Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

Правила боя монгольского войска


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
4 ответов в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 954 сообщений
  • 6283 благодарностей

Опубликовано 01 Ноябрь 2016 - 08:20

Изображение


Созданная великим Чингисханом огромная Монгольская империя во много раз превзошла пространства империй Наполеона Бонапарта и Александра Македонского. И пала она не под ударами внешних врагов, а лишь вследствие внутреннего распада…

Объединив в XIII веке разрозненные монгольские племена, Чингисхан сумел создать армию, которой не было равных ни в Европе, ни на Руси, ни в среднеазиатских странах. Ни одно сухопутное войско того времени не могло сравниться с мобильностью его войск. А главным его принципом всегда было нападение, даже если основной стратегической задачей являлась оборона.




Изображение


Посланец Папы Римского при монгольском дворе Плано Карпини писал, что победы монголов зависят во многом не столько от их физической силы или численности, сколько от превосходной тактики. Карпини даже рекомендовал европейским военачальникам следовать примеру монголов. «Нашими армиями следовало бы управлять по образцу татар (монголов. — Прим. авт.) на основании тех же суровых военных законов… Армия никоим образом не должна вестись в одной массе, но отдельными отрядами. Во все стороны должны рассылаться разведчики. А наши генералы должны держать войска днем и ночью в боевой готовности, так как татары всегда бдительны, как дьяволы». Так в чем же крылась непобедимость монгольской армии, откуда брали начало те приемы владения боевым искусством ее полководцы и рядовые?

Стратегия

Прежде чем начать любые военные действия, монгольские правители на курултае (военном совете. — Прим. авт.) самым подробнейшим образом разрабатывали и обсуждали план предстоящей кампании, а также определяли место и время сбора войск. Шпионы в обязательном порядке добывали «языков» или находили в стане врага предателей, снабжая тем самым военачальников подробнейшей информацией о неприятеле.

При жизни Чингисхана верховным командующим был он сам. Вторжение в захватываемую страну он обычно осуществлял с помощью нескольких армий и в разных направлениях. От командующих он требовал план действий, иногда внося в него поправки. После чего исполнителю давалась полная свобода в решении поставленной задачи. Чингисхан лично присутствовал только при первых операциях, а убедившись, что все идет в соответствии с планом, предоставлял молодым вождям всю славу военных триумфов.

Подходя к укрепленным городам, монголы собирали в окрестностях всевозможные запасы, а при необходимости устраивали рядом с городом временную базу. Главные силы обычно продолжали наступление, а резервный корпус приступал к подготовке и проведению осады.


Изображение


Когда встреча с вражеской армией была неминуема, монголы либо пытались напасть на неприятеля внезапно, либо, когда на внезапность рассчитывать не приходилось, направляли силы в обход одного из неприятельских флангов. Такой маневр назывался «тулугма». Впрочем, монгольские командующие никогда не действовали по шаблону, стараясь извлечь максимальную выгоду из конкретных условий. Нередко монголы бросались в притворное бегство, с непревзойденным искусством заметая свои следы, буквально исчезая с глаз противника. Но лишь до той поры, пока тот не ослаблял бдительность. Тогда монголы садились на свежих запасных лошадей и, будто из-под земли появившись перед ошеломленным врагом, совершали стремительный налет. Именно таким способом в 1223 году на реке Калке были разбиты русские князья.

Случалось, что в притворном бегстве войско монголов рассеивалось так, что охватывало противника с разных сторон. Но если враг был готов дать отпор, его могли выпустить из окружения, чтобы потом добить на марше. В 1220 году подобным образом была уничтожена одна из армий Хорезмшаха Мухаммеда, которую монголы намеренно выпустили из Бухары, а затем разгромили.

Чаще всего монголы атаковали под прикрытием легкой конницы несколькими параллельными колоннами, растянутыми по широкому фронту. Столкнувшаяся с основными силами колонна врага или удерживала позиции, или отступала, остальные же продолжали двигаться вперед, наступая на фланги и в тыл противника. Затем колонны сближались, итогом этого, как правило, являлось полное окружение и уничтожение врага.


Изображение


Потрясающая подвижность монгольского войска, позволяющая захватывать инициативу, давала монгольским командирам, а не их противникам право выбора как места, так и времени решающей битвы.

Для максимального упорядочения продвижения боевых частей и быстрейшего донесения до них приказов о дальнейших маневрах монголы использовали сигнальные флажки черного и белого цветов. А с наступлением темноты сигналы подавались горящими стрелами. Еще одной тактической разработкой монголов было использование дымовой завесы. Небольшие отряды поджигали степь или жилища, что позволяло скрывать передвижение основных войск и давало монголам столь необходимое преимущество внезапности.

Одним из главных стратегических правил монголов было преследование разбитого противника вплоть до полного уничтожения. В военной практике средневековых времен это было внове. Тогдашние рыцари, к примеру, считали унизительным для себя гнаться за противником, и такие представления сохранялись еще много веков, вплоть до эпохи Людовика XVI. А вот монголам было необходимо убедиться не столько в том, что враг побежден, сколько в том, что он уже не сможет собрать новые силы, перегруппироваться и напасть снова. Поэтому он попросту уничтожался.

Монголы довольно своеобразным способом вели учет вражеским потерям. После каждой битвы особые отряды отрезали правое ухо у каждого трупа, лежащего на поле битвы, а потом собирали в мешки и точно подсчитывали количество убитых врагов.

Как известно, монголы предпочитали воевать зимой. Излюбленным способом проверить, выдержит ли ставший на реке лед вес их лошадей, было заманить туда местное население. В конце 1241 года в Венгрии на виду у измученных голодом беженцев монголы оставили без присмотра скот на восточном берегу Дуная. И когда те смогли перейти реку и увести скот, монголы поняли, что наступление можно начинать.

Воины

Каждый монгол с самого раннего детства готовился стать воином. Мальчики учились ездить верхом едва ли не раньше, чем ходить, чуть позже до тонкостей осваивались лук, копье и меч. Командира каждого подразделения выбирали, исходя из его инициативы и храбрости, проявленных в бою. В подчиненном ему отряде он пользовался исключительной властью — его приказы выполнялись немедленно и беспрекословно. Такой жестокой дисциплины не знало ни одно средневековое войско.

Монгольские воины не ведали ни малейших излишеств — ни в еде, ни в жилище. Приобретя за годы подготовки к военно-кочевой жизни беспримерную выносливость и стойкость, они практически не нуждались в медицинской помощи, хотя еще со времен китайского похода (XIII–XIV века) в монгольской армии всегда имелся целый штат китайских хирургов. Перед началом боя каждый воин надевал рубашку из прочного мокрого шелка. Как правило, стрелы пробивали эту ткань, и она втягивалась в рану вместе с наконечником, существенно затрудняя его проникновение, что позволяло хирургам легко извлекать из тела стрелы вместе с тканью.

Состоявшее практически целиком из конницы монгольское войско основывалось на десятичной системе. Самой крупной единицей был тумен, включавший в себя 10 тысяч воинов. В тумен входили 10 полков, каждый по 1 000 человек. Полки состояли из 10 эскадронов, каждый из которых представлял собой 10 отрядов по 10 человек. Три тумена составляли армию или армейский корпус.


Изображение


В войске действовал непреложный закон: если в бою кто-то из десятка бежал от врага, казнили всю десятку; если в сотне бежала десятка, казнили всю сотню, если бежала сотня — казнили всю тысячу.

Бойцы легкой кавалерии, составлявшие более половины всего войска, не имели доспехов за исключением шлема, были вооружены азиатским луком, копьем, кривой саблей, легкой длинной пикой и арканом. Мощность гнутых монгольских луков во многом уступала большим английским (в данном случае автор ошибается, Yorik), но каждый монгольский конник имел при себе как минимум два колчана со стрелами. Доспехов, за исключением шлема, лучники не имели, да они для них и не были необходимостью. В задачу легкой кавалерии входили: разведка, маскировка, поддержка тяжелой кавалерии стрельбой и, наконец, преследование бегущего врага. Иначе говоря, они должны были поражать противника на расстоянии.

Для ближнего боя использовались отряды тяжелой и средней конницы. Назывались они нукерами. Хотя изначально нукеры обучались всем видам боя: могли атаковать врассыпную, используя луки, или сомкнутым строем, с помощью копий или мечей…

Главную ударную силу монгольского войска составляла тяжелая кавалерия, ее численность была не более 40 процентов. Тяжелые конники имели в своем распоряжении целый набор доспехов из кожи или кольчуги, снятые, как правило, с поверженных врагов. Лошади тяжелых кавалеристов также были защищены кожаными доспехами. Вооружены эти воины были для дальнего боя — луками и стрелами, для ближнего — копьями или мечами, палашами или саблями, боевыми топорами или булавами.

Атака тяжеловооруженной конницы была решающей и могла изменить весь ход сражения. Каждый монгольский всадник имел от одной до нескольких запасных лошадей. Табуны всегда находились непосредственно за строем и лошадь можно было быстро сменить на марше или даже во время битвы. На этих низкорослых, выносливых лошадях монгольская конница могла проходить до 80 километров, с обозами же, стенобитными и метательными орудиями — до 10 километров в сутки.


Изображение


Осада

Еще при жизни Чингисхана в войнах с империей Цзинь монголы во многом заимствовали у китайцев как некоторые элементы стратегии и тактики, так и военную технику. Хотя в начале своих завоеваний войско Чингисхана нередко оказывалось бессильным против прочных стен китайских городов, по прошествии нескольких лет монголы разработали такую фундаментальную систему осады, которой практически невозможно было противостоять. Главной ее составляющей был большой, но подвижный отряд, оснащенный метательными машинами и прочим снаряжением, которое перевозилось на специальных крытых повозках. Для осадного каравана монголы набрали лучших китайских инженеров и создали на их основе мощнейший инженерный корпус, оказавшийся в высшей степени эффективным.

В результате ни одна крепость уже не была непреодолимым препятствием для продвижения монгольской армии. В то время как остальное войско двигалось дальше, осадный отряд окружал наиболее важные крепости и приступал к штурму.

Монголы переняли у китайцев и умение при осаде крепости окружать ее частоколом, изолируя от внешнего мира и лишая тем самым осажденных возможности делать вылазки. Затем монголы шли на штурм, используя различные осадные оружия и камнеметные машины. Чтобы создать панику в рядах противника, монголы обрушивали на осажденные города тысячи горящих стрел. Ими стреляли легкие конники прямо из-под крепостных стен или из катапульты издалека.

При осаде монголы нередко прибегали к жестоким, но весьма эффективным для них приемам: они гнали перед собой большое число беззащитных пленников, вынуждая осажденных убивать своих же соотечественников, чтобы добраться до нападавших.

Если защитники оказывали яростное сопротивление, то после решающего штурма весь город, его гарнизон и жители подвергались уничтожению и тотальному грабежу.

«Если они всегда оказывались непобедимы, то этим были обязаны смелости стратегических замыслов и отчетливости тактических действий. В лице Чингисхана и его полководцев военное искусство достигло одной из своих высочайших вершин» — так писал о монголах французский военачальник Рэнк. И, видимо, он был прав.

Разведка

Разведывательные действия применялись монголами повсеместно. Задолго до начала походов разведчики до мельчайших подробностей изучали местность, вооружение, организацию, тактику и настроение армии неприятеля. Все эти разведданные давали монголам неоспоримое преимущество перед противником, который порой знал о себе гораздо меньше, чем следовало бы. Разведывательная сеть монголов раскинулась буквально по всему миру. Шпионы обычно действовали под личиной купцов и торговцев.

Особенно же монголы преуспели в том, что сейчас принято называть психологической войной. Рассказы о жестокости, варварстве и истязании непокорных распространялись ими намеренно, и опять же задолго до боевых действий, чтобы подавить у противника всякое желание сопротивляться. И пусть в такой пропаганде было немало правды, монголы весьма охотно использовали услуги тех, кто соглашался с ними сотрудничать, особенно если какие-то их навыки или умения можно было использовать для пользы дела.

Монголы не отказывались ни от какого обмана, если он мог позволить им добиться преимущества, сократить свои жертвы или увеличить потери противника.
Автор: Дмитрий Чулов
http://www.vokrugsveta.ru
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 2 раз:
Александр198 , dronav

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 954 сообщений
  • 6283 благодарностей

Опубликовано 29 Июнь 2017 - 16:43

Тактика, доспехи, вооружение средневековой Евразии

Завоевания татаро-монголов поразили современников, да и сейчас поражают. А западная Европа была на грани истерики перед грозными воинами Чынгыз Хана, которые завоевали огромную часть мира. Так в чем же была загадка военных успехов татаро-монгол? Чтобы это понять, не одно поколение отечественных и иностранных ученых изучали многочисленные письменные источники, проводили археологические исследования. Но вот военному делу татаро-монгол мало кто уделял должного внимания.

Начнем с того, что все выдающиеся победы и успехи были достигнуты за счет того, что эти кочевники были прирожденными воинами. И за счет гениальной личности Чынгыз Хана, его железной руки и с помощью доблестных полководцев в армии была произведена централизация, налажена феноменальная дисциплина и блестяще поставлена разведка. Противник зачастую был разобщен и испытывал другие различные трудности, а военачальники татаро-монгол не только отлично владели военным искусством, но и хорошо разбирались в политике и дипломатии.

Справедливости ради стоит отметить, что не все противники были слабы, было много и находящихся на вершине могущества. Например, государство Хорезмшахов с кыпчакским войском, очень сильны были половцы, русские княжества, венгерское королевство и т.д. В силу специфики ведения кочевого хозяйства численность татаро – монгольской армии была мала по сравнению с армиями оседлых народов, но мы знаем не мало примеров, когда эта мобильная и высокоорганизованная армия, значительно уступая числом противнику, одерживала победу. Немаловажную роль играл высокий моральный дух татарских воинов, их смелость и находчивость. Вот что написал в своих записках Иосафат Барбаро – крупный политический деятель Венецианской республики, опытный дипломат (XV в.):

«По этому поводу расскажу, что однажды случилось при мне, когда я был в Тане. Стоял я как-то на площади; пришли в город татары и сообщили, что в роще, мили за три отсюда, спрятались черкесы-наездники, числом около сотни, которые задумали совершить набег под самый город, как это было у них в обычае. Я сидел в лавке мастера по выделке стрел; там же был еще один купец-татарин, пришедший туда с цитварным семенем. Узнав о черкесах, он встал и сказал: «Почему бы нам не отправиться захватить их? Сколько там этих всадников?». Я ответил ему: «Сто человек». — «Вот и хорошо», — сказал он, — «нас пятеро, а у вас сколько найдется всадников?». Я ответил: «Сорок». А он сказал: «... Идем, схватим их!». Услышав все это, я пошел искать мессера Франческо и рассказал ему об этих речах, он же со смехом спросил меня, хватит ли у меня духу пуститься туда. Я ответил, что хватит.

И вот мы сели на лошадей, приказали нашим людям прибыть по воде и к полудню налетели на этих черкесов. Они стояли в тени, некоторые из них спали, но, к несчастью, случилось так, что немного раньше, чем мы достигли их, наш трубач затрубил. Поэтому многие успели бежать; тем не менее, и убитыми, и пленными нам досталось около 40 человек. Но вся красота этого дела относится к тому, что говорилось о «безумных храбрецах». Тот татарин, который предлагал ехать хватать черкесов, не удовольствовался добычей, но в одиночку бросился в погоню за беглецами, хотя мы все кричали ему: «Ты же не вернешься, никогда ты не вернешься!». Он возвратился спустя почти целый час и, присоединившись к нам, жаловался, говоря: «Горе мне, не смог я поймать ни одного!» — и сильно сокрушался. Судите сами, каково было его безумство, — ведь если бы хоть четверо из черкесов обернулись против него, они изрубили бы его на мелкие куски. Более того, когда мы упрекали его, он все обращал в шутку».
(Барбаро И. Путешествие в Тану. Текст воспроизведен по изданию: Барбаро и Кантарини о России. М. Наука. 1971.)

Изображение



Но вернемся к статье. Действительно, тактика у татаро – монголов была традиционная – массированные обстрелы из лука, ложные отступления с засадами, охваты, окружения, изматывание противника длительной осадой. В подавляющем большинстве случаев численный перевес играет решающую роль в сражении. Но немаловажно распознать решающее время и участок битвы, чтобы сосредоточить в этом месте, именно на этом участке превосходящие силы и разгромить противника, даже если он имеет общее превосходство в живой силе и вооружении.

Теперь что можно сказать о вооружении татаро – монгол? Действительно у всех у нас есть стереотип, говорящий о татарине на низкорослом крепком скакуне с луком и стрелами в руках. Но в то же время, читая европейских, азиатских, кавказских авторов XIII – XV вв., мы видим восхищение искусством стрельбы из лука, подвижности, феноменальной результативности татаро – монгольских лучников. Опять обратимся за примером, который описывает И. Барбаро:

«Татары прекрасные охотники с соколами, и у них много кречетов; они ловят птиц на репейник (что у нас не применяется), ходят на оленей и на другого крупного зверя. Кречетов они носят на кулаке одной руки, а в другой держат посошок; когда устанут, потому что ведь [эти птицы] вдвое больше орлов, они подставляют посошок под руку. Временами над их войском проносится стая гусей; тогда люди из лагеря пускают стрелы толщиной в палец, изогнутые и без оперения. Стрелы летят прямо, затем повертываются и летят наперерез птицам, раздробляя — когда настигнут их — то шею, то ноги, то крылья. Иногда кажется, что этими гусями полон воздух; от крика людей они, оглушенные, пугаются и падают на землю». (Барбаро И. Путешествие в Тану. Текст воспроизведен по изданию: Барбаро и Кантарини о России. М. Наука. 1971.)

По мнению многих исследователей, татарский лук был самым мощным в эпоху Средневековья. Натяжение знаменитого английского лука было около 35 кг., и стрелял этот лук на расстояние до 230 метров. А татарский лук был сложносоставным с роговыми и костяными накладками и получал усиление в 40 – 70 кг., к тому же татары обладали особой техникой стрельбы и стреляя с коней, их стрелы преодолевали расстояние до 320 метров, при этом могли пробить все существующие доспехи того времени.

Изображение


Резные накладки на лук (кость). XIII-XIV вв. из фонда Энгельсского краеведческого музея.

Стрелы у них были двух типов, с небольшими легкими и крупными тяжелыми наконечниками.

Изображение


Наконечники татаро – монгольских стрел. XIII-XIV вв.

Стрелами с небольшими легкими наконечниками велась навесная стрельба на дальние расстояния, когда противника надо было изнурять и ранить. А стрелы с большими наконечниками применялись на ближней дистанции для гарантированного поражения цели. С помощью мощного лука пробивалась самая толстая броня и наносились резаные раны как противнику, так и его коню.

Хорошо отработанной тактической уловкой татар было ложное отступление, когда вперед высылалось несколько подразделений, которые осыпали неприятеля с дальней дистанции тучами стрел, вынуждая его атаковать. После этого татаро – монголы стремительно уходили от столкновения. Противник втягивался в погоню и в определенном месте его поджидали свежие силы татар. Обычно это была тяжелая кавалерия, затянутая в панцирные доспехи, включая и лошадей. Они сминали уставшего и потерявшего строй противника. Например, такая тактика была применена в Закавказье в бою с грузинскими войсками и против русско-кыпчакских отрядов на р. Калка.

Да, у татар тоже были тяжелые доспехи и это первым доказал знаменитый шведский оружиевед Б. Тордеман в своей замечательной книге «Доспех битвы при Висбю». Наш знаменитый соотечественник, М.В. Горелик также подтверждает это в целом ряде своих работ. (Загадка завоевателей. Знание – сила. 1974. №4; Средневековой монгольский доспех. Третий международный конгресс монголоведов. Улан – Батор, 1978; Армии монголо - татар X – XIV вв. М., 2002. и т. д.)

Изображение


Казанский хан в боевом облачении. Автор М. В. Горелик

Другой основной тактический прием описал в XVI в. посол Римской империи Сигизмунд Герберштейн, назвав его «танцем». Московские дворяне, участвовавшие в сражениях с татаро – монголами, описывали его как «хоровод». Тысячи лучников выстраивались перед строем противника, передвигаясь по кругу, осыпая врага тяжелыми стрелами с близкого расстояния, примерно 20 – 30 метров и из наиболее выгодных позиций вбок вперед и вбок назад. Это обеспечивало хорошему лучнику с хорошим снаряжением гарантированное попадание и смертельное поражение, либо тяжелое ранение вражеских воинов. Для такого приема нужна была четкая организация и железная дисциплина. Но, как писал С. Герберштейн, если по какой либо причине, в какой либо точке случался сбой, на всем скаку ломался строй и поражение было неминуемо. Зато при хорошем стечении обстоятельств на деморализованного, сильно уменьшившегося в численности противника обрушивалась латная конница с саблями и копьями, довершая разгром. После в бой вступала легкая конница и уничтожала бегущих. Но бывали случаи, когда при такой тактике противник бежал, не дожидаясь удара тяжелой кавалерии.


Источники:
по книге К.А. Аблязова Историческая судьба татар. От племени к нации. Т.1, Саратов. Научная книга, 2012
http://www.vostlit.i...o/frametext.htm


Автор: Мэнгел Олыс
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 2 раз:
skitalec , dronav

#3 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 954 сообщений
  • 6283 благодарностей

Опубликовано 30 Июнь 2017 - 15:43

До открытия татарских панцирей считалось, что у татаро-монголов, кроме кожаных доспехов, ничего не было. Францисканец, дипломат и разведчик Плано Карпини утверждал, что доспехи им поставлялись из Персии. А Рубрук писал, что шлемы татары получают от алан. Но из другого источника мы видим, что местные мастера Улуса Джучи научились делать доспехи собственного образца, об этом пишет Рашид ад-Дин. Всех перечисленных авторов нельзя даже заподозрить в симпатиях к татаро-монголам.

Панцири у татар были очень разнообразны, но самыми распространенными были панцири из мягких материалов, стеганных шерстью, ватой и т.д. Такие панцири назывались «хатангу дегель», что означает «твердый, как сталь». Из металла и твердой кожи буйвола (хребтина) делали полосы и пластины. Соединяя тонкими кожаными полосками вертикальные пластины, собирали ламеллярную броню, а объединяя горизонтальные полосы, получали ламинарную броню. Все панцири были украшены различной вышивкой и росписью, пластины начищены до блеска. Но абсолютным новшеством для Запада был панцирь, на мягкую основу которого крепились металлические пластины, их пришивали с изнанки и присоединяли через кожу к внешнему покрытию из толстой прочной цветной ткани. Заклепки ярко выделялись на фоне ткани и были своеобразным украшением. Этот панцирь был заимствован из Китая, где его изобрели, как секретную броню телохранителей императора. К концу XIV в. он уже был распространен по всей Евразии и вплоть до Испании. В татарских ханствах и на Руси панцирь такого вида назывался «куяк». Уже в начале XIV в. в Золотой Орде была изобретена кольчато-пластинчатая броня. В ней стальные пластины соединяются стальным же кольчужным плетением.

Изображение



Турецкий джавшан, изобретенный на территории Золотой Орды. XV в.

Было три вида такого панциря: джавшан, бехтер и гогюзлик. Такая броня обладала исключительными защитными свойствами и гибкостью. Естественно, она была дорога в изготовлении, и такие доспехи могли позволить себе только знатные и состоятельные воины.

Плано Карпини писал в своих записках «ИСТОРИЯ ТАРТАР»:

«Оружие же все по меньшей мере должны иметь такое: два или три лука, или по меньшей мере один хороший, и три больших колчана, полных стрелами, один топор и веревки, чтобы тянуть орудия. Богатые же имеют мечи, острые в конце, режущие только с одной стороны и несколько кривые; у них есть также вооруженная лошадь, прикрытия для голеней, шлемы и латы. Некоторые имеют латы, а также прикрытия для лошадей из кожи, сделанные следующим образом: они берут ремни от быка или другого животного шириною в руку, заливают их смолою вместе по три или по четыре и связывают ремешками или веревочками; на верхнем ремне они помещают веревочки на конце, а на нижнем — в середине, и так поступают до конца; отсюда, когда нижние ремни наклоняются, верхние встают, и таким образом удваиваются или утраиваются на теле. Прикрытие лошади они делят на пять частей: с одной стороны лошади одну, а с другой стороны другую, которые простираются от хвоста до головы и связываются у седла, а сзади седла на спине и также на шее; также на крестец они кладут другую сторону, там, где соединяются связи двух сторон; в этом куске они делают отверстие, через которое выставляют хвост, и на грудь также кладут одну сторону. Все части простираются до колен или до связей голеней; и пред лбом они кладут железную полосу, которая с обеих сторон шеи связывается с вышеназванными сторонами. Латы же имеют также четыре части; одна часть простирается от бедра до шеи, но она сделана согласно расположению человеческого тела, так как сжата перед грудью, а от рук и ниже облегает кругло вокруг тела; сзади же к крестцу они кладут другой кусок, который простирается от шеи до того куска, который облегает вокруг тела; на плечах же эти два куска, именно передний и задний, прикрепляются пряжками к двум железным полосам, которые находятся на обоих плечах; и на обеих руках сверху они имеют кусок, который простирается от плеч до кисти рук, которые также ниже открыты, и на каждом колене они имеют по куску; все эти куски соединяются пряжками. Шлем же сверху железный или медный, а то, что прикрывает кругом шею и горло, — из кожи. И все эти куски из кожи составлены указанным выше способом».

Он продолжает:

«У некоторых же все то, что мы выше назвали, составлено из железа следующим образом: они делают одну тонкую полосу шириною в палец, а длиною в ладонь, и таким образом они приготовляют много полос; в каждой полосе они делают восемь маленьких отверстий и вставляют внутрь три ремня плотных и крепких, кладут полосы одна на другую, как бы поднимаясь по уступам, и привязывают вышеназванные полосы к ремням тонкими ремешками, которые пропускают чрез отмеченные выше отверстия; в верхней части они вшивают один ремешок, который удваивается с той и другой стороны и сшивается с другим ремешком, чтобы вышеназванные полосы хорошо и крепко сходились вместе, и образуют из полос как бы один ремень, а после связывают все по кускам так, как сказано выше. И они делают это как для вооружения коней, так и людей. И они заставляют это так блестеть, что человек может видеть в них свое лицо».

Добавим, что вес золотых украшений конской сбруи доходил до двух килограммов, что свидетельствует о богатстве монгольской знати. О богатстве украшений конской упряжи позволяют судить археологические материалы, обнаруженные в Южной Сибири и в Монголии.

Были у татаро-монголов и шлемы, куполообразные с заостренным верхом. Они были клепаными или связанными из нескольких металлических и кожаных частей. Шею, а иногда и лицо, закрывала бармица, изготовленная ламеллярным или ламинарным способом. Мастера востока и восточной Европы заимствовали у татар высокий тонкий шпиль, козырек, металлические науши и защиту центра лица полумаской (часть 1 данной статьи).


Изображение


Татарская мисюрка — легкий шлем, обнаруженный в районе поля Куликова, том, что на Дону — Танаисе

«…нетрудно догадаться, что именно подобный шлем стал прообразом военных фуражек последующих веков — и даже в армиях западноевропейских стран», — пишет в книге «Великая Орда: друзья, враги и наследники» Г.Р. Еникеев.

С последнего десятилетия XIV в. стали широко применяться створчатые поножи и кольчужные набедренники с диском на колене (дизлык). Створчатые наручи (колчак) были особенно распространены.

Конструкция татаро-монгольского щита заслуживает более глубокого рассмотрения, хотя они использовали его далеко не всегда. Именно они распространили данный вид конструкции на территории от Китая до Турции и Польши. Называлась она халха (калкан). Калкан изготавливался из крепких, гибких калиброванных прутьев, укладываемых концентрично вокруг деревянного умбона. Между собой прутья соединялись нитями или тонкими волокнами по принципу гобелена. Получался выпуклый круглый щит сплетенный по принципу плетения и декора камышовых циновок, только не прямоугольно, а концентрически. На деревянный умбон крепился железный. Кроме эстетических свойств, калкан обладал высокими защитными свойствами. Упругие прутья пружинили и резко отбрасывали назад клинок неприятеля, а стрелы застревали в нем. Со временем у итальянцев, проживавших на берегу Черного и Азовских морей, на территории Улуса Джучи, были заимствованы оковки из железных полос, это значительно усиливало щит.

Таким образом, татаро-монгольский воин и его боевой конь не уступали противнику в вооружении и доспехах. Хотя справедливости ради надо сказать, что дорогие тяжелые доспехи имелись в основном у знати, как и везде в то время. Но кожаные, не уступавшие металлическим, имел практически каждый воин татаро-монгольской армии.

Источники:
Горелик М.В. Халха-калкан: монгольский щит и его дериваты // Восток-Запад: диалог культур Евразии. Культурные традиции Евразии. 2004. Вып. 4.
Еникеев Г.Р. Великая Орда: друзья, враги и наследники. М.: Алгоритм, 2013.
Петров А.М. Великий шелковый путь: о самом простом, но мало известном. М.: Восточная литература, РАН, 1995.
Рубрук Г. Путешествие в восточные страны Вильгельма де Рубрука в лето Благости 1253. Перевод А.И. Малеина.
Плано-Карпини, Иоанн де. История монголов. Пер. А.И. Малеина. СПб., 1911.
Крадин Н.Н., Скрынникова Т.Д. Империя Чингисхана. М.: Восточная литература, 2006.

Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 2 раз:
dronav , Александр198

#4 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 954 сообщений
  • 6283 благодарностей

Опубликовано 01 Июль 2017 - 08:54

Боевым подразделениям татаро-монголов приходилось преодолевать безводные степи, леса и реки. Способ переправы через водные препятствия был очень интересен. Вот что пишет Плано Карпини в «История тартар»:

«Когда же они добираются до рек, то переправляются через них, даже если они и велики, следующим образом: более знатные имеют круглую и гладкую кожу, на поверхности которой кругом они делают частые ручки, в которые вставляют веревку и завязывают так, что образуют в общем некий круглый мешок, который наполняют платьями и иным имуществом, и очень крепко связывают; после этого в середине кладут седла и другие более жесткие предметы; люди также садятся в середине. И этот корабль, таким образом приготовленный, они привязывают к хвосту лошади и заставляют плыть вперед, наравне с лошадью, человека, который бы управлял лошадью. Или иногда они берут два весла, ими гребут по воде и таким образом переправляются через реку, лошадей же гонят в роду, и один человек плывет рядом с лошадью, которою управляет, все же другие лошади следуют за. той и таким образом переправляются через воды и большие реки. Другие же более бедные имеют кошель из кожи, крепко сшитый; всякий обязан иметь его. В этот кошель, или в этот мешок, они кладут платье и все свое имущество, очень крепко связывают этот мешок вверху, вешают на хвост коня и переправляются, как сказано выше».

В ближнем бою татаро-монголы использовали булавы, кистени и топоры. Одна из форм татарских булав была заимствована европейцами и мусульманами с Востока, став очень популярной. Называлась она пернач, навершие ее состояло из отходящих от втулки лопастей («перьев») различной формы. Навершия булав ковали из железа, отливали из бронзы и даже чугуна. По прошествии времени такие формы булавы, богато украшенные, стали служить признаком власти. Копья тоже широко применялись, особенно у тяжелой кавалерии. В древнетюркском языке есть понятие «воевать» и оно означало дословно «биться копьями». Основными наконечниками у копий было три вида: бронебойная пика с длинным узким трех или четырехгранным острием; копье с универсальным ланцетовидным острием; мощное копье с ромбовидным широким наконечником. Кроме этих основных копий с данными наконечниками татаро-монголами использовалось копье с крюком на втулке. Они ранили и цепляли конников, стаскивая их на землю. Такой крюк был заимствован у чурчжэней.

Изображение



Тяжеловооруженная конница тюрков. VI—VIII вв. Художники Лобырев М.А. и Мочалов В.П.

А самым почетным оружием ближнего боя было длинноклинковое оружие, такое как меч, палаш, сабля. Самым популярным был палаш. Сначала он изготавливался с прямым однолезвийным клинком, но потом приобрел свой классический вид, более изогнутый, с несколькими доловами и елманями — расширение на обушке на расстоянии от конца примерно на 1,5 общей длины клинка.


Изображение


Сабля крымско-татарская, обтянутая серебром, с гравировкой и чернью. Фурнитура турецкой работы. Первая половина XVII в. (частная коллекция)

По свидетельству современников, татаро-монголы не любили вступать в тесную схватку с противником. Но когда приходилось, они действовали напористо и храбро. У каждого народа были свои отчаянные храбрецы, у татар их называли — богатур, Иосафат Барбаро отмечал:

«Военные люди в высшей степени храбры и отважны, причем настолько, что некоторые из них, при особо выдающихся качествах, именуются «талубагатер», что значит безумный храбрец. Такое прозвище рождается в народе, подобно тому как у нас «мудрый» или же «красивый», отчего и говорят — Петр такой-то, по прозванию «Мудрец», или Павел такой-то, по прозванию «Красавец». Эти богатыри имеют одно преимущество: все, что бы они ни совершали, даже если это в известной мере выходит за пределы здравого смысла, считается правильным, потому что раз это делается по причине отваги, то всем кажется, что богатыри просто занимаются своим ремеслом. Среди них есть много таких, которые в случаях военных схваток не ценят жизни, не страшатся опасности, но мчатся вперед и, не раздумывая, избивают врагов, так что даже робкие при этом воодушевляются и превращаются в храбрецов. Прозвище их кажется мне весьма подходящим, потому что я не представляю себе отважного человека, который не был бы безумцем. Разве, по-вашему, это не безумство, когда один отваживается биться против четверых? Разве не сумасшествие, когда кто-нибудь с одним ножом готов сражаться с многими, да еще вооруженными саблями?» (Барбаро И. Путешествие в Тану. Текст воспроизведен по изданию: Барбаро и Кантарини о России. М.: Наука, 1971.)

Продвижения татаро-монголов на Запад привело к распространению информации о взрывчатых веществах и примитивной артиллерии, используемых Китаем. Это стимулировало заимствование и развитие аналогичных разработок в европейских странах. По мнению Т. Оллсона, «главным архитектором» татарской артиллерии был Амбугай из клана баргутов. В цз. 122 «Юань ши» говорится: «Амбугай вместе со своим отцом Бохочу, слугой Чынгыз Хана, ходил в походы и имел заслуги. Однажды император спросил его: «Что входит сначала в осаждаемые города и вражескую территорию — воины или орудия войны?» Амбугай ответил изречением: «В осаждаемых городах сначала используют катапульту, метающую ядра, потому что они ужасны, тяжелы и имеют большой радиус действия».

После этого Чынгыз Хан сделал Амбугая доверенным лицом в управлении над мастерами катапульт, который выбрал 500 мужчин и обучил их. Китайская технология использования осадных орудий состояла в том, что несколько десятков человек дергали за канаты, которые служили рычагом для метания снарядов. Катапульты в зависимости от размеров и особенностей конструкции, численности обслуги могли метать камни весом в несколько десятков килограммов на 100—150 метров. После того как Чынгыз Хан взял Самарканд, его инженеры смогли усовершенствовать катапульту и дальность полета камней составила 300 метров. С течением времени татаро-монголы использовали так же и баллисты, а у чжурчжэней они взяли на вооружение пороховые заряды, которые размещались в кувшинах. Кроме этого они использовали греческий огонь, сосуды заполненные нефтью со смолой или негашеной известью. На дне залива Такасима были найдены останки кораблей внука Чынгыз Хана — Хубилай Хана, которые направлялись на захват Японии в XIII в. А именно в 1274 году на 900 судах была предпринята первая попытка захвата. Но «Божественный ветер» не дал осуществиться планам татаро-монголов, 200 судов затонули, погибло до 13 тыс. человек. В ящиках на дне было обнаружено оружие и полые керамические оболочки от бомб.


Изображение



Изобретателями таких бомб были корейцы. Оболочки были не только керамические, но и чугунные.

Татары додумались и до дымовой завесы с целью скрытия маневров на поле боя. Дым и огонь служили также средством психологического устрашения противника. Зажигательные средства широко применялись при осаде городов. В монгольских летописях, написанных китайцами, приводится легенда, как монголы пытались поджечь осажденный город, направив в него множество птиц, к хвостам которых была привязана подожженная вата или фитиль.

В 1240—1241 гг. от татар европейцы узнали о возможностях пороха. В отличии от арабов и европейцев татаро-монголы легкомысленно отнеслись к изобретению китайцами артиллерийских орудий. Снаряды, снаряженные картечью, были особенно эффективны против конницы. В XIV в., именно в этот период началось раздробление государства Золотая Орда на мелкие татарские государства, что облегчило противникам процесс захвата территории и победы над татарскими войсками с помощью современного оружия. В результате потери военного превосходства начался закат последнего из государств — Золотой Орды, образованного на базе величайшей империи мира — империи Чынгыз Хана.

Источники:
Петров А.М. Великий шелковый путь: о самом простом, но мало известном. М.: Восточная литература, РАН, 1995.
Рубрук Г. Путешествие в восточные страны Вильгельма де Рубрука в лето Благости 1253. Перевод А.И. Малеина.
Плано-Карпини, Иоанн де. История монголов. Пер. А.И. Малеина. СПб., 1911.
Крадин Н.Н., Скрынникова Т.Д. Империя Чингисхана. М.: Восточная литература, 2006.
Еникеев Г.Р., Китабчи Ш., Наследие татар. Что и зачем скрыли от нас из истории Отечества. М.: Алгоритм, 2015.
Барбаро И. Путешествие в Тану. Текст воспроизведен по изданию: Барбаро и Кантарини о России. М.: Наука, 1971.


Автор: Мэнгел Олыс
https://topwar.ru/89...ii-chast-3.html
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 2 раз:
dronav , Александр198

#5 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 954 сообщений
  • 6283 благодарностей

Опубликовано 01 Июль 2017 - 09:36

Некоторые вопросы у автора спорные, как на мой взгляд. Например, изобретение татарами кольчато-пластинчатой брони. Сейчас считается, что ее изобрели в районе Персии и значительно позже действия чингизидов. Тоже касается мисюрок, которые пришли с Египта опять же значительно позже. Да инекоторые фото...
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 3 раз:
dronav , Shurf , Александр198


Похожие темы Collapse

  Тема Раздел Автор Статистика Последнее сообщение


0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.