Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

Падение Константинополя и Византийской империи


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
Нет ответов

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    70
  • 13 344 сообщений
  • 7996 благодарностей

Опубликовано 18 Ноябрь 2016 - 15:24

Изображение


29 мая 1453 года столица Византийской империи пала под ударами турков. Вторник 29 мая является одной из важнейших дат мировой истории. В этот день прекратила своё существование Византийская империя, созданная ещё в 395 году вследствие окончательного раздела Римской империи после смерти императора Феодосия I на западную и восточную части. С её гибелью завершился огромный период человеческой истории. В жизни многих народов Европы, Азии и Северной Африки наступил коренной перелом, обусловленный установлением турецкого владычества и созданием Османской империи.

Понятно, что падение Константинополя не является чёткой гранью между двумя эпохами. Турки ещё за столетие до падения великой столицы утвердились в Европе. Да и Византийская империя к моменту падения уже была обломком былого величия – власть императора распространялась только на Константинополь с предместьями и часть территории Греции с островами. Византию 13-15 веков назвать империей можно лишь условно. В то же время Константинополь был символом древней империи, считался «Вторым Римом».

Предыстория падения

В XIII веке одно из тюркских племён — кайы — во главе с Эртогрул-беем, выдавленное с кочевий в туркменских степях, откочевало в западном направлении и остановилось в Малой Азии. Племя оказало содействие султану крупнейшего из турецких государств (было основано турками-сельджуками) — Румского (Конийского) султаната — Алаэддину Кей-Кубаду в его борьбе с Византийской империей. За это султан отдал Эртогрулу в ленное владение земли в области Вифиния. Сын вождя Эртогрула - Осман I (1281—1326) несмотря постоянно на растущее могущество, признавал свою зависимость от Коньи. Только в 1299 году он принял титул султан и вскоре подчинил себе всю западную часть Малой Азии, одержав ряд побед над византийцами. По имени султана Османа его подданные стали называться османскими турками, или османами (оттоманами). Кроме войн с византийцами, османы вели борьбу за подчинение других мусульманских владений - к 1487 году турки-османы утвердили свою власть над всеми мусульманскими владениями Малоазиатского полуострова.

Большую роль в укреплении власти Османа и его преемников сыграло мусульманское духовенство, в том числе местными орденами дервишей. Духовные лица не только сыграли значительную роль в создании новой великой державы, но обосновывали политику экспансии, как «борьбу за веру». В 1326 году турками-османами был захвачен крупнейший торговый город Бурсу, важнейший пункт транзитной караванной торговли между Западом и Востоком. Затем пали Никея и Никомидия. Захваченные у византийцев земли султаны раздавали знати и отличившимся воинам в качестве тимаров – условных владений, получаемых за несение службы (поместий). Постепенно система тимаров стала основой социально-экономического и военно-административного устройства державы османов. При султане Орхане I (правил с 1326 по 1359 годы) и его сыне Мураде I (правил с 1359 по 1389 годы) были проведены важные военные реформы: иррегулярная конница была реорганизована - созданы созываемое из турков-земледельцев конное и пехотное войска. Воины конного и пехотного войск в мирное время были земледельцами, получая льготы, во время войны были обязаны прийти в армию. Кроме того, армию дополнили ополчением из крестьян христианской веры и корпусом янычар. В янычары первоначально брали пленных юношей-христиан, которых принуждали принять ислам, а с первой половины 15 столетия – из сыновей христианских подданных османского султана (в виде специального налога). Сипахи (своего рода дворяне османской державы, получавшие доход от тимаров) и янычары стали ядром армии османских султанов. Кроме того, в армии были созданы подразделения пушкарей, оружейников и др. частей. В результате на границах Византии возникла мощная держава, которая претендовала на господство в регионе.

Надо сказать, что Византийская империя и балканские государства сами ускорили своё падение. В этот период между Византией, Генуей, Венецией и балканскими государствами шла острая борьба. Часто борющиеся стороны стремились заручиться военной поддержкой османов. Естественно это резко облегчило экспансию османской державы. Османы получали информацию о путях, возможных переправах, укреплениях, сильных и слабых сторонах войск врага, внутренней ситуации и т. д. Христиане сами помогли переправиться через проливы в Европу.

Больших успехов турки-османы достигли при султане Мураде II (правил в 1421—1444 и 1446—1451 годах). При нём турки оправились после тяжёлого поражения, нанесённого Тамерланом в Ангорской битве 1402 года. Во многом именно это поражение и отсрочило гибель Константинополя на полстолетия. Султан подавил все восстания мусульманских владык. В июне 1422 года Мурад осадил Константинополь, но взять не смог. Сказалось отсутствие флота и мощной артиллерии. В 1430 году был захвачен крупный город Фессалоники в северной Греции, он принадлежал венецианцам. Мурад II одержал ряд важных побед на Балканском полуострове, заметно расширив владения своей державы. Так в октябре 1448 года состоялась сражение на Косовом поле. В этой битве османское войско противостояло объединёнными силами Венгрии и Валахии под командованием венгерского генерала Яноша Хуньяди. Ожесточённая трёхдневная битва завершилась полной победой османов, и решило судьбу балканских народов — на несколько веков они оказались под владычеством турок. После этого сражения крестоносцы потерпели окончательное поражение и больше не предпринимали серьёзных попыток отбить Балканский полуостров у Османской империи. Судьба Константинополя была решена, турки получили возможность решить задачу захвата древнего города. Сама Византия уже не представляла большой угрозы для турков, но коалиция христианских стран, опираясь на Константинополь, могла принести значительный вред. Город находился практически в середине османских владений, между Европой и Азией. Задачу по захвату Константинополя решил султан Мехмед II.

Византия. Византийская держава к 15 столетию утратила большую часть своих владений. Весь XIV век был периодом политических неудач. Несколько десятилетий казалось, что Сербия сможет захватить Константинополь. Различные внутренние раздоры были постоянным источником гражданских войн. Так византийский император Иоанн V Палеолог (правивший с 1341 - 1391 годы) свергался с престола трижды: своим свекром, сыном и затем внуком. В 1347 году прокатилась эпидемия «чёрной смерти», которая унесла жизни не менее трети населения Византии. Турки переправились в Европу, и пользуясь неурядицами Византии и балканских стран, к концу столетия вышли к Дунаю. В результате Константинополь оказался окружён почти со всех сторон. В 1357 году турки овладевают Галлиполи, в 1361 году — Адрианополем, который стал центром турецких владений на Балканском полуострове. В 1368 году султану Мураду I подчинилась Нисса (загородное местопребывание византийских императоров), и османы оказались уже под стенами Константинополя.

Кроме того, существовала проблема борьбы сторонников и противников унии с католической церковью. Для многих византийских политиков было очевидно, что без помощи Запада, империи не выжить. Ещё в 1274 году на Лионском соборе византийский император Михаил VIII пообещал папе добиваться примирения церквей из политико-экономических соображений. Правда, его сын император Андроник II созвал собор восточной церкви, который отверг решения Лионского собора. Затем Иоанн Палеолог поехал в Рим, где торжественно принял веру по латинскому обряду, но помощи от Запада не получил. Сторонниками унии с Римом были в основном политики, либо принадлежали интеллектуальной элите. Открытыми врагами унии было низшее духовенство. Иоанн VIII Палеолог (византийский император в 1425—1448 годах) считал, что Константинополь можно спасти только с помощью Запада, поэтому постарался как можно быстрее заключить унию с римской церковью. В 1437 году вместе с патриархом и делегацией православных архиереев византийский император отправляется в Италию и провел там более двух лет безвыездно, сначала в Ферраре, а затем на Вселенском соборе во Флоренции. На этих заседаниях часто обе стороны заходили в тупик и готовы были остановить переговоры. Но, Иоанн запретил своим епископам покидать собор до принятия компромиссного решения. В конце концов, православная делегация была вынуждена уступить католикам почти по всем основным вопросам. 6 июля 1439 года была принята Флорентийская уния, и восточные церкви воссоединились с Латинской. Правда, уния оказалась непрочной, уже через несколько лет многие присутствовавшие на Соборе православные иерархи стали открыто отрицать своё согласие с унией или говорить о том, что решения Собора были вызваны подкупом и угрозами со стороны католиков. В результате, уния была отвергнута большинством восточных церквей. Большинство духовенства и народа не приняло эту унию. В 1444 году римский папа смог организовать крестовый поход против турок (основной силой были венгры), но под Варной крестоносцы потерпели сокрушительное поражение.

Споры об унии происходили на фоне экономического упадка страны. Константинополь конца 14 столетия был печальным городом, городом упадка и разрушения. Потеря Анатолии лишила столицу империи почти всех сельскохозяйственных земель. Население Константинополя, которое в XII веке насчитывало до 1 млн. человек (вместе с предместьями), упало до 100 тыс. и продолжало сокращаться - к моменту падения в городе было примерно 50 тыс. человек. Предместье на азиатском берегу Босфора было захвачено турками. Предместье Пера (Галата) на другом берегу Золотого рога, была колонией Генуи. Сам город окружённый стеной в 14 миль, потерял ряд кварталов. Фактически город превратился в несколько отдельных поселений, разделённых огородами, садами, брошенными парками, руинами зданий. Многие имели свои стены, заборы. Наиболее многолюдные селения располагались по берегам Золотого Рога. Наиболее богатый квартал, примыкавший к заливу, принадлежал венецианцам. Рядом располагались улицы, где жили выходцы с Запада – флорентийцы, анконцы, рагузяне, каталонцы и евреи. Но, причалы и базары были ещё полны торговцами из итальянских городов, славянских и мусульманских земель. Ежегодно в город прибывали паломники, в основном из Руси.

Изображение



Последние годы до падения Константинополя, подготовка к войне

Последним императором Византии стал Константин XI Палеолог (правивший в 1449—1453 годах). До того как стать императором он деспотом Мореи – греческой провинции Византии. Константин обладал здравым умом, был хорошим воином и администратором. Обладал даром вызывать любовь и уважение своих подданных, его встретили в столице с большой радостью. Недолгие годы своего правления он занимался тем, что готовил Константинополь к осаде, искал помощи и союза на Западе и пытался успокоить смуту, вызванную унией с Римской церковью. Своим первым министром и главнокомандующим флотом он назначил Луку Нотараса.

Султан Мехмед II получил трон в 1451 году. Это был целеустремлённый, энергичный, умный человек. Хотя первоначально считалось, что это не блещущий талантами молодой человек - такое впечатление сложилось по первой попытке правления в 1444—1446 гг., когда его отцу Мураду II (он передал трон сыну, чтобы отдалиться от государственных дел) пришлось вернуться на трон для решения появившихся проблем. Это успокоило европейских правителей, у всех своих проблем хватало. Уже зимой 1451—1452 гг. султан Мехмед повелел начать строительство крепости в самом узком месте пролива Босфор, отрезая тем самым Константинополь от Чёрного моря. Византийцы были в замешательстве – это был первый шаг к осаде. Было отправлено посольство с напоминанием о клятве султана, который обещал сохранить территориальную целостность Византии. Посольство оставили без ответа. Константин направил посланцев с подарками и попросил не трогать греческих деревень, расположенных на Босфоре. Султан проигнорировал и эту миссию. В июне было направлено третье посольство – на этот раз греков арестовали, а затем обезглавили. Фактически это было объявление войны.

К концу августа 1452 года крепость Богаз-Кесен («перерезающая пролив», или «перерезающая горло») была построена. В крепости установили мощные орудия и объявили о запрете проходить Босфор без досмотра. Два венецианских корабля были отогнаны и третий утоплен. Экипаж обезглавили, а капитана посадили на кол – это развеяло все иллюзии на счёт намерений Мехмеда. Действия османов вызвали беспокойство не только в Константинополе. Венецианцам в византийской столице принадлежал целый квартал, они имели значительные привилегии и выгоды от торговли. Было ясно, что после падения Константинополя турки не остановятся, под ударом оказывались владения Венеции в Греции и Эгейском море. Проблема была в том, что венецианцы увязли в дорогостоящей войне в Ломбардии. С Генуей союз был невозможен, с Римом отношения были натянутые. Да и с турками отношения портить не хотелось – венецианцы вели выгодную торговлю и в османских портах. Венеция позволила Константину вербовать солдат и матросов на Крите. В целом Венеция сохранила нейтралитет о время этой войны.

Генуя оказалась в примерно такой же ситуации. Обеспокоенность вызвала судьба Перы и черноморских колоний. Генуэзцы, как и венецианцы, проявили гибкость. Правительство обратилось с призывом к христианскому миру направить помощь Константинополю, но сами такую поддержку не оказали. Частные граждане получили право действовать по своему усмотрению. Администрации Перы и острова Хиос получили указание придерживаться в отношении турок такой политики, какую они сочтут наиболее подходящей в сложившейся ситуации.

Рагузане – жители города Рагуз (Дубровник), также как и венецианцы, недавно получили от византийского императора подтверждение своих привилегий в Константинополе. Но и Дубровницкая республика не хотела подвергать риску свою торговлю в османских портах. Кроме того, у города-государства флот был небольшим и рисковать им не хотели, если нет широкой коалиции христианских государств.

Римский папа Николай V (глава католической церкви с 1447 по 1455 год), получив письмо Константина с согласием принять унию, тщетно обращался за помощью к различным государям. Должного отклика на эти призывы не было. Только в октябре 1452 года папский легат к императору Исидор привёл с собой 200 нанятых в Неаполе лучников. Проблема унии с Римом опять вызвала в Константинополе споры и волнения. 12 декабря 1452 года в храме св. Софии отслужили торжественную литургию в присутствии императора и всего двора. В ней были упомянуты имена папы римского, патриарха и официально провозглашены положения Флорентийской унии. Большинство горожан приняло это известие с угрюмой пассивностью. Многие надеялись, что если город устоит, можно будет отвергнуть унию. Но уплатив эту цену за помощь, византийская элита просчиталась – суда с солдатами западных государств не прибыли на помощь гибнущей империи.

В конце января 1453 года вопрос о войне был окончательно решён. Турецкие войска в Европе получили приказ атаковать византийские города во Фракии. Города на Чёрном море сдались без боя и избежали погрома. Некоторые города на побережье Мраморного моря пытались защищаться, и были разрушены. Часть армии вторглась на Пелопоннес и напала на братьев императора Константина, чтобы они не смогли прийти на помощь столице. Султан учёл тот факт, что ряд предыдущих попыток взять Константинополь (его предшественниками) провалился из-за отсутствия флота. Византийцы имели возможность морем подвозить подкрепления и припасы. В марте в Галлиполи стягивают все имеющиеся в распоряжении турок суда. Часть судов были новыми, построенными в течение нескольких последних месяцев. В турецком флоте было 6 трирем (двухмачтовые парусно-гребные судна, одно весло держали три гребца), 10 бирем (одномачтовое судно, где на одном весле было два гребца), 15 галер, около 75 фуст (легкие, быстроходные суда), 20 парандарий (тяжёлые транспортные баржи) и масса мелких парусных лодок, шлюпок. Во главе турецкого флота был Сулейман Балтоглу. Гребцами и матросами были пленные, преступники, рабы и частью добровольцы. В конце марта турецкий флот прошёл через Дарданеллы в Мраморное море, вызвав ужас у греков и итальянцев. Это был ещё один удар по византийской элите, там не ожидали, что турки подготовят столь значительные морские силы и смогут блокировать город с моря.

Одновременно во Фракии готовили армию. Всю зиму оружейники не покладая рук делали различного рода оружие, инженеры создавали стенобитные и камнемётные машины. Был собран мощный ударный кулак из примерно 100 тыс. человек. Из них 80 тыс. были регулярным войском – кавалерией и пехотой, янычарами (12 тыс.). Примерно 20-25 тыс. насчитывали иррегулярные войска – ополченцы, башибузуки (иррегулярная кавалерия, «безбашенные» не получали жалованья и «награждали» себя мародёрством), тыловые подразделения. Большое внимание султан уделил и артиллерии – венгерский мастер Урбан отлил несколько мощных пушек, способных топить корабли (с помощью одной из них потопили венецианское судно) и разрушать мощные укрепления. Самое большое из них тащили 60 быков, и к ней была приставлена команда в несколько сотен человек. Орудие стреляло ядрами весом примерно 1200 фунтов (около 500 кг). В течение марта огромная армия султана стал постепенно двигаться к Босфору. 5 апреля под стены Константинополя прибыл и сам Мехмед II. Моральный дух у армии был высокий, все верили в успех и надеялись на богатую добычу.

Люди в Константинополе были подавлены. Огромный турецкий флот в Мраморном море и сильная вражеская артиллерия, только усиливали беспокойство. Люди вспоминали предсказания о падении империи и пришествии антихриста. Но нельзя сказать, что угроза лишила всех людей воли к сопротивлению. Всю зиму мужчины и женщины, поощряемые императором, трудились, расчищая рвы и укрепляя стены. Был создан фонд для непредвиденных расходов – в него сделали вложения император, церкви, монастыри и частные лица. Надо отметить, что проблемой было не наличие денег, а отсутствие нужного количества людей, оружия (особенного огнестрельного), проблема продовольствия. Всё оружие собрали в одном месте, чтобы при необходимости распределить по наиболее угрожаемым участкам.

Надежды на внешнюю помощь не было. Поддержку Византии оказали только некоторые частные лица. Так, венецианская колония в Константинополе предложила свою помощь императору. Два капитана венецианских судов возвращавшихся из Чёрного моря – Габриэле Тревизано и Альвизо Диедо, дали клятву участвовать в борьбе. Всего флот, оборонявший Константинополь, состоял из 26 кораблей: 10 из них принадлежали собственно византийцам, 5 — венецианцам, 5 — генуэзцам, 3 — критянам, 1 прибыл из Каталонии, 1 из Анконы и 1 из Прованса. Несколько знатных генуэзцев прибыло сражаться за христианскую веру. К примеру, доброволец из Генуи Джованни Джустиниани Лонго привёл с собой 700 солдат. Джустиниани был известен, как опытный военный, поэтому был назначен императором командующим обороной сухопутных стен. В целом у византийского императора, не включая союзников, было около 5-7 тысяч воинов. Надо отметить, что часть населения города покинула Константинополь до начала осады. Часть генуэзцев – колония Пера и венецианцев сохранили нейтралитет. В ночь на 26 февраля семь кораблей – 1 из Венеции и 6 с Крита ушли из Золотого Рога, увозя 700 итальянцев.

Начало осады

Передовые турецкие отряды вышли к Константинополю в понедельник 2 апреля, сразу же после праздника Воскресения Христова. Гарнизон города предпринял вылазку. Однако, по мере прибывания всё новых вражеских сил, защитники вернулись в город, разрушив за собой мосты через рвы и закрыв ворота. Император Константин также приказал протянуть цепь через Золотой Рог. Один конец цепи крепился на башне св. Евгения на северо-восточной оконечности полуострова, а другой — на одной из башен квартала Пера (принадлежащего генуэзцам) на северном берегу Золотого Рога. На воде цепь поддерживали деревянные плоты. Цепь мешала турецким кораблям войти в Золотой Рог и высадить десант под северные стены столицы. Кроме того, вход в залив защищали силы ромейского флота.

Система обороны византийской столицы. Надо сказать, что византийская столица располагалась на полуострове, который образован Мраморным морем и заливом Золотой Рог. Городские кварталы, выходившие на берег Мраморного моря и берег залива, были защищены городскими стенами (хотя они были и слабее укреплений, защищавших город со стороны суши). За крепостные стены с 11 воротами на берегу Мраморного моря горожане были относительно спокойны — укрепления подходили почти прямо к морю, что мешало высадке войск врага, к тому же морское течение здесь было сильным и мешало туркам высаживать десант под стены (плюс мели и рифы на которые могли напороться вражеские корабли). Прорваться в залив, уязвимое место города, мешала цепь и флот. Кроме того, для защиты стены (она имела 16 ворот) у Золотого рога был прорыт ров через илистую прибрежную полосу, От залива и квартала Влахерны (северо-западный пригород Константинополя) до района Студион у Мраморного моря тянулись стены и ров. Квартал Влахерн несколько выступал за общую линию и был прикрыт одной линией стен, кроме того, его усиливали мощные сооружения императорского дворца. Здесь стена имела двое ворот – Калигарийские и Влахернские. Был также потайной ход – Керкопорта, в том месте, где укрепления квартала соединялись со стеной Феодосия (византийский император 5 в. н. э.). Стена Феодосия была двойной. Стену прикрывал глубокий ров шириной до 18 метров. По внутренней стороне рва шёл зубчатый бруствер, между ним и первой стеной был проход в 12-15 метров (Периволос). Наружная стена была высотой в 7-8 метров и имела квадратные башни, расположенные друг от друга на расстоянии 45-100 метров. За внешней стеной был ещё один проход шириной в 12-18 метров (Паратихион). Далее шла внутренняя стена высотой до 12 метров и башнями квадратной или восьмиугольной формы высотой до 18 метров. Башни располагались так, чтобы прикрыть промежутки между башнями внешней стены. Стена Феодосия имела несколько ворот общего или только военного назначения. Наиболее уязвимым считался участок стен у речки Ликос. Здесь рельеф местности понижался, и в город по трубе втекала речка (этот участок назывался Месотихион). Кроме того, в самом городе были и другие укрепления – отдельных кварталов, дворцов и т. д. Артиллерии у византийцев было мало, кроме того, башни и стены не были приспособлены под установку орудий. При наличии сильного гарнизона такой орешек было взять очень трудно.


Изображение


Стена в разрезе. Показаны три уровня обороны, внутренняя и внешняя стены и ров.

Проблема была в том, что у Константина и его соратников не было сил, чтобы хорошо прикрыть все направления и выделить сильные резервы. Пришлось выбрать самое опасное направление, а остальные закрыть минимальными силами. Да и значительных резервов для ликвидации вражеского прорыва не было. Император и Джованни Джустиниани Лонго решили сконцентрировать силы на обороне внешних стен, т. к. если бы противник прорвался за линию внешних укреплений, выбить его сил не было. Войск для защиты внутренней стены у них не было. Император со своими воинами занял наиболее уязвимый участок – Месотихион. Джустиниани первоначально защищал Харисийские ворота и стык стены Феодосия с укреплениями Влахерна (Мириандрион), но затем со своими генуэзцами укрепил отряд императора. Мириандрион остались защищать генуэзцы во главе с братьями Боккиарди (Паоло, Антонио и Троило). Часть константинопольских венецианцев во главе с Минотто занимала оборону во Влахернах в районе императорского дворца. Слева от сил императора стоял отряд генуэзцев Каттанео, дальше греческие соединения во главе с родственником императора Феофилом Палеологом. Подразделение во главе с венецианцем Филиппе Контарини защищало участок от Пигийских до Золотых ворот. Золотые ворота защищал генуэзец Мануэле. Далее участок до моря оборонял отряд Димитрия Кантакузина. Стены вдоль моря защищались незначительным количеством солдат. Район Студион был поручен Джакомо Кантарини. Следующий участок сторожили монахи, в случае угрозы они были должны вызвать помощь. Рядом с ними в районе гавани Элевтерия стоял турецкий принц Орхан со своими приближёнными (он был претендентом на султанский трон, поэтому успешная защита города была в его интересах). В районе ипподрома и старого императорского дворца располагались каталонцы Пере Хулиа. Кардинал Исидор с 200 солдатами занимал позиции у Акрополя. Берега Золотого Рога защищали генуэзские и венецианские моряки под руководством Габриэле Тревизано. Альвизо Диего командовал византийскими ВМС. В городе было два резервных отряда: первый с полевой артиллерией во главе с первым министром Лука Нотарасом располагался в районе Петры; второй во главе с Никифором Палеологом стоял у церкви св. Апостолов.

Расположение турецких сил. 5 апреля у стен Константинополя появились основные турецкие силы во главе с султаном Мехмедом II. 6 апреля турецкие войска занимали позиции, город был полностью блокирован. Часть армии во главе с Заганос-пашой были направлены на северный берег Золотого Рога, где они изолировали Перу. Через заболоченный участок в конце залива перебросили понтонный мост, чтобы была возможность взаимодействия с основными силами. Заганос-паша от своего имени и от имени султана гарантировал защиту и неприкосновенность Перу (Галате) в том случае, если жители квартала не окажут открытого сопротивления турецким войскам. Султан пока не планировал брать Перу – это могло вызвать появление генуэзского флота. Кроме того, видимо, была достигнута договоренность турков с генуэзскими и венецианскими купцами, которые поставляли в город продовольствие; поставки очень скоро сократились, и в Константинополе начался голод. Напротив Влахерна располагались регулярные войска из европейской части Османской империи под командованием Караджи-паши. Он имел в своём распоряжении и тяжёлую артиллерию. Батареи расположили, чтобы бить по стыку стены Феодосия с укреплениями Влахерна. От южного берега реки Ликос до Мраморного моря стояли регулярные войска из Анатолии во главе с Исхак-пашой и Махмуд-пашой. Сам султан расположился в долине реки Ликос напротив самого уязвимого места – Месотихиона. У него в распоряжении были янычары и другие отборные части, а также самые мощные орудия Урбана. За основными силами располагались башибузуки, готовые выдвинуться в любом направлении. Турки по всему фронту защитили свои позиции от возможных вылазок, вырыв ров, соорудив вал с частоколом. Турецкий флот под командованием Балтоглу блокировал Константинополь с моря, чтобы пресечь подвоз подкреплений, припасов и бегство византийцев. Кроме того, он имел задачу прорваться в Золотой Рог.

Надо отметить, что в армии султана было много европейцев как из подчинённых земель (сербов, болгар, греков и др.), так и добровольцев. Так, венгерский пушечный мастер Урбан, пушки которого сыграли важную роль в падении Константинополя, сам предложил Мехмеду II свои услуги. Был европейцем (греком или албанцем) второй визирь и глава янычар Заганос-паша.

Изображение



Первые бои

Мехмед II предложил императору Константину сдать город без боя, обещая ему взамен ряд гарантий – проживание в одной из греческих провинций, пожизненную неприкосновенность и материальную поддержку. Жителям обещали жизнь и сохранение имущества, а в случае отказа - смерть. Константин и византийцы отказались капитулировать. В принципе, султан Мехмед II мог вообще обойтись без штурма, блокированный со всех сторон город продержался бы в лучшем случае полгода и затем пал, как созревшее яблоко. Турки так в прошлом взяли несколько сильно укреплённых городов византийцев – лишённые поддержки извне и подвоза продовольствия города рано или поздно сдавались. Тем более, что на поддержку других христианских государств рассчитывать было бесполезно: ближайшие соседи Константинополя уже были покорены османами, а католическая Западная Европа предпочла закрыть глаза на проблемы православных «еретиков», которые так долго тянули с унией, не желая подчиняться Риму. Но молодой турецкий султан был чудовищно честолюбив. Мехмед не просто хотел взять Константинополь. Он хотел захватить его в бою и тем самым обессмертить свое имя в веках, положив конец более чем тысячелетней Византийской империи, «Второму Риму».


Изображение



Уже 6 апреля начался мощный обстрел крепостных стен. В районе Харисийских ворот стены были сильно повреждены, а 7-го разрушены. Ночью защитники заделали проломы. Султан приказал сосредоточить больше орудий, завалить ров, чтобы иметь возможность бросить войска на штурм при появлении проломов и искать место для подкопа под стены. Кроме того, Балтоглу получил приказ проверить крепость заграждения залива. 9 апреля турецкие ВМС пытались прорваться в залив, но успеха не имели. Балтоглу стал ждать прихода черноморской эскадры.

Пока выполнялись его приказы, султан взял часть отборного войска и захватил два византийских форта: один из них находился в Ферапии на холме у берегов Босфора, а другой — в деревне Студиос на берегу Мраморного моря. Замок Ферапия сопротивлялся два дня, затем стены были разрушены артиллерией, большая часть гарнизона погибла. Сдавшиеся в плен 40 человек были посажены на кол. Меньший форт в Студиосе разрушили за несколько часов, 36 уцелевших защитников посадили на кол. Казни совершили таким образом, чтобы их можно было видеть со стен Константинополя.

11 апреля султан вернулся в свою ставку, где турки сконцентрировали всю тяжёлую артиллерию напротив стены над руслом речки Ликоса. 12 апреля начали бомбардировку, которая длилась 6 недель. Среди пушек были и два гиганта, созданных талантом Урбана. Сред них орудие Базилика, оно стреляло до 2 км ядрами весом в 500-590 кг. Правда, из-за сложности использования Базилика стреляла не чаще 7 раз в день. Недостатки орудия оправдывались тем, что Базилика обладало огромной разрушительной мощью. Осаждённые пытались ослабить ущерб от обстрела, вывешивали на стены большие куски кожи, мешки с шерстью, но пользы от этих действий было мало. Уже через неделю внешняя стена над руслом Дикоса была полностью разрушена, а ров засыпан. Люди под руководством Джустиниани по ночам старались заделать проломы с помощью деревянных заграждений и бочек с землёй.

Изображение


Дарданелльская Пушка — аналог «Базили́ки».

12 апреля турки вторично попытались прорваться в залив. Турецкие корабли подошли к заграждению и атаковали ромейскую эскадру. Корабли византийцев и их союзников были лучше (к примеру, превосходили турецкие суда высотой бортов, что помогало отбить попытку абордажа), капитаны опытнее, на помощь им перебросили резерв Лики Нотараса. Византийцы перешли в контратаку и попытались окружить вражеские корабли, Балтоглу, спасая авангард, отвёл свои силы.

18 апреля султан бросил войска на штурм проломов у Ликоса. В бой шла лёгкая пехота - лучники, метатели дротиков, отряды тяжёлой пехоты и янычар. Штурмующие с собой несли факелы, чтобы поджечь деревянные заграждения, крючья для их растаскивания и штурмовые лестницы для преодоления оставшихся участков стены. Битва шла четыре часа. Турки в узком проломе не имели численного преимущества, а воины Джустиниани бились яростно и умело. К тому же сказывалось превосходство гарнизона в защитном вооружении. Турки откатились.

Победа христиан на море. Прорыв турок в Золотой Рог

К Константинополю с юга подошли три генуэзских корабля, нанятые папой римским, они привезли груз продовольствия и оружия. По пути к ним присоединился с таким же грузом императорский корабль. Дарданеллы не охранялись – весь турецкий флот был у города, его прошли без проблем. Утром 20 апреля корабли увидели из города и турецкие наблюдатели. Султан приказ их утопить или захватить. Балтоглу выдвинул почти все свои силы, включая лодки и большие транспорты (на них погрузили солдат). Турки были уверены в победе, они имели огромное численное преимущество в судах и людях. Жители города с волнением следили за разворачивающимися событиями.

Балтоглу предложил сдаться, но корабли продолжили движение. Передовые турецкие суда пошли на сближение. Почти час галеры пробивались в окружении, отбрасывая противника. Они имели преимущество в вооружении и имели высокие борта. Заранее были подготовлены бочки с водой и попытки поджечь суда быстро пресекались. Византийское судно имело ещё и т. н. «греческий огонь». Экипажи были отлично подготовлены, генуэзцы имели хорошие доспехи и вовремя реагировали на опасность. Корабли почти подошли к городу, когда стих ветер и течение стало их относить от Константинополя. Это походило на бой группы медведей против огромной стаи диких собак. Каждое христианское судно было окружено несколькими десятками больших, средних и малых судов противника. Турки мешали друг другу, шли на абордажи, которые их противники успешно отбивали. Наиболее ожесточённый бой шёл у византийского грузового судна, его штурмовали 5 трирем во главе с Балтоглу. Турки волна за волной пытались пробиться на судно, но их раз за разом отбрасывали. Капитаны генуэзских судов, понимая, что это не может длиться вечно, решили объединить корабли. Искусно маневрируя, они соединили 4 корабля, получилась целая крепость. Вечером поднялся ветер, и христианские корабли смогли пробиться к спасительной цепи. Наступала ночь, и Балтоглу отвёл свои силы. Эта победа вселила в горожан надежду. Город получил некоторое количество боеприпасов, продовольствия и подкрепление (хотя почти половина матросов получила ранения).

Султан был взбешён. В целом, учитывая всю мощь армии, потери были минимальны. Но престиж войска был подорван. Большой флот не смог захватить кучку христианских судов, хотя для этого имелись все возможности. Балтоглу первоначально хотели казнить, только заступничество командиров спасло его. Морского командующего лишили всех постов, имущество отобрали в пользу янычар. Кроме того, Балтоглу подвергли палочному наказанию и изгнали.

Султан придумал, как овладеть Золотым Рогом. Он решил перетащить корабли по суше через Галатский холм, использовав для этой цели специальные повозки и деревянные рельсы вроде трамвайных. Кроме того, заранее подготовили дорогу. Собранные повозки с литыми колесами спустили на воду, подвели под корпуса турецких судов, а затем при помощи быков вытащили на берег вместе с кораблями. В повозки запрягли быков и перетащили суда по деревянным рельсам мимо квартала Перу из Босфора через холмы к северному берегу залива Золотой Рог. При каждой повозке была специальная команда, помогающая на подъёмах и опасных местах. Турки таким способом смогли перебросить около 70 судов. Операцию провели 22 апреля. Горожане были шокированы. Командование предприняло ряд совещаний. Наиболее решительные требовали немедленной атаки всеми имеющимися в наличии кораблями на суда противника или высадку десанта на северный берег Золотого Рога, чтобы отрезать вражеские корабли и сжечь их. В итоге решили атаковать вражескую эскадру и сжечь её. Но из-за ряда проволочек (спорили между собой, готовили корабли и т. д.) время было упущено. Турки перебросили в Долину Источников новые пушки и силы прикрытия. Кроме того, видимо, турки имели агентов в Пере, где знали о приготовлениях к атаке и узнали о готовящемся рейде.

Ранним утром 28 апреля византийские суда двинулись к турецкой эскадре. Но были встречены огнём артиллерии, а затем атакованы. Была потеряна одна галера, несколько судов повреждено. Турки смогли пленить 40 моряков, которые с разбитых лодок приплыли к занятому турками берегу. Их обезглавили на виду у всего города. В ответ горожане вывели на стены и казнили 260 пленных турков. Город охватило уныние. Турок вытеснить из залива не удалось. Горожане помнили, что именно через стены у Золотого Рога в 1204 году крестоносцы смогли прорваться в город. Необходимо было выделить людей для защиты и этих стен, которые прежде были в относительной безопасности.

Тяжёлый май

Султан не использовал победу для нового решительного штурма уже с двух направлений. Он продолжил тактику изматывания гарнизона. Продолжался обстрел. Каждую ночь горожане заделывали всё новые и новые проломы. Турки установили пушки на плотах и обстреливали теперь и Влахернский квартал. Турецкие корабли беспокоили византийский флот, держа его в напряжении. Стала ощущаться нехватка продовольствия. Императору пришлось провести новый сбор средств с церквей и частных лиц, на них закупили продовольствие. Был учреждён комитет, который занимался распределением продовольствия. Это сняло напряжение, рационы были скудными, но все получали свою долю. Поголовье скота и запасы зерна быстро уменьшались. Турки могли взять город и без штурма, надо было только подождать.

Кроме того, в городе происходили ссоры между венецианцами и генуэзцами. Венецианцы винили генуэзцев в катастрофе 28 апреля. Только вмешательство императора заставило их внешне помириться. 3 мая венецианское судно ночью вырвалось из блокады и ушло на поиски венецианского флота. Константину также предлагали покинуть город и отправиться за помощью. Вне города он мог принести больше пользы. Константин отказался, он опасался, что после его отъезда среди защитников начнутся раздоры.

5-6 мая турки вели непрерывный обстрел, видимо, готовясь к штурму. Греки ожидали атаки с двух направлений – против Месотихионе и через залив при помощи флота. В ночь с 7 мая на 8-е турки повторили атаку против бреши у речки Ликос. Тактика была прежней. Ожесточённая схватка длилась около трёх часов, турки были отброшены. После этого боя венецианцы приняли решение перевести корабли к Акрополю, всё военное имущество выгрузить в арсенал. Матросы отправились на защиту Влахернского квартала. В ночь на 13 и 14 мая турецкие войска предприняли ещё одну попытку штурма, на этот раз атаковали Влахернский квартал. Но здесь укрепления пострадали незначительно, поэтому штурм отбили без особых усилий.

14 мая султан Мехмед II перевёл пушки с высот у Долины Источников к влахернской стене, а затем к главной батарее в долине Ликоса. Он решил сосредоточить здесь все орудия. 16, 17 и 21 мая турецкие ВМС провели демонстрацию сил у заграждения, но вступать в бой не стали.

Одновременно шла подземная война. Первые изыскания турки проводили ещё в первые дни осады, но не было опытных людей. Затем Заганос-паша отыскал сербских рудокопов. Первоначально рыли у Харисийских ворот, но место было неудачным. Затем стали вести подкоп под Влахерн у Калигарийских ворот. 16 мая осаждённые засекли подземные работы. Первый министр Лука Нотарас, он был в ответе за чрезвычайные события, обратился за помощью к мастеру Иоганнесу Гранту. Тот проделал контрподкоп, греки проникли во вражеский тоннель и подожгли опоры. Кровля рухнула, многих турок завалило. 21 мая турки стали рыть новый подкоп. Греки под руководством Гранта одерживали вверх в подземной войне: в некоторых местах выкурили врага с помощью дыма, в других местах топили ходы с помощью воды из цистерн, предназначенных для рва. 23 мая под турецкий подкоп подвели мину и взорвали врага. После этого турки прекратили рыть подкопы. В результате защитники Константинополя одержали вверх в подземной битве.

18 мая султан попробовал ещё одно средство – против уже сильно разрушенных укреплений Месотихиона турки двинули огромную деревянную башню. Для того чтобы её не сожгли, она была покрыта воловьими и верблюжьими шкурами, которые поливали водой. Верхняя площадка башни располагалась на уровне внешней стены города. На ней были лестницы для переброски на стены города. К ночи турки завалили и укрепили ров так, чтобы башню можно было придвинуть к стене. Однако ночью неизвестный герой смог с бочонком пороха пробраться к башне и взорвать её. К утру византийцы смогли укрепить брешь и расчистить часть рва.

Изображение



Это были последние победы греков. 23 мая наряду с радостью от уничтожения всех подкопов врага горожанам был нанесён сильный психологический удар. В залив прорвалось судно – это был корабль, направленный на поиск венецианского флота. Судно обошло все острова в Эгейском море, но не встретило кораблей Венеции. Окончательно стало ясно, что помощи не будет. Надо сказать, что хотя безвозвратные потери гарнизона были незначительными, но раненых было много. Все были утомлены физически и психически, надвигался голод. Гарнизону приходилось напрягать все силы, чтобы заделывать всё новые и новые бреши.

В Константинополе росли отчаяние и безнадёжность, но в турецком лагере не всё было хорошо. Огромная армия и флот, имея мощные орудия и массу другого штурмового снаряжения, добилась немного. Стены преодолеть не удавалось, были опасения, что городу придёт помощь с Запада. Ходили слухи о скором прибытии венецианского флота и переходе венгерской армии через Дунай. Перемирие с венграми было разорвано. Кроме того, часть приближенных султана, особенно советники его отца, были с самого начала противниками осады.

В эти дни прошли последние переговоры горожан с султаном. Мехмед предложил сдать город, сохранив жизни и имущество горожан, или ежегодно платить огромную дань в 100 тыс. золотых византинов. Византийцы не приняли этого предложения. Город они сдавать не собирались, а таких огромных денег у них не было. Константин предложил отдать все владения, кроме города. Султан сообщил, что горожан остался небольшой выбор: сдача города и уход из него, смерть или переход населения в ислам. На этом переговоры завершились.


Изображение



Последние бои, падение города

25 мая султан Мехмед собрал совет. Визирь Халиль-паша предложил остановить осаду. Он был против этой затеи с самого начала и считал, что ход осады, подтверждает его правоту. Напомнил о ряде неудач. По его мнению, вскоре мог подойти флот Венеции, а затем и Генуи. Поэтому, надо заключить мир на выгодных условиях и уйти. Заганос-паша заявил, что не верит в опасения великого визиря. Европейские державы разобщены, а венецианский флот, если и придёт, то не сможет ничего предпринять. По его словам, атаки надо усилить, а не уходить. Многие из молодых полководцев поддержали его позицию. Султан распорядился о подготовке штурма.

26 и 27 мая город был подвергнут сильной бомбардировке. Греки по ночам старались восстановить разрушенные укрепления. 27 мая султан объехал войска и объявил о скором решающем штурме. Следующие за ним глашатаи провозгласили, что город отдадут «борцам за веру» на полное разграбление в течение трёх дней. Мехмед пообещал справедливого раздела всей добычи. Эти речи были встречены криками радости. 28 мая 1453 года, понедельник, был объявлен день отдыха и покаяния, чтобы мусульманские воины набрались сил перед решающим сражением. Вторник объявили днём штурма.

В это время султан собрал своих советников и военачальников на военное совещание. Было решено посылать войска волна за волной, пока защитники не дрогнут. Заганос-паша получил задачу посадить часть своих сил на суда и высадить десант для атаки стен у Золотого Рога. Остальные его силы были должны перейти по понтонному мосту и атаковать Влахернский квартал. Справа от него участок стены до Харисийских ворот атаковал Караджа-паша. Исхак и Махмуд получили задачу атаковать стены от ворот св. Романа до Мраморного моря. Сам султан собирался ударить в районе реки Ликос.

В городе император пригласил к себе всех знатных людей и военачальников. Константин говорил о необходимости быть готовым умереть за семью, родину, государя и веру. Напомнил о подвигах их греческих и римских предков. Поблагодарил присутствующих итальянцев и призвал защитников стоять до последнего. Затем обошёл зал и попросил у всех прощения. Все последовали его примеру, обнимаясь и прощаясь, как перед смертью. В св. Софию стеклись все, кто не был на стенах, и православные, и унионисты, и латиняне. Они исповедовались, возносили молитвы и это был настоящий миг единения всех христиан перед лицом страшной опасности.

Вечером 28 мая турецкий лагерь пришёл в движение: османы завершали последние приготовления, одни заканчивали засыпать рвы, другие подкатывали ближе орудия и стенобитные, метательные машины. В ночь с 28 на 29 мая раздался страшный шум вызванный гулом голосов и различных инструментов, и турки бросились на штурм по всей линии укреплений. Дозорные в городе подняли тревогу, церкви ударили в набат, все мужчины бросились на стены. Женщины им помогали, таскали воду, камни, доски, бревна. Старики и дети собрались в церквях.

Султан несколько изменил первоначальный план и бросил в бой не свои лучшие силы, а башибузуков. Это были искатели добычи и приключений из самых разных стран, в том числе и христиане – венгры, немцы, славяне, итальянцы и даже греки. Атака шла по всей линии стен, но главный удар наносили в долине Ликоса. Остальные направления были для отвлечения греческих сил. Сражение сразу приняло ожесточённый характер. Башибузуки столкнулись с яростным сопротивлением. Солдаты Джустиниани были лучше вооружены, обучены и получили в своё распоряжение почти все мушкеты и пищали, которые были в городе. К месту сражения прибыл и Константин, чтобы подбодрить солдат. После почти двухчасового боя, султан отозвал башибузуков. Греки стали восстанавливать укрепления, но успели мало. При поддержке артиллерии, в бой бросилась вторая турецкая волна – регулярные войска из Анатолии. Они были намного лучше вооружены, организованы, чем башибузуки, к тому же среди них находились фанатики. Но они, как и башибузуки несли большие потери – огромное количество людей было сосредоточено в узком месте, это позволяло защитникам попадать почти при каждом выстреле или броске камня, метательного копья.

Греки успешно отбили и второй штурм, примерно час до рассвета стала захлёбываться и эта волна. Но в это время ядро из «Базилики» проделало большую брешь в укреплениях. В пролом сразу бросилось около трёх сотен турков. Император с воинами окружил их, большая часть прорвавшихся турков была убита, часть отброшена за брешь. Такой яростный отпор привёл турок в замешательство, к тому же войска были уже утомлены. Анатолийские части были отведены на исходные позиции. На других направлениях попытки штурма были отбиты. В районе Золотого Рога турки ограничились демонстрацией, десант высадить они не решились.


Изображение


Султан не стал ждать пока греки заделают пролом, и бросил в сражение третью волну – янычар. Султан Мехмед довёл их до рва и остался там, подбадривая своих любимцев. Сражение достигло высшей точки: отборные турецкие войска бились с уже уставшими воинами, которые дрались несколько часов кряду. Яростный бой шёл около часа. Казалось, что эту волну защитники отобьют. Но тут случилось сразу два происшествия, которые резко изменили картину боя. Несколько турков заметили дверцу (Керкопорту) между стеной Феодосия и Влахернским кварталом, через неё защитники делали вылазки. Кто-то забыл её закрыть и небольшой отряд турков проник за стену. Христиане заметили это и бросились закрывать дверцу, чтобы отрезать небольшой авангард врага. В то же время в районе Ликоса пулей или осколком ядра был ранен Джустиниани Лонго. Истекая кровью и испытывая сильную боль, он попросил соратников вынести его с поля боя. Император Константин попросил его остаться, чтобы не смущать защитников. Джустиниани настоял на том, чтобы его унесли. Телохранители унесли его на генуэзский корабли – после падения города тот прорвётся в море (Джустиниани так и не оправится от своих ран и умрёт в июне 1453 года). Генуэзские солдаты без своего командира растерялись, началась паника, кто-то посчитал, что их бросили и битва проиграна. Генуэзцы бежали, бросив греков и венецианцев. Турки заметили смятение среди врагов и один отряд янычар смог взобраться на гребень сломанного заграждения. Греки бросились на них и янычары были почти все убиты, но смогли продержаться столько, чтобы к ним присоединились другие. Греки пытались отбить натиск, но были отброшены. Люди побежали, чтобы скрыться за внутренней стеной. Император с несколькими соратниками дрался в воротах внутренних ворот, турки его не опознали и он погиб смертью храбрых. Вместе с ним пал и его двоюродный брат Феофил Палеолог.

Одновременно турки хлынули в Керкопорту, генуэзцев Боккиарди было слишком мало, чтобы остановить этот поток. Раздался крик: «Город взят!» В районе Керкопорты генуэзцы ещё некоторое время дрались, потом поняв, что дело проиграно, стали пробиваться к кораблям. Один из братьев Боккиарди – Паоло погиб, двое других смогли добраться до корабля и перебрались в Перу. Венецианцы Минотто попали в окружение в старом императорском дворце во Влахерне. Многие погибли, часть попала в плен (часть позже казнили). Турецкие корабли, в Золотом Роге получив весть о прорыве, высадили десант и почти без сопротивления одолели стену. Венецианцы бросились на свои корабли, греки разбежались по домам, пытаясь спасти семьи. Команды двух критских кораблей забаррикадировались в трёх башнях. На участке к югу от Ликоса солдаты оказались в окружении, большинство пало, пытаясь прорваться. Л. Нотарас, Ф. Контарини и Д. Кантакузин попали в плен. Правда, его казнили позже, когда Нотарас отказался отдать 14-летнего сына в гарем султана, Мехмед любил молодых мальчиков. В ряде мест защитники сами сдавались в плен и открывали ворота, в обмен на обещания сохранить их дома и семьи. Принц Орхан со своими турками и каталонцы дрались до последнего. Надо сказать, что пленных солдат было мало – около 500 греческих солдат и наёмников. Остальные защитники пали или смогли сбежать.

В городе шёл грабёж и резня. Турецкие матросы, опасаясь, что город разграбят без них, бросали корабли и бежали в город. Это спасло жизни многим горожанам. Генуэзцы во главе с Альвизо Диедо в Пере обрубили ремни, которые держали цепь. Вход из залива был открыт и несколько венецианских, генуэзских и византийских кораблей бежали, взяв тех, кого смогли. Турки не смогли им помешать. Последний очаг сопротивления был в трёх башнях недалеко от входа в залив Золотой Гор. Критские моряки держались дольше всех, выбить их не удавалось. Они сдались только, когда им пообещали жизнь и свободу. Турецкие командиры сдержали обещание – критянам позволили погрузиться на их корабли и спокойно уйти.


Изображение



Последствия

- Солдаты получили право на трёхдневный грабёж, как им и обещали. Турки и иные подданные султана заняли весь город. Первоначально множество людей было убито, в том числе женщин и детей. Затем людей стали захватывать, чтобы продать. К примеру, в св. Софии убили всех стариков и калек, но пленили молодых женщин, девушек, юношей, знатных людей.

В ходе грабежей и погромов погибла и исчезла масса культурных ценностей, в том числе и настоящих реликвий, вроде иконы Богоматери Одигитрии (Путеводительницы). Она по преданию была выполнена самим Лукой. Вскоре отборные части султана навели порядок, это был уже турецкий город и он не хотел дополнительных разрушений. Ко многим знатным византийским пленникам султан проявил милость, даже сам выкупил. А вот многих итальянцев ждала казнь.

- С гибелью Константина XI и Константинополя, Византийская империя прекратила своё существование. Её земли вошли в состав Османской империи. Горожанам султан даровал права самоуправляющейся общины внутри государства, общину возглавил константинопольский патриарх. Он отвечал за неё перед султаном. Сам турецкий султан, стал считать себя преемником византийского императора и принял титул Кайзер-и Рум (Цезарь Рима).

Современная Турция и штурм Константинополя

Об отношении современной турецкой общественности к факту оккупации византийской территории и Константинополя, красноречиво говорит факт открытия в Стамбуле в 2009 году музея-панорамы «1453». Падение Константинополя 29 мая 1453 года подаётся как одно из самых важных и героических событий во всей истории турецкого государства. Для турок дата падения столицы Византийской империи символизирует примерно то же, что для граждан России – 9 мая 1945 года. О важности этого музея и события говорит и факт того, что решение о создании панорамы принималось в 2005 году на самом высоком уровне, турецким премьером Реджепом Эрдоганом.

Изображение

Автор: Самсонов Александр
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse

  Тема Раздел Автор Статистика Последнее сообщение


0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.