Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

316_Анекдоты из жизни прусского короля Фридриха II


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
2 ответов в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 110 сообщений
  • 6473 благодарностей

Опубликовано 22 Май 2015 - 10:10

    Фридрих II и Даламбер
Прусский король Фридрих II (1712-1786) однажды беседовал с Даламбером и спросил его, видел ли тот короля Франции. Даламбер ответил утвердительно:

"Да, государь. Я преподнес ему речь, произнесенную мною при вступлении в Академию".

Король поинтересовался:

"И что же он вам сказал?"

Даламбер ответил:

"Государь, он не стал со мной разговаривать".

Фридрих удивился:

"С кем же он тогда говорит?"



Несостоявшийся посол
Во время этой же беседы в комнату вошел один из слуг короля, очень красивый молодой человек. Даламбер обратил на него внимание, и Фридрих II, увидев это, сказал:

"Это первый красавец в моих владениях. Одно время он состоял при мне кучером, но я подумывал, не назначить ли его послом в Россию".

Король намекал на фаворитов императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II.


Фридрих II в академии
Однажды прусский король Фридрих II на заседании академии наук задал своим ученым такой вопрос:

"Почему бокалы с шампанским издают более чистый и приятный звук, чем бокалы с бургундским?"

Председатель академии встал и с поклоном ответил королю:

"При том содержании, которое им назначено вашим величеством, ваши ученые, к сожалению, не имеют возможности ставить подобные эксперименты".



Фридрих II и камердинер
Однажды камердинер читал королю вечернюю молитву. Дойдя до слов:

"Господь да благословит тебя", -

он запнулся и почтительно прочел:

"Господь да сохранит Ваше Величество".

Король немедленно вскипел:

"Читай правильно, негодяй! Перед Богом я такая же свинья, как и ты!"



Реплика Гишара
Накануне битвы при Россбахе в 1757 году прусский король Фридрих II заявил, что в случае поражения он уедет в Венецию и сделается врачом. Один из его приближенных офицеров, Карл-Теофил Гишар по прозвищу Квинт Ицилий, немедленно отозвался на это:

"Вот прирожденный человекоубийца!"

[Король дал такое прозвище своему офицеру в честь одного из любимых центурионов Юлия Цезаря, но точное имя того было Квинт Цецилий. - Прим. Ст. Ворчуна.]


Ложные карты
Фридрих II, чтобы вводить неприятеля в заблуждение, часто приказывал составлять заведомо неверные топографические планы разных местностей, указывая на них, например, непроходимые болота, которых на самом деле там не было.


Мирабо и принц Генрих
Когда принц Генрих, брат Фридриха II, прибыл в Невшатель, Мирабо, представляясь принцу, сказал ему, что невшательцы обожают прусского короля. Принц ответил:

"Еще бы! Как подданным не любить монарха, если он живет за триста лье от них!"

Напомню, что кантон Невшатель тогда был самостоятельным княжеством, но его князьями с 1707 года были короли Пруссии. Тем не менее, кантоном был заключен и союзный договор с конфедерацией. Это запутанное положение, однако, требует отдельного разговора.


Принц Генрих и аббат Рейналь
Однажды в Невшателе у принца Генриха обедал аббат Рейналь, который все время разглагольствовал сам, не давая хозяину вставить ни слова. Тогда принц уронил что-то на пол и, воспользовавшись наступившим молчанием, смог заговорить сам.


Не по форме!
Несколько французских офицеров посетили Берлин и попали на прием к королю Фридриху II. Один из офицеров явился на прием в партикулярном платье и белых чулках. Король подошел к нему и осведомился, как его зовут. Офицер ответил:

"Маркиз де Бокур".

Король поинтересовался:

"Какого полка?"

Офицер ответил:

"Шампанского".

Тогда король со знающим видом произнес:

"А, того самого, где плюют на дисциплину!.."

После этого он разговаривал только с другими офицерами, на которых были мундиры и ботфорты.


Недисциплинированный маршал
Фридрих II однажды признался Даламберу, что герцог Фердинанд Брауншвейгский был бы наверняка разбит под Минденом (в 1759 году), если бы маршал де Бройль (1718-1804) перешел в атаку и тем самым оказал помощь своему командующему маршалу де Контаду (1704-1795). Когда семейство де Бройлей велело спросить у Даламбера, действительно ли прусский король сказал эти слова, Даламбер ответил утвердительно.


Фридрих II и кучер
Однажды кучер Фридриха II по неловкости опрокинул коляску, и король страшно разгневался на него. Кучер невозмутимо заметил:

"Велика беда! С кем такого не бывает! Разве вам не случалось проигрывать сражения?"


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 110 сообщений
  • 6473 благодарностей

Опубликовано 12 Сентябрь 2016 - 08:20

Карикатура

Однажды король Фридрих II (1712-1786, король Пруссии с 1740) увидел, что возле дома, стоявшего напротив его дворца, собралась толпа людей и рассматривает какую-то картину, повешенную на стене дома. Картина повешена была очень высоко, так что людям приходилось сильно откидывать головы, чтобы рассмотреть изображение.
Королю стало интересно, что же там изображено, и он послал дежурного пажа на разведку. Тот вскоре вернулся и доложил, что там вывешена карикатура на Его Величество. Паж добавил, что начальник полиции уже принял меры к тому, чтобы снять и уничтожить этот гнусный пасквиль.
Фридрих II возразил:

"Снять-то пусть снимут эту карикатуру, но чтоб не смели её уничтожать, а напротив, повесили бы или приклеили её так низко, чтобы и я мог видеть и любоваться ею, когда выйду на прогулку".



Освещение и вера

Фридрих II перестроил в Берлине лютеранскую церковь, обновив при этом её фасад. Пастор церкви пожаловался королю, что прихожанам теперь стало недоставать света для чтения молитвенников.
Перестраивать церковь было уже поздно и накладно, так что король наложил на это прошение следующую резолюцию:

"Блаженны верующие и не видящие".



Дезертир

Во время Семилетней войны к Фридриху II привели одного из пойманных дезертиров. Король спросил:

"Почему ты меня покинул?"

Дезертир ответил:

"Да потому, Государь, что, по-моему, дела ваши плохи, так что я решил покинуть вас".

На следующий день предстояло новое сражение, и король порекомендовал:

"Подожди до завтра, и если дела мои не поправятся, то мы дезертируем вместе".



Табакерка

Фридрих II очень любил нюхать табак, и чтобы не затруднять себя постоянными поисками табакерок, он велел во всех покоях своего дворца класть на каминах табакерки, наполненные качественным табаком.
Однажды из своего кабинета он увидел, что один из его пажей подошёл к камину и осторожно взял щепотку королевского табака.
Фридрих II никак не отреагировал на это, но через несколько минут он позвонил этому пажу и велел принести именно ту табакерку, из которой этот паж только что тайком нюхал табак.
Король милостиво предложил пажу попробовать его табак. Паж был в восторге и с восхищением сказал:

"Превосходный табак!"

Фридрих II поинтересовался:

"А табакерка тебе нравится?"

Паж услужливо ответил:

"Превосходная вещь, Ваше Величество!"

Король снисходительно закончил беседу:

"Ну, так возьми её себе, мой милый, так как, по моему мнению, она немножко маловата для двух нюхальщиков".



Как называть друзей?

Камердинер Фридриха II был слабоват во французском языке, и король нанял для него особого педагога. Через некоторое время король поинтересовался, научился ли камердинер французскому языку.
Тот отвечал:

"Конечно, ваше Величество!"

После чего он по-французски назвал осла, свинью, быка и т.п. животных.
Фридрих II только улыбнулся:

"Весьма похвально, что ты заранее поинтересовался о названиях своих друзей".



Королевские плоды

После завоевания Силезии Фридрих II одно время очень увлекался своим садом. Он пытался выращивать не только яблони, но и виноград, и финики, однако его опыты в садоводстве оказались бесплодными.
Однажды король даже пожаловался князю Клоду де Линь (1685-1766):

"Странно, есть у меня и виноградники и фиговые деревья, а до сих пор нет ни одной ягодки".

Де Линь вежливо поклонился Фридриху II:

"Это оттого, Ваше Величество, что у вас растут одни только лавры".



Генерал Цитен

Во время завоевания Силезии генерал Иоахим фон Цитен (1699-1786) прибыл однажды к Фридриху II и вошёл в его палатку. Война заканчивалась успешно, король был в хорошем расположении духа и долго расспрашивал Цитена о его победах. В какой-то момент Фридрих II сказал:

"Цитен! Можешь ли ты написать план кампании?"

Все знали, что Цитен был малограмотным человеком.
Цитен почесал за ухом и промолвил:

"Я не так учён, как некоторые, но и я делаю свои планы, Государь, и готов вам сейчас показать один из них".

С этими словами Цитен подошёл к столу, взял чистый лист бумаги, обмакнул перо в чернила и провёл на бумаге линию сверху вниз. Цитен пояснил:

"Это значит, что если на меня идут так", -

и Цитен указал на лист бумаги, -

"то я иду так".

С этими словами Цитен начертил линию снизу вверх:

"Этим планом я и побеждал всех моих врагов".

Фридриху II очень понравился план Цитена, и он сказал своему славному генералу:

"Только не показывай твоего плана учёным, а то они тебя засмеют".



Ходи пешком!

Прусский посланник в Лондоне однажды пожаловался Фридриху II на недостаточное содержание и написал, что если король не увеличит ему жалованье, то он будет вынужден продать свой экипаж и ходить в королевский дворец пешком.
Фридрих II был известен своей скупостью и ответил посланнику так:

"Ходи себе пешком – это ничего не значит; если же кто будет смеяться над этим, то скажи только, что ты мой посланник и что за тобой идут триста тысяч войска".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#3 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 110 сообщений
  • 6473 благодарностей

Опубликовано 13 Июнь 2017 - 08:29

Бесполезная вера

Прусский король Фридрих II (1712-1786, король с 1740) как-то спросил одного пожилого штабс-капитана:

"Сколько в вашей роте католиков, реформаторов и лютеран?"

Офицер чётко ответил на поставленный вопрос.
Тогда король поинтересовался:

"А ты, какой веры?"

Офицер, не задумываясь, ответил:

"Той, Ваше Величество, что я буду католиком с соответствующим моему чину жалованьем".

На это Фридрих II задумчиво сказал:

"Возможно... Но только не обращай никого в эту бесполезную веру".



Ребус короля

Фридрих II однажды прислал Вольтеру такую записку:

"P/6 heures â 6/100".

Вольтер сразу же ответил королю:

"J.A."

Разгадка ребуса.
Король написал:

"6 heures super â Sans-Soucis".

Вольтер ответил:

"J'ai grand appetit". (У меня хороший аппетит.)



Зачем?

Одна из придворных дам обратилась к Фридриху II:

"Зачем вы добиваетесь ещё большей славы и удачи? Вы и так переполнены ею!"

Король потрепал даму по щеке:

"Потому же, почему и вы, и без того хорошенькая, румяните свои щёчки".



Каждому - своё

Другая придворная дама жаловалась Фридриху II, что муж её поколачивает.
Король ответил:

"Это меня не касается".

Дама настаивала:

"Но он ругает Ваше Величество".

Король возразил:

"А вот это вас не касается!"



Об умении убеждать

Фридрих II однажды сказал своим офицерам:

"Я считал бы кардинала Рогана умнейшим человеком во Франции, если бы он сумел убедить людей в том, что он... глупец".

Луи Рене Эдуард де Роган-Гемене (1734-1803) — кардинал, дипломат, член Французской Академии.


С песком

Фридрих II однажды получил донесение от одного из своих послов, с которого писец по небрежности не стряхнул песок.
Чтобы выразить своё неудовольствие такой небрежностью, король наложил резолюцию, начинавшуюся следующими словами:

"Донесение ваше от 7 мая с вложенным в него песком этого же месяца 9 числа я получил, и в разрешение испрашиваемого вами повелеваю..."



Какова мораль басни?

Когда Геллерт был представлен Фредерику II, король, поговорив сперва о его здоровье, достатке и сочинениях, попросил поэта прочесть одну из его басен.
Геллерт тотчас удовлетворил желание государя следующим образом:

"Один афинский живописец, который трудился более для славы, нежели для денег, изобразил на картине Марса так удачно, что все боги узнали бы в нем счастливого любовника Венеры; но Гомер не узнал бы в нём бога войны. Несмотря на то, художник был доволен своим произведением и удивлялся ему от всего сердца.
В то самое время входит один знаток в его мастерскую. Живописец обрадовался:

"Очень кстати! Ты скажешь мне своё мнение о моей картине".

Знаток отвечает:

"С охотой, вот оно: члены сделаны очень нежными, лицо героя походит более на женское; краски набросаны очень слегка; словом, в твоём Марсе я вижу настоящего Адониса".

Живописец возражает и старается оправдать свою работу; знаток утверждает своё мнение; художник досадует...
Во время спора, является молодой человек с пучком цветов в руке, подняв голову вверх и напевая песенку. Взглянув на картину, он восклицает:

"Боги! Какая кисть! Какое произведение! С каким вкусом написана эта нога! С каким искусством округлена рука! Шлем, щит, оружие – всё совершенно неподражаемо! Это Марс, настоящий Марс!"

При этих словах живописец в стыде и замешательстве обернулся к знатоку и сказал:

"Ты прав!" -

и взяв губку, стер изображение".

Король:

"Какова же мораль этой басни?"

Геллерт:

"Писатель может досадовать на беспристрастную критику людей умных; но если, по несчастью, глупцы похвалят его, тогда он непременно должен сжечь своё сочинение".

Король:

"Справедливо. Ваша басня мне очень нравится".

Христиан Фюрхтеготт Геллерт (1715-1769) - немецкий поэт и философ-моралист.


Отповедь брату

После ужасного поражения прусской армии от австрийцев у Колина 6 мая 1757 года к Фридриху II приехал принц Август Вильгельм, его младший брат, чтобы высказать королю пожелание всей королевской семьи. Братья и сёстры короля пришли к заключению, что Фридрих II должен как можно скорее заключить мир с Францией на условиях, которые королевская семья полагала выгодными.
Король уже знал о миссии своего брата и принял его стоя:

"Что вам угодно сказать мне, братец? Говорите!"

Вот как современник описывает речь принца:

"Принц... с трепетом начинает речь свою; потом мало-помалу ободряется. Он изображает положение Пруссии, прошедшее, настоящее и будущее; исчисляет все пособия и средства к защите; сравнивает их с могуществом неприятелей; рассматривает все отношения политические, и подводит их под правила благоразумия; входит в подробные исследования способов, которыми можно заключить выгодный мир с Францией, следовательно, и со Швецией, а может быть и с округами имперскими; убедительно просит короля, по крайней мере, попытаться вступить в переговоры; представляет ему единодушное желание всех, выгоды королевского дома, разорение провинций; напоминает ему правила великих душ и славу, сопряженную с пожертвованиями некоторых выгод для общей пользы. Он просит, заклинает, проливает слёзы, обнимает колени своего брата, который казался совершенно нечувствительным, не обнаруживал ни малейшего знака внутреннего движения..."

У Фридриха II испортились отношения с братом ещё задолго до этого сражения, в котором, на свою беду, принц ничем себя не проявил, поэтому, когда брат закончил свою речь, Фридрих II холодно приказал:

"Принц! Вы завтра отправитесь в Берлин. Поезжайте плодить детей - вы более ни к чему не способны".

Август Вильгельм (1722-1758) - принц Прусский и наследник престола с 1744.


Учи язык!

Известно, что Фридрих II отбирал в свою гвардию самых рослых и атлетически сложенных солдат, иногда даже набирая подобных людей со стороны. Все знали, что всех гвардейцев король знал в лицо и каждому новому гвардейцу задавал одни и те же три вопроса:

"Сколько тебе лет? Давно ли ты на моей службе? Исправно ли получаешь жалование и амуницию?"

Однажды в гвардейцы зачислили некоего молодого француза атлетического сложения, который не знал ни слова по-немецки. Капитан роты заранее выучил с новичком ответы на три обычных вопроса, но когда Фридрих II появился перед французом, он по какой-то причине начал со второго вопроса, что привело к забавному диалогу.
Король: "Давно ли ты на службе?"
Француз: "Двадцать один год, Ваше Величество".
Король (удивлённо): "Возможно ли! Сколько тебе лет отроду?"
Француз: "Только один год, по высочайшей воле Вашего Величества".
Король: "Мы или не понимаем друг друга, или оба сошли с ума".
Француз: "И то, и другое, Ваше Величество".
Король:

"Первый ещё раз в жизни слышу, что меня называют безумцем, и в то самое время, когда всё войско находится в моём распоряжении!"

Солдат, истощивший весь запас немецких слов, замолчал. Тогда король решил разгадать загадку и стал задавать другие вопросы. Солдат не мог молчать и был вынужден отвечать по-французски.
Фридрих II рассмеялся, и ласково посоветовал солдату учиться языку, употребляемому в Прусской армии.


Раскрытое инкогнито короля

В жизнеописании Фридриха II есть эпизод, правдивость которого вызывает большие сомнения.
Так как при жизни отца принца Фридриха не выпускали заграницу, то, став королём, Фридрих II очень захотел побывать в Париже. Увидеть Париж! До Парижа король не добрался, но под благовидным предлогом смотра войск в Вестфалии, Фридрих II инкогнито отправился в Страсбург. Короля сопровождал граф Вартенслебен, а пажом при нём был молодой Мёллендорф, вскоре ставший очень известным военным и генералом. Все были одеты очень просто, и на их лакеях не было никаких ливрей.
В Страсбурге они остановились в отеле св. Духа, и король представился как немецкий барон и появился там в невзрачном сером фраке, так что признать в этом человеке Его Величество было совершенно невозможно. Освоившись в отеле, Фридрих II потребовал от трактирщицы хороший ужин и попросил пригласить на него несколько французских полковников. Так как "барон" собирался устроить скандал, то трактирщица с трудом нашла несколько французских офицеров, среди которых были и полковники, которые согласились из любопытства принять забавное приглашение заезжего иностранца.
Прибывшие в назначенное время французы с удивлением во время прекрасного ужина признали в заезжем "бароне" очень любезного и остроумного господина. Когда речь зашла о французской военной службе, одному полковнику N очень не понравились резкие суждения "барона" по этому вопросу, они поссорились, и N чуть было не ударил "барона" бутылкой. Сосед полковника N подал тому какой-то знак, полковник успокоился и вышел со своим приятелем в соседний зал, где спросил у своего приятеля, что он хотел сказать своим знаком.
Приятель ответил:

"Бьюсь об заклад, что этот барон какой-нибудь переодетый принц. Заметил ли ты у него за стулом молодого человека? Он никому, кроме барона, не служит. Я хотел отдать ему тарелку, но он её не принял, а сказал другому слуге: возьми у полковника тарелку и подай ему другую. Это меня удивило; я начал за ним наблюдать. Стали хвалить рейнвейн; так называемому барону захотелось его отведать: молодой человек кинулся, принёс бутылку и стакан. Я также хотел выпить рюмку; молодой человек опять сказал слуге: подай рейнвейну господину полковнику. Одним словом, я уверен, что этот мальчик - паж, а путешественник какой-нибудь принц или тому подобное. Теперь понимаешь, для чего я тебе мигал, когда ты спорил; я опасался, чтобы твоя вспыльчивость не приключила тебе чего-нибудь неприятного!"

"Барон" за это время совершенно успокоился, переменил тему беседы и опять превратился в любезного и остроумного собеседника. С полковником N они расстались друзьями.

У этого визита в Страсбург оказалась и другая сторона. Когда прибывший в город "барон" выходил из своей кареты, его увидел французский гренадёр, служивший ранее в Пруссии, и признал в нём нового короля Пруссии - Фридриха II. Гренадёр сразу же сообщил о своём открытии своему капитану, но тот велел ему молчать, а сам побежал к маршалу де Брольи, который был тогда военным комендантом Страсбурга, и донёс ему об удивительном открытии своего гренадёра.
Маршал де Брольи решил пригласить таинственного барона к себе на обед, а у вызванного гренадёра он строго поинтересовался: уверен ли он, что увиденный им барон - король Пруссии?
Гренадёр чётко отвечал:

"Совершенно уверен! Я недавно дезертировал из прусской службы. Находясь в гвардии, квартиры которой обыкновенно находятся в Потсдаме, я каждый день имел возможность видеть короля на вахтпараде. Он очень часто сам учил наш полк, иногда сам меня поправлял; короче, я готов присягнуть, что это он, Фридрих, король прусский!"

Маршал тогда говорит гренадёру:

"Слушай, если ты меня обманул, то будешь сидеть в тюрьме; если же нет, то получишь луидор. Он нынче у меня обедает: я приму его в этой комнате! Ты должен войти в мой кабинет, и можешь видеть его сквозь эту стеклянную дверь. Рассмотри его прилежнее, я выйду к тебе из-за стола, и узнаю от тебя, ошибся ли ты или нет. Поди!"

Когда приехал "барон", вошёл слуга и что-то шепнул маршалу на ухо. Тот просит у гостя позволения на минуту отлучиться и идёт к гренадёру, который клятвенно подтверждает своё сообщение, получает обещанный луидор и уходит.
Тем временем за столом обстановка накалилась, так как жена маршала не была посвящена в тайну визитёра и стала расхваливать Ганноверский двор, а мать Фридриха II назвала гордячкой. Король чуть не вспылил, но тут вернулся маршал и переменил тему разговора: он предложил после обеда посетить театр.
Когда после обеда гости встали, маршал де Брольи совершил непростительную ошибку и обратился к "барону":

"Sire!" (Ваше Величество!)

Он тут же исправил свою ошибку:

"Monsieur le Baron!" (Господин барон!) -

но было уже поздно, и король - оскорбился, хотя никто из присутствующих даже не обратил внимания на оговорку маршала.
Фридрих II потом часто вспоминал об этом случае:

"Маршал дурак! Ему бы надобно было или не открывать моей тайны, или отдать мне все почести, приличные королю!"

Тем не менее, "барон" сопровождал жену маршала в театр, где, впрочем, пробыл очень недолго. Под каким-то благовидным предлогом Фридрих II покинул театр, вернулся в свой отель, а затем быстро выехал в Пруссию.

Фридрих Леопольд Георг (1721-1770) - граф фон Вартенслебен; генералфельдвахтмайстер=генерал-майор.
Вихард Иоахим Генрих фон Мёллендорф (1724-1816) - генерал-фельдмаршал с 1793.
Франсуа Мари де Брольи (1671-1745) - 1-й герцог де Брольи; маршал Франции с 1734.


О свободе печати

Однажды Фридриху II пожаловались на вольность, с которой некоторые журналисты и писатели отзываются о его различных распоряжениях.
Король, отменивший цензуру в своём государстве, пространно ответил:

"Пока мои финансы находятся в хорошем состоянии, и пока мои войска подчиняются дисциплине, до тех пор каждый может критиковать моё военное и гражданское управление. Ослабев в одном и другом, я мог бы впасть и в третью слабость, а именно: заставил бы молчать писателей. Где запрещают гражданам писать о предметах внутреннего управления и их недостатках, там умышленно хотят быть слепыми".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse

  Тема Раздел Автор Статистика Последнее сообщение


0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.