Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

Александр Невский. «Знайте, что зашло солнце земли Русской!»


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
1 ответ в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    67
  • 12 580 сообщений
  • 6947 благодарностей

Опубликовано 23 Октябрь 2017 - 11:33

Изображение

Великое княжение

Великий князь Владимирский Андрей Ярославич, породнившись с князем Даниилом Галицким, вместе с тестем стал выступать решительным противником мирных отношений с Золотой Ордой. Даниил заглотил «наживку» Запада и надеялся на помощь европейских государств в борьбе с ордынцами. Это была авантюра. Реальных боевых сил, способных противостоять Орде, ни у того ни у другого не было. А западные владыки не собирались поддерживать русских князей в борьбе с Ордой. Скорее всего, они желали, чтобы Орда ещё больше ослабила русские княжества, чтобы их можно было легко покорить.

В результате великий князь Владимирский перестал собирать дань в пользу ордынцев и не возил больше дорогих подарков в Сарай, вызвав раздражение золотоордынских вельмож. Александр Ярославич Невский пытался оградить младшего брата от неразумных решений, но безуспешно.



Беспокоила Александра и Норвегия. На Кольском полуострове новгородцы столкнулись с норвежцами. Возникла настоятельная потребность определить государственную границу Руси с Норвегией. К ее королю отправляется представительное посольство, которому ставится еще и задача посватать сына Александра Невского Василия за дочь норвежского короля Кристину. Границу определили, но сватовство не состоялось. В 1251 году Александр Невский заключил договор с норвежским королём Хаконом IV Старым об урегулировании пограничных споров и разграничений в сборе дани с огромной территории, на которой проживали карелы и саамы.

В 1251 году при участии войск Золотой Орды победу в борьбе за верховную власть в Монгольской империи одержал союзник Батыя Мунке. В следующем году Александр вновь приехал в Орду, пытаясь отвести беду от русских земель. Царь Батый был прекрасно осведомлен о том, что творилось на Руси. Не остались для него большим секретом слова и действия великого князя Владимирского Андрея и его тестя князя Даниила Галицкого. И тот и другой хотели встать во главе широкого восстания на Руси, чтобы освободиться от власти Орды. Они начали готовить вооруженное выступление, но явно поспешили. А надежды на помощь Запада и гроша ломаного не стоили.

Поэтому когда Батый получил новые доказательства прямого неподчинения великого князя Владимирского, впал в гнев и повелел наказать данника Золотой Орды, вышедшего из повиновения и готовившего открытый мятеж. У ордынцев имелась богатая практика подобных карательных походов. Владения непокорных князей должны были подвергнуться разграблению и опустошению.

На Владимирскую Русь двинулась сильная конная рать. Во главе ее повелитель Золотой Орды поставил опытного полководца — царевича Неврюя. Хан Батый повелел ему «привести» в Сарай князя Андрея Ярославича. Александр Невский, бывший уже в ханской ставке, не знал о походе «Неврюевой рати». Некоторые исследователи обвиняют Александра в том, что он во время своей поездки в Орду способствовал организации карательного похода против своего брата, но прямых доказательств в пользу данного вывода нет. Да и сомнительно, что великий князь и блистательный полководец, который уже не раз показывал высокие человеческие качества, которые привлекали к нему как простой люд, так и врагов, мог так поступить.

Сражение между конным войском Неврюя и немногочисленными дружинами князя Владимирского Андрея Ярославича и князя Тверского Ярослава Ярославича, которые храбро вышли навстречу врагу, произошло у города Переяславля. Летописец так отозвался о той битве: «И бысть сеча велика, гневом же Божиим, за умножением грехов наших, погаными христиане побежени быша».

Андрей Ярославич был разбит. Он сначала искал спасения в Новгороде, откуда затем удалился в Швецию. А вот простым людям бежать было некуда. Ордынцы вновь разорили русские земли. Неврюй разорил Переяславль, где была убита жена Ярослава Ярославича и взяты в плен дети. Страшному опустошению подверглись селения Владимиро-Суздальской земли. В Орду было уведено «бещисла» людей, коней и скота. Одновременно с походом «Неврюевой рати» 60-тысячное войско темника Куремсы двинулось на Галицко-Волынскую землю, и владения князя Даниила Галицкого тоже подверглись разорению. Папа римский не оказал ему военной помощи. Правда, Даниил продолжил сопротивление и с некоторым успехом. И получил в 1254 г. королевскую корону. Его преемники именовали себя «Rex Russiae» и «duces totius terrae Russiae, Galicie et Ladimirie» («король Руси» или «князь всей земли русской, галицкой и владимирской»). То есть никакой «Украины-Руси» никогда не существовало. В Галицкой, Волынской и Карпатской Руси всегда жили русские, которых в XX столетии записали в «украинцы».

Александр Невский вернулся из Орды на Русь с ярлыком на великое княжение в стольном граде Владимире. Такова была воля хана Батыя, хотевшего видеть старшим среди русских князей верного и разумного человека, авторитетного правителя. Батый не желал новой смуты. Жители Владимира оказали новому великому князю торжественную встречу, что свидетельствовало о высоком личном авторитете победителя в Невской битве и Ледовом побоище. Он сразу же принялся восстанавливать разрушенное, собирать в опустевшие города и села разбежавшийся куда глаза глядят народ.

Продолжение борьбы с Западом

Однако военная опасность вновь стучала в двери Новгородской Руси. Последовала новая война с западными соседями. Литовцы вновь напали на Торопецкую волость. Посаженный на новгородский стол старший сын Александра Невского Василий разбил литовское войско в битве под городом Торопцом. Затем пришли шведские рыцари. Они высадили с кораблей десант и начали спешно возводить крепость на восточном, русском, берегу реки Наровы. Однако узнав о формировании новгородского ополчения, шведы бросили постройку крепости и «побегоша за море». Затем немецкие рыцари из Ливонии атаковали Псков, но взять его не смогли, только пожгли пригород. Псковичи вместе с новгородцами и карелами нанесли ответный удар, они вторглись в Прибалтику и разбили немецких рыцарей на их земле, после чего был заключён мир на условиях Пскова и Новгорода. Псковичи пригласили к себе на княжение Ярослава Ярославича Тверского, младшего брата Александра Невского.

Чтобы предотвратить новое вторжение шведских феодалов в земли Великого Новгорода, великий князь Владимирский Александр Ярославич задумал большой поход в Финляндию, в ее центральную часть. К тому времени шведские рыцари завоевали земли финских племен, и вышли к границам Карелии, чье население издревле было союзником новгородцев в противостоянии со шведскими захватчиками.

Новгородское именитое боярство, больше всего радевшее за свои исконные права, которые были связаны с торговлей с Западом, составило сильную оппозицию Александру Ярославичу. В начале 1255 года бояре изгнали княжившего в Новгороде князя Василия Александровича — сына Невского. Тот с дружиной и семьей отъехал в Торжок и стал дожидаться помощи от отца. Великий князь не замедлил явиться с дружиной, двинувшись на Новгород. Новгородское вече после долгих и бурных дебатов сместило боярского ставленника Анания с поста городского посадника. После этого Александр Ярославич со своей дружиной вступил в Новгород и сам назначил посадника из верных ему людей. Им стал популярный в народе человек — Михаил Степанович, один из героев битвы на Неве. Вольнолюбивые новгородцы на сей раз не противились княжеской воле. Это был первый случай в истории, когда воля князя, пусть оказалась сильнее новгородских вечевых обычаев. По сути, был показано будущее Новгорода. Новгородское боярство и крупное купечество было связано интересами с Западом, богатело от транзитной торговли и торговли местными товарами. В итоге новгородская верхушка была готова лечь под Запад, лишь бы сохранить личный интерес. Александр же, как и будущие великие князья Владимирские и Московские выступали в интересах всей Русской земли.

Вскоре из «Немецкой земли» вернулся младший брат Александра Невского Андрей Ярославич — он был принят с «любовью». В 1256 году Андрей Ярославич вернулся на Русь. Александр помирил его с ханом и дал в удел Городец и Нижний, а потом, с разрешения хана, и Суздаль. В итоге Андрей Ярославич стал основателем ветви суздальских (затем нижегородских, затем шуйских) князей.

Хорошие отношения с Ордой позволили провести зимний поход в Финляндию, владения Шведского королевства. Владимирским и новгородским дружинам предстояло выступить в поход по зимним путям-дорогам: руслам замерзших рек и озерам. Русская рать двинулась в Финляндию из Копорья, перейдя по льду Финский залив. Вскоре к ней присоединились отряды союзных карел. Финляндский поход завершился успешно —русское войско совсем немного не дошло до Полярного круга. Шведским феодалам пришлось частью бежать в Швецию, частью «затвориться» в каменных замках, брать которые русским воинам помогали местные жители. Итогом похода стало то, что шведы в последующие 37 лет не нарушало границы Новгородской Руси, остановившись в своем продвижении на Восток по рубежу реки Кюмийоки.

В 1257 году великий князь Владимирский Александр Ярославич совершил удачную поездку в Орду: его младший брат Андрей был прощён. Во многом это случилось благодаря тому обстоятельству, что один из русских князей — Глеб Васильевич — женился на ордынской княжне, принявшей христианство. Однако в это же время политика Александра Ярославича подверглась сильному испытанию. Ордынцы решили переписать все население своей империи, в том числе и Руси, чтобы упорядочить взимание дани. Ханские «численники» не замедлили с прибытием в русские княжества. При этом в Золотой Орде согласились с доводами великого князя Владимирского, чтобы сбором дани заведовали русские князья, управлявшие своими землями. Вместе с тем хан обязал Александра Ярославича содействовать «численникам» в переписи городского и сельского населения Руси.

Ордынские чиновники пришли на русскую землю не одни, а в сопровождении военных отрядов, готовых, в случае неповиновения, ответить карательными рейдами. Этими отрядами командовали баскаки. «Численники» переписали население Суздальской, Рязанской, Муромской и других русских земель. Их действиями руководил «великий баскак», сидевший во Владимире. Ордынцы в ходе переписи русского населения ставили из него десятников, сотников и тысяцких, в обязанность которых вменялся сбор дани. Тем самым обеспечивалось регулярное поступление «выхода» из Руси в Орду. От дани освобождалось только духовенство.

Во Владимиро-Суздальской земле перепись прошла довольно спокойно. «Переписчики» прибыли в Новгород и там произошел серьезный конфликт. Вольные новгородцы и псковичи, не потерпевшие военного поражения, возмутились. Они вместе с князем Василием Александровичем отказались принимать ханских чиновников и посланцев великого князя. В Великом Новгороде началась смута. Попытки новгородского духовенства успокоить людей не привели к успеху. К «черному люду», купечеству примкнуло и боярство. Посадника Михаила, пытавшегося уговорить горожан, новгородцы убили. Дело шло к войне и разорению Новгородской земли.

Ханские чиновники вернулись во Владимир и пригрозили великому князю, что пожалуются в Орду. Александр прекрасно понимал, Орда может снова направить на Русь большое войско. И тогда тысячи и тысячи русских людей будут «посечены» и уведены в полон, разорению подвергнутся многие города и селения. В той военно-политической ситуации такого допустить было просто нельзя. Необходимо было усмирить вольный город, который своим буйством подставлял под удар всю Русь. Александр Невский, как пишет летописец, «разумев беду тую», созвал братьев Ярославичей и не без труда, одаривая ценностями, уговорил ханских чиновников вернуться в Новгород. Сам он вместе с братом Андреем и ростовским князем Борисом направился Новгород, взяв сильную дружину.

В Новгороде волнения достигли своего апогея. Князь Василий Александрович заявил, что не хочет подчиняться отцу. Однако с подходом великокняжеских дружин он бежал в Псков. Новгородцы притихли, встретив чиновников хана миролюбиво, но от переписи отказались. Тогда ордынские чиновники, получив богатые дары, пошли на дипломатические уступки: они отъехали в Орду, дав возможность великому князю самому уладить конфликт. Александр Невский сделал выбор в пользу «меньшего зла». По некоторым источникам, он приказал схватить своего сына Василия в Пскове и сослал его в Низовскую землю, в Городец Радилов. Великокняжеская дружина без сопротивления вошла в Новгород. Наиболее заядлые горожане-бунтовщики подверглись жестокому наказанию. Жесткими мерами порядок в городе был восстановлен. Новым посадником Новгороде великий князь назначил Михаила Федоровича, жителя Ладоги, не замешанного в боярских распрях. Великий князь выступил на новгородском вече, призывая горожан к благоразумию, не конфликтовать с Ордой, находившейся на вершине своего военного могущества.

В 1259 году началась перепись населения Новгородской земли. Ханские чиновники считали число душ и на всех накладывали одинаковую дань. Такая ситуация вполне устраивало боярство и богатых купцов, но не «черный люд». Произошли многочисленные бунты, которые порой заканчивались убийством «численников» и их охраны. Тогда чиновникам хана пришлось укрыться в Городище, под защитой дружины великого князя. Однако перепись была продолжена. В итоге перепись была доведена до конца. Взяв с северных русских земель дань, ордынцы уехали в Сарай. Следующий сбор дани возлагался на новгородского князя. Им стал малолетний княжич Дмитрий Александрович. После волнений на Новгородской Руси, вызванных проведением ордынцами переписи, на Руси наступило затишье. Летописец отмечал: «Бысть тишина великая христианам». Мирно было и в следующем, 1260 году.

Однако хотя мир и дался большой ценой, ситуация была сложной. Не прекращались междоусобные распри между русскими князьями, которые словно забыли о Батыевом погроме. Среди удельных князей стала появляться скрытая оппозиция власти великого князя Владимирского, имевшего ярлык великого хана на старшинство среди других правителей на Руси. Тверские, рязанские, ярославские и прочие князья стали ездить в Сарай на поклон хану Золотой Орды с целью обретения автономии своих княжеств, каждое из которых в отдельности не представляло серьезной угрозы ни для Орды, ни для западных владык. Беспокоил великого князя Александра Ярославича и Великий Новгород. Там продолжала существовать сильная боярская оппозиция великокняжеской власти, которая основывалась на богатстве и связах с Западом. Таким образом, для единства Руси путь был долог.

На западной и восточной границе было спокойно. Шведы, литовцы и немецкие рыцари, устрашенные грозной поступью Александра Ярославича, опасались начинать войну. Орда, довольная порядком и богатым «выходом», Русь не тревожила. В 1261 году удалось создать в столице Золотой Орды Сарайскую епископию. Первым епископом в ней стал Митрофан. Православное влияние в Орде, где было множество русского полону, усиливалось. Православие стали принимать и ордынцы.

В 1261 году в Новгород прибыли послы великого князя Литовского Миндовга. Они заключили с великим князем Александром Ярославичем военный союз против немецкого рыцарства. Договором предусматривался совместный военный поход в Ливонию. В 1262 году русская рать, имевшая в своем составе полоцкую дружину князя Товтивила и 500 литовских воинов, овладела укрепленным городом Дерптом-Юрьевом, хотя немецким рыцарям удалось укрыться в каменной цитадели. После завершения похода в земли Ордена в Великий Новгород прибыли послы от купеческих гильдий Гамбурга, Любека и других немецких городов, стоявших на Балтийском побережье, для подписания взаимовыгодного договора о торговле. Таким образом, немецкое купечество отказалось от мысли блокировать балтийскую торговлю Руси при помощи Ливонского ордена.

Последний подвиг

1262 г. был отмечен восстаниями против ордынцев. Хан Берке решил, что его баскаки оставляют себе большую часть поборов с русских земель, передал сбор с них дани хивинским купцам-ростовщикам. «Бессермены»-ростовщики вносили правителю Орды денежные суммы вперед, а затем собирали дань в русских княжествах в еще больших размерах, чем ханские баскаки. Тем людям, кто не мог сразу выплатить повинность, хивинцы давали отсрочку, но под большие проценты. Их жадность не знала меры.

Восстание 1262 года против купцов-ростовщиков началось одновременно в Ростове, Владимире, Суздале, Ярославле, Переяславле и других городах. Народ больше «не можаху бо терпети насилия от поганых». Наиболее ненавистных откупщиков «избивали», других, менее запятнанных в незаконных поборах, «выгноша из городов». Великий князь не препятствовал этому. Есть сведения, что Александр Ярославич рассылал по русским городам грамоты с призывами изгонять лихоимцев и их приспешников.

Александр Невский хотел не допустить карательного похода ордынского войска и покончить с системой бесконтрольного грабежа «бессерменами» русских земель. Поэтому Александр Невский в очередной раз поехал в Сарай, «чтобы отмолить людей от беды». Другой целью поездки, не менее важной, стало прекращение принудительного набора русских воинов в армию Орды. В 1263 году великий князь Владимирский Александр Ярославич в последний раз посетил Золотую Орду. Хан Берке почти целый год удерживал около себя прославленного полководца Руси. Тому пришлось зимовать на ханской ставке. Александр добился поставленных целей: 1) теперь сбор «выхода» окончательно переходил в руки русских князей. Русь больше не знала «бессерменов»; 2) русские княжества были освобождены и от воинской повинности.

Из Золотой Орды Великий князь Владимирский возвращался домой совершенно больной. Видимо, его отравили недруги (в Орде вертелось множество людей, в том числе посланники и шпионы Запада). В ноябре Александр прибыл сначала в Нижний Новгород, а затем в Городец. Там он остановился в Федоровском монастыре, в том самом, где находилась копия особо почитаемой иконы Федоровской Божьей Матери. Она считается покровительницей рода Ярославичей. В Городце великий князь-ратоборец Древней Руси впал в еще больший недуг. Сопровождавшие его люди и монахи видели, как больного покидали последние силы. Все пришли в уныние. Александр Невский, чувствуя свою скорую кончину, сказал окружающим: «Удалитесь и не сокрушайте души моей жалостью».

По обычаю предков, великий князь призвал игумена монастыря и изъявил желание постричься в монахи: «Отче, се болен есмь вельми… Не чаю себе живота и прощу у тебя пострижения». Это была православная христианская традиция, когда люди перед кончиной уходили из светской жизни в «черные монахи». Последняя воля прославленного воителя была выполнена. В келье Городецкого Федоровского монастыря великий князь Владимирский Александр Ярославич Невский был пострижен в иночество и получил новое имя Алексий. В ночь после причастия, 14 ноября 1263 года, он скончался. Гроб с его прахом перевезли во Владимир и при большом стечении народа погребли в Боголюбове, в монастыре Рождества Богородицы.

Александра Невского будут оплакивать во всех уголках русской земли — настолько велика оказалась всенародная скорбь. В стольном граде Владимире митрополит Кирилл, обращаясь к народу, скажет: «Дети мои милые! Знайте, что зашло солнце земли Русской!»

Народная любовь и скорбь — это главный показатель деятельности великого князя и ратоборца. В истории Руси благодаря Александру Невскому открылась новая страница. Владимирская, а затем Московская Русь стала шаг за шагом восстанавливать свои позиции, что в итоге привело к тому, что Москва стала главным центром деградировавшей Золотой Орды и наследницей северной имперской традиции. Военными победами на западных рубежах страны и умелой политикой на востоке Александр Ярославич предопределил судьбу Руси на столетия вперёд.

Александр Ярославич показал наследникам главную стратегическую линию. В её основе: 1) бескомпромиссная, непримиримая борьба с Западом и гибкая политика на Востоке; 2) укрепление централизованной великокняжеской власти; 3) преодоление феодальной раздробленности, единство Руси.

При этом Александр Ярославич Невский был великим полководцем. Побеждая везде, он никем не был побеждён. Его боялись и уважали как на Западе, так и на Востоке.

Источники:

Бескровный Л. Г. Атлас карт и схем по русской военной истории. М., 1946.
Житие Александра Невского. Подг. текста, перевод и комм. В. И. Охотниковой. Памятники литературы Древней Руси: XIII век. М., 1981.
Бегунов Ю. К. Александр Невский. М., 2009.
Каргалов В. Монголо-татарское нашествие на Русь. XIII век. 2015.
Каргалов В. Полководцы X—XVI вв. М., 1989.
Карпов А. Ю. Великий князь Александр Невский. М., 2010.
Липицкий С. В. Ледовое побоище. М., 1964.
Пашуто В. Александр Невский. М., 1974.
Пашуто В. Т. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII в.). М., 1956.
Первая Новгородская летопись // http://krotov.info/a...2/pvl/novg.htm.
Сахаров А., Каргалов В. Полководцы Древней Руси. М., 1986.
Шишов А. Русские князья. М., 1999.

Автор: Самсонов Александр
https://topwar.ru/90...li-russkoy.html
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 3 раз:
Shurf , chapajnn , сизиф

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    67
  • 12 580 сообщений
  • 6947 благодарностей

Опубликовано 24 Октябрь 2017 - 09:43

Миф о «предателе» Александре Невском

Восточная политика

В роли князя Новгородского Александр Ярославич выступил с 1236 по 1246 гг. талантливым государственным деятелем и умелым защитником интересов Новгородской земли и Руси в целом. Князь Александр отстоял от посягательств Швеции и Ордена хорошо освоенные Новгородом его прибалтийские владения и не дал Западу захватить северо-западную часть Руси. Это позволило Новгороду сохранить роль крупнейшего торгового партнера Запада, самобытный уклад и вольности. Великий Новгород сохранил положение одного из сильнейших центров Руси. При этом Александр укрепил положение своей семьи, влияние Владимиро-Суздальского княжества на севере Руси заметно усилилось. Для Русской земли в целом Александр отбил натиск западных владык, за которыми стоял тогдашний «командный пункт» Запада — папский Рим.

На границах новгородских и псковских земель наступило затишье. Швеция, Орден и Литва на некоторое время успокоились. Наиболее активные воины Запада усеяли костьми русские земли. Необходимо было время для восстановления боевого потенциала. Однако на Востоке ситуация была сложная. Батый разгромил Великое княжество Киевское. Галицко-Волынская Русь, меньше всего пострадавшая от завоевателей, попыталась было сохранить свою независимость от Орды. Но князю Даниилу Романовичу все же пришлось отказаться от киевского престола, выплатить огромную дань и стать «мирником» хана Батыя. Даниилу Галицкому пришлось смириться, хотя он и не оставил своих планов и даже налаживал контакты с Западом.


Псковские и новгородские земли не были разорены ордынцами. Но они исторически и экономически были связаны самым тесным образом с Владимиро-Суздальской Русью. По этой причине хан Батый, который славился дальновидностью, дал ярлык — золотую пайцзу — на великое княжение владимирское князю Ярославу Всеволодовичу, сделав его старшим среди русских князей. Однако в Орде также шло противостояние различных группировок. Отец Невского Ярослав был вызван в столицу Орды и отравлен там 30 сентября 1246 года матерью великого хана ханшей Туракиной. В этом факте никто из современников сомнений не высказывал. Его тело было привезено во Владимир и там предано земле. Древнерусский летописец отметит, что великий князь положил душу свою «за вся люди своя и за землю Русскую».

Хан Батый утвердил на русской земле нового великого князя. На владимирский престол был посажен дядя Александра Невского — Святослав Всеволодович. Александр не только остается на новгородском княжении, но получает в управление еще и город Переяславль. В 1247 году Александр Ярославич поехал в Орду к Батыю. Оттуда вслед за ранее уехавшим братом Андреем он отправился к великому хану. Перед новгородским князем стояла сложная задача, от успешного решения которой зависела не только его жизнь. Ему предстояло определиться в своих отношениях с золотоордынским ханом Батыем и великим ханом Монгольской империи. Именно их отношение к русскому полководцу и определило его дальнейшую судьбу и место в истории. Александр Ярославич показал основную стратегическую линию Руси: бескомпромиссная, непримиримая борьба с Западом, который стремится уничтожить русскую цивилизацию, русскую «матрицу» и союз с Востоком, объединение огромного пространства Северной Евразии в величайшую и могущественную империю.

Князь Александр Ярославич, как и его отец, и дед Всеволод Большое Гнездо, рано проявил себя как тонкий политик и умелый государственный деятель. Основной задачей своей поездки он считал предотвращение причин, которые вели к новым походам ордынцев на Русь. К этому его обязывала стратегическая ситуация: Рим по-прежнему понуждал западное рыцарство идти крестовым походом на Восток. Новое столкновение с Орденом, Швецией, Литвой, Польшей и другими западными центрами было неизбежно. В случае нормализации отношений с Ордой Александр Невский мог усилить оборону западных рубежей и даже перейти в контрнаступление. Более того, Орда могла поддержать русского князя военной силой.

При этом необходимо было решать общую задачу сдерживания Запада. Батый частично решил эту задачу во время похода 1241-1242 гг. Стоит сказать, что одновременные действия Александра Ярославича по разгрому шведских и немецких рыцарей в 1240-1242 гг. смотрятся весьма органично, если учесть одновременный удар ордынцев по Польше и Венгрии. Выходит так, что дружины Александра и полки Батыя действовали на огромном стратегическом фронте с севера на юг, и обеспечили разгром основных западных держав, которые вели наступление на русские земли.

Очевидно, что в то время Александр Ярославич это прекрасно понимал. Для более позднего времени действия Александра стали не понятны. Более того, они стали основанием для обвинений в «предательстве». Мол, Александр стал «восточным деспотом» и даже выступил против «патриотов»-князей, которые боролись с Ордой, заставил подчиниться Орде Новгородскую Русь. Якобы Александр Ярославич был не героем Русской земли, а её предателем и угнетателем, помогая «ордынским оккупантам». И таким образом Александр якобы прервал историю Руси, как части европейской цивилизации, выбрав не западный, а восточный вектор развития, обрекая Россию и русский народ на «вековую отсталость» перед «передовыми» западными странами.

Не удивительно, что князь Новгородский смирил свои княжеские, элитарные амбиции, гордыню и решил придерживаться мирной политики с Ордой. Ордынцы в большинстве случаев снисходительно относились к русским князьям, признавшим их верховную власть и плативших регулярную дань. Непокорство князей жестоко каралось. Причём за это платили обычные люди — горожане и селяне. Князья могли сбежать в соседние земли или на Запад. В случае отказа или сокрытия «выхода» баскаки с помощью военной силы могли разорить и ограбить непокорное княжество. Такие карательные набеги сопровождались массовым угоном в рабство молодого работоспособного населения, сожжением городов и сел. С учётом военно-стратегической ситуации, раздробленности русской земли, угрозы с Запада, больших людских потерь, Русь не могла бросить вызов Орде. Вот почему князь Александр Ярославич Невский все годы своего правления любыми мерами стремился к тому, чтобы не допустить ханских баскаков на Русь, а вести все расчеты с Ордой самому. Только регулярная и большая дань с русских земель могла удержать степных царей от новых карательных походов на княжества Руси.

При этом Александр не пресмыкался перед ордынцами, он заставил себя уважать могучих владык Востока. Так, по приезде в столицу Золотой Орды князь должен был, по обычаю, утвердившемуся у завоевателей Вселенной, пройти сквозь очистительный огонь двух костров и поклониться языческим святыням, прежде чем вступить в шатер хана Батыя. Такому обряду подвергались все русские князья. Отказ от него мог привести к немедленной смерти. Александр Невский со всей твердостью отказался пройти через очистительный огонь костров и поклониться ордынским святыням. Тогда его привели в ханский шатер и Батый спросил: «Почему ты, князь, не боясь смерти, отказался выполнять наши обряды?» «Великий хан, — отвечал русский князь-воитель, — в нашем Святом писании говорится: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне (богатству, стяжательству)»». Закончив такую краткую речь, князь Александр Ярославич поклонился хану Батыю и продолжил: «Я поклоняюсь тебе, потому что ты человек и царь, но твари кланяться не стану. И Священный Воитель (так ордынцы звали Чингиз-хана после его смерти, не произнося имени величайшего завоевателя мировой истории) в своих законах признавал веру иноплеменников. Мы же получаем православие с рождения от предков наших и вопрошаем: не кто ты по крови, а как веруешь? Но знаем и другое, что у Всевышнего все веры равны. И русские люди, живущие совместно с другими народами, силой не заставляют менять их верования».

Хан Батый был изумлен смелой речью русского полководца. Фактом остается то, что после этого владыка Орды принимал русского князя неизменно милостиво. Познакомившись с бытом и нравами ордынцев, князь Александр Ярославич сделал вывод, что русские княжества, не вызывая гнев и карательные меры, могли довольно успешно постепенно восстанавливать свою утраченную военную силу. Так и выйдет. Ордынская империя вскоре, по историческим меркам, впадёт в системный кризис, вызванный элитными усобицами и принятием ислама в качестве государственной религии, и постепенно Москва станет новым центром единой Русской империи, частью которой станет и Орда.

Изображение


П. Корин Александр Невский

Князь «всей Русской земли»

Итогом поездки братьев Александра и Андрея Ярославичей в Сарай стало наделение их владениями на Руси. Хан Батый распределил между ними земли на первый взгляд весьма неожиданно. Но можно считать, что мудрый правитель сделал это не без дальнего расчёта. Князь Александр Ярославич, сохраняя новгородский стол, получил от царя Батыя город Киев и «всю Русскую землю». Ханский ярлык давал право занять древний киевский престол. Князь Андрей Ярославович «седе во Володимере на столе», то есть хан Батый отдал младшему брату Александра отцовский стольный город в управление. Таким образом братья Ярославичи сосредоточили в своих руках самые главные и сильные столы — Новгород, Киев и Владимир.

Однако между братья, как отмечает летописец была «пря велия о великом княжении». После такого ханского решения было просто трудно понять, кто же на Руси великий князь. Формально вроде бы Александр Невский, но крупнейшее и сильнейшее Владимирское княжество административно не входило в его владения. С другой стороны, Новгород, где старший сын-наследник великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича сидел на княжеском столе, был зависим от стольного града Владимира. А Киев практически полностью утратил прежнее значение. Поэтому Александр в него не поехал, а поселился в Новгороде. По данным В. Н. Татищева, князь всё же собирался уехать в Киев, но новгородцы «удержали его татар ради».

События следовали одно за другим. Митрополит Кирилл, покинув разрушенный Киев, прибыл в Суздаль. Оттуда в 1251 году он отправился в Новгород. Торжественно встретил князь Александр Ярославич и весь новгородский люд. По просьбе горожан и селян Новгородской Руси митрополит Кирилл поставил на епархию епископа Далмата. В древнерусской истории это было заметным событием. Вскоре после этого Александр Невский тяжело занемог. Длительное путешествие по просторам Евразии подорвало его крепкое здоровье. Возможно, что его также пытались отравить. Священники молились за него во всех храмах Великого Новгорода, болезнь отступала с трудом. Летописец скажет: «Бысть болезь его тяжка зело». Все же хворь отступила и князь встал на ноги. Новгородцы воспрянули духом.

В тот же 1251 год Новгородскую Русь поразила непогода, которая привела к неурожаю. Летом шли обильные дожди и вода затопила поля и пастбища. Вымокли хлеба и сено. Разбушевавшийся от обилия воды Волхов снес большой мост в городе. Осенью ударили ранние морозы, которые погубили оставшийся урожай. Новгороду грозил голод, но горожане сумели разумно распорядиться небольшими запасами продовольствия, оставшимися от прежних лет, и перезимовали, перебились. Новгородцев спасало то, что на их землях царил мир. Сказывались прежние победы Александра.

Эта голодная зима с 1251 на 1252 год была последней в новгородском правлении князя Александра Невского. Причиной тому стал младший брат Андрей Ярославич, великий князь Владимирский. Отношения между братьями осложнились. Андрей Ярославич вступил в союз с Даниилом Галицким (которому римский папа предлагал королевскую корону ещё в 1246—1247 годах) и решил выступить против Орды.

Одновременно хозяева Запада попытались соблазнить Александра короной короля. Есть сведения о двух посланиях папы римского Иннокентия IV Александру Невскому. В первом папа предлагает Александру последовать примеру отца, якобы согласившегося (папа ссылался на Плано Карпини) перед смертью подчиниться римскому престолу, а также предлагает координацию действий с немецкими рыцарями в случае нападения ордынцев на Русь. Во втором послании папа упоминает о согласии Александра креститься в католическую веру и построить католический храм в Пскове, а также просит принять его посла — архиепископа Прусского. В 1251 году к Александру Ярославичу в Новгород приехали два кардинала с буллой. По рассказу летописца, русский князь, посоветовавшись с мудрыми людьми, изложил всю историю Руси и в заключение сказал: «Си вся съведаем добре, а от вас учения не принимаем».

Самсонов Александр
https://topwar.ru/90...re-nevskom.html
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse



0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.