Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

062_Зимние праздники. Рождество Христово. Колядки. Новый Год. Крещенье


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
1 ответ в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6537 благодарностей

Опубликовано 13 Июнь 2013 - 12:16

Как говорилось в предыдущем выпуске, святки начинались задолго до Рождества, но вплоть до праздника они имели спокойный и благочинный характер. Канун Рождества Христова, рождественский сочельник, был наиболее тихим днем святок. Он проходил в строгом посте, а есть садились только после первой звезды. Перед заходом солнца все семейство становилось на молитву, потом зажигали особую свечу и прикрепляли ее к хлебу, лежавшему на столе. Хозяин приносил охапку сена или соломы и раскладывал ее в переднем углу. Затем под образами на приготовленном месте, обычно скамье застланной полотенцем или скатертью, ставили необмолоченный сноп ржи (овса, пшеницы) и кутью (это теперь стали делать кутью из риса, а раньше делали из пшена). Теперь все приготовления к празднованию Рождества Христова считались законченными. Вся семья снова становилась на молитву, после которой приступали к трапезе, которая проходила, обычно, в полной тишине. К концу вечери начиналось легкое оживление: вначале выдергивали из снопа соломинки и по ним гадали о будущем урожае, а затем заставляли маленьких детей залезать под стол и изображать цыплят, чтобы куры хорошо неслись. Приближалось время безудержного веселья. Остатки кутьи и трапезы разносили по бедным избам, чтобы они тоже могли праздновать, а затем начинались колядки и прочие увеселения.

Взрослые больше развлекались по части выпивок, причем со второй половины XIX века отмечается почти безудержное пьянство по всей стране и среди всех сословий. Молодежь же и дети начинали колядовать и веселиться. Следует заметить, что колядовали за святки три раза: были колядки рождественские (самые богатые и щедрые), Васильевские (в ночь под Новый год) и крещенские (в крещенский сочельник). Название праздника коляды производят от римских календ: в Риме январские календы тоже были праздником, который через Византию попал в Россию. Колядой часто называли рождественский сочельник, а, кроме того, так назывались песни, исполняемые в этот праздник. Карамзин утверждал, что Коляда был славянским богом пиршеств и мира, но это утверждение не подтверждается данными летописей.

В Московской губернии в ночь на Рождество возили в санях девушку, которая поверх теплой одежды надевала белую расшитую рубашку. Ее-то, девушку то есть, и называли Колядой. В Новгородской и Вологодской губерниях святки назывались еще окрутниками по названию парней, которые ряжеными ходили по городу или деревне и развлекали хозяев игрой на различных инструментах, песнями, плясками и шутками. В Тихвине собирали целый поезд из саней, на которые ставили большую лодку, украшенную флагами и лентами. Окрутники сидели как в лодке, так и на лошадях, везущих лодку. Ряженых часто сопровождали толпы народа, а более состоятельные люди угощали ряженых едой, питьем (да, выпивкой!), а иногда и денежкой.

Колядами, как я уже говорил, называли и различные песни, которыми славили хозяев домов и семей, поздравляли их с праздниками и желали им богатства и благополучия. Ребятишки организовывались в специальные группы, которыми руководил старший паренек, несущий звезду с фонариком, рядились в разные одежды и личины (хари) и ходили по домам. Обязательными элементами их выступлений были праздничные молитвы и песнопения, которые переходили в праздничные присказки. Затем начиналось славление хозяина дома и всех его домочадцев, пожелание им здоровья, богатства, урожая, девушке - жениха, воину - славно воевать и т.д. Не принять и не угостить таких "христославов" считалось грехом. Не обязательно колядование проходило на улице и под окнами: состоятельные жители часто приглашали колядующих в дом (особенно в рождественскую ночь), дарили денежки, гостинцы, а иногда подносили и водочки тем, кто постарше. Самого младшего усаживали в переднем углу на шубу (чтобы куры хорошо неслись и вывели много цыплят). Я повторяюсь, но что поделаешь, так как видов колядования было больше, чем способов благодарности.

В некоторых местностях было в ходу "цыганьичанье". Девушки наряжались в цветастые одежды, желательно не по размеру, накидывали цветные платки и шли гулять. В руках у них были гармошки, балалайки и, обязательно, лукошки. Они шли веселой толпой, играли, плясали и пели цыганские песни. У хозяев они выпрашивали все, что увидят, а в случае отказа, могли и стащить, что плохо лежит. Впрочем, украденные вещи за небольшое вознаграждение обычно возвращали хозяевам. На вырученные деньги девушки покупали себе угощенья на весь праздник, причем заработанные таким образом деньги нельзя было тратить ни на что иное.

В некоторых местностях к этим праздникам были приурочены и "субботки". Так назывались вечера, когда незамужние девушки собирались в избе для посиделок, одетые в свои лучшие наряды. Причем, собирались и бедные и богатые, исключений не делалось ни для кого. Изба украшалась цветными лентами, свечами, бумажными украшениями и еловыми ветками. Если девушек было много, то амфитеатром ставились скамьи, а девушек расставляли на них рядами. По сторонам ставились скамьи для холостых мужчин и парней, которых допускали, когда все девушки были в сборе. Прибытие каждого гостя сопровождалось песнями. За эту честь каждый гость должен был платить деньгами, которые шли хозяйке избы. Женатые и замужние люди на субботки не допускались.

В некоторых местностях в колядовании принимало участие и сельское духовенство. Впрочем, его участие сводилось к сбору подаяний деньгами и натурой.

Взрослые же, и мужчины и женщины, тем временем накачивались водкой, часто вспыхивали драки, так же быстро и затухавшие. Во многих местах, а особенно в Сибири, в рождественскую ночь в любую избу мог войти любой прохожий и пить, что хочет и сколько хочет.

С Рождества начиналась самая веселая часть святок, а также один из самых важных элементов святок - гадания. Но о гаданиях я сейчас, за некоторыми исключениями, говорить не буду, так как этой теме я посвящаю отдельный выпуск (не переживайте, пожалуйста, он выйдет, если успею, уже завтра).

Новый год в России еще в середине XIX века не считался каким-то особым праздником. Народная легенда говорила, что в ночь на Новый Год в честь рождения младенца Иисуса Бог выпустил погулять всех чертей и бесов, которые вплоть до кануна Богоявления носятся по всему свету и чинят пакости православному люду. Они издеваются над всеми, кто забыл оградить крестом свои жилища и нежилые помещения. А чтобы совратить человечество, черти на погибель ему и придумали такое количество развлечений, которым предается неразумная молодежь. Но мне кажется, что эту легенду придумали церковники. Единственно чем отличался этот праздник, так это верой в то, что гадания в Васильев вечер (Новогоднюю ночь) являются более действенными. Но все гадания потом.

Можно отметить, что в Васильев день было принято колоть так называемых "кесарийских" (или кесаретских) поросят. Обычай требует, чтобы поросенок был обязательно жареным и подавался на стол целиком. Такой поросенок считался всеобщим достоянием: любой односельчанин мог придти и есть его, но он должен был принести хозяину немного денег, которые на следующий день передавались в церковь. Перед едой хозяин три раза поднимал блюдо с поросенком и приговаривал:

"чтобы свиночки поросились, овечки ягнились, коровушки телились".

После трапезы хозяин вызывал смельчака из числа гостей, который бы решился отнести кости поросенка в свинарник: носить кости надо было по одной, а в свинарнике уже ожидают черти, которые могут поколотить смельчака этими же костями, требуя себе съеденного поросенка. В некоторых же местностях крестьяне жертвовали церкви части свиных туш, а из голов варили щи на всю деревню.

Существует несколько новогодних примет. Если ночь на Новый год звездная, то будет много грибов и ягод. Если утром на Новый год первой в дом придет женщина, то год для хозяев будет неудачным, а если мужчина, то - счастливым. Если на Новый год в доме есть деньги, то они будут и весь год, только в этот день нельзя давать деньги в долг и проигрывать их в карты или кости. Ребятишки тоже в этот день никому не давали своих игрушек. Вот, собственно, и все про Новый год!

Осталось рассказать про последний праздник из этого цикла - Крещенье Господне или Богоявление. Причем важными праздниками считались как крещенский сочельник, в который проводилось водосвятие, так и само Крещение. Крещенский сочельник проводился взрослыми в строгом посту до первой звезды (иногда и дети старались не есть до первой звезды). Перед вечерней, во время которой происходит водосвятие, перед сосудами, в которых освящается вода, ставятся свечи, украшенные лентами и цветными нитками. Церкви во время водосвятия обычно заполняются до отказа. Вернувшись домой с водосвятия, все члены семьи отпивают по несколько глотков освященной воды из принесенного сосуда. Затем из-за иконы достается священная ветка вербы и окрапливается святой водой весь дом, все имущество в нем, пристройки и скотина. Немного воды выливается и в колодец, чтобы черти не опоганили воду. Остатки святой воды ставятся к образам.

Существовало народное поверье, что в ночь на Крещенье (С 18-го на 19-е января или с 5-го на 6-е января по ст. стилю) в реке купается сам Иисус Христос - поэтому вода во всех реках и озерах в эту ночь колышется. Чтобы увидеть это, надо в самую полночь придти на реку, стать у проруби и ждать, пока не пройдет волна.

В день Крещенья, как только пробьет колокол к заутрене, у изб зажигали вязанки соломы или костры. По одним поверьям это делалось для того, чтобы мог согреться искупавшийся Христос, а по другим поверьям, таким образом отогревались души умерших предков. На реке вырубалась особая прорубь - иордань, около которой совершалось торжественное богослужение. После богослужения все стремились омыться освященной водой и попить ее, а наиболее отчаянные парни купались в реке, так как считалось, что в освященной воде нельзя простудиться. Обязательно должны были искупаться для очищения те, кто на святках был ряженым или "харей". В деревнях запрещалось в течение недели после Крещения мыть или стирать белье в реке, так как распуганная крестом нечистая сила хватается за белье и выбирается наружу. Нарушение этого обычая считалось большим грехом, а нарушители считались приспешниками черта.

На крещенье устраивались и последние в сезоне девичьи смотрины. Гадания на Крещенье, в основном, были те же, что и в другие дни святок. Расскажу лишь о двух видах типично крещенских гаданий.

Гаданье с кутьей состоит в том, что гадальщица, спрятав под фартуком или платком чашку с горячей кутьей, выбегает на улицу, бросает щепотку этой кутьи в лицо первому попавшемуся мужчине и спрашивает его имя. Так девушки могут определить имя своего суженого.

Это ночное крещенское гаданье носит очень специфический характер. После заката солнца совсем голые девушки выбегают на улицу, (иногда писают на снег), хватают щепотку этого снега, кидают его через плечо и слушают: откуда раздастся какой-нибудь звук, в ту сторону и быть выданной замуж.

Вот, собственно, и все о зимних праздниках в России 150 и более лет тому назад.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 12 179 сообщений
  • 6537 благодарностей

Опубликовано 04 Январь 2017 - 14:45

Святки: краткий обзор зимних праздников и их истории


Начну немного издалека.
В начале 1850-х годов корреспондент Русского географического общества П. Андреев сообщал из Свияжска:

"Три раза в год нарушается обыкновенный порядок жизни нашего простолюдина: на Святках, Масленице и на Святой неделе".

В 1896 году из Казани писали:

"Мы, казанцы, обыкновенно просыпаемся от своей спячки три раза в году: на Рождество, Масленицу и Пасху, - и знаменуем своё пробуждение только тем, что с какой-то ненасытной жадностью набрасываемся на удовольствия и развлечения и упиваемся ими до исступления".

Так что же такое были эти Святки, пробуждавшие народ от спячки обыденной жизни? А потом посмотрим, как к подобным празднествам относились власти — церковные и светские.

Собственно Святки на Руси начинались с Рождества, то есть с вечера 24 декабря по старому стилю, и заканчивались в Крещенье, то есть 6 января по старому стилю. Святки разделялись на "святые вечера" (до Нового года) и "страшные вечера" (после Нового года).

Обязательным элементом Святок были молодёжные вечеринки, готовиться к которым начинали ещё с Николы зимнего, то есть с 6 декабря по старому стилю, и поэтому некоторые собиратели русского фольклора считали началом Святок именно этот день.

В любом случае, подготовка к святочным дням начиналась задолго до Рождества: хозяева прибирались в домах и квартирах, крестьяне старались отремонтировать и подготовить весь необходимый инвентарь для сельхозработ следующего года.
Аполлон Фёдорович Можаровский (?-1900) в своей книге "Святочные игры, песни и гадания Казанской губернии" так описывает атмосферу подготовки к Святкам:

"...везде моют, скоблят, убирают и стряпают. В то же время в некоторых уже убранных домах сидят купеческие дочки и готовят себе или кому-нибудь в подарок на новый год разные обновы и обновки. Кто вышивает на пяльцах воротничок, кто вяжет крючком сетку, кто шьёт дорогое шёлковое платье, кто набирает из разных лоскуточков табачный кисет".


Наконец, к Рождественскому сочельнику суматоха заканчивалась:

"У всех всё убрано... полы вымыты, в горницах богатых разостланы половики, а у бедных в тёсаных избёнках — ржаная солома".

В Сочельник следовало попариться в бане, потом сходить к вечерне; после появления первой звёздочки можно было разговеться "какой-нибудь редькой" и со спокойной душой ложиться спать в предвкушении светлого праздника.
[А вовсе не устраивать пир "после первой звезды".]

Рано утром 25 декабря, ещё затемно, все спешили в церкви, и только после утрени детишки могли начинать колядовать, но в первый день они ходили по домам только "славить Христа". В другие дни — другие песни, но ходили они, в основном, по зажиточным домам в надежде получить хорошее угощение и денежки.
Через час после утрени начиналась литургия, и только после окончания церковного торжества прихожане начинали поздравлять друг друга с праздником и приглашать друг друга в гости.
Впрочем, особенно в городах, люди заранее сговаривались, у кого будут собираться на праздничное застолье, и к этому дню заранее готовили праздничные угощения: различные мясные блюда, пироги с рыбой, различные сладости, варили пиво и т.д.
В домах побогаче подавали различные копчёности, дичь, домашнюю птицу, паюсную икру и пр. Ведь и до сих пор считается, что чем богаче и разнообразнее будет угощение на столе, тем удачнее будет наступающий год.

Помимо застолий, было ещё несколько обязательных компонентов святочных гуляний, на каждом из которых я не буду останавливаться подробно.
Молодёжные вечеринки, с застольем и вином или без оных, всегда сопровождались песнями, плясками, играми и шутливыми представлениями, и всё это сдабривалось многочисленными поцелуями.
Обязательным элементом Святок были шествия ряженых, причём лица различными масками закрывали обычно только молодые люди, а девушки лишь закрывали лица платками. Кампании ряженых ходили по всему городу (деревне) из дома в дом, пели песни, танцевали, разыгрывали забавные сценки, старались рассмешить или напугать зрителей, но сами при этом хотели оставаться неузнанными.

Ну, а что за Святки без гаданий, самых разнообразных, в одиночку или кампаниями, тихой ночью или в разгар веселья. Самой распространённой темой гаданий было, разумеется, замужество (женитьба) молодых людей, причём о девичьих гаданиях мы знаем намного больше, чем о мужских.

В городах спектр развлечений был шире, чем в сельской местности, за счёт организованных увеселений: карусели, качели и прочие аттракционы, представления в балаганах, широкая торговля сладостями и пр. О ёлочных празднествах я уж и не говорю.

Заканчивались Святки 6 января при огромном скоплении празднично одетого народа крестным ходом и освящением воды после молебна серебряным крестом. На реке или в озере вырубалась прорубь в виде креста (Иордань), а вокруг неё часто располагались фигуры, также вырубленные из льда: книга (Евангелие), голуби, чаша и пр.
Освящённую воду народ дружно набирал специальным ковшом в бутыли и другую посуду; эта вода считалась целебной и часто хранилась за иконой.

Везде на Руси люди стремились в этот день искупаться в Иордани, чтобы смыть с себя все грехи; "Казанский биржевой листок" в 1875 году писал:

"В русском народе с давних пор существует обычай, в силу которого каждый "наряжавшийся" на святках обязан для очищения в праздник Крещения, после погружения креста в купель, окунуться три раза в проруби. Какой бы ни был жестокий мороз, исполнители прадедовских обычаев не смущаются этим обстоятельством".

Иногда за всех купался кто-то один, и тогда ему сразу же закутанному в шубу подносили водки и вели (несли) в натопленную баню, обычно стоявшую где-то неподалёку, на бережку. Но частенько молодые люди таким образом просто доказывали свою удаль.

Теперь бегло взглянем на историю вопроса.

Ещё Иероним (342-420) писал, что

"во всех городах, особенно в Египте и Александрии, существует древний языческий обычай: ставить в последний день года трапезу, наполненную всякого рода кушаньями, и чашу вина в знамение плодородия прошедшего или наступающего года".


Блаженный Августин (354-430) в своей беседе "De Kalendis Januariis" объяснял, что эти празднества происходят в честь Януса, двуликого бога:

"В дни праздника его одеваются в кожи звериныя, приделывают на себя головы скотов и т. д. В Календы Январские также совершают гадания, никому не дают огня из своего дома, а некоторые невежды, накрыв столы со всяким кушаньем, оставляют их на целую ночь, воображая, что Календы могут доставить им такое же изобилие на целый год".


Римский папа Захарий (679-752, папа с 741) в своём декрете запретил

"отправлять Январские календы по языческому обычаю и учреждать трапезы в доме своём".


Константин Багрянородный (905-959, император с 945) пишет о Готских играх, которые устраивались в Рождество Христово в присутствии Императора:

"Назначенные для таких потех люди, являлись в личинах и в шубах, вывернутых наизнанку, бегали, вертелись, ударяли жезлами в щиты и пели песни под музыку".

Саксонский филолог Иоганн Якоб Рейске (1716-1774) в своих комментариях к этому месту пишет:

"Готские игры встречаются у нас под именем Робертовы воины. В продолжение 12 дней праздника Рождества Христова молодые люди одевались в звериные шкуры, с рогами на голове, марали себе лица сажею, а зубы брали горящие угли, бегали по улицам с мешками, в кои стращали запрятать детей, ударяли с криком в цимбалы..."


Патриарх Антиохийский Вальсамон (1140-1199) писал, что несмотря на все запреты

"в Европе продолжалось наряжание в шутовское платье, в сатиров, комедиантов и трагиков или в скотов, кумиров и чудовища, и вместо этого представляли рождение Сына Божия, явление Ангелов пастырям, Обрезание, звезду, трёх царей и тому подобное".


Праздник иподиаконов (он же праздник дураков или ослиный праздник) известен по источникам с XII века, но возник значительно раньше. В 1199 году Одо де Сюлли (?-1208, епископ Парижа с 1198) запрещал низшему клиру в день Обрезания Господня (то есть 1-го января) распевать песни, надевать личины, устраивать шутовские процессии, занимать во время службы места, предназначенные для членов капитула. Он обещал три денье тем из них, кто не будет участвовать в подобных мероприятиях.
Далее, уже в 1212 г. Парижский собор запретил "праздник дураков с вручением посоха", и запреты затем не прекращались, особенно участившись в первой половине XV века.

Папа Иннокентийй III (1161-1216, папа с 1198) писал к Гнезненскому архиепископу Генриху Гитличу (1199-1219) о рождественских бесчинствах:

"Поелику в церквах совершаются позорища и не только вводятся для потехи чудовищные личины, но даже при некоторых праздниках сами диаконы, пресвитеры и поддиаконы участвуют в бесчинных играх, то тебе, возлюбленному о Христе брату надлежит искоренять в подведомственных церквах подобные обычаи, да не обесчестится дом Господень таковою мерзостию".


12 марта 1445 года теологический факультет Парижского университета выпустил обращение ко всем епископам и капитулам Франции с осуждением духовных лиц, участвовавших в народных праздниках, и запрещением самих этих празднеств.
В этом любопытном документе говорится о том, что духовные лица во время праздника дураков нацепляют личины, рядятся в женские одежды, в одежды сводников и жонглёров, во время мессы водят хороводы, скачут по церкви, раскладывают на алтаре кровяные колбасы и пожирают их. На алтаре же они играют в кости, учиняют зловонные каждения, сжигая в кадильницах старые подошвы; разъезжают по городу в разваливающихся на ходу повозках, возбуждая смех толпы срамными жестами и речами, набрасываются с побоями на прохожих, не разбирая чина, звания и пола. Выбирают дурацких епископов и архиепископов, вручают им все архиерейские регалии, носят перед ними распятие и допускают вершить церковные службы; миряне облачаются в ризы; устраиваются театральные игрища.
Во время такого разгула к тому же причинялся немалый ущерб церковному имуществу, да и авторитет церкви сильно страдал.

Одной из причин подобного указа послужил инцидент в Труа, когда в самом конце 1444 года епископ Жан Легизе (?-1450, епископ Труа с 1426) издал очередной указ о запрещении духовенству участвовать в празднике дураков. Духовенство собора св. Петра повиновалось, а духовенство собора св. Стефана дерзко заявило, что оно подвластно только архиепископу Сансскому и сотворило обычные праздничные бесчинства, усугубив их устроенным 3 января представлением, где чинились насмешки над епископом и двумя его сподвижниками из числа каноников, выведенными под ругательными именами Лицемерия, Притворства и Лживого Обличья.
Жан Легизе бил челом на обидчиков Карлу VII (1403-1461, король Франции с 1429), и по прямому приказу короля их заставили повиниться, но толку от этого было мало — известно, что ещё в 1595 году клир собора св. Стефана избрал своего дурацкого архиепископа.
Так что, как видим, толку от осуждений и запрета новогодних праздников не было никакого.

На Руси подобные развлечения народа тоже неоднократно осуждались.

По данным Кормчей книги (1274) и Стоглава (1551), святочные игры состояли

"в бесчинном говоре, ночном плещовании, бесовских песнях, в козлогласовании и баснословии, скакании и бесовских играх",

под которыми подразумевались гадания и переряжения.

Поэтому Кормчая книга резко выступала против ряженых:

"Да отвержены будут от верных жития и комические и сатирические и козлиные лица. Святые Отцы не повелевают мужам облачитися в женские ризы, ни жёнам в мужские, еже творят на праздник Дионисов пляшуще, ни лиц же косматых возлагати на ся, ни козлих, ни сатирских. Косматая убо лица суть наругание неким ухищрена козляя же, яко жалостна и на плачь подвизающа..."


В Номоканоне, изданном в Киеве в 1624 году, говорится:

"Ныне христианские дети сия творят: в одежду женскую мужие облачаются и жёны в мужескую; или наличники, яко жеее в странах латинских зле обыкоша, творят, разлияныя лица себе претворяюще".

Помимо простого переодевания в неположенные одежды, люди навевали на себя вывернутые наизнанку шубы или гуни. Ну, а без различных масок дело тут не обходилось: люди корчили из себя медведей, козлов с рогами и пр., даже чертями, и старались делать это так, чтобы их нельзя было узнать.
Но так как всяческие маски являются личинами демонов, то те, кто в Святки носил их, должны были очиститься в день Крещения купанием в проруби. Вот так вот!

Патриарх Московский Иоаким (1621-1690) в 1684 году так описывал московские Святки, когда в столице творятся

"...скверные и бесовские действа и игрища в навечерни Рождества Христова. Тогда ненаказаннии мужеского полу и женского собралися многим числом, от старых и молодых мужи с жёнами и девки ходят по улицам и переулкам к бесноватым и бесовским песням, сложенным ими, многия сквернословия присовокупляют, и плясания творят в разжение блудных нечистот и прочих грехопадений, и преобразующиеся в непотребныя от Бога создания, образ человеческий пременяюще, бесовское и кумирное личат, косматые, и иными бесовскими ухищреньями содеянные образы надевающе, плясаньми и прочими ухищреньями православных христиан прельщают; тако ж и по Рождестве Христове в 12 днех до Крещения Господа нашего Иисуса Христа и до Богоявления собирались по вечерам и в нощи на бесовские игры".

Естественно, патриарх запретил подобные безобразия, и также вполне естественно, что народ этот запрет проигнорировал, тем более, что солидная поддержка этим мероприятиям шла с самого верха.

Так как Кормчая Книга запрещала "Христаном играти и на позорища ходити", то патриарх Адриан (1627-1700) в 1697 году в своей инструкции поповским старостам предписывал

"не хоронить ни на кладбище, ни на убогом дому, а на поле и в лесу тех, которые играя утонут или с качели убьются".


Но в верхах жили несколько иначе...
Голландский художник Корнелис де Брюйн (1652-1727) в своей книге "Путешествие в Московию" описывал Высочайшие святки:

"С 1649-го цари московские завели обычай посещать знатнейших из своих друзей, как иностранцев по происхождению, так и русских господ, живущих в Москве и в Немецкой слободе, незадолго до праздника Крещения, причём посещаемые обязаны угощать гостей, что называется, славить. Царей в это время сопровождают князья и прочие вельможи, их любимцы. Это в текущем 1702 году началось 3 января по старому счислению. Первый выезд свой сделал царь к г-ну Брантсу, к которому приехало, таким образом, в 9 часов утра до трехсот человек, в санях и верхами. Столы были там накрыты вперёд в самом лучшем порядке, и сначала разносили множество лакомств, затем холодные, а потом, на перемену, и горячие яства. Веселились там как нельзя лучше и напитков не пощадили. Его Величество удалился в 2 часа, отправившись оттуда со всем своим обществом в дом г-на Лупа, где его также угощали, а потом и к некоторым другим господам. Затем пустились отдыхать по домам, нарочно для того приготовленным. На другой день государь посетил также г-на резидента Гульста, побывав в некоторых других местах".


Но всё-таки указом от 27 сентября 1722 года Пётр I позволял

"в храмовые праздники при монастырях и знатных приходах, по совершении литургии и крестнаго хождения, народные забавы для народного полирования, а не для какого безобразия".


На местах к запретам относились равнодушно, так что 3 марта 1751 года Казанская духовная консистория издала указ, в котором говорилось:

"Епископу Казанскому и Свияжскому через некий случай известно, что в Казани в некий обывательский дом собираются мужчины и женщины, производя бесовские плясания с соблазнительными действиями и воспоминаниями в них древних и идольских имён, отчего ничто иное не происходит, как соблазн и умножение беззакония, грех. Того ради Её Императорское Величество и по определению его преосвященства велено через приходских священников все игрища воспретить".


С другой стороны, историк Иван Михайлович Снегирёв (1793-1868) в своём сочинения о русских народных праздниках пишет, что при Елизавете Петровне русские люди снова

"не боялись о Маслянице кататься, в Святки ходить наряженные по улицам гурьбами, спрашивать имена у встречных и поперечных, подслушивать под окнами, на перекрёстках гадать, свободно носили по улицам в городах и сёлах берёзку в Семик с песнями".

[Семик — седьмой четверг после Пасхи, за три дня до Троицы.]
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse

  Тема Раздел Автор Статистика Последнее сообщение


0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.