение

Ну разве может быть рыцарь без щита и без рогов?

Король Генрих VIII прославился как заядлый любитель турниров, потому все, кто хотел снискать у него милость, старались всеми силами угодить в этом «хобби» своему государю и стремиться ни в чем от него не отставать. Королева Елизавета также любила посещать турниры, особенно те, что устраивались в честь Дня вступления на престол, то есть каждый ноябрь месяц, поэтому опять-таки тем, кто хотел добиться благосклонности своей государыни, должен был постоянно тренироваться и… тратиться на доспехи и снаряжение.


Изображение

Обращают на себя внимание конские доспехи, явно изготовленные из так называемой «вареной кожи» с тиснением.

Считалось, что теперь пеший бой отличался меньшей опасностью, чем в минувшие столетия, так как теперь бойцов разделял барьер, а значит доспехи для ног становились уже не нужны, так как удары ниже барьера были запрещены. С другой стороны, оружие, применявшееся пешими бойцами, было куда более разнообразным. Кстати, в мировых музейных собраниях хранится немало латных доспехов, у которых фокр на кирасах отсутствует. Судя по качеству отделки, они принадлежали рыцарям, а не пехотинцам, а значит предназначались не для конного боя, а для пеших турниров. Использовались не только мечи и длинные копья (!), но и булавы, боевые молоты, альшписы, секиры, алебарды и даже боевые цепы. И требовалось умение всем этим владеть и к тому же, несмотря на барьер, это по-прежнему была серьезная схватка, а значит и несчастные случаи имели место, как и раньше. Тот же Генрих VIII, например, как-то раз забыл закрыть забрало шлема, и дождь из мелких деревянных осколков от сломавшегося копья его противника ударил короля в лицо. Осколки могли ослепить его, а то и убить (и, кстати, один такой инцидент именно с королем, как известно, имел место), но, к счастью для себя и к счастью для его противника, Генрих не пострадал и даже выказал к нему душевное благорасположение.


Изображение

Поскольку любой турнир был зрелищем, альбом советует, каким образом в зимнее время сделать его, возможно, более занимательным. Например, устроить не только дефиле рыцарей-участников, но и проход оруженосцев, барабанщиков, трубачей и… таких вот саней с… «ряжеными»!


Изображение

…Или таких!

Впрочем, на турнире ничуть не менее важным было знание поэзии, владение поэтическим мастерством и умение славословить своего монарха сочетая лесть с правдоподобием, что для придворных имело даже большее значение, чем самая хорошая военная подготовка. Например, в 1575 году в Вудстоке сэр Генри Ли специально для королевы Елизаветы организовал турнир, на котором два конных рыцаря бились за честь своих дам по… заранее подготовленному сценарию.


Изображение

Альбом устроен очень современно: ну не поместился флаг на страницу, сделаем открывающийся вкладыш, чем сейчас часто пользуются издатели детских книг альбомного формата.


Изображение

Ну, а это текст. Его, кстати, в альбоме немного.


Изображение

Обложка альбома выглядит просто шикарно, хотя с момента издания его времени прошло немало.


Изображение

Турнирный шлем 1450-1500 гг. для поединка на булавах. Вес 5727 г. Германия. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)


Изображение

Гранд-бацинет для пешего боя. Возможно, Англия. Около 1510 г. Вес 6123 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Кстати, отличить одни специализированные доспехи для пеших поединков от других очень легко. Например, шлем для боя на булавах имел забрало в виде решетки из прутьев, дававшее прекрасный обзор, а сам шлем имел шарообразную форму. А вот если шлем предназначался для поединка на колющих видах оружия, забрало было всегда сплошным, но имело множество мелких отверстий для дыхания и обзора.


Изображение


Еще одна замечательная миниатюра XV с изображением поединка рыцарей на притупленных, а, возможно, даже и деревянных, но посеребренных мечах. (Национальная библиотека Франции)

Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru/11...odolzhenie.html
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#16 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 08 Июнь 2017 - 16:35

Рыцари из «Шахнаме»



«О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает».
(Р. Киплинг. Баллада о Западе и Востоке. Перевод Е. Полонской)



Вопрос о том, где появились первые рыцари (прежде всего с определенным вооружением, традициями, эмблемами-гербами), всегда занимал умы специалистов области рыцарского вооружения. И, действительно – где? В Англии, где они изображены на «Байесском полотне», во Франции Карла Великого, где их изображали в псалтири из Сент-Галена, были ли это ярлы Скандинавии, или это римские, вернее, сарматские катафракты, нанятые теми же римлянами служить в Британии. А может быть они появились на Востоке, где уже в 620 году всадники были облачены в кольчужные доспехи буквально с головы до пят [Робинсон Р. Доспехи народов Востока. История оборонительного вооружения. М.: 2006.С. 34.].


Изображение

Батальная сцена и текст из «Шахнаме» Фирдоуси, начала XVII в. Индия, Дели. Обратите внимание на конские попоны и то, что доспехи всадников скрыты под одеждой. (Региональный музей искусств Лос-Анджелеса)

В среднеазиатском Пенджикенте сохранились фрески, на которых видны воины в кольчугах, что в Западной Европе появились лишь через четыре века! Кроме того, согдийцами – жителями междуречья между Амударьей и Сырдарьей уже в X веке применялись и пластинчатые панцири нескольких типов, среди которых один из-за размеров его пластин так и называли «в ладонь шириной» [Nicolle D. Sons of Attila (Cеntral Asian warriors, 6th to 7th centuries AD) // Military illustrated №86. Р. 30-31].

Всадники, сражавшиеся в доспехах, покрытыми пластинками из металла, в IX – XI веках существовали и в государствах могучего Арабского халифата. Поэты не жалели эпитетов, описывая броню этих воинов, как «состоявшую из множества зеркал», а историки-арабы еще и добавляли, что выглядело их защитное снаряжение «подобно византийскому». О последнем мы имеем представление на основе древнерусской иконописи и дошедших до нас миниатюр из «Обозрения истории» Иоанна Скилицы, на которых всадники показаны облаченными в доспехи из полированных металлических пластин, которые имели обыкновение ярко сверкать на солнце [Nicolle D. Armies of the caliphates 862-1098. L.: Osprey (Men-at-arms series №320), 1998. Р. 15.].


Изображение

Миниатюра из «Обозрения истории» Иоанна Скилицы. Болгары во главе с царем Симеоном I наносят поражение византийцам. Мадрид, Национальная библиотека Испании.

Можно сказать, что Ближний и Средний Восток в эпоху с VII по XI век уже могли похвастаться тем, что в наличие у их воинов были сразу два комплекта защитных доспехов – кольчужный и пластинчатый, которые нередко использовались одновременно, однако, к сожалению, это плохо подтверждает иллюстративный материал. Тут виноваты последствия вторжения сюда сначала турецких, а следом за ними и монгольских завоевателей.

Самым известным артефактом с изображением всадника в доспехах является фрагмент деревянного щита, обнаруженный в крепости Муг неподалеку от Самарканда. Причем он может быть отнесено к XIII веку. На нем мы видим доспехи, представляющие нечто вроде длиннополого кафтана, на котором имелись плотно прилегающие к нему наплечники и предплечья в наручах, хотя обе кисти у него открыты [Робинсон Р. Доспехи... С. 36]. В число заслуживающих внимания источников можно также отнести и «Историю мира» Рашида ад-Дина, которая была написана и проиллюстрирована в Тебризе в 1306 – 1312 гг.

На ее миниатюрах мы опять-таки видим воинов, одетых в длинные доспехи из металлической чешуи с разноцветными узорами, получившимися благодаря чередованию пластин с орнаментом и кожаных лакированных чешуек. Шлемы характерной закругленной вверху формы с центральным острием, при этом их надбровную часть часто дополнительно усиливает металлическая пластина. Назатыльник встречается трех видов: из кожи, кольчуги и стеганый, и он ниспадает на кольчугу. В Центральной и Южной Персии, как считал Р. Робинсон, кольчужные доспехи являлись преобладающими.


Изображение

Персидская булава XVI в. (Метрополитен музей, Нью-Йорк)

Воины из Персии имели такой оригинальный вид защиты, как кольчужный плащ, называвшийся зарих-бекташ, но кроме него, могли носить панцири из железных пластин, сверху покрытых бархатом. Фактически - это точная копия европейской бригандины, но на восточный манер [Wise T. Medieval European Armies. Oxford, 1975. Р. 28.]. Лошадей было в обычае защищать попонами из стеганной хлопковой ткани [Робинсон Р. Доспехи... С. 37].

На миниатюрах, относящихся к XIV века, воины также носят чешуйчатые доспехи, шлемы простой формы – невысокие, закругленной либо конической формы, и имеют кольчужные бармицы. На некоторых шлемах имеются науши. Плюмажи явно отсутствуют, но какие-то шипы на шлемах есть.

Уже в конце XIV – начале XV века на Востоке распространяются трубчатые наручи из двух пластин, которые в виде конуса сходились к кисти. Ноги прикрывали наколенниками, которые прикрепляли непосредственно к кольчуге либо их вшивали в тканевую основу, защищавшую бедра. На ногах у всадников были сапоги, и опять-таки – на голень и икры надевались поножи из двух выгнутых пластин, соединявшихся между собой на петлях, что хорошо видно на многих миниатюрах, относящихся первой трети XV века [Wise T. Medieval European Armies/ С. 38-39].


Изображение

Персидская «быкоголовая булава» XIX в. (Длина 82.4 см). (Метрополитен музей, Нью-Йорк). Примерно такой же булавой сражается в поэме Фирдоуси и герой Рустам.

Заметим, что английские историки очень часто используют такое эпическое произведение, как поэма Фирдоуси «Шахнаме» как источник. Известно, что написана она была в конце X – начале XI века [Принято считать, что свою поэму в первой редакции Фирдоуси завершил в 994 году, а вот вторая была закончена в 1010 году.]. Последуем же их примеру и мы, и прочитаем из нее несколько отрывков.

Сказал Рустам: «Достань мой меч булатный.
Шлем боевой и весь доспех мой ратный;
Аркан и лук; кольчугу для коня;
Кафтан из шкуры тигра для меня»...

Кольчугою стальной облек он плечи,
Надел доспехи, взял оружье сечи...

И прискакал он в степь, щитом сверкая,
Своей тяжелой палицей играя.
(Перевод В.Державина)

То есть, если учитывать, что Фирдоуси описывал то, что видел, то кольчугу носил не только Рустам, но и из кольчуги была же и попона его коня Ракша. В поэме рассказывается об этом так:

Стоял скакун перед шатром в броне,
Внимая неожиданной войне.
(Перевод С.Липкина)

В «Шахнаме» много раз подчеркивается (что опять-таки свидетельствует, что написал поэму человек, военные дело знавший отлично), что шлем на голову надевают перед тем, как воин облачается в кольчугу. И это означает, что шлемы у иранцев были конической формы. Именно их надевали до того, как надевать кольчугу, так как в этом случае она скользит по его гладкой металлической поверхности.

И встал, и препоясался на бой,
Снял с головы венец он золотой,
Надел взамен индийский шлем булатный,
Облек могучий стан кольчугой ратной.
Взял меч, копье и палицу свою,
Как тяжкий гром разящую в бою.
(Перевод В.Державина)

Богатырь Рустам в поэме носит поверх кольчуги еще и шкуру тигра; это несколько странно, но для легендарного богатыря все возможно. Тем не менее этот штрих является подтверждением, что на Востоке богатые одеяния могли быть одеты поверх доспехов.


Изображение

Рустам в кафтане из тигриной шкуры спасает из узилища Бишвана. Миниатюра из поэмы «Махнаме». Иран, Хорасан, 1570 – 1580 гг. (Музей искусств округа Лос-Анджелес)

Рустам, в парче из Рума и в броне,
Мгновенно оказался на коне.
(Перевод С. Липкина)

Известно, что рукопись «Шахнаме» 1340 года попала во многие европейские и американские коллекции, будучи разделенной на части. Но на ее миниатюрах, тем не менее, видны шлемы, имеющие бармицы, которые целиком скрывают лица воинов и имеют лишь совсем крошечные отверстия, то есть защищают лицо и глаза от стрел. В Восточной Европе такие шлемы тоже встречаются. Есть они и в вендельских могилах VII века, обнаруженных в Швеции.


Изображение

«Тюрбанный шлем» XV в. Иран. (Метрополитен музей, Нью-Йорк)

В рукописи «Шахнаме» из Гулистана, миниатюры которой принадлежат к гератской школе и выполнены 1429 году, мы видим такие мельчайшие детали, как чешуйчатые оплечья, надетые поверх кольчуг, а у некоторых – еще и такие же набедренники вместе с наколенниками.


Изображение

Иранские кольчужно-пластинчатые доспехи. (Музей искусств округа Лос-Анджелес)

Датируемая 1440 годом рукопись «Шахнаме» хранится в фондах британского Королевского Азиатского общества, и в ней на миниатюрах видны бармицы, закрывающие лишь нижнюю часть лица. Опять-таки в ходу чешуйчатые бармицы, прикрывающие плечи. У одних воинов доспехи очень похожие на те, что были в ходу еще у древних римлян и парфян [Робинсон Р. Доспехи... С. 40.] – другие облачены в длиннополые одежды из ткани, а доспехи носят под ними.


Изображение

Богатырь Рустам (слева) посылает стрелу в глаз Исфандияру. Около 1560 г. У многих воинов ноги прикрывают кольчужные доспехи с выпуклым металлическим прикрытием для коленной чашечки. Миниатюра из «Шахнаме». Иран, Шираз. (Музей искусств округа Лос-Анджелес)

Иен Хит – один из английских историков и автор ряда книг, переведенных у нас в России на русский язык, отмечал, что большую роль в совершенствовании оружейного производства в Персии сыграл некто Газан-хан (правивший с 1295 по 1304 гг.). При нем жившие в городах мастера-оружейники стали получать жалованье от государства, но за это были обязаны поставлять в казну шаха свою продукцию, что позволяло иметь ему от 2000 до 10000 различных комплектов доспехов за год!

Р. Робинсон считает, что самым популярным доспехом этого времени был так называемый хуяг – «корсет» из ткани с металлическими, нашитыми на него пластинками из металла. Их могли раскрашивать или даже покрывать эмалью. Доспехи монгольского образца и доспехи местных, то есть иранских форм использовались примерно одинаково; щиты у воинов были небольшого размера, покрывались кожей и имели на внешней поверхности четыре умбона; такие щиты в Персии появились уже в конце XIII века и применялись даже до конца XIX [Робинсон Р. Доспехи... С. 40.].


Изображение

В СССР по произведению «Шахнаме» в 1971 году на киностудии Таджикфильм был снят отличный эпический фильм «Сказание о Рустаме», а также его продолжение «Рустам и Сухраб». Затем в 1976 году выйдет третья часть: «Сказание о Сиявуше». Костюмы героев достаточно историчны, хотя в них немало чисто фэнтазийной экзотики. Вот герой фильма Рустам. Настоящий богатырь, отважный, справедливый и неумный… Забыл, что провинившийся язык отрубают вместе с головой! Ну можно ли было во дворце шаха вести такие речи: «Мой трон – седло, венец мой – шлем, моя на поле слава / Что шах Кавус? Весь мир моя держава». Понятно, что последнему это тут же доложили и он услал богатыря на дальнюю границу.

Показательно, что на миниатюрах уже начала XV века около половины персидских всадников восседает на лошадях, покрытых доспехами. Чаще всего, это попоны, сделанные из «стеганого шелка», и уже известные (судя опять-таки по миниатюрам) уже 1420 году. Но вот кому они принадлежали? Ведь их продавали и покупали, выменивали и захватывали в виде трофеев. Скорее всего, они могли «путешествовать» по всему тогдашнему мусульманскому Востоку! Причем в турецкой коннице сипахи количество всадников, имевших лошадей в попонах, встречалось в пропорции один всадник на «панцирном» коне на 50 – 60 всадников на «бездоспешных лошадях! [Heath I. Armies… Vol. 2. P. 180.]


Изображение

Ночная атака Бахрама. Миниатюра из поэмы «Шахнаме» 1560 г. Иран, Шираз. (Музей искусств округа Лос-Анджелес)

Все это говорит о том, что воины Востока были достаточно восприимчивы к иноземному влиянию. Судя по поэме «Шахнаме», даже легендарные воины-пехлеваны – богатыри домусульманской эпохи – добывали себе вооружение самыми разными путями и не считали предосудительным рядиться в доспехи врага и пользоваться его оружием. Мы постоянно встречаем такой термин, как «шлем румийский», то есть «из Рума» – Рима, идет речь про мечи из Индии и того же Рума. То есть византийское оружие, видимо, во времена Фирдоуси в Иране ценилось достаточно высоко. Так что уже в те годы, несмотря на постоянные войны, между странами Востока происходила интенсивная торговля оружием, из-за чего выглядели воины этих стран, сходясь на поле брани, словно родные братья.


Изображение

Вот он, негодный и трусливый шах Кавус, завистник рустамовой славы. Сказал, однако, умные слова: «Ведь древняя мудрость недаром гласит – иль шах убивает, иль сам он убит!»

Причем именно здесь, на Востоке, защитное вооружение имело очень древние корни. Так, доспехи из кожи, с нашитыми роговыми либо металлическим чешуйками, в Индии использовались задолго до появления на ее землях монголов и арабов. То же можно сказать и о конских доспехах, которые еще очень давно появились в Китае, затем Иране, в арабских государствах и в Византии, то есть тогда, когда, европейцы о том, чтобы их иметь, и не мечтали.


Изображение

А вот эта миниатюра из бухарского манускрипта 1615 года. На ней царь Заххок с двумя дочерьми и…змеями, проросшими из его плеч – сюжет из «Шахнаме», который лег в основу советского фильма «Знамя кузнеца» (снятого на киностудии Таджикфильм в 1961 г.). (Музей искусств округа Лос-Анджелес)

Получается, что институт рыцарства в той же Азии имеет более древние корни, чем в Европе. Этот вывод нашел свое определенное отражение даже в геральдике. Так, в государстве Сасанидов феодал, получив наследственный лен, получал право и на ношение собственного герба. Арабский историк Кебех Фаррух, например, отмечает, что эмблемы персидской знати появились задолго до появления гербов у европейской. Среди названных им геральдических фигур имеются, например, такие животные, как олень, лев, кабан, конь, слон и птица семург, такие предметы, как трезубец и даже изображения людей. Фаррух также ссылается на текст из «Шахнаме», где даются описания изображений на знаменах иранской конницы, и вот оно-то как раз практически не отличается от изображений и эмблем на знаменах у рыцарей в Западной Европе! [См. подробнее: Farrokh K. Sassanian Elite cavalry 224-642 AD. Oxford Osprey (Elite series №110), 2005.] И здесь каждый воин, в особенности если он предводительствует отрядом, имеет свое собственное знамя, которое украшает символическое изображение:

Ответствовал Тухар: «О господин,
Ты видишь предводителя дружин,
Стремительного Туса-полководца,
Который насмерть в грозных битвах бьется.
Чуть дальше – стяг другой горит огнем,
И солнце нарисовано на нем.
За ним Густахм, и витязи видны,
И стяг с изображением Луны.
Воинственный он возглавляет полк,
На длинном стяге нарисован волк.
Рабыня как жемчужина светла,
Чьи шелковые косы как смола,
На стяге нарисована красиво.
То – ратный стяг Бижана, сына Гива.
Смотри, на стяге – барса голова,
Что заставляет трепетать и льва.
То стяг Шидуша, воина-вельможи,
Что шествует, на горный кряж похожий.
Вот Гураза, в руке его – аркан,
На знамени изображен кабан.
Вот скачут люди, полные отваги,
С изображеньем буйвола на стяге.
Из копьеносцев состоит отряд.
Их предводитель – доблестный Фархад.
А вот – Гударз, Кишвада сын седой,
На стяге – лев сверкает золотой.
А вот на стяге – тигр, что смотрит дико,
Ривкиз-воитель – знамени владыка.
Настух, Гударза сын, вступает в брань
Со знаменем, где вычерчена лань.
Бахрам, Гударза сын, воюет яро,
Изображает стяг его архара.
(Перевод С. Липкина)


Изображение

Рустам-папа убивает Сухраба-сына – сюжет многих богатырских легенд, былин и преданий. Муин Мусаввир. Смерть Сурхаба. «Шахнаме» 1649 г. (Британский музей, Лондон)

На Востоке поверх кольчуги носили также едва ли не самую древнюю форму доспеха - нагрудный и наспинный диск-зерцало – то есть простой металлический кружок, нередко с рифленой поверхностью, закреплявшийся при помощи кожаных ремней, перекрещивающихся у воина на спине. Например, в Индии их надевали на стеганые доспехи, подбитые опять-таки металлическими пластинками. Но вот на миниатюрах «Шахнаме» из Гулистана такие диски видны у воинов только на груди.


Изображение

Гив сражается с Лаххаком и Фаршидваром. Еще одна миниатюра из «Шахнаме», около 1475 - 1500 гг., на которой в снаряжение восточных всадников входят конские попоны и маски, тогда как у воинов видны шлемы с наушниками, лица закрыты до половины, имеются налокотники и наколенники. Щит, правда, только лишь у одного из воинов. (Музей искусств округа Лос-Анджелес)

То есть «рыцари из «Шахнаме» это… действительно восточные рыцари, вооруженные примерно так же, как и их западные собратья по ремеслу, за исключением у последних традиции стрельбы с коня на скаку. А так и флаги, и вымпелы на копьях, и различные виды доспехов при всей своей самобытности во многом были похожи. Более того, пришли они на Запад именно с Востока через Византию и в ходе крестовых поход с Запада на Восток!
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#17 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 13 Июнь 2017 - 09:08

«Пришла пора, чтоб истинный мудрец
О разуме поведал наконец.
Яви нам слово, восхваляя разум,
И поучай людей своим рассказом.
Из всех даров что разума ценней?
Хвала ему – всех добрых дел сильней».

Фирдоуси. «Шахнаме»



Предыдущий материал «Рыцари из «Шахнаме» вызвал большой интерес читателей, которые активным образом принялись дискутировать относительно того, кто есть рыцарь, а кто феодал, и чем они все отличаются друг от друга. Естественно, что прежде всего вызвали интерес «рыцари Востока», то есть, а как это было там? А там было так, что тяжеловооруженные всадники-клибанарии из Сасанидской державы и сопричастных ей землях Закавказья и Средней Азии представляли собой военно-служилую знать, представители которой назывались азадами (что на персидском языке означало «свободный», «благородный»). Разумеется, их доспехи и оружие по стоимости были сопоставимы с европейскими. То есть, если IX-XII вв. оружие рыцаря и его доспехи (вместе с конем) в Европе могли стоить 30 - 45 коров [1, с. 3], то и на Ближнем и Среднем Востоке тяжеловооруженной коннице тоже могли служить лишь те, кто имел соответствующее земельное владение, ибо только так он мог его купить. При этом нужно различать ранее рыцарство и позднее. Говоря о раннем, английские историки К. Грветт и Д. Николь писали, например, что оно еще не успело нажить спеси и заносчивости, и что рыцарь, это, прежде всего, человек с которого много спрашивается и который много упражняется с оружием [2, c. 23].

Изображение


Рисунок из книги автора «Рыцари Востока», опубликованной издательством «Поматур» в 2002 году. Автор рисунка художник В. Корольков. Несмотря на некоторую условность и нарочитую «детскость» изображения, все детали снаряжения переданы вполне достоверно и четко.

В III-VII вв. в Сасанидской державе доминирующими были две формы земельного держания: дастгирд – наследственная и хвастаг – условная [3, с. 91 - 92.]. Крупные феодалы владели землей по праву дастгирда, средняя и мелкая знать по праву хвастага. Азады причислялись ко второй категории и относились к асварам, то есть «всадникам» [3, с. 77 – 78]. Существовал особый «Список всадников», то есть держателей земли на основе хвастага. Землю асвар не мог передавать по наследству, и хвастаг после смерти асвара мог быть передан его сыновьям только в том случае, если они соглашались остаться в этом «Списке» [3, с. 230, 359 – 360]. Если человеку давали хвастаг, то он автоматически получал и привилегированное общественное положение, хотя и среди асадов равенства не было. Была иерархическая система, в которой разные категории азадов имели свои «азад-намэ» – соответствующие грамоты об их привилегиях. Но понятно, что все азады считались воинами (по-персидски – артештаран) [5, с. 76 - 77].

Изображение


А вот это миниатюра из Шираза – «Шахнаме» 1560 года. Очень наглядно воспроизведены мельчайшие детали вооружения. (Музей искусств округа Лос-Анджелес)

Попасть в число асадов, не имея при этом состояния, а рассчитывая лишь на свои военные способности, мог только лишь человек весьма незаурядный, а простым земледельцам путь в него был закрыт. То есть это была закрытая каста и у нее появилась и своя символика, и своя мораль. Асад должен был, например, не только мастерски владеть различным оружием, но и уметь играть в конное поло и в шахматы.

Изображение


Знаменитый рельеф Ардашира в Фирусабаде. На нем изображены воины в кольчугах, сидящие на конях, одетых в попоны, 224 и 226 гг. н.э.

Восточная геральдика тоже появилась у асадов. На их щитах помещались изображения животных, которые имели символическое значение, а Сасаниды при раздаче наследственных ленов некоторым местным феодалам вручали особую одежду с фигурой животного, поэтому этих феодалов соответственно и называли. Например, Вахраншах – «князь-вепрь, Ширваншах – «князь-лев, Филаншах – «князь-слон», Аланшах или «князь-ворон». Поэтому можно вполне считать, что уже VIII в. по крайней мере в районе Персии и прилегающих к ней земель восточное рыцарство совершенно точно существовало. Но тут начались арабские завоевания и «варваризация» и сасанидского, и закавказского, и также среднеазиатского военно-феодальных обществ. Основной силой армии завоевателей являлись легковооруженные всадники, что в VIII-X вв. существенно снизило роль тяжеловооруженной конницы. Впрочем, задержка эта в истории восточного рыцарства была лишь временной, поскольку те же арабы очень быстро учились у покоренных народов. Например, столкнувшись с аййарами (по-перс. «товарищ») - вооруженными слугами асадов, сделали такую форму корпоративного объединения основой и для своих собственных аналогичных формирований [6, c. 101-112].

Изображение


Вполне рыцарским было и вооружение многих других восточных народов даже на весьма ранних стадиях своего развития. Автор рисунка художник В. Корольков.

Если сопоставить модели феодальной системы на Западе и на Востоке, то можно заметить явные совпадения и в военной, и также в социально-экономической истории как стран Западной Европы, так и восточных государств VII-XII вв. И здесь, и там для защиты границ создавались поселения, жители которых стали основой для создания сословия воинов [7]. В Западной Европе в эпоху Каролингов значительная часть свободных крестьян уже не могла служить в ополчении поскольку цена вооружения резко возросла. Так начала складываться бенефициальная система, в основу которой легла реформа Карла Мартелла, проведенная уже в VIII в. Суть ее состояла в замене дарения земли в собственность приближенным (аллод) на пожалование земли в бенефиций за службу, и прежде всего службу в коннице. Потом бенефиций постепенно превратился в феод (лен) – то есть наследуемое владение.

Реформа Карла Мартелла была выгодна мелким и средним феодалам, которые теперь сделались главной силой конного ополчения и всей феодальной армии вообще. Новое конное войско отлично показало себя в битве с арабами при Пуатье 732 г., но ей необходимы были металлические доспехи. Свободное крестьянство иметь их, понятно, не могло.

Следует понимать, однако, что в IX-X вв., когда шел процесс формирования рыцарского сословия, на Западе не все рыцари (milites) принадлежали к знати, и не все феодалы были рыцарями. Причем первоначальный имущественный и социальный статус рыцаря был очень даже невысок. Но постепенно аристократия слилась с владельцами феодов, и рыцарство (chevalerie) стало все больше отождествлять себя со знатью (noblesse) [8]. Существовали и национальные особенности. Так, в Германии в становлении рыцарства важную роль сыграли и несвободные служилые люди – министериалы – в какой-то степени аналог японских самураев [9, с. 31-35].

Между тем легкая конница арабов на Востоке в VII-VIII вв. лишь на какое-то время добилась преобладания на поле боя. Уже с IX в. значение конницы в тяжелом защитном вооружение стало расти, причем основой ее роста послужили точно так же две формы земельного держания: наследственная и условная. Последняя форма называлась «икта» (по-арабски «надел»). Икта широко раздавались и превращались в феоды. Аналогичный процесс наблюдался и в Японии VII в., где после аграрных реформ, проведенных императором Котоку, феодальная собственность на землю стала доминирующей. Возникли феодальные поместья (сёюн), принадлежавшие хозяевам (рёсю), которые постепенно стали передавать землю своим детям по наследству. К концу VIII в. военную повинность крестьян уже полностью отменили. До XI в. самураи были тяжеловооруженными конными слугами, которые получали от своего сюзерена полное содержание, а в отдельных случаях и землю. Политическая нестабильность Японии в X-XII вв. послужила основой для превращения самураев в рыцарское сословие, а затем и в мелкопоместное служилое дворянство, как и на Западе. Ну, а после 1192 г. в Японии установилось безраздельное господство самураев во всех сферах жизни, опять-таки точно также, как и на Западе [10].

Изображение


Рустам убивает дракона. «Шахнаме» 1430 г. Бодлеанская библиотека, Оксфорд

Подобные события происходили и в Византии IX-X вв., где армия постепенно также перестала быть крестьянским ополчением, а превратилась в профессиональное войско из мелких и средних землевладельцев (стратиотов). Они сформировали аналогичное военно-служилое сословие и стали социальной группировкой, противостоящей всему остальному населению. Именно тяжеловооруженной коннице стратиотов в византийском войске стала принадлежать главная роль, причем показательно, что византийские военные трактаты даже X в. называют их термином «катафракты» [11, с. 86 - 97]. С XI в. византийские источники все чаще сообщают том, что у каждого крупного землевладельца имеется вооруженная дружина из его слуг, и земляков, служащих ему за плату и земельные наделы в качестве награды за службу, все точно так же, как и в случае с японскими даймё [12, с. 7.].

Правда, именно в Византии окончательного оформления рыцарское сословие так и не получило, так как здесь сохранялось множество элементов рабовладения, существовала сильная власть императора и развитая бюрократическая система, что не могло не повлиять на процесс феодализации. Сильной центральной власти были не нужны конкуренты в лице крупных землевладельцев, поэтому она ограничивала рост ленных владений. К тому же Византия все время воевала. В IX-XII вв. ее постоянно терзали военные нападения. В этих условиях централизованное имперское войско было иметь выгоднее, нежели трудноуправляемые дружины крупных феодалов.

Изображение


«Шахнаме» индийского происхождения. Дели, XVII в. (Музей искусств округа Лос-Анджелес)

Нередко говорят о доминирующем влиянии естественно-географических факторов на развитие социальных отношений. Поэтому, мол, в Японии, с ее естественной изолированностью, японское рыцарство имело характерное отличие от рыцарства Ближнего Востока и Европы. Главными отличиями были такие понятия, как гипертрофированная верность своему сюзерену и личная честь самого самурая, а не его лояльность по отношению к верховному монарху, патриотические чувства к Японии, как к стране или службы своему сеньору при исполнении тем особых условий (40 дней обязательной военной службы), как в Европе. Самурай беззаветно служил сеньору и должен был полностью отказаться от личных интересов, но не поступаться своими личными убеждениями. Если сюзерен требовал от него действий, противных его убеждениям, то верному самураю следовало постараться переубедить своего сеньора, либо в крайнем случае совершить самоубийство. То есть вассал был обязан пожертвовать всем и даже жизнью ради того, чтобы считаться верным и достойным в глазах окружавших его людей и в своих собственных. Однако обратившись к истории Японии, обнаруживаешь, что все это больше декларировалось, нежели соблюдалось на самом деле. Очень многие победы в сражениях, включая и эпохальную битву при Сэкигахара [13, c.109 – 110], были выиграны ценой предательства, причем предателями становились как сюзерены, так и их вассалы. То есть имела место серьезная разница между тем, что декларировалось на словах и в различных трактатах, и тем, что было на самом деле. И эта разница отчетливо видна и в Европе, и в Японии.

Изображение


Снаряжение персидского всадника XIII в. из книги Nikolle D. Saracen Faris AD 1050–1250. Osprey Publishing, 1994. Рисунок Ангуса МакБрайда. В левом верхнем углу показала двухслойная кольчуга, принадлежавшая Усаме ибн Мункызу и состоявшая из нескольких слоев: яркой шелковой ткани сверху, затем тяжелой франкской кольчуги, затем слоя набивной ткани, затем кольчуги из мелких колец восточной работы и, наконец, подкладки. Шлем обязательно имел покрышку из ткани, ноги были заключены в «краги» из подошвенной кожи. Поверх всего этого мог надеваться изображенный внизу «корсет» из пластинок, но, как пишет Усама, надевать их ночью в разведку не любили из-за того, что пластинки клацали друг о друга, а днем такой панцирь сильно нагревался на солнце. Однако в конной сшибке на копьях он был незаменим.

Ну, а взаимные контакты в эпоху крестовых походов способствовали еще большему взаимовлиянию восточных и западных форм и идей, характерных для рыцарства (духовные ордена, рыцарские турниры, гербы, соответствующий этикет и пр.). В 1131 г. после смерти графа Жослин I, эмир Гази ибн Данишменд сразу прекратил войну с франками и передал им следующее сообщение: «Я вам соболезную и, что бы ни говорили, но я не склонен сражаться с вами сейчас. Ибо из-за смерти вашего правителя я могу легко одолеть ваше войско. Поэтому спокойно занимайтесь своими делами, изберите себе правителя... и властвуйте с миром в своих землях». И это вместо того, чтобы воспользоваться их трудностями и разбить неверных. Но… нет! Так было бы не по-рыцарски! В 1192 г. во время битвы под Яффой случилось так, что английский король Ричард I Львиное Сердце потерял лошадь. Его противник Сайф ад-Дин, сын знаменитого султана Салах ад-Дина, тут же это заметил и приказал послать своему врагу двух боевых коней. Ричард I ответил на это тем, что посвятил сына Сайф ад-Дина в рыцари. Мало того, западноевропейские рыцари не раз приглашали мусульманских рыцарей на турниры [14, c. 101-112]. То есть рыцарская честь в данном случае была даже важнее веры!

Изображение


Турецкий воин конца XII века из книги Nikolle D. Saracen Faris AD 1050–1250. Osprey Publishing, 1994. Рис. Ангуса МакБрайда. Пожалуй, самым главным отличием в вооружении было то, что персы использовали прямой меч, а турки – уже саблю.

То есть рыцари из разных стран и разной веры не стыдились считать себя некоей единой и очень значимой кастой, для которой ни политическая, ни конфессиональная, ни этническая и вассальная зависимость особой роли не играли. И современники их это хорошо понимали. Так, рыцарские романы XII-XIII вв. отчетливо демонстрируют нам представление о «мировом» едином рыцарстве, существовавшем как в христианских странах, так и в мусульманских. Читая мемуары Усамы ибн Мункыза (1095 – 1188 гг.), мусульманского воителя, всю свою сознательную жизнь воевавшего с крестоносцами, нетрудно заметить, что он не только их уважал, но и дружил с «франками», включая и тамплиеров - заклятых врагов мусульман [15, с. 123 - 124, 128 - 130, 208 – 209]. Кто Усаму ибн Мункыза действительно возмущают, так это свои же «мужики» и «шерсточесы» [16. с. 200 – 201].

Изображение


Султан Саладин и его воины. Рис. Ангуса МакБрайда.

В XII-XIII вв. война стала практически полностью прерогативой феодалов, а всем прочим сословиям запрещалось и носить оружие, и ездить верхом. Вырвать зуб рыцарю базарный зубодер мог не иначе, как сев на коня, чтобы хоть таким образом приблизиться к нему своим благородством. И не удивительно, что и в арабоязычных средневековых манускриптах словом «фарис» обозначали одновременно и всадника, и рыцаря. На Ближнем и Среднем Востоке мальчиков – сыновей рыцарей до 10 лет учили грамматике, истории, литературе, знанию конских родословных, и только потом уже искусству верховой езды, владения оружием, игре в чоуган, а также умению плавать, бегу, борьбе, охотничьим навыкам и игре в шахматы [17, c.91]. В XII-XIII вв. были написаны даже специальные наставления по «рыцарскому» искусству – фурусийа (по-араб. рыцарство). Интересно, что восточные наставления по обучению верховой езде рекомендовали научить мальчика сначала ездить без седла и только лишь затем позволять ему ездить в седле [18, c. 10].

Западноевропейских рыцарей точно так же учили ездить верхом, владеть оружием, умению бороться, плавать, обучали даже кулачному бою, охоте с хищными птицами, игре на музыкальных инструментах, искусству игры в шахматы и даже… стихосложению. То есть все было очень схоже, во всяком случае сходства было больше, чем различий. Западная Европа позаимствовала с Востока многие виды военного снаряжения, конструкции метательных машин, и положения военной тактики и стратегии. Крестовые походы таким радикальным образом изменили военную культуру Запада. Да и сама история первых рыцарских военных орденов опять связана все с той же сасанидской эпохой, когда опять же на Востоке возникли первые и пока еще не военные религиозные ордена, похожие на европейские монашеские, такие как Ульвани (766 г.), Гашими (772 г.), Сакати (865 г.), Бестами (874 г.). То есть католической церкви было у кого учиться и что перенимать.

Изображение


Некоторые иллюстрации к «Шахмане» довольно грубы по своему исполнению. Но, тем не менее, являются ценным историческим источником. Вот, например, миниатюра из книги из Исфахана 1-ой четверти XIV в. Акварель и позолота. На ней очень наглядно изображены одежды и… сама казнь! Государственная Берлинская библиотека.

Уже в конце XI – начале XII в. на Востоке появились и военно-религиозные ордена, такие, как Раххасийа, Шухайнийа, Халилийа, Нубувийа, многие из которых халиф ан-Насир в 1182 г. объединил рыцарский орден «Футувва». Интересно, что обряд посвящения в орден и включал символический удар по плечу неофита рукой либо плоской стороной меча. Ну, а на западноевропейских рыцарей произвела впечатление деятельность ордена исмаилитов, возглавляемого «Старцем Горы». Отметим, что все военно-религиозные ордена Западной Европы своей структурой практически ничем от восточных не отличались [19, cc. 52 – 57]. Ибн Мункыз сообщал, что многие франки настолько подружились с мусульманами [20, с. 139], что, случалось, шли служить мусульманским правителям и даже получали за это икта.

Изображение


Сюжет «Рустам поражает стрелой Ашкабуса» был очень популярен у миниатюристов и повторялся практически во всех изданиях «Шахнаме», но с местными художественными особенностями. (Художественный музей Уолтерса)

В XI-XII вв. правила рыцарских поединков стали общими и для Востока, и для Запада. Нужно было использовать одинаковое оружие. Если копье от удара ломалось, можно было взяться за меч, а потом драться булавой. Наконечники турнирных копий были тупыми, и задача рыцаря заключалась в том, чтобы выбить противника из седла. Если поединок устраивали перед сражением, единоборство заканчивалось смертью одного из сражавшихся. Рыцарские поединки сделались важной частью всякого сражения, а если такого поединка не устраивалось, считали, что битва была начата «не по правилам». Уже в XII в. доспехи рыцарей и на Западе, и на Востоке были примерно одинаковыми. Оружием рыцарей было копье, меч, палица или булава, а на Востоке еще и лук, и стрелы. В XII в. рыцарей стало больше, защитное вооружение совершеннее (щиты в форме «перевернутой капли»), поэтому копья стали самым эффективным оружием первого удара. Тот Усама ибн Мункыз писал, что тогда появились составные копья, скрепленные друг с другом так, что их длина могла достигать 6 – 8 метров.

Изображение


Практически такой же «рыцарский замок», что и на Западе, мы может легко увидеть и на Востоке...

То есть в XII в. и на Западе, и Востоке сформировалась система сюзеренитета и вассалитета, которая далеко не была одинаковой, но, тем не менее, имела много общего. Так, во Франции феодальная иерархия была весьма сложной. Король считался сюзереном лишь для своих непосредственных вассалов – герцогов, графов, баронов и рыцарей его собственного домена. Существовало правило «вассал моего вассала – не мой вассал». Обладание феодом требовало принесение оммажа, то есть клятвы верности сеньору и обязательства служить ему [20, с.20]. За это сюзерен обещался помогать своему вассалу в случае нападения на него врагов не злоупотреблять своими правами. Отношения сеньора с вассалом устанавливались обычно пожизненно, и расторгнуть их было очень непросто. В Англии, как в стране завоеванной, движущим принципом вассально-ленной системы являлась власть короля [21, c.7-12]. Английские рыцари, чьими бы вассалами они ни являлись, приносили присягу верности также и королю и должны были служить и в королевской армии. То есть в Англии система сюзеренитета и вассалитета имела более централизованный характер, нежели на континенте.

Примечания
1. Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. Т. 3. М. 1938.
2. Граветт К., Николь Д. Норманны. Рыцари и завоеватели. М.2007.
3. Касумова С. Ю. Южный Азербайджан в III-VII вв. (проблемы этно-культурной и социально-экономической истории). Баку. 1983.
4. Касумова С. Ю. Указ. соч.
5. Периханян А. Г. Сасанидский Судебник. Ереван. 1973.
6. Юнусов А.С. Восточное рыцарство (в сравнении с западным) //Вопросы истории. 1986. №10.
7. Разин Е. А. История военного искусства. Т. 2. М. 1957, с. 133; Сыркин А. Я. Поэма о Дигенисе Акрите. М. 1964, с. 69 - 72; Бартольд В. В. Соч. Т. VI. М. 1966, с. 421сл.; Спеваковский А. Б. Самураи - военное сословие Японии. М. 1981, с. 8, 11; Курэ, Мицуо. Самураи. Иллюстрированная история М. 2007, с. 7.
8. Бессмертный Ю. Л. Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII-XIII веков. М. 1969, с. 146; Barber R. The Knight and Chivalry. N. Y. 1970, p. 12.
9. Колесницкий Н. Ф. К вопросу о германском министериалитете. В кн.: Средние века. Вып. XX. 1961.
10. Спеваковский А. Б. Ук. соч.; Lewis A. Knight and Samurai. Feodalism in Northern France and Japan. Lnd. 1974, pp. 22 - 27, 33 - 38.
11. Кучма В. В. Командный состав и рядовые стратиоты в фемном войске Византии в конце IX-X вв. В кн.: Византийские очерки. М. 1971.
12. Курэ, Мицуо. Самураи. Иллюстрированная история М. 2007.
13. Курэ, Мицуо. Указ. соч.
14. Юнусов А.С. Указ. cоч.
15. Усама ибн Мункыз. Книга назидания. М. 1958.
16. Там же.
17. Низами Гянджеви. Семь красавиц. Баку. 1983.
18. Nikolle D. Saracen Faris AD 1050–1250. Osprey Publishing, 1994.
19. Smail R. C. The Crusaders in Syria and the Holy Land. N. Y. - Washington. 1973.
20. Усама ибн Мункыз. Указ. соч.
21. Граветт К., Николь Д. Указ. Соч.
22. Граветт Кристофер. Рыцари: история английского рыцарства 1200 – 1600. М. 2010.

Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#18 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 13 Июнь 2017 - 10:03

«И век настал великого Омара,
И стих Корана зазвучал с мимбара».
Фирдоуси «Шахнаме»



В XII - начале XIII в. особенностью ближневосточного и средневосточного регионов были не слишком сильная государственная власть и доминирование характерной одноступенчатой системы вассальной зависимости. Нормой, как и на Западе, было правило «вассал моего вассала - не мой вассал» [1, c. 127]. Восточные источники говорят, что и эмиры, и прочие властительные феодалы получали инвеституру лишь только от самого султана. Халиф, будучи конфессиональным сюзереном султана, участвовал в этом акте лишь, если речь шла об утверждении власти одного из очень крупных феодалов, либо инвеститура давалась иноверному феодалу, чьи владения оказались в пределах государства мусульман. Роль халифа имела чисто символический характер и не означала, что с ним устанавливаются вассальные отношения [2, c. 127 - 128].



Изображение

Персидский тюрбанный шлем, инкрустированный серебром (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

На владение землей феодалу вручался указ султана, но его требовалось возобновлять всякий раз по смерти получателя. Вассалы султана приносили присягу лишь ему; вассалы эмира соответственно давали клятву верности своему сюзерену, и здесь было в обычае присягать обеим сторонам. Вот, например, как в XIII веке в области Синоп в Турции звучал текст присяги конийскому султану Кей-Кавусу I (1210 – 1219 гг.): «В случае, если даровавший мне жизнь султан оставит мне и моему потомству владения, за исключением Синопа, обязуюсь ежегодно давать ему 10 тыс. золотых динаров, 5 тыс. коней, 2 тыс. голов крупного рогатого скота, 2 тыс. овец, 50 тюков подарков. При необходимости буду выставлять по требованию султана войско».


Изображение

Доспех из Тибета (Бутан) XVIII – XIX вв. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Сюзерену следовало подтверждать статус земель своего вассала, а вассалу, соответственно, следовало исправно вносить плату за дарованное ему право владения ими и по первому зову принимать участие в военных походах сюзерена. При нарушении условий соглашения со стороны одной из сторон другая от принятых обязательств автоматически освобождалась. Существовало также множество неписанных обычаев, освященных временем. Например, тюркская знать должна была идти перед конем, на котором восседал султан. Так, в Малой Азии был обычай целовать руку султану и стремя его коня. Встречать государя его вассалы посылали отряд воинов на расстояние пяти дней пути [3, с. 128.].


Изображение

Персидский тюрбанный шлем с наносником и бармицей 1464-1501 гг. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Проблема была в том, что рыцарское войско при всей своей силе полностью народное ополчение заменить не могло. В Западной Европе, например, срок службы вассала сюзерену ограничивался 40 днями в году, и на Востоке было тоже самое! Так, в 1157 году во время осады Багдада султаном сельджуков Мухаммад II возникла ситуация, когда эмиры султана начали уклоняться от участия в сражении. Время прошло, овладеть городом не удалось и… зачем им класть головы под его стенами? И они начали возвращаться в свои имения [22. c. 125]. В 1225 году хорезмшах Джалал ад-Дин оказался в трудном положении, у него осталась лишь его небольшая личная дружина, а все остальные воины просто… разъехались! [23. с. 157].


Изображение

Доспехи всадника и коня около 1450 – 1550 гг. Сирия, Персия, Египет. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

К тому же и численность феодального войска была невелика. Отдельные «комментаторы ВО», проявляя свою эрудицию, любят писать, что каждый рыцарь имел при себе множество слуг, поэтому нельзя его считать за одну боевую единицу. На самом деле вся эта челядь, хотя и была вооружена, в бою участия не принимала! Подготовить шатер к приему господина, приготовить ванну, обед, свежее белье и одежду, нащипать корпию для лечения ран, нарвать подорожника… К работе с метательными машинами при осаде привлечь их было нельзя – это «чужие слуги».


Изображение

Конский налобник восточной работы XV в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Лучники же и арбалетчики нанимались централизованно и обычно в число слуг рыцаря не входили. Да, среди его людей были лучники, но они… стреляли дичь для его стола! На поле же боя их звали… собирать трофеи, поскольку сам рыцарь мародерствовать не мог. И вот тут кого-то добить кинжал был просто очень нужен! Но этим участие слуг в бою и ограничивалось. А сражалось обычно два-три человека, не более – сам господин, старший оруженосец и младший. На большее количество доспехов у подавляющего большинства феодалов денег просто не было, а сражаться в рыцарской схватке без доспехов было равносильно самоубийству.


Изображение

Тюрбанный шлем из музея Топкапы в Стамбуле.

Тот же Карл Великий имел в войске всего около 5 тысяч всадников [24, c. с. 12]. Даже XIV в. редко кто из европейских королей мог похвастать большим конным войском. Обычно в боях участвовали десятки или сотни рыцарей. При Вильгельме I (1066 - 1087 гг.) во всей Англии было лишь около 5 тысяч людей рыцарского звания; а спустя сто лет это количество увеличилось… до 6400 человек. В битвах XI-XIII вв. в крупные походы под королевским знаменем собиралось примерно несколько сотен рыцарей. Поэтому даже с учетом челяди и наемных пехотинцев численность рыцарского войска в Англии ни разу численности в 10 тыс. человек не превысила [25, с. 120 - 121, 133 – 134]. Войска крестоносцев на Востоке также были весьма малочисленны. В XI-XII вв. в Сирии и Палестине количество рыцарей-европейцев составляло примерно 3 тысячи человек, что подтверждается грамотами земельного держания. В сражениях с мусульманами сражалось около 700 рыцарей. Только в 1099 году в битве при Аскалоне и затем в 1125 году при Хазарте их насчитывалось немногим более 1 тысячи. Даже приплюсовав к ним всех пеших лучников и копейщиков, мы не получим войска численностью больше 15 тыс. человек [26, с. 92].


Изображение

Наручи восточной работы, XV в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Но и мусульманские армии Ближнего и Среднего Востока в X-XII вв. были не намного больше. Буидское государство, в X в. считавшееся одним из наиболее могущественных, в среднем могло выставить от 5 до 10 тысяч воинов; и лишь в самом крайнем случае его численность доходила до 20 тысяч [27, c. p. 158]. Тот же Салах ад-Дин, неоднократно побеждавший крестоносцев и основавший одно из самых сильных государств на Востоке, войско имело численность 8 – 12 тыс. человек, и этого было достаточно, чтобы другие властители не могли ему противиться.


Изображение

Индо-персидская работа XVI в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

К тому же развитие феодализма в странах Среднего и Ближнего Востока в XIII в. замедлилось вследствие монгольского нашествия. Получилось так, что в ряде мест местных светских феодалов заменила военно-кочевая знать. Но, например, в Египте, куда монголы не дошли, восточное рыцарство полностью сумело сохранить и себя, и свои традиции. Именно туда остатки ордена «Футувва» перебрались из Багдада, и именно поэтому в литературе по рыцарскому искусству «фурусийа» предметы рыцарского вооружения XIII-XVI вв. и геральдики у мусульман имеют египетское происхождение [28].


Изображение

Персидская кольчуга. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Ну, а затем в Египте, как и в других местах, рыцарство приобрело характер замкнутый и элитарный. Доступ в среду рыцарей был сильно ограничен, а положение человека внутри рыцарской «касты» обуславливалось величиной его земельного держания. На самом верху «пирамиды власти» находились эмиры, которые в свою очередь подразделялись на три разряда. Совсем внизу располагались рыцари, называвшиеся «халка» - мелкие феодалы, потерявшие права на свои родовые поместья, зарабатывавшие себе на жизнь средствами с султанских икта [29, с. 52]. Понятно, что опираться на таких людей было просто опасно, поэтому султаны сделали ставку не на своевольных конных воинов, а на дисциплинированные регулярные войска, вооруженные огнестрельным оружием, что имело место, например, в государстве Османов.


Изображение

Кольчужно-пластинчатый доспех, принадлежавший Аль-Ашраф Сауф ад-Дину мамлюкскому султану Египта, ок 1416-18–1496. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

В этом египетское рыцарство увидело для себя опасность. Раз «там обошлись без нас», то могут обойтись и здесь – дурные примеры заразительны! Поэтому местная знать активно противилась использованию нового оружия, а Османское государство считало «мужицким», «… хамским сбродом, не отличающим слугу от хозяина» [30, c. 86 - 108]. Но конец у этого социального снобизма был печальный. В 1516 и 1517 гг. красочная рыцарская конница египтян была разбита войсками султана Селима I, в результате чего Египет стал частью Османской державы. Большую часть местных рыцарей просто уничтожили, а тем, кто успел проявить лояльность, разрешили служить в османской армии на общих основаниях. Разумеется, они вскоре подняли мятеж, но неудачно, ибо сабли против ружей бессильны, после чего их вообще распустили [31, с. 23 - 47]. Вот так, причем, совершенно бесславно закончилась история рыцарства на Ближнем и Среднем Востоке.


Изображение

Персидский меч и шлем VII в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

В XIII-XIV вв. в землях Гранадского эмирата в Испании мусульманское рыцарство также существовало. Испанские феодалы считали, что мусульманские рыцари христианским не уступают. Однако конец был у всех один. К XV в. наметился кризис тяжеловооруженной конницы. Старые формы хозяйства разрушали натуральный обмен, на котором зиждилась вся социальная пирамида рыцарских времен. В результате пушки, мушкеты и пистолеты положили конец рыцарству, как таковому. Понятно, что оно пыталось действовать запретами, объявляло бомбарды и аркебузы «орудиями дьявола и ада»; пленным аркебузирам отрубали руки и выкалывали глаза, бомбардиров вешали на стволах их пушек, как самых отъявленных злодеев. Но уже в середине XV в. в Западной Европе сложилась система, по которой войска комплектовались уже не только на старой ленной основе (рыцари), но и состояли из городской милиции (ополчения) и… наемников.


Изображение

«Кинжал с ушами» 1530 г. Шестопер Генриха II, короля Франции, 1540 г., шестопер французский ок. 1550 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Уже в 1445 г. король Франции Карл VII издал ордонансы о реформе налогообложения и организации войска, которое в мирное время уже не распускалось. При Карле VIII пушки стали настолько мобильными, что могли менять позиции непосредственно в ходе боя. Испанцы превратили аркебузу в мушкет мушкетом, пули которого пробивали даже самые прочные рыцарские латы.


Изображение

«Волосатый шлем» - яро-кабуто, Япония XVII в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Соответственно в XV в. появился «готический» доспех, а в XVI в. –«максимилиановские» доспехи с желобками, которые уменьшали вес снаряжения, не снижая его прочности. В XVII в. доспехи достигли максимальной толщины [32], но и они соперничества с пушками и мушкетами не выдержали. Так рыцарство превратилось в дворянство, из которого теперь набирался командный состав.


Изображение

Судзи-кабуто. Период Муромати. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

В Японии в силу ее изолированности разложение феодализма и развитие новых капиталистических отношений затянулись. Но и здесь уже в середине XIX в. самураев, как социальный слой, просто отменили; а сами они превратились в большинстве своем в офицеров регулярной армии [33]. Таким вот образом и закончилась многовековая история рыцарства, начало которой мы увидели в поэме Фирдоуси «Шахнаме», а конец показан в «Дон Кихоте» Мигеля Сервантеса. Это была одна из самых важных социальных групп эпохи внеэкономического принуждения к труду, как на Западе, в Европе, так и на Востоке, но и она вынуждена была уйти в прошлое в связи с развитием орудий труда и, соответственно, возникновением новых экономических и социальных отношений. И нет им лучшей эпитафии, чем первые строки из «Повести о доме Тайра» (XIII в.) в переводе А. Долина:


Недолог был век закосневших во зле и гордыне, снам быстротечным уподобились многие ныне.
Сколько могучих владык беспощадных,
не ведавших страха, ныне ушло без следа — горстка ветром влекомого праха!




Примечания
22. Садрад-Дин Али ал-Хусайни. Сообщения о сельджукском государстве. М. 1980.
23. Шихаб ад-Дин Мухаммад ан-Насави. Жизнеописания султана Джалал ад-Дина Манкбурны. Баку. 1973.
24. Дельбрюк Г. Указ. соч.
25. Там же.
26. Smail C. Crusading Warfare (1097 - 1193). Cambridge. 1967.
27. Bosworth C. E. Military Organization under the Buyids of Persia and Iraq. - Oriens, 1967, vol. 18 – 19.
28. Зайончковский А. Арабские, персидские и турецкие трактаты о военном искусстве (XII-XV вв.). - Восточная филология, Тбилиси, 1973, вып. 3.
29. Семенова Л. А. Салах ад-Дин и мамлюки в Египте. М. 1966.
30. Agalon D. Gunpowder and Firearms in the Mamluk Kingdom. Lnd. 1956.
31. Иванов Н. А. Османское завоевание арабских стран, 1516 - 1574. М. 1984.
32. Ларченко М. Н. Западноевропейское оружие XV-XVII веков в Эрмитаже. Л. 1963; Blair C. European Armour circa 1066 to circa 1700. Lnd. 1958; Граветт Кристофер. Рыцари: история английского рыцарства 1200 – 1600. М. 2010.
33. Курэ, Мицуо. Самураи. Иллюстрированная история М. 2007.


Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru/11...me-chast-3.html
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
Shurf

#19 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 04 Июль 2017 - 12:27

Мордовские всадники средних веков и проблемы «исторического любительства»



Беда, коль пироги начнет печи сапожник,
А сапоги тачать пирожник:
И дело не пойдет на лад,
Басня И.А. Крылова «Щука и Кот»



Для начала один забавный иллюстративный пример немного не в тему. Когда я обучаю студентов PR, то всегда говорю им, что их профессия немного сродни профессии детектива или шпиона. Надо развивать в себе наблюдательность, что помогает узнать очень многое о других, тех людях, с кем ты имеешь дело, и ничего не сказать им о себе. Так вот, одним из способов узнать степень образованности человека, это дать ему в руки книгу. Человек с высоким уровнем образования всегда смотрит ее с конца, чтобы посмотреть на издательство и тираж, ибо и то, и другое могут сказать о многом. «Просто» человек, даже если и стремится узнать название издательства, ищет его на титульном листе. То есть вы, не спрашивая, можете сразу определить кто перед вами: кандидат наук или же просто грамотный любитель.


Изображение

Ангус МакБрайд. Мордовский воин нападает на русского витязя.

Еще смешнее, когда человек говорит: «Я вот читал такую книгу в черной обложке…» и после этого его вообще можно всерьез не принимать. Но это же чисто профессиональные навыки, скажет иной читатель, а ведь есть же научные журналы, монографии, которые может изучить любой… Да, все это есть, но только неспециалисты всего этого обычно не читают. Предпочитают смотреть телевизор или – применительно к историческим темам, ограничиваются Л. Гумилевым (по результатам контент-анализа это самый упоминаемый автор на сайте ВО). Ничего плохого в этом нет. Плохо, когда люди судят совершенно безапелляционно о том, о чем имеют лишь очень поверхностное представление. Именно поэтому в комментариях так много ссылок на ресурсы Интернета – это самое доступное. Лишь не так давно мне попались две ссылки на материалы из журнала «Родина» за 1992 год (вот даже, как!), но до сих пор почему-то люди не ссылаются на такие журналы, как «Вопросы истории», «История государства и права», или, скажем, «Хистори иллюстрейтид». Есть и более специальные издания, содержащие совсем уже узконаправленную информацию, но они (и о них) сегодня тоже есть в Интернете, их можно найти и познакомиться с их содержанием. Нет времени? О – да! Это сегодня проблема. Но и свою безапелляционность в суждениях тогда следует немного попридержать.


Изображение

Сэм и Гэрри Эмблетон. Воины Волжской Булгарии IX – X вв.: 1 – булгарский военный вождь, 2 – булгарский всадник, 3 – лучник племен сибирской тайги.

Однако хуже всего почему-то те, кто, прочитав пару-тройку книг и ознакомившись с одним каким-нибудь сайтом, превращаются в стойких адептов маловразумительных теорий и «ниспровергателей основ» традиционной истории, как один наш пожарный из Пензенской области, довольно давно написавший о том, что пирамиды Гизе это волнорезы от потопа, который произойдет, когда воды мирового океана заполнят пустоты горных выработок и земной шар опрокинется набок. Привожу этот пример дичайшего невежества только потому, что он был напечатан в одной нашей пензенской газете. Уж, лучше бы, как говорится, пожары тушить тренировался.

Как-то раз приехал в гости к В.П. Горелику в Москву, и он мне рассказал, что его пригласили в один московский клуб реконструкторов, и он, придя к ним, увидел на стене объявление: «Завтра зачет по скрамасаксу» (что это такое можно посмотреть в Гугле, однако, посмотрев, нетрудно убедиться, что информации о нем очень мало и ее количества на «зачет» явно не хватит). Но ему объяснили, что это только теория, а там еще и практика будет – как им пользовались! «И как же? Вроде бы никто не знает? А вы, значит, знаете?» – удивился Горелик и покинул это «интересное место».


Изображение

Книга В.П. Горелика в издательстве «Монтверт»

Это не значит, что любители ничего интересного открыть не могут. Могут. Но надо знать, где и что искать, то есть заранее знать половину ответа. И одним из интереснейших источников информации и для профессионала, и для любителя являются кандидатские и докторские диссертации, выложенные сегодня в сети Интернет. Автореферат, то есть введение или предисловие к исследованию находится в свободном доступе и его можно прочитать бесплатно. За текст самой диссертации приходится платить от 450 до 500 рублей, однако оно того стоит, да и цена эта мало чем отличается от стоимости современных печатных книг. И на мой взгляд, уж лучше покупать эти работы, чем что-то другое. В них, по крайней мере, имеются ссылки на все, архивные данные, которыми ты сам в дальнейшем можешь воспользоваться. В общем, это очень «рыбное место» для всякого, кто «интересуется историей».

Вот, например, зашел недавно на ВО спор о вооружении мордовских воинов. И сразу же возникает вопрос, а где по этой явно малоизученной теме можно найти информацию? Заметим, что оказывается по ней написана и защищена кандидатская диссертация: «Вооружение и военное дело Мордвы в первой половине II тыс. н. э.» (Год: 1998. Автор научной работы: С.В. Святкин)

Работа имеет солидное археологическое обоснование и столь же обширную историографию, то есть опирается также на работы предшественников. Ну, а собственно источниковую базу работы составляют данные о 139 наконечниках стрел, далее идут 57 наконечников копий, топоры – 99, 6 сабель, 5 щитов, 20 медных котелка, 12 удил, 14 стремян, несколько деталей оголовья и сбруи, 12 подпружных пряжки, 4 путлищных пряжки, хотя доспехам и походному снаряжению в работе уделено всего шесть страниц (с 84 по 90).

Автор указывает, что различные элементы вооружения из средневековых мордовских погребений конца I начала П тысячелетия н.э. много раз описывались в работах таких историков, как А.Н. Кирпичников, Г.Ф. Корзухина, и А.Ф. Медведев. Но, по его мнению, археологические источники только лишь сами по себе, как бы ни были они многочисленны, не в состоянии дать полную картину событий столь удаленного от нас времени. Невозможно их интерпретировать без дополнительного привлечения письменных свидетельств «современников», будь то сочинения иностранных авторов и эпические предания самого мордовского народа.

В. Святкин в своем исследовании отмечает, что количественные и качественные показатели вооружения мордовского войска были таковы, что позволяют утверждать, что оно не уступало военным силам своих соседей. Основным оружием мордовских воинов при этом в то время являлась рогатина (тяжелое копье с ромбовидным в сечении наконечником), боевые топоры, кинжалы, большие трехслойные луки со стрелами почти метровой длины. В бою активно применялись копья для метания — дротики и сулицы (те же дротики, но более тяжелые, которыми пробивали панцири и кольчуги). Для защиты от оружия врага использовались панцири, изготовленные из толстой бычьей кожи с нашитыми на них рядами металлических пластинок, а также шлемы, сделанные из кожи. Воины побогаче носили уже металлические шлемы, а также имели мечи и… да-да, у них были кольчуги! То есть своим вооружением они ничем практически не отличались от воинов со знаменитого «Байесского полотна». Причем характерно, что качество металла, использовавшегося при изготовлении оружия, было у мордвы выше, чем, например, у соседних с ними славян. И как это было принято везде, кроме ополчения, в наличии имелись и постоянные дружины мордовских князей, которые состояли из воинов-профессионалов. Имея хорошее вооружение, обладая хорошими физическими данными и отработанной веками тактикой ведения боя в лесу, воины мордовского войска были опасными противниками для любого вторгавшегося к ним врага.


Изображение

В.П. Горелик. Воины с границ Руси: 1 – половец, 2 – мордовский воин, 3 – латгалл.

Ослабляли мордовский край только лишь непрерывные внутренние распри. Процессы, связанные с политическим дроблением, характерные как для Киевской Руси, так и соседней Волжско-Камской Булгарии, очевидным образом не могли не затронуть и древней Мордовии. Во всяком случае, автор указывает, что документы той эпохи говорят уже о наличии рядя мордовских княжеств, как более сильных – таких было два, вошедших в историю по именам своих князей (инязоров) Пургаса и Пуреша, так и более слабых и от них зависимых.

Что касается мордовского защитного снаряжения, то автор диссертационного исследования указывает, что «стоит признать, что и по данному вопросу археологические источники весьма скудны». Хотя целые шлемы и кольчуги встречались уже в захоронениях Андреевского кургана, в мордовских погребениях изучаемого периода целых предметов такого защитного снаряжения не нашли. Железные доспехи были представлены в них лишь находками нескольких кольчужиц – то есть фрагментов кольчуг. Они были обнаружены в погребениях № 186 и 198 Армиевского I грунтового могильника, и в погребения № 50 в Селикса-Трофимовском могильнике.

Анализ этих кольчужиц позволяет сделать вывод, что все те особенности, что отмечаются как характерные для кольчатых доспехов Европы середины I тыс.н.э. нашли свое отражение также и в мордовских кольчужных доспехах. Техника плетения кольчуг из склепанных колец была типична для этого периода. И как раз склепанные кольца и демонстрируют нам армиевские могильники. Но были известны и кольчуги из просто сведенных колец. И в мордовских погребениях в Селикса-Трофимовском могильнике мы также находим именно такие кольчуги. Показательно, что последний тип кольчужного плетения в Западной Европе применялся исключительно в середине-второй половине I тыс. н.э. То есть по времени бытования названные выше погребения Селикса-Трофимовского могильника очень четко соотносятся с существованием этих доспехов в других регионах. При этом, так же, как и в Европе, в мордовской земле встречаются кольца как из круглой проволоки, так и из уплощенной, то есть плоские.

То, что мордовские кольчуги представлены в виде обрывков, не удивительно. Здесь надо учитывать и важную ритуальную сторону такого явления, как погребение, когда отдельным кольчужным элементам доспеха придавалось символическое значение. То есть жалко было жертвовать усопшему всю кольчугу. А вот кусочек плетения жертвовался легко, и обозначал таким образом, распространенный в языческих загробных церемониях прием положения в могилу вместо целого предмета его части. Эта условность легко подтверждается на примерах с метательным оружием, когда в могилу вместо полного колчана стрел укладывали всего 2—3 стрелы. Целую кольчугу в могилу вместе с умершим могли положить лишь крайне редко в исключительных, совершенно особенных случаях, ведь столь ценный доспех для рода или племени в этом случае терялся навсегда. Исключение, понятно, могли составлять вожди (и такая традиция известна нам по погребениям многих народов), и особо знатные, отличившиеся воины. В обычных же случаях кольчуга передавалась по наследству, а если и попадала в землю, то в лишь в виде совсем маленьких лоскутков кольчужной ткани.

В мордовских могильниках XI-XIII вв. (Заречное II, Красное I, Выползово IV) находят и остатки щитов – главным образом это железные умбоновидные бляхи. Судя по ним, мордовские щиты того времени могли быть и круглыми, и даже овальными. Можно предполагать, что и в исследуемый период такие щиты применялись в мордовских землях повсеместно (Гришаков В.В. Хронология мордовских древностей III—IV ев. Верхнего Посурья и Примокшанья // Пензенский археологический сборник. - Пенза: Пенз. ин-т разв. обр., 2008. - С. 82-137.).


Изображение


Миниатюра из японского «Сказания о вторжении монголов». Обратите внимание на количество воинов в металлическом защитном снаряжении. 21 воин в мягких доспехах, 3 – в металлических.

А теперь вывод. Очевидно, что обращение к научной диссертации, основанной на обширном археологическом материале, а также работах других авторов, работавших над этой же темой, помогает сделать вполне обоснованный вывод о том, что мордовские воины, так же, как и воины того времени у других народов, имели как кожаное защитное снаряжение, так и металлическое, ничем не отличавшееся от снаряжения «рыцарей Востока и Запада» раннего средневековья. Другое дело, что процент таких воинов был невелик. Однако они были. Что касается других источников, то, например, на то, каким было снаряжение монгольских воинов, вторгшихся в Японию, нам указывают миниатюры из знаменитого «Сказания о вторжении монголов в Японию» ХIII века. Там мы видим воинов и в металлических доспехах, и в защитных одеяниях из ткани. Подсчет первых и последних по всем миниатюрам дает нам следующий показатель: 1 : 7! Вполне возможно, что их было и еще меньше 1:10. Но там, где счет идет на тысячи, то и это достаточно большой показатель «одоспешенности».

P.S. У нас в университете до недавнего времени была отдельная кафедра философии. И вот на нее периодически (можно даже сказать регулярно) приходили люди иногда весьма странного вида, приносившие целые рукописные трактаты по философии, в которых были рецепты всеобщего счастья, полного мироустройства и даже объяснение почему Бог – Бог! И заведующий в таких случаях обычно говорил: «Ну не запретишь же людям интересоваться философией…». С историей дело вроде бы обстоит лучше. Во всяком случае у себя в городе я знаю только два случая, когда вот такие любители попытались хоть как-то о себе заявлять. Зато к услугам таких людей теперь Интернет, где можно писать все, что бог на душу положит. И в самом деле, ну не запретишь человеку интересоваться интересным! Можно посоветовать, как лучше за это приняться, но почему-то мало кто этим советам следует.

Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru/11...ubitelstva.html
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#20 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6536 благодарностей

Опубликовано 11 Август 2017 - 11:52

Еще раз к вопросу о весе рыцарских доспехов…



«О, рыцари, вставайте, настал деяний час!
Щиты, стальные шлемы и латы есть у вас.
Готов за веру биться ваш посвященный меч.
Дай сил и мне, о боже, для новых славных сеч.
Богатую добычу я, нищий, там возьму.
Мне золото не нужно и земли ни к чему,


Но, может быть, я буду, певец, наставник, воин,
Небесного блаженства навеки удостоен»
(Вальтер фон дер Фогельвейде. Перевод В. Левика)


На сайте ВО было опубликовано уже достаточное количество статей, посвященных теме рыцарского вооружения и, в частности, рыцарским доспехам. Однако тема эта настолько интересная, что углубляться в нее можно еще очень долго. Причина очередного к ней обращения - банальный… вес. Вес доспехов и оружия. Увы, недавно опять спрашивал студентов о том, сколько весит рыцарский меч, и получил следующий набор цифр: 5, 10 и 15 килограммов. Кольчугу в 16 кг они посчитали очень легкой, хотя и не все, а вес латного доспеха в 20 с небольшим кило просто смешным.


Изображение

Фигуры рыцаря и коня в полном защитном снаряжении. Традиционно рыцарей себе представляли именно такими – «закованными в латы». (Кливлендский музей искусств)

На ВО, естественно, «дела с весом» из-за регулярных публикаций на эту тему обстоят много лучше. Однако мнение о непомерной тяжести «рыцарского костюма» классического типа не изжито до сих пор и здесь. Поэтому есть смысл к этой теме вернуться и рассмотреть ее на конкретных примерах.


Изображение

Западноевропейская кольчуга (хауберк) 1400 – 1460 гг. Вес 10.47 кг. (Кливлендский музей искусств)

Начнем с того, что британские историки вооружения создали очень разумную и четкую классификацию доспехов по их специфическим характеристикам и в итоге поделили все Средневековье, ориентируясь, естественно, по доступным источникам, на три эпохи: «эпоху кольчуги», «эпоху смешанного кольчужно-пластинчатого защитного вооружения» и «эпоху цельнокованых доспехов». Все три эпохи вместе составляют период с 1066 по 1700 год. Соответственно первая эпоха имеет рамки 1066 – 1250, вторая – эпоха кольчужно-пластинчатой брони – 1250 – 1330. А вот дальше так: выделяется ранний этап в развитии рыцарских пластинчатых доспехов (1330 – 1410), «великий период» в истории рыцарей в «белых доспехах» (1410 – 1500) и эпоха заката рыцарских доспехов (1500 – 1700 гг.).


Изображение

Кольчуга вместе со шлемом и бармицей (авентайл) ХIII – XIV вв. (Королевский Арсенал, Лидс)

В годы «замечательного советского образования» о такой периодизации у нас и слыхом не слыхали. Зато в школьном учебнике «История средних веков» для VΙ класса в течение многих лет с некоторыми перепевами можно было прочитать следующее:
«Нелегко было одолеть крестьянам даже одного феодала. Конный воин – рыцарь – был вооружен тяжелым мечом и длинным копьем. Большим щитом он мог прикрыться с головы до ног. Тело рыцаря защищала кольчуга – рубашка, сплетенная из железных колец. Позднее кольчугу сменили латы – доспехи из железных пластин.


Изображение

Классические рыцарские латы, о которых в учебниках для школы и вузов чаще всего и шла речь. Перед нами итальянские доспехи XV в., реставрированные в XIX в. Рост 170.2 см. Вес 26.10 кг. Вес шлема 2850 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Сражались рыцари на сильных, выносливых конях, которые так же были защищены доспехами. Вооружение рыцаря было очень тяжелым: оно весило до 50 килограммов. Поэтому воин был неповоротлив и неуклюж. Если всадника сбрасывали с коня, он не мог подняться без посторонней помощи и обычно попадал в плен. Чтобы сражаться на коне в тяжелых доспехах, нужна была долгая выучка, феодалы готовились к военной службе с детства. Они постоянно упражнялись в фехтовании, верховой езде, борьбе, плавании, метании копья.


Изображение

Германские латы 1535 г. Предположительно из Брунсвика. Вес 27.85 кг. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Боевой конь и рыцарское вооружение стоили очень дорого: за все это нужно было отдать целое стадо – 45 коров! Нести рыцарскую службу мог землевладелец, на которого работали крестьяне. Поэтому военное дело стало занятием почти исключительно феодалов» (Агибалова, Е.В. История средних веков: Учебник для 6-го класса/Е.В. Агибалова, Г.М. Донской, М.: Просвещение, 1969. С.33; Голин, Э.М. История средних веков: Учебное пособие для 6 класса вечерней (сменной) школы / Э.М. Голин, В.Л. Кузьменко, М.Я. Лойберг. М.: Просвещение, 1965. С. 31-32.)


Изображение

Рыцарь в доспехах и конь в конских латах. Работа мастера Кунца Лохнера. Нюрнберг, Германия 1510 – 1567 гг. Датируется 1548 г. Общий вес снаряжения всадника вместе с конскими доспехами и седлом 41.73 кг. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Только лишь в 3-м издании учебника «История средних веков» для VΙ класса средней школы В.А. Ведюшкина, вышедшем в 2002 г., описание рыцарского вооружения стало несколько по-настоящему продуманным и соответствующим вышеназванной периодизации, используемой сегодня историками всего мира: «Сначала рыцаря защищали щит, шлем и кольчуга. Затем наиболее ранимые части тела стали прятать за металлическими пластинами, а с ХΙV века кольчуга окончательно сменяется сплошным доспехом. Боевой доспех весил до 30 кг, поэтому для сражения рыцари выбирали выносливых коней, так же защищенных доспехами».


Изображение

Доспех императора Фердинанда I (1503–1564) Оружейник Кунц Лохнер. Германия, Нюрнберг 1510 – 1567 гг. Датируется 1549 г. Рост 170.2 см. Вес 24 кг.

То есть в первом случае умышленно или по невежеству доспехи по эпохам разделялись упрощенно, при этом вес в 50 кг приписывался как доспехам «эпохи кольчуги», так и «эпохе цельнометаллических доспехов» без разделения на собственно доспехи рыцаря и доспехи его коня. То есть, судя по тексту, нашим детям предлагалась информация о том, что «воин был неповоротлив и неуклюж». По сути, первыми статьями о том, что это на самом деле не так, стали публикации В.П. Горелика в журналах «Вокруг света» в 1975 году, однако в учебники для советской школы эта информация в то время так и не попала. Причина понятна. На чем угодно, на каких угодно примерах показать превосходство военного дела русских воинов над «псами-рыцарями»! К сожалению, инертность мышления и не слишком-то уж большая значимость данной информации затрудняют распространение информации, соответствующей данным науки.


Изображение

Доспешный гарнитур 1549 г., принадлежавший императору Максимилиану II. (Коллекция Уоллеса) Как видите, вариант на фото представляет собой турнирные доспехи, поскольку на них присутствует грангарда. Однако ее можно было снять и тогда доспехи становились боевыми. Этим достигалась немалая экономия.

Тем не менее положения школьного учебника В.А. Ведюшкина полностью соответствуют действительности. Более того, информация о весе доспехов, ну, скажем, из Метрополитен-музей в Нью-Йорке (как и из других музеев, включая и наш Эрмитаж в Санкт-Петербурге, тогдашнем Ленинграде) была доступна очень давно, однако в учебники Агибалова и Донской почему-то так в свое время и не попала. Впрочем, почему как раз понятно. Ведь у нас же было лучшее образование в мире. Впрочем, это частный случай, хотя и достаточно показательный. Получалось, что были кольчуги, потом – р-р-раз и вот уже латы. Между тем процесс их появления был более чем длительным. Например, лишь около 1350 года отмечалось появление так называемой «металлической груди» с цепями (от одной до четырех), которые шли к кинжалу, мечу и щиту, а иногда на цепь прикрепляли и шлем. Шлемы в это время еще не соединялись с защитными пластинами на груди, но зато под ними носили кольчужные капюшоны, имевшие широкое оплечье. Около 1360 года у лат появились застежки; в 1370 году рыцари уже практически полностью оделись в железные латы, а кольчужную ткань использовали в качестве основы. Появились и первые бригандины – кафтаны, и подбоем из металлических пластинок. Их использовали и как самостоятельный вид защитной одежды, и носили вместе с кольчугой, причем как на Западе, так и на Востоке.


Изображение

Рыцарский доспех с бригандиной поверх кольчуги и шлемом бацинет. Около 1400–1450 гг. Италия. Вес 18.6 кг. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

С 1385 года бедра стали закрывать латами из сочлененных полос металла. В 1410 году доспехи с полным прикрытием из пластин для всех частей тела распространились по Европе повсеместно, но кольчужное прикрытие горла все еще применялось; в 1430 году на налокотниках и наколенниках появились первые выемки-желобки, а уже к 1450 году латы из листов кованной стали достигли своего совершенства. Начиная с 1475 года, желобки на них приобретают все большую популярность, пока полностью рифленые или же так называемые «максимилиановские доспехи», авторство которых приписывается императору Священной Римской империи Максимилиану I, не становятся мерилом мастерства их изготовителя и состоятельности их владельцев. В дальнейшем рыцарские латы вновь сделались гладкими – на их форму повлияла мода, но навыки, достигнутые в мастерстве их отделки, продолжали развиваться. В броне теперь сражались не только люди. Ее получили и кони, в результате рыцарь с конем превратился в нечто вроде настоящей статуи из полированного и сверкающего на солнце металла!


Изображение

Еще один «максимилиановский» доспех из Нюрнберга 1525 – 1530 гг. Принадлежал герцогу Ульриху – сыну Генриха Вюрттембергского (1487 – 1550). (Музей истории искусств, Вена)

Хотя… хотя и модники, и новаторы, «бегущие впереди паровоза», тоже были всегда. Например, известно, что в 1410 году некий английский рыцарь по имени Джон де Фиарлес выплатил бургундским оружейникам 1727 фунтов стерлингов за изготовленные ему доспехи, меч и кинжал, которые он приказал украсить жемчугом и… бриллиантами (!) – роскошь, не только неслыханная по тому времени, но даже для него совсем и не характерная.


Изображение

Полевые доспехи сэра Джона Скудамора (1541 или 1542–1623). Оружейник Якоб Jacob Халдер (Мастерская в Гринвиче 1558–1608) Около 1587 г., реставрированы в 1915 г. Вес 31.07 кг. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Каждая деталь латного доспеха получила свое название. Например, пластины для бедер получила название кюисс (cuisses), наколенники – полены (poleyns), жамберы (jambers) – для голеней и сабатоны (sabatons) для ступней. Горжет или бевор (gorgets, или bevors), защищали горло и шею, куттеры (couters) – локти, э(с)паулеры, или полдроны (espaudlers, или pauldrons), – плечи, рер(е)брасы (rerebraces) – предплечье, вамбрасы (vambraces) – часть руки вниз от локтя, и гант(е)леты (gantelets) – это «латные перчатки» – защищали кисти рук. К полному набору доспехов принадлежал также и шлем и, по крайней мере, сначала – щит, который впоследствии перестал применяться на поле боя примерно уже к середине XV столетия.


Изображение

Доспех Генри Герберта (1534–1601), Второго графа Пемброка. Изготовлены около 1585 – 1586 гг. в оружейной мастерской Гринвича (1511 – 1640). Вес 27.24 кг. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Что до количества деталей в «белых доспехах», то в латах середины ХV века их общее число могло достигать 200 единиц, а с учетом всех пряжек и гвоздей, вместе с крючками и различными винтами, то даже и до 1000. Вес доспехов составлял 20 – 24 кг, и по телу рыцаря он распределялся равномерно, в отличие от кольчуги, которая давила человеку на плечи. Так что «никакого крана, чтобы посадить такого всадника в его седло, вовсе не требовалось. А сбитый с коня на землю он вовсе не походил на беспомощного жука». Но рыцарь тех лет – это и не гора из мяса и мускулов, и он отнюдь не полагался лишь только на одну грубую силу и звериную свирепость. И если мы обратим внимание на то, как описываются рыцари в средневековых произведениях, то увидим, что очень часто они обладали хрупким (!) и изящным телосложением, и при этом обладали гибкостью, развитой мускулатурой, и были крепкими и весьма проворными, даже будучи одетыми в латы, с отлично развитой мышечной реакцией.


Изображение

Турнирные доспехи, изготовленные Антоном Пеффенхаузером около 1580 г. (Германия, Аугсбург, 1525–1603) Высота 174.6 см); ширина в плечах 45.72 см; вес 36.8 кг. Следует отметить, что турнирные доспехи обычно всегда были тяжелее боевых. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

В последние годы ХV века рыцарское вооружение стало предметом особой заботы европейских государей, и, в частности, императора Максимилиана I (1493 – 1519), которому приписывается создание рыцарского доспеха с желобками по всей их поверхности, в итоге названного «максимилиановским». Его без особых изменений он использовали и в XVI столетии, когда потребовались новые усовершенствования, вызванные непрекращающимся развитием стрелкового оружия.

Теперь совсем немного о мечах, потому что если писать о них подробно, то они заслуживают отдельной темы. Дж. Клементс – известный британский специалист по холодному оружию Средних веков, считает, что именно появление многослойного комбинированного доспеха (например, на эффигии Джона де Креке мы видим целых четыре слоя защитной одежды) привело к появляются «меча в полторы руки». Ну, а клинки у таких мечей колебались от 101 до 121 см, а вес от 1,2 до 1,5 кг. Причем известны клинки для рубящих и колющих ударов, так и уже чисто для колющих. Он отмечает, что такие мечи всадники использовали вплоть до 1500 года, причем особенно популярны они были в Италии и Германии, где получили названия Reitschwert (всаднический) или рыцарский меч. В XVI веке появились и мечи, имеющие волнистые и даже зубчатые пилообразные клинки. При этом сама их длина могла достигать человеческого роста при весе от 1,4 до 2 кг. При этом в Англии подобные мечи появились лишь только около 1480 года. Средний вес меча в Х и ХV вв. составлял 1,3 кг; а в ХVI в. – 900 г. Мечи-бастарды «в полторы руки» имели вес около 1,5 – 1,8 кг, а вес двуручников был редко больше 3 кг. Своего расцвета последние достигли между 1500 – 1600 гг., но всегда являлись оружием пехоты.


Изображение

Кирасирские латы «в три четверти», ок. 1610–1630 гг. Милан или Брешия, Ломбардия. Вес 39.24 кг. Очевидно, что поскольку у них нет доспехов ниже колен, то вес излишек веса получен за счет утолщения брони.

А вот укороченные латы в три четверти для кирасиров и пистольеров даже в своем укороченном виде весили нередко больше, чем те, что предполагали защиту только лишь от холодного оружия и они были очень тяжелы для носки. Сохранились кирасирские латы, вес которых составлял около 42 кг, т.е. даже больше классических рыцарских доспехов, хотя закрывали они значительно меньшую поверхность тела того, кому они предназначались! Но это, следует подчеркнуть, не рыцарские латы, вот в чем дело!


Изображение


Конские доспехи, возможно, изготовленные для графа Антонио IV Колаллто (1548–1620), около 1580–1590 гг. Место изготовления: вероятно Брешия. Вес с седлом 42.2 кг. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк) Между прочим, лошадь в полной броне под всадником в броне могла даже плыть. Конский доспех весил 20–40 кг – считанные проценты от собственного веса огромного и сильного рыцарского коня.


Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru/11...h-dospehov.html
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse



0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.