Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

264_Древний Китай в исторических анекдотах и преданиях


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
16 ответов в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 07 Май 2016 - 08:56

Поэт Жуань Цзи

Китайский поэт Жуань Цзи (210-263) был, в нашем понимании, алкашем, и государственная служба его нисколько не волновала. Поэт много раз отказывался или уклонялся от назначения на различные выгодные и высокопоставленные посты, не пользовался для продвижения по службе покровительством влиятельных родственников и друзей. Но однажды он пренебрег своим правилом: Жуань Цзи узнал, что в одном маленьком селении находятся погреба с огромными запасами вина. Тогда поэт напросился в этот городок на самую незначительную должность, а там он полностью игнорировал службу и целые дни проводил за чаркой вина. Местные жители дали ему прозвище "бубин" - пехотинец.


Сяньбиец Хэ Дигань

В V веке сяньбиец Хэ Дигань был отправлен послом в государство Лян. На этой должности он овладел китайским языком, затем изучил трактаты китайских мудрецов и со временем стал манерами и образом жизни напоминать типичного китайского конфуцианца. Когда по окончании своей миссии Хэ Дигань в таком виде предстал перед своим правителем, тот так разгневался, что велел казнить переродившегося в китайца посланника.


Герой Цзин Кэ

Некий Цзин Кэ прибыл в небольшое княжество Ян. На рыночной площади главного города он пил вино, а напившись, стал лить пьяные слезы и жаловаться на то, что его дарования никем не признаны и не находят должного применения.
В это время правитель царства Цинь, будущий император Цинь Шихуанди, собирался захватить княжество Ян. Воевать с Цинь сил у Ян не было, и страну могло спасти только убийство правителя Цинь. Вот для осуществления этой мисси и было решено использовать Цзин Кэ.
Он был отправлен ко двору Цинь в качестве посланника с дарами и картой новых царств, которые стоило бы завоевать Цинь, а при вручении даров Цзин Кэ должен был убить правителя Цинь.
Переправляясь через пограничную реку Ишуй, Цзин Кэ напевал песню со словами "Храбрый муж не вернулся".
Но что-то там не сложилось у героя, телохранители схватили его во время вручения даров, а потом по распоряжению правителя Шихуанди он был казнен. Существует множество версий того, как был схвачен и казнен Цзин Кэ, но в глазах китайцев он в любом случае остается героем.


"Крик петуха"

Сян Юй (232-202 гг. до Р.Х.), правитель Западного Чу, прославился своим бесстрашием и жестокостью. В битве у стен Гайся в 202 г. до Р.Х. его войска не могли добиться успеха. В какой-то момент Сян Юю показалось, что его войска окружены, а когда из стана противников раздалась чуская песня "Крик петуха", он решил, что войска ему изменили, и покончил жизнь самоубийством.


Песни Чжуан Си

Чжуан Си был уроженцем княжества Юэ, но волею судьбы он оказался на службе у правителя царства Чу. Через некоторое время он был назначен на высокую должность и окружен всяческим почетом. Однако Чжуан Си не мог забыть свою родину и мысли он ней не давали ему покоя. Вскоре он заболел, а врачам правителя никак не удавалось его вылечить.
Наконец один мудрец посоветовал подслушать, какие песни напевает Чжуан Си: если мелодии чуские, то он тоскует о доме, и излечить его можно; если же мелодии юэские, то излечить Чжуан Си будет очень трудно.
Посланные люди вскоре доложили правителю, что Чжуан Си напевает песни Юэ.


Слёзы Ло Сяня

Ло Сянь, полководец княжества Шу, охранял город Юнъаньчен, когда узнал о трагической гибели наследника престола Лю Шаня. Он привел своих подчиненных в столицу и три дня проливал слезы.


Сановник Фу Се

Фу Се был высокопоставленным сановником Восточной Хань. По каким-то причинам ему не разрешили жить в столице и назначили на должность тайшоу (начальник провинции) города Ханьян. Вскоре город осадили враги, помощи от правителя не поступало, и силы стали покидать осажденных.
Тогда сын Фу Се стал убеждать отца покинуть Ханьян и вернуться в столицу. Отец печально ответил:

"Беды и несчастья не воспитывают великодушие, но порождают стремление избежать трудностей".

Фу Се не послушался советов сына и до конца оставался в осажденном городе.


Фэн И у дерева

Фэн И был полководцем Восточной Хань. Он одержал множество побед, но после одного поражения правитель отстранил его от командования войсками. В последующие годы Фэн И часто сидел у ствола огромного дерева, вспоминая боевые походы; в истории из-за этого он получил прозвище "Большое дерево".
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
DaiverVit

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 13 Май 2016 - 09:02

Сянжу и драгоценная яшма

В сокровищнице государства Чжао хранилась бесценная яшма, которая вызывала зависть у правителей других государств. Особенно хотел завладеть этой яшмой правитель Цинь, который пообещал отдать за нее пятнадцать городов. Все знали о коварстве и жестокости правителя Цинь, но это было самое могущественное государство, и правитель Чжао не отважился отклонить предложение правителя Цинь.
В качестве посла к правителю Цинь отправили с драгоценной яшмой Линь Сянжу. Прибыв на место, Сянжу быстро понял, что его правителя обманули, и никаких городов он не получит. Тогда он попросил еще раз дать ему эту яшму, чтобы указать правителю Цинь на один незначительный и незаметный дефект.
Завладев яшмой, Сянжу бросился к каменной колонне и заявил, что разобьет драгоценную яшму, а затем и свою голову, о колонну, если к нему кто-нибудь приблизится. Взгляд Сянжу был так страшен, что никто не сомневался в том, что он сдержит свое слово. В конце концов, Сянжу удачно завершил порученное ему дело.


Ловкий Маосуй

Правитель (Пиньюаньцзюнь) царства Чжао отправился на юг в царство Чу, чтобы заключить союз. Переговоры затянулись, так как стороны не могли прийти к взаимовыгодному соглашению. В какой-то момент некий Маосуй из свиты правителя Чжао вбежал в дворцовый зал с жертвенным блюдом в руках, взбежал по лестнице и сумел несколькими словами убедить чуского правителя в необходимости заключения этого союза. Сразу же на ритуальном сосуде жертвенной кровью этот договор был скреплен при исполнении всех положенных церемоний.


Молитвы Шэнь Баодина

Когда войска царства У напали на столицу царства Чу, Шэнь Баодин сразу же отправился в соседнее царство Цинь за подмогой. Баодин шел семь дней и ночей, а потом он три дня вымаливал помощь, разбив себе голову в земных поклонах. В конце концов, правитель Цинь направил помощь к осажденной столице царства Чу.


Лу Цзи в плену

Лу Цзи был знаменитым поэтом и полководцем в царстве У. Случилось так, что в одном сражении его войска потерпели поражение, Лу Цзи попал в плен и был приговорен к смертной казни. Перед казнью Лу Цзи печально вздыхал о том, что перед смертью вдали от родины он не услышит, как курлычут хуатинские журавли.


Череп Чжи Бо

В период "Борющихся царств" государства Хань и Чжао заключили союз против полководца Чжи Бо. Ненависть союзников была так велика, что когда Чжи Бо пал в бою, из его черепа враги сделали чашу для вина.


Радость Лу Цзя

Лу Цзя был советником Хань-вана. Он обладал блестящими политическими и ораторскими способностями, которые принесли ему всеобщую славу и влияние. Но самую большую радость Лу Цзя испытал, когда у него родился сын. "Радость Лу Цзя" даже вошла в китайскую поговорку.
По случаю рождения сына китайцы на стене своего дома вывешивали лук и стрелы – благожелательные символы мужества и силы.


Младенец Ли Минь

У Цзя Чуна из царства Цзинь была очень ревнивая и злая жена. Она заподозрила, что ее муж проявляет чрезмерную нежность к кормилице их сына Ли Миня. В порыве гнева госпожа плетью до смерти забила кормилицу. Младенец Ли Минь отказался от еды, все время плакал и через день умер.
Эта история позволила поэту Юй Синю вставить в одну из своих од такую строку:

"Ли Минь навсегда ушел".

Этот намек должен был быть понятен каждому образованному читателю в Китае.


Перевоплощение Чжан Хэна

В царстве Восточная Хань родился мальчик Чжан Хэн, который умер в возрасте шести лет. Второй ребенок его матери был так похож на первого, что все считали его перевоплощением Чжан Хэна.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
DaiverVit

#3 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 17 Май 2016 - 09:00

Конец царства Лян

В 502 году правителем царства Лян стал Сяо Янь. Казалось, что государство Лян достигло вершины своего могущества: внешние враги ему не угрожали, население благоденствовало. В таких условиях правитель Сяо Янь окружил себя видными поэтами, художниками и философами. Правителю казалось, что богатства его царства неисчерпаемы, и он начал расходовать огромные средства на строительство буддийских храмов и монастырей. Их в одной только столице было сооружено более пятисот.
Поскольку деньги на эти стройки выжимались из населения, то крестьянство стало беднеть и разоряться, а в государстве стало множиться число бродяг и разбойников.

В этих условиях при дворе Сяо Яня в 548 году нашел прибежище полководец из северных стран по имени Хоу Цзин. Он был обласкан правителем, втерся к нему в доверие, а потом в какой-то момент, по словам поэта Юй Синя, "волк сбросил свою овечью шкуру" и отблагодарил своего покровителя, подняв мятеж.

Голодная армия бездействовала, а мятежники захватили столицу Цзянье и разграбили ее. Правитель Сяо Янь оказался пленником в своем разграбленном дворце и вскоре умер.

Уцелевшие сановники бежали в Цзинлинь к тамошнему правителю Сяо И, который стал новым царем государства Лян. Сяо И сумел организовать борьбу с мятежником и в 552 году разбил войска Хоу Цзина. Три дня отрубленная голова Хоу Цзина торчала на воткнутом в землю копье, а потом ее покрыли лаком и выставили во дворце в качестве трофея.

Но в это время армия государства Западное Вэй напала на обессиленное царство Лян, захватила новую столицу Цзинлинь, убила правителя Сяо И и увела в плен сто тысяч жителей.

Так прекратило свое существование могущественное царство Лян.


Лу Чун и госпожа Цуй

Эта история взята из книги Гань Бао "О поисках духов".

К западу от дома Лу Чуна находилась могила Цуй Шаофу. Однажды Лу Чун на охоте увидел прекрасного оленя, выстрелил в него из лука, но раненый олень внезапно исчез. Разыскивая раненое животное, Лу Чун оказался у дома Шаофу. Хозяин предложил Лу Чуну стать мужем его дочери. Три дня и три ночи провел Лу Чун с госпожой Цуй, а на четвертый день Шаофу снарядил повозку и велел Лу Чуну возвращаться домой.

Через четыре года Лу Чун возле реки внезапно увидел госпожу Цуй с ребенком на руках, которая передала мальчика нашему герою. Это был их сын. Вместе с ребенком женщина вручила Лу Чуну драгоценный браслет и свиток со стихами, а потом внезапно исчезла.

Через некоторое время Лу Чун взял браслет и отправился с ним на рынок, где надеялся что-нибудь узнать об этой странной встрече. Одна женщина увидала браслет и рассказала Лу Чуну, что она некогда была женой Шаофу, что их дочь рано умерла, и этот браслет был положен в ее могилу.


Братья Бо-и и Шу-ци

После смерти правителя царства Инь его сыновья, Бо-и и Шу-ци, отказались от престола, покинули государство и поступили на службу к правителю царства Чжоу.
Через некоторое время правитель Чжоу собрался идти походом на Инь, братья пытались уговорить его отказаться от такого намерения, но тщетно.
Когда Чжоу захватило Инь, Бо-и и Шу-ци устыдились того, что служат тому, кто погубил их родину. Они удалились в горы, где и умерли от голода.


Лисья шуба

У правителя Мэнчана была белая лисья шуба, равной которой не было во всей Поднебесной. Она досталась ему в наследство от отца и вызывала завить многих людей, но однажды эта шуба спасла ему жизнь.

Правитель Цинь по какой-то причине решил казнить правителя Мэнчана, и бежать из тюрьмы не было никакой возможности. В этот момент любимая наложница правителя Цинь сказала, что могла бы сохранить жизнь правителю Мэнчана, замолвив за него несколько слов правителю Цинь, если тот подарит ей свою знаменитую шубу.

Наложница, разумеется, получила эту шубу - так спасся правитель Мэнчана.


Пара коней

Рядом с предыдущей историей часто вспоминают о правителе Тана, который отказался расстаться со своими верными друзьями – парой прекрасных белых коней – даже ради собственного спасения.


Поговорка

У китайцев есть такая поговорка (строка из народной песни):

"Кто сгибается крючком, становится князем, кто прям, как тетива, подыхает в канаве".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#4 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 20 Май 2016 - 08:20

Стрела Лу Линя

Правитель царства Янь послал своего полководца против царства Ци, и тому удалось захватить в нём город Ляочэн. Тем временем, при дворе Янь полководца оклеветали, и он побоялся вернуться на родину.
Полководец укрепился в Ляочэне и отбивал атаки цисцев. Некий Лу Линь послал в осажденный город стрелу с привязанным письмом, в котором полководцу предлагалось вернуться в Янь, но полководец справедливо сомневался в искренности этого письма. Сдаться цисцам полководец не мог – это был бы величайший позор; вернуться в Янь он также не мог – казнят. Раз его всё равно ожидает смерть, то яньский полководец покончил с собой.
Так «стрела Лу Линя» вошла в круг понятий образованного человека.


Жена полководца Цинь Цзя

Ханьский полководец Цинь Цзя послал из похода своей жене подарок - бронзовое зеркало в виде свернувшегося дракона. В сопроводительном письме он советовал жене, как чистить зеркало, чтобы отражение было ясным. Любящая жена ответила, что ей незачем наводить красоту до возвращения мужа из похода.


Красавица Ван Чжаоцзюнь (Мин-фэй)

У китайских поэтов очень популярной была история о судьбе красавицы Ван Чжаоцзюнь (другое имя Мин-фэй).
Это было во времена ханьского императора Юань-ди (48-32 гг. до Р.Х.). Со всех концов Поднебесной во дворец правителя свозили красавиц. Император велел придворному художнику Мао Яньшоу писать портреты всех девушек, так как только самые красивые из них могли надеяться на благосклонность правителя. Многие девушки подносили художнику богатые подарки, чтобы оказаться в числе избранных.
Среди всех привезённых девушек Ван Чжаоцзюнь выделялась своей красотой, но гордость не позволила девушке дать взятку художнику, и тот изобразил её уродиной.
Империя Хань в те времена часто воевала с кочевниками и не всегда удачно, так как могущество империи угасало. После одной из неудачных войн с кочевниками сюнну был заключён мир, и один из пунктов договора предполагал женитьбу вождя кочевников на одной из императорских наложниц.
Юань-ди потребовал портреты всех красавиц и выбрал самую уродливую из них, которой оказалась Ван Чжаоцзюнь. При обмене дарами с послами кочевников император впервые увидел Ван Чжаоцзюнь и был покорён её красотой, но не посмел нарушить мирный договор.
Долгие годы провела Ван Чжаоцзюнь вдали от родины, тоскуя по родному дому.
Этот сюжет вдохновлял таких поэтов как Юй Синь, Бао Чжао, Цуй Гоффу, Ли Бо и Бо Цзюйи.


Сон У-дина

Однажды У-дин (1324-1265 гг. до Р.Х.), правитель государства Инь, увидел во сне очень мудрого человека. Проснувшись, правитель решил отправиться на поиски этого мудреца. После долгих поисков правитель оказался в местности Фуян, куда ссылали на каторжные работы государственных преступников, носивших красные одежды. Там-то У-дин и встретил Фу Юэ, мудреца, которого он видел во сне. У-дин после долгих бесед убедился в мудрости Фу Юэ и сделал его своим советником, после чего успехи всегда сопутствовали У-дину во всех его государственных делах.


Советник-рыбак

Правитель Чжоу Вэнь-ван во время охоты встретил на берегу реки Вэйчуань старика Люй Шана, ловившего рыбу. Вэнь-ван вступил в беседу с Люй Шанем и поразился его обширным знаниям и глубокой мудрости. Он пригласил Люй Шаня к своему двору и назначил наставником своего сына У-вана. Позднее благодаря советам Люй Шаня У-ван одержал победу над воинами государства Инь в битве на реке Муе.


Советник И Чжи

Основатель государства Инь Чэн Тан трижды приглашал к себе И Чжи, прежде чем тот решился оставить земледелие и согласился стать советником правителя. За свою мудрость И Чжи пользовался огромным уважением в государстве и после смерти Чэн Тана он стал первым министром и у следующего правителя Тай-цзя. Однако Тай-цзя проявил себя жестоким, бесчеловечным и лишенным добродетели правителем. Благодаря своему авторитету И Чжи смог отправить Тай-цзя в ссылку в местность Тунгун.
Три года И Чжи управлял государством вместо правителя и принимал на аудиенциях правителей соседних государств. В ссылке Тай-цзя раскаялся в своих ошибках и обратился к добру. Тогда И Чжи вернул Тай-цзя в столицу и передал ему бразды правления государством.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#5 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 28 Май 2016 - 12:10

Что легче всего рисовать?

При дворе вана [правителя] царства Ци (722-221 гг. до Р.Х.) жил некий художник. Однажды ван спросил художника:

"Что труднее всего рисовать?"

Художник ответил:

"Собак и лошадей?"

Ван продолжил свои вопросы:

"А что легче всего?"

Художник ответил не задумываясь:

"Бесов и души умерших. Ведь собаки и лошади людям известны, с утра до вечера они перед глазами, поэтому здесь нельзя ошибиться, а значит, и рисовать их труднее. Бесы же и души умерших не имеют телесных форм, недоступны взору – поэтому и рисовать их легко".



Образцовый клан

В III веке до Р.Х. в Китае прославился клан Жэнь, члены которого придерживались следующих правил:

"То, что не было получено с собственных полей и от своих домашних животных, нельзя было употреблять в качестве пищи и одежды. До окончания общих работ никто не мог пить вино и есть мясо. Поэтому [клан Жэнь] слыл образцом для всей округи".



Работа как семья

Во II веке до Р.Х. чиновник одной из провинциальных управ по имени Ян Юн был недоволен вмешательством начальника в его дела. Уподобив канцелярию семье, Ян Юн рассуждал так:

"Если глава семьи позволит каждому делать положенное ему – слугам пахать землю, служанкам носить хворост, петухам будить по утрам, собакам отпугивать воров, буйволам носить грузы, лошадям скакать по дорогам, - то, не утомляя себя, он добьётся полного порядка. Если же он лично возьмётся за все дела, воцарится хаос, и он утратит положение главы семьи".



Божественный земледелец

Шэньнун (Божественный земледелец) является одним из трёх первых легендарных правителей Китая. Он также известен под именами Яньди (огненный император) и Яован (царь лекарств). Вот отрывок о его деятельности, правда, из трактата II века до Р.Х. "Хуай Нань-цзы":

"В древности, когда миром правил царь Шэньнун, его дух не был в разладе с его телом, его знание не выходило за пределы четырех сторон света, и он пестовал в себе доброту и искренность сердца. Сладкие дожди выпадали в урочное время, повсюду пышно произрастали хлеба. Весной они шли в рост, летом наливались соком, осенью созревали, зимой хранились в закромах. Каждый месяц проводился учёт, каждый сезон составлялась сводка, а в конце года подавался доклад о достижениях, и на его основании приносились обильные жертвы...
Грозное присутствие царя ощущалось всюду, но никто не восставал против него. Существовали наказания, но не было нужды применять их. Законы были малочисленны и мягки...
Шэньнун попробовал на вкус все растения и подземные воды, а потом научил людей, какими из них можно питаться, а какими нет. В те времена Шэньнун каждый день определял до семи десятков ядовитых трав".

Шэньнун отравлялся каждым из растительных ядов, но всякий раз оживал благодаря своему магическому искусству.
Шэньнун считается основоположником китайской фармакологии, ему же приписывается открытие целебных свойств чая. Кроме того, Шэньнун изобрёл плуг и иглоукалывание.
Но всё магическое искусство Шэньнуна оказалось бессильным, когда он проглотил тысяченожку: каждая ножка проглоченного животного превратилась в прожорливого червя, которые и погубили Божественного земледельца.


Умение править народом

В книге "Дао-дэ цзин", приписываемой легендарному философу Ле-цзы (V век до Р.Х.), говорится:

"В древности умевший служить Дао не просвещал народ, а делал его глупым. Трудно управлять народом, когда у него много знаний. Поэтому управление страной при помощи знаний враг страны, а без их применения счастье страны. Кто знает эти две вещи, тот становится примером для других. Знание этого примера есть знание глубочайшего дэ. Глубочайшее дэ, оно и глубоко и далеко. Оно противоположно всем существам. Следуя за ним, достигнешь великого благополучия".

Судя по тому, что происходит в нашей стране, наши правители хорошо изучили китайскую философию. Телевидение, радио, интернет и печатное слово России прекрасно справляются с оглуплением собственного народа. Доказательства? Достаточно просмотреть программу телевидения на неделю или взглянуть на полки книжных магазинов.


Упадок Империи

Китайский историк Цуй Ши следующими словами описывает положение в Империи незадолго до падения династии Хань:

"Высшие семьи накапливают миллионные богатства, приобретают земельные владения, не уступающие пожалованиям удельной знати. Они дают взятки, чтобы заставить власти поступить несправедливо, держат у себя телохранителей, чтобы запугивать простой народ. Они убивают невинных и хвастаются, что никто из их людей не был казнен, как преступник, на рыночной площади. Так они живут, а после смерти пользуются почестями, как государи.
Посему люди низших дворов в страхе топчутся, не зная, куда ступить.
Отцы и дети, склонив головы, рабски прислуживают богатеям и приводят к ним в услужение жён и детей. Оттого богатеи, всего имея в избытке, день ото дня становятся ещё богаче. Бедняки, не имея необходимого, с каждым годом беднеют. Из поколения в поколение они живут, словно пленники, и всё же не имеют достаточно пищи и одежды. При жизни они изнемогают от непосильного труда, после смерти их постигает несчастье остаться непогребёнными. Если случится небольшой недород, им приходится идти по миру, хоронясь в придорожных канавах, продавать жён и детей. Никакими словами не высказать, что значит не иметь никакой радости в жизни!"



Начало восстания "краснобровых"

В уезде Хайцюэ провинции Ланъе однажды за какой-то проступок казнили одного мелкого чиновника. Власти явно погорячились! Как пишет историк Фань Е (398-445), его матушка Люй

"жила зажиточно, владела состоянием в несколько миллионов монет. Она наготовила угощения и вина, купила оружие и одежду, и молодцам, приходившим воспользоваться ее щедротами, давала всего в избытке. Тем, кто нуждался, она тут же давала одежду, не спрашивая, много ли требуется".

Через некоторое время всё состояние матушки Люй было потрачено на эти цели. Тогда она попросила молодцов, которые долго пользовались её щедротами, отомстить за своего казнённого сына. Просьба матушки Люй была вскоре исполнена. Так, по мнению Фань Е, в 17 году началось известное в Китае восстание "краснобровых", охватившее почти всю страну и длившееся десять лет.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#6 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 04 Июнь 2016 - 09:11

Путь вещей

В трактате "Хуай нань-цзы", созданном в середине II века до Р.Х., говорится:

"Даже если великие силачи попытаются вести буйвола за хвост, они не смогут это сделать, ибо будут идти наперекор пути вещей. Но если проткнуть ноздри буйвола хотя бы веточкой тутовника, то даже маленький мальчик сможет провести буйвола через всю страну, ибо он будет следовать пути вещей. Поскольку мы пользуемся свойствами воды, мы можем с помощью одного весла управлять лодкой. Поскольку государь управляет народом посредством силы самих вещей, его указы и распоряжения немедленно исполняются".



О Ле-цзы

Чжуан-цзы сказал:

"Ле-цзы был великий мастер ездить верхом на шести ветрах, он проводил в странствиях десять и ещё пять дней и совсем не думал о собственном благополучии. Но хотя он умел летать, он всё же не мог обойтись без опоры. А вот если бы он мог оседлать истину Неба и Земли, править всеми переменами мироздания и странствовать в беспредельном, то не нуждался бы ни в какой опоре.
Поэтому говорится:

"Мудрый человек не имеет ничего своего. Божественный человек не имеет заслуг. Духовный человек не имеет имени".



Суть и смысл ритуала

В конфуцианском каноне можно найти разъяснение смысла ритуала:

"Ритуал имеет своим истоком великое единство, которое, разделяясь, образует Небо и Землю, а в своем круговращении порождает четыре времени года. Ритуал даётся от Неба, но в действии своем следует Земле, распространяется повсюду, сообразуется со всеми вещами и явлениями, а в превращениях своих содружествует с временами года. Исполнение ритуала есть основа основ человеческой жизни. Ритуал наставляет в преданности и совершенствует в любви, укрепляет союз плоти и кожи, даёт излиться чувствам людей. Только величайшие мудрецы понимают, что ритуал никогда не прерывается..."



Об управлении народом

В трактате "Дао-дэ цзин" написано:

"Нужно сделать государство маленьким, а народ редким.
Даже если имеется много орудий, не надо их употреблять.
Нужно сделать так, чтобы народ не странствовал далеко до конца своей жизни.
Даже если имеются лодки и колесницы, не надо их употреблять.
Даже если имеются вооруженные войска, не надо их выставлять.
Надо сделать так, чтобы народ снова начал плести узелки и употреблять их вместо письма.
Надо сделать вкусным его питание, прекрасным его одеяние, устроить ему спокойное жилище, сделать весёлой его жизнь".



О кровной мести

В эпоху Хань в Китае был очень популярен обычай кровной мести, что сильно беспокоило власти страны. Вот примеры из книги Хоу Хань шу:

"Некто Су Бувэй прорыл подземный ход к дому убийцы своего отца и, не застав обидчика на месте, зарубил его жену и ребенка без ущерба для собственной репутации".

"Ян Цю, отпрыск влиятельного в округе семейства, убил служащего, оскорбившего его мать, сжёг дом обидчика и не только не понёс наказания, но, напротив, снискал себе славу и сделал быструю карьеру".



Цивилизация для варваров

Империя Хань, как и все империи, стремилась к расширению и на этом пути китайцы постоянно сталкивались с варварами. Расширялась империя и в юго-западном направлении, но магнаты этой части страны нашли простой способ подчинить варваров своей власти:

"Поскольку многие варвары были жестоки, злобны и неучтивы, богатые люди из больших фамилий приказали выдать дурным варварам золото и ткани и пригласили их служить в домашней страже. Так варвары стали любить драгоценности и постепенно покорились власти Хань".



Правитель Фань Чжун

В эпоху Хань правителем области Наньян стал человек по имени Фань Чжун. Он происходил из незнатного семейства, а его предки занимались земледелием и торговлей. Разбогатев, Фань Чжун заказал себе панегирик, в котором его предкам, "выдающейся фамилии округи", уделялось всего несколько слов, а деятельность самого правителя описывалась следующим образом:

"Чжун по натуре был мягок и добр. [В его семье] держались правила владеть имуществом совместно тремя поколениями. Дети утром и вечером выражали свое почтение старшему, словно в государственной управе. Чжун управлял хозяйством так, что ничего не оставалось неиспользованным. Рабам он дал подходящую для каждого работу. Поэтому он смог добиться, чтобы высшие и низшие усердно трудились, а доходы умножались с каждым годом. Распахав новь, он расширил свои земельные владения от трёхсот с лишним цинов. Все построенные им здания имели двойные залы и высокие покои. Были у него озёра и оросительные каналы, рыбные пруды и выгоны для скота. В чём бы ни возникла нужда, всего появлялось в достатке. Как-то он захотел изготовлять домашнюю утварь и сначала насадил катальпу и лаковое дерево. Люди насмехались над ним, но через несколько лет он извлек большую пользу из сделанного. Тогда [все насмешники] пришли к нему с извинениями. Богатство его выросло до 100 млн. монет. Он облагодетельствовал родственников и распространил милость на жителей округи. Сыновья его дочери, братья из рода Хэ, поспорили из-за имущества. [Фань Чжун] стыдясь этого, подарил им два цина земли, чтобы уладить ссору. В уезде восхищались им и выдвинули на должность саньлао".

Этот панегирик был полностью включён в посмертную биографию Фань Чжуна, в которой также сообщались некоторые удивительные вещи, например:

"[Фань Чжун] ссудил людям много миллионов [монет], а перед смертью велел сжечь долговые расписки. Услыхав про это, все должники устыдились и наперебой ринулись к дому Фаней, чтобы рассчитаться".



Напоминание

Сестра императора Нуан У-ди однажды в шутку напомнила своему брату:

"Когда ты был простолюдином, ты прятал беглых преступников, и чиновники не смели приблизиться к твоему дому".



Слова, слова...

Бай-гун однажды спросил Конфуция:

"Можно ли говорить намёками?"

Конфуций ответил:

"Почему же нельзя? Кто знает, что значат слова? Тот же, кто знает, говорит без слов".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#7 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 09 Июнь 2016 - 08:44

Польза брачных союзов

Одним из самых действенных и гибких способов налаживания контактов между влиятельными группами в Древнем Китае было заключение браков.
Во II веке в провинции Сянъян было пять крупных кланов, и три из них были связаны между собой брачными узами. Это позволяло кланам контролировать местную администрацию. Аналогичная картина была и в провинции Наньян.
В качестве примера укажем на биографию некоего Лю Фана, который враждовал с несколькими чиновниками. Среди главных врагов Лю Фана был и его земляк Тянь Юй. Но через некоторое время

"Тянь помирился и связал себя брачными узами с семьей Лю Фана".

И всё стало хорошо.

Но переоценивать это средство не стоит. В 73 году до Р.Х. правителем провинции Инчуань стал Чжао Гуанхань. В этой провинции все могущественные кланы были породнены между собой и могли сообща оказывать сильное давление на местные власти.
Чжао Гуанхань нашёл простой способ борьбы с местной мафией: с помощью подложных писем и клеветнических слухов он сумел перессорить все влиятельные семейства между собой, да так успешно, что те отказались впредь заключать между собой новые брачные союзы.


Философ Шэнь Дао

В книге "Чжуан-цзы" так говорится об искусстве Пути:

"Быть открытым для всех и не иметь пристрастий; непрестанно меняться и ничего не желать для себя; жить, как живётся, и не иметь для себя отвлечённых правил; следовать всякому влечению без колебаний; не умствовать прежде времени; не строить расчётов, полагаясь на своё знание; не выбирать среди вещей, но превращаться вместе с ними – в этом тоже заключалось искусство Пути древних".

А вот как эти правила выглядели в отношении жизни философа Шэнь Дао (IV век до Р.Х.):

"И вот Шэнь Дао отбросил знания, презрел собственные мнения и стал лишь следовать Неизбежному, во всем сообразуясь с обстоятельствами. Сие он провозгласил высшей истиной, говоря при этом:

"Знать – значит не знать".

Оттого он считал всякие познания вещью опасной и хотел искоренить их раз и навсегда. Он держался распущенно, не заботился о своей репутации и насмехался над достойными мужами, которых ценят в мире. Развязный, отринувший приличия, он дерзко нападал на великих мудрецов Поднебесной... Он считал никчемными знания и размышления, не знал, что должно стоять впереди, а что – после, глядел поверх всего, и только. Двигался, только если его толкнут; возвращался, только если его потянут назад; вращался, как вихрь; парил, как пух, крутился, как жернов. Был целостен и не имел изъяна, в движении и покое ничего не делал зря и ни разу не заслужил порицания. А почему? Кто ничего не знает, тот не страдает от влюбленности в себя и не ведает тягот, созидаемых применением знаний. Кто в движении и в покое не отклоняется от истины, тот до самой смерти избегнет людской хвалы. Поэтому он говорил:

"Стремитесь к тому, чтобы уподобиться бесчувственной вещи, не прибегайте к услугам мудрых и достойных; даже кусок земли не теряет Пути".

А почтенные люди в свете смеялись над ним, говоря:

"Путь Шэнь Дао для живых людей недостижим. Он годится разве что для мертвецов".

И кончилось тем, что Шэнь Дао прослыл в мире большим чудаком, только и всего".



Знатность в Китае

В древнем Китае не существовало чётких критериев родовитого (знатного) происхождения. Например, в начале II века семейство Дэн, к которому принадлежала супруга императора Хэ-ди, считалось одним из самых именитых в империи. Но в 121 году влияние семейства Дэн рухнуло.
Через 38 лет император Хуань-ди захотел взять в жёны внучатую племянницу императрицы Дэн, однако в это время его счастливая избранница уже слыла при дворе женщиной низкого происхождения.


Польза скромности

В древнем Китае, особенно в эпоху Хань, большой популярностью пользовалась история о скромном сыне, который отдал свою долю наследства алчным родственникам, а потом – в награду за свою доброту и скромность – неожиданно разбогател.
В те времена равнодушие к наследству и/или отказ от своей доли наследства считались одним из атрибутов идеального человека. На волне таких мировоззрений появились хитрецы, которые ловко играли на этом пристальном внимании окружающих к дележу чужого наследства.
Сюй У сделал хорошую карьеру и получил звание "почтительного и бескорыстного", но он очень хотел устроить карьеру и для своих младших братьев. Когда умер их отец, Сюй У присвоил себе лучшую долю от оставшихся земель и хозяйства, а его младшие братья не стали возражать против такой несправедливости, и смогли получить таким образом хорошие рекомендации для продвижения по службе. Со временем общее состояние Сюй У выросло в три раза, он отдал свои накопления братьям (уже сделавшим карьеру) и восстановил свою репутацию.


Хорошая репутация важнее

Когда сановник Гао Шень после долгих лет службы вернулся домой, у него к этому времени не было никакого состояния, и жена стала упрекать его в том, что он ничего не оставляет своим детям. Гао Шэшь на эти упрёки отвечал, что он оставляет своим сыновьям хорошую репутацию, и он знал, что говорил. Хотя сам Гао Шэнь продолжал жить в соломенной хижине с голыми стенами, его сыновья сделали хорошую карьеру.


Один пашет...

Китайский философ Ван Фу (76-167) такими словами описывал ситуацию в Гуаньдуне, главном экономическом районе ханьского Китая:

"Ныне в мире бросают земледелие и шелководство и устремляются в торговлю. Запряжённые быками и лошадьми повозки запрудили дороги, бездельники, ищущие удачи, переполнили города... Взгляните на положение в Лояне: тех, кто занимается второстепенным делом (ремеслом и торговлей), вдесятеро больше земледельцев, а слоняющихся попусту вдесятеро больше тех, кто занимается второстепенным делом. Один крестьянин пашет, а сто человек от него кормятся. Одна женщина ткёт, а сто человек носят сотканное ею. Но если одному снабжать сотню – можно ли обеспечить всех? В Поднебесной сотня областей, тысяча уездов, десятки тысяч городков с рынками – и такое творится повсюду".



Изречения философов

Конфуций сказал:

"Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы иметь высокий чин. Не беспокойся о том, что тебя не знают. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы тебя знали".


Мо-цзы сказал:

"Если благородные и мудрые управляют глупыми и низкими, то царит порядок. Если глупые и низкие управляют благородными и мудрыми, то будет смута".


В книге "Дао-дэ дзин" сказано:

"Когда в стране много ненужных вещей, народ становится бедным.
Когда у народа много острого оружия, в стране увеличиваются смуты.
Когда много искусных мастеров, умножаются редкие предметы.
Когда растут законы и приказы, увеличивается число воров и разбойников".


Если после прочтения данных историй и изречений у вас, уважаемые читатели, возникнут ассоциации с современным положением в нашей стране, то Старый Ворчун (Виталий Киселёв) тут совершенно не при чём – ведь всё это говорилось и писалось почти две тысячи лет назад.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
DaiverVit

#8 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 15 Июнь 2016 - 08:59

“Сильный дом” и “люди долга”

В Китае эпохи (династии) Хань появилось понятие "сильного дома". Первоначально это было объединение нескольких родственных семейств, которые постепенно усиливались, обрастая зависимыми людьми.
В древних китайских исторических трудах "сильный дом" определялся как союз людей, доверяющих друг другу, с общими взглядами на добро и зло, способных доминировать в округе и навязывать свою волю даже высокопоставленным чиновникам.
Вскоре выросла фигура предводителя "сильного дома", господина, который оказывал милость своим людям, а те служили ему, воздавая за милость, выполняя свой личный долг.
Шайки наёмных убийц и даже обыкновенных грабителей назывались в то время "людьми долга".
В эпоху поздней Хань таких зависимых людей стали называть "преданными из чувства долга".


Помогай, но меру знай

Цуй Ши (II век н.э.) в своём сочинении о "помесячных указаниях для четырёх групп народа" советовал помогать нуждающимся родственникам накануне сева и перед наступлением холодов, но при этом требовал быть умеренным в своей помощи и соразмерять её со степенью родства.


Дружба по-китайски

Некий чиновник областной управы Куайцзы был приглашён на службу к императорскому двору, а это уже был совсем другой уровень представительства. Чтобы ему соответствовать требовались немалые средства, и Куайцзы запустил руку в казну, позаимствовав около миллиона монет. Растрату быстро обнаружили, Куайцзы был обвинён в казнокрадстве, и ему грозила смертная казнь.
Его друг по имени Чжу Цзюань владел крупным шелкоткацким делом и дал Куайцзы шёлка на предъявленную сумму. Когда мать стала упрекать Чжу Цзюаня в расточительстве, он ей ответил:

"Небольшой убыток сулит большой доход; сначала беден, потом богат – таков неизменный закон".



Евнухи

Император Восточной Хань по имени Хэ-ди (правил 88-106 гг. н.э.) первым начал назначать евнухов на высокие посты в империи. В 102 году он пожаловал высокий титул “хоу” и удел евнуху Чжэн Чжуну. Эти привилегии унаследовал приёмный сын данного евнуха. Такое право евнухов иметь приёмных детей и передавать им титулы было узаконено в 135 году.
В 156 году приёмные дети евнухов получили право ношения по ним трёхлетнего траура, как по настоящим родителям. Это уничтожало последние признаки социальной неполноценности евнухов.
К этому времени евнухи стали настолько могущественными, что могли по своему усмотрению назначать своих родственников на значительные посты, правда, пока только в администрацию провинций.
Увидев такой быстрый рост могущества евнухов, люди забыли о предписаниях Конфуция и стали добровольно калечить себя, надеясь сделать быструю карьеру через службу в императорском гареме. Это поветрие коснулось и членов самых знатных потомственных служилых семейств.


Племянник евнуха

Некий Сюй Сюань, племянник евнуха Сюй Хуана, служил начальником уезда Сяпи в Дунхае. Ему приглянулась одна молодая красавица, которая была женой какого-то отставного чиновника, и он потребовал её себе.
Получив отказ, Сюй Сюань рассвирепел, приказал схватить эту красавицу, а потом

"ради забавы стрелял в неё из лука и убил".

Правителем Дунхая был Хуан Фу, который арестовал Сюй Сюаня и казнил его, несмотря на многочисленные предупреждения о возможной мести со стороны императорского фаворита.
Так вскоре и случилось – Хуан Фу был сослан на каторгу.


Инспектор Чжан Ган

Император Шунь-ди (115-144) в 142 году отправил восемь высокопоставленных чиновников в инспекционную поездку по империи.
Чжан Ган остановился у городской управы Лояна (столицы империи Хань) и дальше не поехал. Когда у него спросили, почему он не едет дальше, Чжан Ган ответил:

"Шакалы и волки у власти, что уж выискивать лисиц!"



Убедительный проситель

Правителем провинции Хэнань был Ян Чжи, без покровительства которого сделать карьеру в столице было невозможно. Хронист говорит об этом так:

"Без Чжи нельзя было приобрести известность среди тунов и цинов".

Когда в столицу прибыл Чжао И, он долго обивал пороги высокопоставленных чиновников, но, наконец, сумел добиться аудиенции у самого Ян Чжи. Попав во дворец правителя, Чжао И начал очень высокопарно жаловаться на свою судьбу, а потом так горько разрыдался, что на эти звуки сбежались даже привратники.
Правителю Ян Чжи так понравилось это “представление”, что он обласкал просителя и дал ему какую-то должность.


Смерть “от печали”

Император Хуань-ди (132-168) в марте 165 года отправил свою жену, императрицу Дэн, в гаремную красильню. Это было последнее пристанище для знатных дам, которые впали в немилость.
Через несколько дней императрица Дэн умерла, как говорилось, “от печали”. Некоторые члены семьи умершей императрицы покончили с собой, а остальные были высланы из столицы в родные места.


Нужна сильная рука

В Китае с очень древних времён господствовало мнение, что люди сами по себе, без твёрдого управления, не способны наладить совместную жизнь. Это мнение выражалось в популярной формуле:

"Если тысяча человек соберётся вместе и среди них не будет главного, то, если они не разбредутся, вспыхнет вражда".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#9 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 23 Июнь 2016 - 08:03

О сексуальных нравах Древнего Китая


Любовь зла
Хуафу Ду, представитель княжеского рода государства Сун, в 708 году до Р.Х. встретил где-то на дороге жену довольно высокопоставленного чиновника Кун Фу. Ему удалось увидеть её, и он без памяти влюбился в эту даму. Через год Хуафу Ду напал на усадьбу Кун Фу, убил этого чиновника и забрал себе его жену.


Необходим наследник
Правитель княжества Цзинь по имени Сянь-гун долгое время не имел наследника. Тогда в 665 году до Р.Х. он вступил в связь с младшей женой своего отца, которая и родила ему не только сына, но и дочь.

Вы считаете, уважаемые читатели, что это слишком незамысловатые истории? Ну, что ж, вот вам история покруче.


Похотливый князь Сюань-гун
В 695 году до Р.Х. младшую жену правителя княжества Вэй соблазнил его собственный сын по имени Сюань-гун, и эта женщина родила ему сына по имени Цзи-цзы. В княжеском доме эта история никаких серьёзных последствий не имела.
Значительно позднее это Цзи-цзы женился на принцессе из княжества Ци, которая оказалась настолько прекрасной, что похотливый Сюань-гун отнял эту красавицу у своего сына, и она родила ему двух сыновей.
Мать Цзи-цзы так ревновала Сюань-гуна к этой красавице, что, в конце концов, повесилась. А упомянутая красавица захотела стать главной женой Сюань-гуна и стала интриговать против своего официального мужа Цзи-цзы. Ей удалось так очернить своего мужа перед Сюань-гуном, что тот подговорил двух разбойников убить собственного сына.
Шекспир отдыхает!


Любовник княгини
В 576 году до Р.Х. некий Цин Кэ из княжества Ци (не путать со знаменитым убийцей из княжества Цинь, жившем на три столетия позже!) вступил в любовные отношения с матерью Лин-гуна, правителя этого княжества. Чаще всего он тайно посещал её в женских покоях, переодевшись в женское платье.
Двое придворных узнали об этом и начали шантажировать Цин Кэ. Он пожаловался своей любовнице, которая легко сумела очернить этих придворных в глазах своего сына. В результате одного из этих придворных отправили в далёкую ссылку, а другому отрезали ноги.


Фиктивное насилие
В 546 году до Р.Х. вдова правителя княжества Вэй вступила в любовную связь с придворным поваром. Она опасалась, что один из управляющих нового князя может донести на неё, и велела младшей жене покойного князя выпороть себя. Потом она предъявила родственникам следы порки и обвинила управляющего в том, что тот попытался изнасиловать её, а когда она отвергла его притязания, велел её выпороть. Этого управляющего, естественно, казнили.


Князь всегда прав!
В 599 году до Р.Х. правитель княжества Чэнь по имени Лин вместе с двумя своими министрами вступил в любовные отношения со вдовой чиновника по имени Ся. В княжеском дворце все трое мужчин открыто шутили по поводу своих сексуальных отношений с этой женщиной и демонстрировали всем желающим предметы её нижнего белья.
Когда же один из придворных попытался указать князю на недостойность такого поведения, разъярённый правитель велел его казнить.


Прекрасная Нань-цзы
В княжестве Вэй некая Нань-цзы находилась в кровосмесительной связи со своим родным братом. В 494 году до Р.Х. князь Лин пленился красотой Нань-цзы, женился на ней, и в угоду своей жене приблизил её брата ко двору.
Все в княжестве знали о связи жены правителя с собственным братом, и даже крестьяне в полях распевали непристойные песенки по этому поводу.
Кстати, известно, что Конфуций (551-479 гг. до Р.Х.) однажды нанёс визит этой Нань-цзы, за что его потом часто укоряли.
Конфуций же отвергал все эти обвинения, заявляя, что во время их разговора Нань-цзы, как и положено замужней женщине во время разговора с посторонним мужчиной, оставалась за ширмой.


Примеры сексуальных нравов
Генерал Му-цзы в 537 году до Р.Х. поссорился с правителем княжества Лу и переселился в княжество Ци. В городе Гэнцзун он встретил женщину, которая накормила его, разрешила остаться у себя на ночь, а утром они расстались.
Через несколько лет эта женщина появилась при дворе вместе с сыном, которого она родила от Му-цзы, и тот принял её в качестве главной жены.

Правитель княжества Чу в 522 году до Р.Х. проезжал через княжество Цай и остановился на ночлег в Цзияне. Дочь начальника пограничной заставы предложила ему стать его наложницей, князь не смог отказаться от такого предложения, и эта дама родила ему сына.
Если бы она родила ему дочь, то мы о такой связи и не узнали бы.

Одна девушка из княжества Лу в 530 году до Р.Х увидела сон, что она изготовила полог для зала предков семейства Мэн. Тогда она вместе со своей подружкой предложила себя в наложницы высокопоставленному чиновнику Мэн Си-цзы, и тот принял их.


Выбор красавицы
У правителя княжества Чэн была очень красивая сестра. В 540 году до Р.Х. к ней посватались два могущественных князя, Цзи-си и Цзы-нань. Правитель княжества Чэн не хотел обижать отказом никого из претендентов и сказал им, что предоставляет своей сестре полную свободу выбора (в разумных пределах, разумеется!).
Цзы-си появился перед красавицей в своём лучшем одеянии, а Цзы-нань – в полном боевом облачении. Княжна посмотрела на женихов из-за ширмы и сказала:

"Цзы-си воистину красив, но Цзы-нань — настоящий мужчина. Мужественный мужчина и женственная женщина составят прекрасную пару!"

Однако, как указывают древние авторы и подтверждают современные историки, подобный случай свободного выбора мужа был в Китае скорее исключением.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#10 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 30 Июнь 2016 - 07:33

“Ши”

В древнем Китае право быть высшими судьями закрепилось за “учёными служилыми людьми”, вернее, они сделали всё возможное, чтобы присвоить себе такую репутацию.
В древних источниках таких людей чаще всего называют “ши” или “шидафу”. Была широко распространена традиционная формула “ши юй шу” – “служилые люди и простонародье”. Такова была первая и грубая классификация китайского общества.


Три категории

Древний учёный и философ Хэ Сю (129-182) уже счёл возможным делить китайское общество на три категории:
“высших ши” – к ним причислялись все “именитые роды”;
“средних ши” – чиновников;
“низших ши” – простых людей.
Однако не все придерживались подобной классификации. Верхушка китайского общества династии Хань распространяла термин “ши” исключительно на себя, так что все китайцы прекрасно знали, кого можно называть “ши”, а кого нельзя.


Ши и простолюдины

Учёный Чжунчан Тун (180-220) так определял различие между “ши” и простолюдинами:

"Тех, кто работает мускулами, называют людьми – люди берут за образец сильных мужчин.
Тех, кто использует ум и талант, называют ши – ши ценят умудрённых старцев".



Проблема выбора

В центре идеологии и политической культуры “ши” лежали проблемы выбора службы, отношения к власти и уединения. Так в одном из комментариев к “Книге Перемен” говорится:

"Путь благородного мужа – то выходить на службу, то скрываться в уединении, то молчать, то говорить".



Путь “ши”

В книге "Лунь юй" написано о людях “ши”:

"Цзэн-цзы [ученик Конфуция] сказал:

“Не бывает ши без широты ума и твердости духа. Его ноша тяжела, а путь его долог. Гуманизм – вот ноша, которую он считает своим долгом нести, – разве не тяжела она? Только смерть прерывает его путь – разве не долог он?”"



Трансформация “ши”

Через пару сотен лет ситуация значительно изменилась, так что философ Мэн-цзы (372-289 до н.э.) уже с полным правом мог написать:

"Нынешние шидафу – все преступники, все они поступают по собственному произволу, потакая своим порокам".



Тоска Лян Суна

В эпоху поздней Хань царедворец Лян Сун был за какую-то оплошность отослан из столицы на службу в провинцию. Пребывая в глубокой тоске, Лян Сун писал:

"Великому мужу подобает при жизни получить титул хоу, а после смерти получать подношения в храме предков. Если это не получается, можно, сидя взаперти, взращивать волю, наслаждаться чтением “Книги Песен” и “Книги Преданий”. А служба в провинции унизительна словно каторга".

[Хоу – второй по знатности титул в древнем Китае. Вначале он был наследственным, но во времена династии Хань наследование титула было прекращено. Обычно этот титул сопровождался названием города или местности, которыми управлял хоу.]


Появление “ши”

Люди “ши” массово стали появляться в эпоху “Борющихся царств” (V-III вв. до н.э.). В обстановке политической раздробленности государства “ши”, странствующие учёные, стали предлагать свои услуги различным правителям. Так возникли учёные служилые люди, примкнувшие к правителям царств и даже уделов. Они находились на положении “гостей” своих хозяев, считались добровольно к ним примкнувшими, но всем им обязанными. Их положение первоначально определялось только службой.


Кун Жун в детстве

Известный поэт и философ Кун Жун (153-208) принадлежал к очень знатному семейству и был далёким потомком самого Конфуция. В своём клане он прославился с раннего детства. Однажды маленький Кун Жун вместе с шестью старшими братьями ел в саду сливы и выбирал себе самые маленькие плоды. Удивлённым родителям он пояснил:

"Мне, младшему, полагается брать маленькие".

Вот тогда его и выделили в клане.


Положение “ши”

Стоит заметить, что положение “ши” во времена династии Хань очень сильно зависело от поведения и отношения к ним связанных с ними людей. Часто случалось так, что “ши” был ни в чём не виноват, но не имел права защищать свою репутацию.
Некий правитель уезда встречал проезжающего мимо его резиденции своего старого покровителя, который и рекомендовал его на государственную службу. Однако этот покровитель по каким-то причинам не стал останавливаться и поехал дальше своей дорогой.
Правитель уезда в отчаянии воскликнул:

"Теперь весь мир будет смеяться надо мной!"

Он покинул свой пост [правитель уезда не мог оставлять свой пост без прямого приказания вышестоящего начальства] и помчался догонять проехавшего покровителя. Добившись у того аудиенции, правитель уезда с громадным облегчением смог уйти в отставку.


Типичный “ши”

Пример типичного представителя “ши” найдём в биографии учёного Чоу Ланя:

"Когда [его] жена и дети поступали дурно, он снимал шапку (в знак публичного раскаяния) и обвинял себя. Когда же жена и дети приходили с извинениями, они не осмеливались войти в главную залу дома до тех пор, пока Чоу Лань не надевал шапку вновь. Домочадцы никогда не видели на его лице выражения радости или гнева".



Спор двух “ши”

В заключение рассмотрим характерный эпизод из жизни “ши”.
Однажды Чэнь Фань и Ли Ин спорили о своих заслугах “в области добродетели” и никак не могли договориться о том, кому принадлежит первенство. Тогда они обратились к известному историку и музыканту Цай Юну (132-192), который рассудил их следующим образом:

"Чэнь Чжунцзюй силён в критике вышестоящих. Ли Юаньли строг в управлении нижестоящими. Критиковать верхи трудно, управлять низами легко".

После этого Цай Юн поставил Чэнь Фаня после “трёх правителей”, а Ли Ина – на первое место среди “восьми героев”.
“Три правителя” – три мифических правителя древнего Китая, которые пришли на смену пяти первым императорам. После “трёх правителей” в Китае начинается отсчёт правивших династий Инь, Чжоу и т.д.
“Восемь героев” считаются в Китае покровителями различных умений и ремёсел.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#11 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 07 Июль 2016 - 09:06

В древней книге “Дао Дэ Дзин” говорится:

"Порождает, но не обладает; действует, но не надеется на других; превосходит всё, но не стремится главенствовать. Вот что значит удивительная сила Дэ!"



Правитель (ван) и его женщины

В Древнем Китае считалось, что ван обладает максимальным количеством великой силы Дэ среди всех жителей Поднебесной, или, по крайне мере, его государства.
Для питания, поддержания и упрочивания силы Дэ правителю требовалось очень много сексуальных партнёрш.
Согласно магическим представлениям древних китайцев, ван должен располагать следующим набором женщин для совокупления:
одна главная жена (хоу), три дополнительные жены (фужэнь), девять жён второго ранга (бинь), двадцать семь жён третьего ранга (шифу) и восемьдесят одна наложница.
Китайцы до сих пор считают, что нечётные числа соответствуют положительному мужскому началу в природе и мужской животворящей (производительной) силе.
Четные же числа символизируют женское отрицательное начало и женское плодородие.
Чисто “три” – это первое нечётное число после единицы и оно символизирует мощную мужскую потенцию.
Девять – это три раза по три; символизирует собой изобилие.
Умножая полученные числа на три, можно только увеличивать мужскую силу и изобилие.

Следует иметь ввиду, что чем более низкое положение в обществе занимал человек, тем скромнее становился набор женщин, с которыми он мог вступать в половые отношения.
Для простолюдинов нормой было: один муж – одна жена.


Порядок сексуальных контактов вана

Со своей главной женой ван мог совокупляться только один раз в месяц; всё остальное время ван должен был совокупляться с женщинами более низких рангов, причём, чем ниже был ранг женщин, тем чаще с ними должен был совокуплялся ван.
Китайцы считали, что именно во время сексуального контакта мужчина увеличивает свою силу Дэ и сексуальную мощь за счёт женской силы.
Очередной цикл ван начинал с многочисленных сношений с женщинами самого низкого ранга. Чем выше становился ранг употребляемых женщин, тем реже с ними вступал в сношения ван. Такой порядок сношений должен был обеспечить максимальную потенцию вана к моменту сношения со своей главной женой, а правительница получала наиболее благоприятный момент для зачатия здорового и умного наследника престола.


Дамы нюйши

Специальные придворные дамы, “нюйши”, не только наблюдали за сексуальными отношениями вана, но и контролировали их.
Нюйши следили за тем, чтобы ван вступал в половые отношения с женщинами только в благоприятные для этого дни. Они определяли порядок и периодичность сексуальных отношений с женщинами каждой категории.
Кроме того, нюйши вели строгий учёт всех сексуальных контактов вана и делали записи о них специальной красной кисточкой.
Отсюда-то и пошёл обычай при описании сексуальной жизни правителей называть их как

"записи, сделанные красной кистью".



Контроль и учёт сексуальных контактов

Нюйши должны были следить за состоянием здоровья всех женщин правителя (вана), за их менструальными циклами и оповещать обо всём этом вана.
Каждую выбранную для сексуального контакта женщину в спальню вана сопровождала одна из нюйши. Нюйши надевала на правую руку этой избранницы серебряное кольцо и была обязана присутствовать при половом акте, чтобы вскоре сделать запись об этом событии в специальном журнале с указанием точного времени окончания полового акта. Серебряное кольцо на руке сексуальной партнёрши вана теперь перемещалось на её левую руку.
Если оказывалось, что женщина забеременела во время такого контакта, нюйши выдавала ей золотое кольцо с правом ношения на руке.
Только главная жена и три жены высшего ранга могли оставаться с правителем на всю ночь; все остальные женщины должны были покидать спальню правителя задолго до наступления рассвета.


“Лунъян”

Древние тексты очень скупо и невнятно говорили о гомосексуальных нравах правителей. Одно из первых таких сведений относится к III веку до Р.Х., когда в государстве Вэй министр по имени Лун Ян-цзунь стал любовником своего повелителя. Эта связь получила в китайском обществе такую большую известность, что с тех пор в литературе слово “лунъян” стало наиболее часто употребимым синонимом для гомиков.


Возвращение жены

Важный сановник по имени Юй Пань из государства Чжэн в 548 году до Р.Х. встретил по дороге молодого человека, ведущего к себе в дом невесту. Девушка так приглянулась Юй Паню, что он силой отнял её у молодого человека и поселил в одном из подвластных ему городов.
Молодой человек не смирился с утратой, подстерёг и убил Юй Паня, а затем вернул себе жену.


Слишком близкий контакт

Однажды на правителя (вана) государства Чу, когда он ехал куда-то с семьёй, напали бандиты. Охрана вана не совладала с бандитами, и тому пришлось спасаться бегством, бросив на дороге свою семью. Только Чжун Цзянь, управляющий князя, смог последовать за своим господином, неся на спине юную дочь правителя Цзи Ме.
Через какое-то время ван решил выдать дочь замуж, но Цзи Ме отклонила кандидатуру, предложенную отцом, со следующей формулировкой:

"Дочь не должна сама выбирать будущего мужа, но Чжун Цзянь нёс меня на своей спине".

Девушка напомнила отцу, что она находилась в слишком близком физическом контакте с Чжун Цзяном, и, следовательно, уже не могла выйти замуж ни за какого другого мужчину.
Пришлось вану отдать свою дочь в жёны этому самому Чжун Цзяню.


Вид с террасы

В 661 году до Р.Х. правитель государства Лу пристроил к своему дворцу высокую террасу, с которой открывался вид на дом одного высокопоставленного чиновника. Однажды с этой террасы он увидел дочь этого чиновника и захотел склонить её к прелюбодеянию, но девушка отклонила все притязания правителя.
Эта девушка подарила свою благосклонность правителю только после того, как тот пообещал сделать её первой женой; позднее она оправдала ожидания правителя и родила ему сына.


Недостойный

В 579 году до Р.Х. высокопоставленный сановник государства Цзинь по имени Ци Чоу приехал в государство Лу. Ему очень понравились местные женщины, и он попросил равного ему по рангу сановника государства Лу подыскать ему жену.
Этот сановник решил силой отнять красивую жену у младшего офицера по имени Ши Сяо-шу и отдать её в жёны этому самому Ци Чоу.
При расставании жена сказала своему мужу:

"Даже птицы и животные не расстаются добровольно со своими самками. Что же ты будешь делать?"

Ши Сяо-шу безвольно ответил:

"Если я воспротивлюсь, то рискую быть убитым или наказанным".

Женщина отправилась вместе с Ци Чоу в государство Цзинь и там родила ему двоих детей (вероятно, дочерей). Вскоре, однако, Ци Чоу умер, и его родственники отправили эту женщину вместе с детьми обратно в государство Лу.
Ши Сяо-шу встречал свою бывшую жену на берегу Жёлтой реки, и сразу же утопил двоих детей, которых она родила от Ци Чоу.
Женщина просто взбесилась и заявила бывшему мужу:

"Прежде ты не защитил собственную жену и позволил её забрать. А теперь ты не смог отнестись как отец к сиротам и уничтожил их. Кто знает, как ты кончишь!"

После этого женщина поклялась никогда больше не видеть Ши Сяо-шу и отказалась вернуться в его дом.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#12 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 15 Июль 2016 - 07:35

Защита от злых духов

Однажды императора Ли Шимина (599-649, правил с 626), более известного как Тайцзун, стали преследовать злые духи: они не давали ему спать и бросали в спальню императора обломки черепицы. Император рассказал об этом своим приближённым, и генералы Цинь Шубао и Ху Цзиндэ решили охранять покой своего повелителя. Они в полном вооружении встали у дверей спальни императора, и злые духи не посмели досаждать императору – ночь прошла совершенно спокойно.
Но император не мог постоянно занимать своих уважаемых боевых генералов охранной службой; Тайцзун приказал нарисовать портреты своих генералов в полном вооружении и велел наклеить эти изображения на входные двери своего дворца.
С тех пор злые духи перестали появляться во дворце, а изображения славных генералов стали наклеивать на двери жилых домов, на ворота усадеб и на помещения для чиновников и служащих.


Цени родителей!

Высоко ценилась в Китае сыновняя почтительность. Судя по приведённому ниже рассказу, даже слишком высоко – с нашей точки зрения.
Во II веке до н.э. (династия Хань) жил некий Го Цзюй. Он был очень беден, так что его мать должна была делить свою порцию еды с трёхлетним внуком. Отчаявшись, Го Цзюй сказал жене:

"По бедности я не могу должным образом содержать свою мать, и она делит свою еду с нашим сыном. Почему бы нам не закопать сына в землю? У нас родится другой сын, но если умрёт мать, то никто её не заменит".

Жена не посмела возражать мужу, Го Цзюй отправился в поле с малолетним сыном и начал копать яму для ребёнка. Вскоре он наткнулся на котёл, наполненный золотом, с такой надписью:

"Небо дарует Го Цзюю это золото за сыновнее благочестие: ни власти, ни соседи не должны отнимать у Го Цзюя это сокровище".

Теперь Го Цзюй смог обеспечить хорошим питанием всю свою семью.


Неугодная книга

Во время правления императора Канси (1654-1722, император с 1662) под руководством историка Чжуан Тинлуна была написана “Краткая история династии Мин”. Династия Мин была китайской в отличие от правящей манчжурской династии Цин. Прямой критики манчжурской династии в книге не было, но в этом труде с осуждением говорилось о тех китайцах, которые способствовали приходу к власти династии Цин.
По факту выхода в свет такого крамольного труда было начато следствие, но Чжуан Тинлун умер своей смертью задолго до окончания следствия. Суд приравнял создание такого труда к государственной измене и приговорил всех его создателей к смертной казни.
Тело Чжуан Тинлуна вырыли из земли, разрубили его на части, останки сожгли, а прах развеяли. Это была очень позорная казнь. Казнили также младшего брата историка, всех соавторов книги, издателей, гравёров, книготорговцев и даже нескольких покупателей этой книги – всего было казнено около 70 человек. Отец Чжан Тинлуна умер в тюрьме.


Страх перед судом

Тот же император Канси так отозвался о нежелании китайцев обращаться в суды (а китайцы просто боялись обращаться в суды):

"Хорошо, что люди боятся суда. Я желаю, чтобы с теми, кто обращается к судьям, поступали без всякого милосердия. Пусть все добрые граждане живут между собой как братья и все свои распри передают на усмотрение старейшин и местного начальства. Что же касается сварливых, строптивых и неисправимых, пусть их уничтожат чиновники. Вот им и весь суд, лучшего они не заслуживают".


Российский дипломат и учёный Иван Яковлевич Коростовец (1862-1933) в своей книге “Китайцы и их цивилизация” писал:

"... не подлежит сомнению, что китаец трепещет перед судом и его представителями, как перед стихийной силой более страшной, чем голод и наводнение, ежеминутно, без всякого повода с его стороны, готовой уничтожить его жизнь и благосостояние".


Австрийский писатель и путешественник Эрнст фон Хессе-Вартег (Ernst von Hesse-Wartegg, 1851-1918) объяснял этот страх следующими причинами:

"Бесконечный страх китайцев перед судом вызван действиями мандаринов, подкупностью и произволом чиновников, жестокостью пыток и наказаний. Вот почему китайцы решаются прибегать к суду лишь самых крайних случаях. Нужно иметь туго набитый кошелёк и быть очень влиятельным человеком, чтобы добиться на суде желанной цели".



Неподкупный Хай Жуй

На острове Хайнань сохранилась гробница чиновника по имени Хай Жуй (1514-1587), который считается в Китае образцом неподкупности и борцом с несправедливостью. Чем же он прославился?
Хай Жуй поступил на службу в 1543 году при императоре Шицзуне (1507-1566, правил с 1521) и сразу же проявил себя усердным и неподкупным чиновником. Ему удалось сделать хорошую карьеру, и в 1559 году он был назначен военным губернатором провинции Интянь. В этой должности Хай Жуй активно занялся земельным вопросом и попытался вернуть беднякам земли, которые у них захватили помещики, и этим он нажил себе много влиятельных врагов.
В 1565 году он написал императору письмо, в котором позволил себе упрекнуть императора за невнимание к положению в стране:

"Вы стали несправедливы, только себя считаете правым, не прислушиваетесь к наставлениям, ваших ошибок слишком много".

Получив такое наглое послание, Шицзун приказал поймать и казнить дерзкого чиновника. Хай Жуя схватили и доставили к императору, так как наглец и не думал никуда скрываться. Тогда император приказал провести тщательное расследование деятельности Хай Чжуя, но в самый разгар следствия Шицзун умер.
Новый император, Лунцин (1537-1572, правил с 1567), восстановил Хай Жуя в прежней должности, но в 1570 году чиновник был вынужден подать в отставку, так как император получал много жалоб на его чрезмерное усердие.
За три года до смерти Хай Жуй был снова призван на службу императором Ваньли (1563-1620, правил с 1572).
Кстати, считается, что Культурная революция в Китае началась в 1965 году с нападок на пьесу У Ханя “Разжалование Хай Жуя”. Пьеса была запрещена, а её автор умер в тюрьме, хотя Председатель Мао часто повторял, что Китаю нужны тысячи Хай Жуев.


Грех и кара

В 1905 году в Пекине от удара молнии загорелся Храм Неба. Виновников нашли очень быстро: наказали всю стражу храма. Китайцам и так было всё ясно, а непонятливому иностранному путешественнику объяснили:

"Молния не поразила бы алтарь Храма Неба, если бы стража не совершила грех. Кто-то допустил дурной поступок, и вот последовало возмездие Неба".



Как вызвать дождь?

В 1908 году в окрестностях города Гуанчжоу стояла сильная засуха. Судья города много молился о ниспослании дождя, но результата не было. Тогда решили, что во всём виноват демон засухи и решили его наказать.
Из бамбука и бумаги было сделано изображение демона засухи, которого полицейские арестовали, заковали в цепи и доставили в суд, поставив его на колени. Судья обругал демона и велел отрубить ему голову. Защитники упросили судью предоставить демону трёхдневную отсрочку. Изображение идола поместили на городскую стену – и через три дня пошёл сильный дождь.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#13 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 20 Июль 2016 - 07:39

Первый министр и вдова

В царстве Чу в 665 году до Р.Х. первый министр Цзы-юань возжелал вдову своего брата, поселился рядом с её домом и устроил на своём участке торжественные танцы. Первый министр хотел привлечь внимание вдовы к своей персоне, но женщина лишь разрыдалась и сказала:

"Мой покойный супруг с помощью этих танцев подготавливал своих воинов к битве. Теперь же наш первый министр использует их не для того, чтобы отомстить нашим врагам, а только чтобы снискать благосклонность несчастной вдовы".

Так вдова устыдила первого министра.


Молчаливая жена

В 677 году до Р.Х. царство Чу захватило царство Си, и правитель Чу взял себе в жёны жену правителя покорённого государства. Взять то её, он, конечно, взял, но женщина не разговаривала со своим новым мужем до тех пор, пока не родила ему двух сыновей.
Правитель спросил, почему она так долго молчала, и получил ответ:

"Мне, несчастной женщине, пришлось служить двум господам, и я даже не покончила с собой. Что же я могла сказать?"



Другая молчунья

Вот история о другой молчунье. Один высокопоставленный чиновник имел очень уродливую внешность и взял себе в жёны настоящую красавицу. За три года их брака красавица не промолвила ни единого слова. Однажды этот чиновник поехал на озеро и взял жену с собой. Там он подстрелил из лука фазана, что очень развеселило женщину, которая не только впервые засмеялась, но и заговорила со своим мужем.


Любовь зла...

В Древнем Китае муж мог прогнать свою главную жену из-за её бесплодия, неизлечимой болезни и т. п. В таком случае мужчина должен был вернуть в родительский дом не только жену, но и её сестёр и других женщин, которых он брал вместе с ней. Кроме того, мужчина должен был опасаться мести со стороны родственников отвергнутой жены. Всё это несколько сдерживало желание прогонять главную жену.
В царстве Вэй чиновник Шишу Цзи охладел к своей главной жене, но очень полюбил её племянницу, которую сделал своей второй женой. Вскоре один высокопоставленный сановник захотел женить Цзи на своей дочери и вынудил того развестись со своей главной женой.
Цзи очень не хотел расставаться с племянницей своей уже бывшей жены. Он поселил её в отдалённом особняке и ухаживал за ней так, словно она была его главной женой. Когда сановник узнал об этом, он разгневался и хотел убить Цзи. Окружение сановника с трудом убедило его не делать этого, но свою дочь от Цзи он забрал.
Так в один момент чиновник Цзи утратил официальное положение, престиж и главную жену.


Непослушная жена

В 540 году до Р.Х. правитель царства Ци катался вместе с женой на лодке по озеру дворцового парка. Женщина начала раскачивать лодку, правитель испугался и велел жене прекратить раскачивание лодки, но та не послушалась.
Рассердившийся правитель отослал женщину обратно в родительский дом, хотя вроде бы и не отказался от неё, а родители не испугались гнева правителя и выдали её замуж за другого мужчину.


О вреде излишеств

В 540 году до Р.Х. тяжело заболел правитель государства Цзинь, и врачи ничем не могли ему помочь. Один советник знал, что в гареме правителя находятся четыре женщины из его же рода, и сказал:

"Я слышал, что женщин своего же рода не следует допускать в гарем. Их дети умрут в младенчестве, и хотя вначале симпатия между мужем и женой может быть сильной, вскоре она пройдет. И тогда они оба заболеют".

Новый лекарь заявил, что причина болезни кроется в слишком частых соитиях пациента. Обеспокоенный князь спросил:

"Значит, мне больше нельзя приближаться к женщинам?"

Врач вначале пояснил:

"В соитиях следует соблюдать умеренность".

Потом врач увидел, что правитель не совсем понял его объяснение, и продолжил рассуждать об опасности излишеств:

""Женщина истощает мужскую силу (ян), и с ней нужно сожительствовать ночью. Если же предаваться излишествам при совокуплениях с ней, это вызовет горячку, и сознание помутится. Вы же не соблюдаете умеренности в совокуплениях, занимаетесь этим даже в дневное время. Как же вы могли избежать болезни?"



Бисексуальные императоры

Первые императоры династии Хань были бисексуалами, и помимо посещения большого количества женщин из своих гаремов, они заводили связи с красивыми молодыми людьми. Вот имена этих императоров: Лю Бан (256-195 гг. до Р.Х.) основал династию Хань и в 206 году провозгласил себя императором Гао-цзу; Хуй-ди (210-188, правил с 194) и Вэнь-ди (202-157, правил с 179).
При императоре Хуй-ди таких юношей стали одевать как чиновников; их украшали шапками из золочёных перьев фазана и поясами, усыпанными драгоценными камнями. Лица юношей покрывали пудрой и румянами, и они постоянно находились в спальных покоях императора.
Императору Вэнь-ди однажды приснилось, что лодочник перевозит его в царство бессмертных. Вскоре император действительно увидел молодого и красивого лодочника по имени Дэн Тун, который напомнил ему лодочника из сна. Вэнь-ди сразу же сделал Дэн Туна своим фаворитом и осыпал его всевозможными почестями и богатством.
О дальнейшей истории Дэн Туна я расскажу в другой раз.


“Отрезанный рукав”

Последний император Западной Хань по имени Ай-ди (правил 7-1 гг. до Р.Х.) больше всех любил юношу Дун Сяна. Как-то они лежали на одной кровати, и Дун Сянь заснул, прижав щекой рукав императора. Вскоре императора вызвали для участия в важной церемонии, и он, чтобы не будить своего любовника, достал меч и отрезал свой рукав.
С тех пор в китайской литературе слово гомосексуализм (педерастия) стали заменять эвфемизмом “отрезанный рукав”.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#14 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 05 Август 2016 - 12:46

Молодой, да расчётливый

В империи Восточная Хань (25-220) при императоре Лин-ди (156-189, император с 168) большую известность в столице получил молодой Ду Ань. Фактически правившее страной в то время семейство Доу неоднократно присылало ему письма с приглашением занять какой-нибудь высокий государственный пост. Ду Ань боялся ответить отказом могущественным фаворитам, но и связываться с ними он не хотел, а потому и прятал эти письма, не распечатывая, в своём доме.
В 169 году могущество семейства Доу рухнуло, и начались преследования их ставленников. Ду Ань предъявил нераспечатанные письма от Доу и тем уберёг себя для успешной карьеры.


Вот так гвардия!

Странное впечатление на нас производят отряды дворцовой гвардии в империи Восточная Хань: “храбрые как тигры” и “лес перьев”. Для службы в этих привилегированных отрядах набирались представители из знатных (“добрых”) провинциальных семейств, а командирами в них были или ставленники правивших евнухов, или представители “внешних кланов”.
Эти гвардейцы даже и не пытались играть самостоятельную роль в дворцовой политике, а при возможных столкновениях с регулярной армией они выжидали, что же станет с их командирами.
Боеспособность гвардейцев была настолько низкой, что создавалось двоякое впечатление: или там служат люди, не способные носить оружие, или просто симулянты, уклоняющиеся от службы в регулярной армии.
Например, в 162 году во время очередного восстания племён цянов большая часть гвардейцев оставалась в казармах. Император Хуань-ди (132-168, император с 146) наказал гвардейцев, снизив им жалованье в два раза.


Развал армии Хань

Судя по всему, разложение гвардии вскоре затронуло и армию. После падения Восточной Хань наступила эпоха Троецарствия, и чиновник царства Вэй (220-266) так описывал состояние ханьской армии в конце существования империи:

"Хотя “храбрые как тигры” и “лес перьев”, войска пяти столичных гарнизонов и охранники составляли 10 тысяч человек, служили в них беспутные купеческие сынки и дремучие крестьяне-мотыжники. Несмотря на то, что у них имелись военные лагеря, они не знали, как строить укрепления, не обучались искусству владения мечом, редко бывали в деле, и трудно было подготовить их к сражениям. Собирали войска только по тревоге, лишь после ухода армии везли провиант. Бывало так, что, долго стоя лагерем, войска не заводили хозяйства, не приводили в порядок оружие, не создавали запасов продовольствия".



“Оружие? Эпиграмма!”

В середине II века эпиграмма превратилась в орудие политической борьбы дворцовых партий.
Из округа Ганьлин вышли два знаменитых государственных деятеля. Чжоу Фу стал учителем будущего императора Хуань-ди, а Фан Чжи (другое имя Фан Боу) был правителем Хэнани. Фан Чжи счёл себя обойдённым, и его сторонники сочинили эпиграмму:

"Образец для Поднебесной – Фан Боу.
Из-за учительства захвативший печать сановника – Чжоу".

Соперники организовали партии своих сторонников, и тем положили начало разделению Ганьлина на две части.


Наставление Фань Хуна

Фань Хун был одним из самых богатых и знатных людей в Восточной Хань, но он предостерегал своих потомков от погони за богатствами и властью:

"Путь людей полон злобы и благоприятствует клевете. Все семьи императриц прошлых поколений ясное тому предостережение. Беречь себя, сохранять свою неприкосновенность – разве это не радость?"



О чём же они говорили?

Историографы империи Хань были буквально зачарованы описаниями встреч учёных мужей.
Некий Сюй Цин,

"обсуждая с друзьями упадок Хань, скорбел и плакал, за что заслужил прозвище “оплакивающий свое время”".

Го Тай умел “искусно рассуждать, красиво говорить”.
Когда к нему приходил учёный Бянь Жан, тоже “любитель рассуждать”, беседа друзей “всегда тянулась целый день и до глубокой ночи”.

Когда Фу Жун приходил к Ли Ину, тот

"отпускал гостей и слушал его речи. Жун, в головной повязке, всплескивал рукавами, и его слова выплывали, подобно облакам. Ин сидел, сложив почтительно руки и затаив дыхание".

Замечательные описания, только биографы учёных мужей почему-то забывали сообщить нам, о чём же беседовали эти мудрецы.


Таланты Го Тая

В Китае большой популярностью пользуется фигура странствующего мудреца Го Тая (127-169). Он прославился тем, что умел находить в стране “затаившиеся таланты”, распознавал их по самым незначительным признакам и давал им краткие характеристики или предсказания, нам совершенно непонятные.
Про известного противника засилья евнухов Го Тай сказал:

"Жу заикается, но его ум отточен. По натуре своей он – чистая яшма".

Ну и что?

В Тайюане два мальчика из семейства Ван попросили Го Тая определить их способности, и тот сказал, что они обладают "талантом ранга двух тысяч даней".
Братья, естественно, сделали хорошую карьеру.

Более правдивой оказалась характеристика Ван Юня, знаменитого врага евнухов:

"Почтенный Ван [в своих успехах] покрывает тысячу ли в день. Это талант, достойный стоять рядом с правителем".

Действительно, в эпоху Троецарствия Вань Юнь ненадолго стал правителем одного из царств.

По каким же признакам Го Тай определял незаурядных людей?
Обычный крестьянин Мао Жун, работая в поле, укрылся от дождя под деревом. Все крестьяне сидели на корточках, а Мао Жун, соблюдая все правила этикета того времени, сидел, пожав под себя ноги. Го Тай проезжал мимо, поразился необычности Мао Жуна и заговорил с ним. Мао Жун пригласил Го Тая в свой дом, пообедал с ним отрубями, а курицу, как почтительный сын, оставил для матери. Го Тай был поражён Мао Жуном и выделил его из других людей, который вероятно стал знаменитым человеком, но нам это неизвестно.

Некий земляк Го Тая привлёк внимание мудреца тем, что, уронил кувшин и ушёл, не взглянув на него.
Когда Го Тай спросил, почему он так поступил, тот ответил:

"Кувшин всё равно разбился – к чему теперь смотреть на него?"

Считается, что таким путём Го Тай обнаружил более 60 выдающихся людей.


Превратности любви

Один из правителей княжества Дуань (250-325) так страдал от ослабления сексуальной потенции, что ему становилось плохо каждый раз, когда он должен был войти к женщине.
Однако у этого правителя был юный любовник, с которым правитель мог полностью проявлять свою энергию.
Правда, через некоторое время правитель собственными руками убил этого юношу, когда узнал о его визитах в свой гарем.


Покровитель эротики

Сын правителя княжества Гуанчуань по имени Хай-ян вёл довольно беспорядочную сексуальную жизнь и часто вступал в запретные связи со своими кровными родственницами. Один из залов своего дворца он приказал расписать сценами с изображениями совокупляющихся мужчин и женщин. В этом зале Хай-ян любил пировать со своими родственниками и друзьями.
По одной из легендарных версий, этот самый Хай-ян считается или основателем китайской эротической живописи [это совершенно неверно!], или одним из первых её покровителей, что более вероятно.


“Смещённый император”

В истории краткого правления династии Ранняя Сун (420-479) выделяется император Цян Фэй-ди (449-465, личное имя Лю Цзы-и), более известный как “смещённый император”. Он вступил на престол в возрасте 15 лет и отличился особой жестокостью своего правления.
В своей столице Нанкине он устраивал оргии с женщинами и евнухами, но вёл себя при этом, как настоящий садист.
Однажды развратная принцесса Шань-инь, родная сестра императора, сказала ему:

"Хотя Ваше величество является мужчиной, а я женщиной, в наших жилах течет царская кровь. Сейчас у Вашего величества имеется шесть дворцов и более десяти тысяч женщин, а у меня только один муж. Как можно терпеть такое неравенство?"

Брат согласился с ней и предоставил сестре тридцать мужчин в наложники.
Вскоре Мун-ди сверг юного садиста и казнил его вместе с сестричкой.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#15 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 07 Сентябрь 2016 - 14:02

Наставления знаменитого художника

Знаменитый художник и поэт Ма Юань (конец XII в. – первая половина XIII в.) так наставлял своих сыновей:

"Обсуждать достоинства и недостатки других, судить о правильном и неправильном в политике – мне это более всего ненавистно. Лучше мне умереть, чем услышать о таком вашем поведении".

Он часто повторял кредо одного из своих братьев:

"В своей жизни ши [мудрый человек] пусть берёт одежды и пищи столько, сколько ему хватает, ездит в маленькой коляске, не заставляет лошадей нестись во весь опор, служит в областной управе, охраняет семейные могилы, чтобы в округе хвалили его. Так можно прожить. А требовать лишнего – только обременять себя".



Снова Го Тай

Я уже писал о странствующем мудреце Го Тае (второе имя Линьцзун, 127-169), который прославился не только умело раскрывая “затаившиеся таланты”, но и анализом проявившихся. Он говорил:

"Я ночью созерцаю горные образы, днём изучаю мирские события. То, что разрушается Небом, сохранить невозможно".


У него были два друга, Се Чжэн и Бянь Жан, о которых Го Тай говорил:

"Эти двое имеют с избытком талант героя. Как жаль, что они не следуют правильному пути!"

Действительно, через некоторое время они оба были казнены.

Обсуждая деловые качества различных людей, Го Тай проявлял известную осторожность, и в его биографии говорится, что

"хотя Линьцзун любил обсуждать людей, он не произносил острых речей о текущих событиях, и поэтому евнухи, захватившие власть, не смогли причинить ему вреда".


Своего друга и известного отшельника Хуан Сяна Го Тай характеризовал следующими словами:

"Необъятен, как море в десять тысяч цин. Дайте ему покой – и он не станет чистым. Возмутите его – и он не станет грязным. Его натура глубока и широка, измерить её трудно".


Фань Пан (137-169), боровшийся с засильем евнухов и погибший в тюрьме, так писал о Го Тае:

"Скрытен, но не избегает близости, целомудрен, но не порывает с пошлым светом. Сын Неба не может сделать его своим подданным, правители уделов не могут сделать его своим другом. Я не знаю, что он такое".



Сюй Шао

В Китае вместе с именем Го Тая часто вспоминают и другого открывателя талантов - Сюй Шао (150-195):

"В Поднебесной все, кто рассуждал о выдвижении на службу ши, славили Сюя и Го".

Сюй Шао не отвергал государственную службу, как Го Тай, но покинул столицу и стал чиновником “ведомства заслуг” в свой родной Жунани.
По словам биографа, в этой должности Сюй Шао

"поощрял преданных, отбирал справедливых, выдвигал добрых и отвергал злых".


В молодости Сюй Шао обошёл весь округ Инчуань и посетил всех “достойных мужей”. Он не был только у Чэнь Ши, а также проигнорировал похороны жены Чэнь Фаня. Когда Сюй Шао спросили, почему он так сделал, тот сказал:

"Чэнь Ши в своем поведении широк, а когда широк, трудно быть беспристрастным. Чэнь Фань по натуре узок, а когда узок, мало постигаешь".


Вскоре суждения Сюй Шао были признаны современниками, и он приобрёл такой большой авторитет, что о нём стали говорить:

"Если похвалит, взлетишь, как дракон. Если побранит, словно рухнешь в бездну".

В своём округе Сюй Шао вместе со своим двоюродным братом Сюй Цзином регулярно проводил процедуру личных оценок всех чиновников, и, как пишет биограф, он

"обсуждал достоинства людей округи и каждый месяц выносил им оценку. Так в Жунани возник обычай “ежемесячной критики”".


Как и Го Тай, Сюй Шао тоже искал и отбирал “притаившихся и незаметных” людей, чтобы привлечь их на службу согласно произведённой оценке. Он их выискивал на рынках и постоялых дворах, среди чиновников самого низкого ранга, а то и просто извлекал из безвестности.

Согласно легенде, полководец и фактический правитель империи Хань Цао Цао (155-220) потребовал, чтобы Сюй Шао оценил и его. Тот с большой неохотой молвил:

"Вы – подлый разбойник в спокойные времена и блестящий герой в смутный век".



Жестокость Чжао-синь

Роковые страсти кипели в резиденциях мелких правителей.
Князь округа Гуаньчжун по имени Цюй имел двух жён: Ван Чжао-пин и Ван Ди-юй. Во время болезни Цюя за ним ухаживала наложница Чжао-синь и добилась его благосклонности, на что обратили внимание его жёны. Однажды на охоте Цюй обнаружил в рукаве Ди-юй спрятанный кинжал. Во время допроса (с помощью розог) Ди-юй призналась, что они вместе с Чжао-пин решили из ревности убить Чжао-синь.
Чжао-пин призналась в заговоре только после применения раскалённого железа.
После проведённого расследования Цюй собственноручно отрубил голову Ди-юй и велел Чжао-синь убить Чжао-пин. Затем Цюй объявил Чжао-синь своей главной женой.

Новая главная жена всячески преследовала всех возможных соперниц. Когда ей показалось, что Цюй уделяет слишком большое внимание наложнице Тао Ван-цин, она донесла мужу, что та позировала обнажённой придворному художнику, а также обвинила её в прелюбодеянии.
Цюй поверил главной жене и велел выпороть Ван-цин, и чтобы другие женщины гарема кололи провинившуюся раскалёнными иглами. Ван-цин хотела утопиться в колодце, но Чжао-синь велела достать беглянку и собственноручно её прикончила, воткнув той во влагалище металлический стержень. Потом она отрезала нос, язык и губы у Ван-цин, а её труп приказала сжечь.

Когда же князь Цюй стал оказывать знаки внимания наложнице по имени Юн-ай, то Чжао-синь оклеветала и её. Бедняжка тоже попыталась утопиться в колодце, но и её достали и пороли до тех пор, пока она не призналась в прелюбодеянии. После этого обнажённую Юн-ай привязали к столбу и прижигали тело раскалённым железом. Видимо, этого показалось Чжао-синь недостаточно, потому что у Юн-ай вырвали затем глаза, маленькими кусочками срезали мясо с ягодиц и, наконец, залили ей в рот по приказу Цюя раскалённый свинец.
За сравнительно короткое время Чжао-синь приказала убить ещё четырнадцать женщин.

Когда император Восточной Вэй Сяо-цзин (524-552) узнал о проделках князя Цюя, он его сместил, а Чжао-синь была подвергнута публичной казни.

Кстати, князь Цюй очень любил, чтобы во время его попоек музыканты играли голыми.


Склонности императора У-ди

Император Западной Хань по имени У-ди (157-87, на троне с 141) правил очень долго. Он был явным гомосексуалистом, но императору был положен гарем, и он у него формально был.
Первые годы правления любовником императора был его друг детства Хань Ян, но несмотря на это У-ди поверил клеветническому доносу на своего любовника и казнил его.
После этого у императора стало два постоянных любовника, но один из них позволил себе развлечения с бедными брошенными дамами из гарема. Тогда другой любовник убил его, а разгневанному императору открыто объяснил причину своего поступка. Император разрыдался и ещё крепче возлюбил этого любовника.
Наконец, любовником императора стал кастрированный актёр Ли Янь-нянь, обладавший прекрасным голосом.
Как это ни странно, император вдруг привязался к сестре этого актёра, а после её смерти, если верить Роберту ван Гулику (1910-1967), сложил стихи в память о ней:

"Я больше не слышу шуршания шёлка её рукавов,
Пыль оседает на гладкие ступени её двора.
Её пустые комнаты одиноки и холодны,
Жёлтые листья накапливаются у зарешечённых дверей.
Как же мне не хватает этой восхитительной дамы!
Где же обретёт покой моё бесприютное сердце?"

Своему чародею Шао-вэну он велел вызвать дух умершей возлюбленной, и после сеанса У-ди был уверен, что видел её образ на шёлковой ширме.


Афоризмы

В заключение приведу некоторые высказывания китайских мыслителей различных эпох.

Чжуан-цзы (369?-286?) сказал:

"Пустота и покой, отсутствие образов и деяний – вот основа Неба и Земли, предел Пути и его жизненных свойств. Посему царственные предки и истинные мудрецы пребывают в покое. Будучи покойными, они пусты. Будучи пустыми, они наполнены".


Чжуан-цзы печально говорил:

"Верша нужна – чтоб поймать рыбу: когда рыба поймана, про вершу забывают.
Ловушка нужна – чтоб поймать зайца: когда заяц пойман, про ловушку забывают.
Слова нужны – чтоб поймать мысль: когда мысль поймана, про слова забывают.
Как бы мне найти человека, забывшего про слова, – и поговорить с ним!"


Мудрец Сюнь-цзы (313-238) сказал:

"Не слышать хуже, чем слышать.
Слышать хуже, чем видеть.
Видеть хуже, чем знать.
Знать хуже, чем действовать.
Учение исчерпывает себя, когда достигает действия".


Прославленный мудрец, отшельник и художник Чэнь Цзижу (1558-1639) еретически предсказывал:

"Человек покорит даже Небо. Если его воля сосредоточенна, а дух деятелен, то ни судьба, ни знамения не имеют над ним власти".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#16 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 27 Сентябрь 2016 - 07:52

Советы Конфуция

Конфуций советовал:

"В царство, где неспокойно, не входите. В царстве, охваченном смутой, не живите. Когда в Поднебесной порядок, будьте на виду. Если нет порядка, скройтесь".

В качестве примера Конфуций приводил мудреца по имени Цюй Бою, жившего в период “Вёсны и Осени” (примерно 722-479 гг. до Р.Х.) в царстве Вэй. О нём Конфуций сказал:

"Когда в царстве был порядок, находился на службе, когда в царстве не стало порядка, скрылся и хранил в себе возвышенные помыслы".



На горах и в водах

Во времена императора Шунь-ди (115-144, на престоле с 125) правителем Инчуани был некий Чжу Лун. Во время одного из пиров этот правитель спросил у начальника хозяйственного ведомства:

"Я слышал, что в вашей драгоценной области горы и воды рождают много выдающихся ши. Нельзя ли услышать о достойных и мудрых былых времен?"

Его собеседник ответил:

"Наша захудалая область проникнута высшей духовностью. Чжуншань [территория бывшего царства] вбирает в себя тончайший субстрат Срединного пика [гора Чжунъюэ], поэтому совершенномудрые в ней скапливаются, как драконы, великие герои собираются, как фениксы".



Отшельник Сюй Ю

Легендарный император Яо (2353-2234 гг. до Р.Х.) долго искал достойного человека, чтобы передать ему правление страной. Наконец он услышал про достойнейшего человека по имени Сюй Ю и проделал долгий путь для встречи с ним. После долгих бесед император Яо убедился в высоких нравственных качествах мудреца и почтительно попросил его принять верховную власть. Сюй Ю вежливо, но твёрдо отказался от этой чести, хотя император делал такие попытки несколько раз.
В конце концов, Сюй Ю исчез и стал жить отшельником в местности, где его никто не мог отыскать.
Объявился Сюй Ю уже в весьма преклонном возрасте, когда страной правил император Шунь, получивший трон из рук престарелого императора Яо. Шунь случайно встретил старика в поле, где тот споткнулся о камень, помог ему и вскоре узнал его имя. После этого император Шунь почтительно попросил мудреца стать его учителем, и Сюй Ю дал на это своё согласие.


Мудрец Ду Ань

С другой стороны идеалом мудреца служил Ду Ань (II век н.э.), о котором писали:

"Прославился познаниями в канонах, блестяще служил при дворе, в его неутомимой деятельности выразилась его внутренняя чистота. Он умалял себя, поддерживал общее, смотрел на славу как на пыль, на богатство и знатность – как тяжкую обузу, жил в соломенной хижине за плетёными воротами".



Братья-отшельники Шу-ци и Бо-и

Конфуций неоднократно с одобрением говорил о братьях-отшельниках Шу-ци и Бо-и:

"Бо-и [и] Шу-ци не помнили зла и роптали редко. Они стремились к человеколюбию и обрели его – чего им было роптать?"

Бо-и и Шу-ци были сыновьями правителя княжества Чжоу (или Гучжу?), а после смерти отца добровольно отказались от верховной власти. Когда же князем стал их воинственный брат У-ван, они не одобрили его жестокие методы правления и в знак протеста удалились на гору Шоуян, где и умерли с голоду.

Китайский историк Сыма Цянь (145-86 гг. до Р.Х.) придерживался несколько иного взгляда на историю братьев-отшельников:

"Бо-и [и] Шу-ци устыдились совершённого [чжоусцами] и из чувства долга и справедливости не стали есть чжоуский хлеб. Укрывшись на горе Шоуян, они собирали дикие травы и тем питались. Уже едва живые от голода, они сложили такую песню:

"Мы укрылись в Западных горах
И кормимся дикими травами.
Одно насилие сменилось другим,
Но не понимают [люди], что это неверный путь.
Шэнь-нун, Юй и [правители] Ся
Давно исчезли без следа.
Кому же нам теперь следовать?"

Так они умерли от голода на горе Шоуян. Какой же из этого сделать вывод – роптали они или нет?"

Шень-нун (он же Яньди и Яован) – мифический герой, один из Трёх великих императоров.
Юй – имеется в виду Юй Великий, один из мифических государей древности; считается основателем династии Ся (2205-1766 гг. до Р.Х.)


Пришлось заболеть

Во времена правления уже упоминавшегося императора Шунь-ди учёный Фань Ин два раза оставлял без внимания просьбы повелителя явиться к нему во дворец. Тогда император издал указ, в котором обвинял местные власти в неучтивом обращении с Фань Ином. Только после этого учёный почувствовал опасность и отправился в путь, но прикинулся больным, так что к трону императора его пришлось подносить на носилках.


Любовь к отшельникам

Китайский историк Фань Е (398—445) идеализировал первого правителя династии Поздняя Хань – Гуана У-ди (5 г. до Р.Х. – 57, правил с 25), - и обосновывал своё мнение, описывая отношение императора к отшельникам и другим достойным людям. В свой “Истории Поздней Хань” Фань Е писал, что Гуан У-ди

"оставлял подле себя свободное место для отшельников, показывая, что ищет их и не может настичь; посылал лучшие ткани и почётные экипажи для привлечения [отшельников] на службу, приказывал разыскивать их среди горных круч".

Именно поэтому, продолжает Фань Е, тогда

"во всех пределах царил порядок; человечность лелеяли и целеустремлённые мужи, и Гуан У-ди".

После смерти этого добродетельного императора, по словам Фань Е,

"императорская добродетель иссякла, негодяи и мошенники встали у власти, и мужи в глуши, соблюдая праведный путь, стыдились занимать должности гунов и цинов".



Уединённый Чжоу Се

Знаменитый учёный Чжоу Се не пошёл на государственную службу даже после персонального приглашения от шестого императора династии Восточная Хань Ань-ди (Сяоань-ди, личное имя Лу Ху, 94-125, правил со 106).
Чжоу Се жил очень скромно и уединённо, сам вспахивал своё поле и питался только плодами своих трудов. Учёный держал родственников и соседей на почтительном расстоянии, так что тем "редко удавалось видеть его".
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#17 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    71
  • 13 416 сообщений
  • 8089 благодарностей

Опубликовано 24 Апрель 2019 - 11:26

Экзамен для императора

Ли Янь после смерти отца, императора И-цзуна, был в возрасте десяти лет провозглашён императором и принял имя Си-цзун. Так как он был слишком юн, то его больше увлекали развлечения — игра в ножной мяч и петушиные бои, а государством фактически правил евнух Тян Линцзи.
Юный император умел довольно ловко бить ногой по мячу и однажды он спросил придворного актёра Ши Е-чжу:

"Если бы Мы сдавали экзамены на степень цзиньши по игре в мяч, думаю, добились бы звания чжуанъюаня?"

Ши Е-чжу ответил:

"Если бы в Департаменте церемоний шиланами состояли Яо, Шунь, Юй и Тан, то Ваше Величество на экзаменах провалились бы!"

Императору оставалось только рассмеяться.

Си-цзун (862-888) — 20-й император династии Тан; правил с 873.
И-цзун (833-873) — первое имя Ли Вэнь; 19-й император династии Тан; правил с 859.
Цзиньши — высшая степень в системе государственных экзаменов.
Чжуанъюань — обладатель лучшего результата, среди получивших высшую степень; "образец для подражания во всём государстве".
Шилан — помощник начальника департамента Церемоний; ведал проведением государственных экзаменов.
Яо, Шунь, Юй и Тан — древние легендарные правители, прославившиеся мудростью и справедливостью.
Кожаный мяч для игры первоначально набивали шерстью. Во времена поздней Тан его уже шили из восьми кусков кожи, и он был полым.


Как прославился Ли Дэ-юй

Ли Дэ-юй уже с детства считался очень талантливым ребёнком и подавал большие надежды. Император Сянь-цзун любил мальчика и даже сажал себе на колени.
Однажды министр У Юань-хэн захотел выведать тайные замыслы клана Ли, вызвал к себе мальчика и спросил его:

"А что, господин мой, какие книги вы дома читать любите?"

Дэ-юй ничего не ответил министру.
На следующий день Юань-хэн с усмешкой сказал сановнику Цзи-фу, отцу мальчика:

"Ваш отпрыск, господин, очень туго соображает!"

Когда Цзи-фу вернулся домой, он стал выговаривать сыну, но тот мягко возразил:

"Господин У — ближайший помощник императора, но не спросил меня о принципах управления или о законах природы — нет, он задал вопрос о книгах, которые я люблю. Те, кто сведущи в книгах, служат по ведомству Департамента церемоний, и я не ответил: не следует вмешиваться в чужие дела".

Цзи-фу с удовольствием рассказал об этом Юань-хэну, который сильно устыдился, узнав о причинах молчания мальчика. А Дэ-юй с этих пор прославился.

Сянь-цзун (778-820) — 13-й император династии Тан; правил с 805.
Ли Дэ-юй (787-850) — сановник, политик и литератор.
Ли Цзи-фу (758-814) — сановник и литератор; отец Дэ-юя.
У Юань-хэн (758-815) — сановник и поэт.


“Вечная печаль”

Танский император Сюань-цзун в 745 году, на шестидесятом году своей жизни, без памяти влюбился в свою наложницу (или жену) Ян гуйфэй, отобрав её у одного из своих сыновей. Постепенно страсть так захватила пожилого императора, что он забросил все государственные дела. Императорская власть слабела на глазах, так что 755 году один из цзедуши (генерал-губернатор пограничной области) по имени Ань Лу-шань (?-756) поднял восстание и после ряда столкновений захватил столицу Чанъань, провозгласив создание династии Янь.
Сюань-цзун со своей любимой бежал в Чэнду, но по дороге военачальники и сановники убеждали императора, что причиной всех несчастий страны являются Ян гуйфэй и её брат Ян Гочжун, который, будучи канцлером, якобы тайно поддерживал повстанцев.
Под давлением приближённых на почтовой станции Мавэй император подарил своей любимой шёлковый шнур, на котором Ян гуйфэй и повесилась. Это романтическая версия развязки любовной истории, которую изложил великий поэт Бо-Цзюйи (772-846) в поэме “Вечная печаль”.

По другой версии, Ян гуйфэй была зарезана взбешёнными солдатами, которые тоже считали её виновницей всех бед.
Император отрёкся от престола, передав власть своему сыну Ли Хэну, который стал императором Су-цзуном. Су-цзун казнил канцлера Ян Гочжуна и в том же 756 году победил Ань Лу-шаня.
История о трогательной и печальной любви пожилого императора и молодой красавицы была очень популярна в китайской литературе и живописи, а также вдохновила многих японских литераторов и художников на создание замечательных произведений.

Сюань-цзун (685-762) - личное имя Ли Лун-цзи; 8-й император династии Тан; правил 712-756.
Су-цзун (711-762) — личное имя Ли Хэн; 9-й император династии Тан; правил с 756.
Ян гуйфэй (719-756) — настоящее имя Ян Юйхуань (“нефритовое колечко”).
Ли Мао (?-775) — один из множества сыновей императора Сюань-цзуна; первый муж госпожи Ян.


Играем в го

В 853 году в Чанъань прибыл с дарами некий принц из Японии. О принце было известно, что он очень хорошо играет в шашки го (в Китае — вэйци), так что император Сюань-цзун предложил чиновнику Гу Ши-яню сразиться с принцем.
Принц достал привезённые с собой нефритовую доску и и полный комплект шашек (камней), и игра началась. После 33-го хода принца Ши-янь начал нервничать из-за того, что может осрамиться перед императором, и у него даже руки вспотели. Он продолжал играть без всякого плана, но его волнение внезапно передалось и принцу, который сделал несколько пассивных ходов, а потом и вовсе проиграл партию.
После игры принц спросил у церемониймейстера:

"Это, верно, первый ваш игрок?"

Сановник ответил:

"Нет, он третий".

Тогда японский принц захотел встретиться с первым игроком и получил такой ответ:

"Выиграете у третьего — увидитесь со вторым, победите второго — будете играть с первым!"

Принц почтительно поклонился:

"Да первый игрок моей ничтожной страны и в сравнение не идет с третьим в вашем великом государстве!"

Сюань-цзун (810-859) — имя при рождении Ли И; 18-й император династии Тан; правил с 846.


Шахматы по-китайски

Известный военачальник Ань Чжун-ба одно время занимал должность цзедуши в провинции Цзяньчжоу и злоупотреблял своим положением сверх всякой меры.
Однажды в его области появился торговец маслом по фамилии Дэн, простой и грубый человек, но умевший играть в шахматы. Ань узнал об этом и позвал Дэна к себе, чтобы сыграть партию. Перед каждым своим ходом Ань отсылал Дэна постоять у окна, пока он обдумает свой следующий ход. Так до конца дня они сделали всего около десяти ходов. Дэн устал, проголодался, а его торговля целый день простаивала.
На следующее утро Ань снова позвал Дэна, но добрые люди дали торговцу дельный совет:

"Этот господин любит подношения, а в шахматы играть не умеет. Дай ты ему взятку, чтоб отпустил тебя восвояси!"

Дэн очень обрадовался, поднёс Аню десять слитков золота не очень высокой пробы и получил разрешение уехать.


Начало истории чая

Чай получил распространение в Китае в эпоху династии Тан (618-907). Сунь Гуан-сянь в своём сочинении “Краткие речения из Бэймэн” пишет об этом напитке:

"Вкус его сначала горек, потом сладок. Поздно собранный чай называют “мин”. По распространённому сейчас обычаю гостю, когда он только пришёл, дают выпить чая, а перед уходом угощают отваром. Отвар готовится из измельчённых лекарственных средств и ароматных трав, подают его теплым или холодным и всегда кладут в него траву солодку. Такой отвар широко распространён в Поднебесной.
А когда мой покойный батюшка был послом в Ляо, тамошние жители по своим обычаям встречали его отваром, а провожали — чаем. У них даже на пиру и то сначала дают выпить воды и лишь потом вносят лакомства. Желают сделать супротив того, как в Срединном государстве, но на деле это противоречит природе вещей".

Сунь Гуан-сянь (895-968) — сановник и литератор; псевдоним Баогуан-цзы (“мудрец, хранящий свет”).
Ляо — так в Китае называли государство киданей, существовавшее с 916 по 1125 г.


Лекарем быть безопаснее

У императора Шень-цзуна был младший брат по имени Чжао-хао (известный как Цзя-ван), который очень увлекался чтением книг. Набравшись книжной мудрости он несколько раз подавал доклады с рассуждениями о вопросах управления государством.
Один из сановников решил предостеречь молодого человека:

"Ведь вы, великий князь, младший брат Сына Неба, вы — не из ряда слуг у ног Владыки. Вы, как говорится, душой блуждаете среди тысяч томов, и оттого расцвела ваша добродетель. Но вот уже несколько раз вы высказываете [свои особые] суждения, а это не может не беспокоить вдовствующую императрицу!"

Этот разговор охладил интерес Цзя-вана к политике, и с тех пор он интересовался только медицинскими сочинениями. С придворными он обсуждал рецепты отваров и настоев, способы их употребления и т.п.
Двор положительно оценил деятельность Цзя-вана, который прожил всего 47 лет, а “Сборник рецептов Цзя-вана” долго пользовался большой популярностью.

Шень-цзун (1048-1085) — личное имя Чжао Сюй; 6-й император династии Сун, правил с 1067.


Почтительный сын

Сановник Чэнь Чэнь (II-III вв.) на вопрос о достоинствах своего отца Чэнь Ши ответил:

"Господин нашей семьи подобен коричному дереву, растущему у горы Тайшань. Оно устремилось ввысь на десять тысяч чжэней, внизу уходит в непостижимую глубину. Наверху оно увлажняется небесной росой, внизу омывается водами бездны. Если так, то будет ли ведома коричному дереву высота горы Тайшань, глубина вод бездны? Я не знаю, есть ли у него достоинства или нет".

Современники же говорили о Чэень Ши, что он

"всё доброе относил на счёт других, всё худое принимал на себя".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse

  Тема Раздел Автор Статистика Последнее сообщение


0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.