Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

216_Лукреция, жена Коллатина, или, изгнание царей из Рима (“Галантные дамы былых времён”)


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
2 ответов в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    74
  • 13 594 сообщений
  • 8335 благодарностей

Опубликовано 09 Январь 2016 - 10:33

Легенда про добродетельную Лукрецию вот уже две тысячи лет питает многочисленных поэтов, писателей и художников. Ведь это рассказ о самоубийстве целомудренной женщины и об изгнании римских царей-тиранов.
Вначале я по-возможности коротко перескажу саму легенду об этой женщине, а потом попытаемся разобраться, когда и зачем была создана подобная сказочка.

Для рассказа о Лукреции обычно используют труды Дионисия Галикарнасского (70/60-8/7 гг. до Р.Х.) и Тита Ливия (59 г. до Р.Х.-17 г. от Р.Х.), а также “Фасты” Овидия (43 г. до Р.Х.-18 г. от Р.Х.), хотя о Лукреции коротко упоминают и Цицерон в своем труде “О государстве”, и другие античные авторы.
Сразу же я столкнулся с тем, что все античные авторы по-разному излагают эту историю, но обратил внимание на то, что все три вышеназванных писателя творили в эпоху принципата Августа или позднее.

Первым свой труд “Римские древности” опубликовал Дионисий Галикарнасский в 7 году до Р.Х., поэтому мы вначале ознакомимся с его версией событий.

В 510 году до Р.Х. римское войско, возглавляемое царём Тарквинием Гордым, осаждало город Ардею. Это был обычный грабительский поход, так как римская казна опустела из-за больших расходов Тарквиния на благоустройство Рима, граждане страдали от тяжёлых налогов, а недалёкая, - вернее, близкая, - Ардея считалась одним из самых богатых городов Италии.

Осада Ардеи несколько затянулась, и римская молодёжь в лагере стала маяться от безделья. Жители Рима, кстати, тоже глухо ворчали, так как содержание армии ставало в копеечку, и на это шли их налоги.

В это время царь Тарквиний отправил своего старшего сына Секста с каким-то военным поручением в городок Коллацию, где наместником был Луций Тарквиний, племянник Тарквиния Гордого, по прозвищу Коллатин.
[Странно, что Секст называется старшим сыном Тарквиния Гордого; ведь его имя, Секст, говорит о том, что он был шестым сыном в семье.]
Вот в доме этого Коллатина, своего кузена, Секст Тарквиний и остановился.

Сам Коллатин в это время находился в военном лагере под Ардеей, но его жена Лукреция весьма радушно встретила родственника. А Секст, оказывается, уже давно положил глаз на эту красивую женщину, но всё никак не мог подгадать удобный момент для осуществления своих желаний; ту же он решил, что настал удобный момент, чтобы овладеть предметом своей страсти.

Глубокой ночью, когда все в доме уже спали крепким сном, Секст Тарквиний с мечом в руке вошёл в спальню Лукреции. Приставив меч к горлу проснувшейся женщины, Секст запугал её и предложил на выбор два варианта: или она отдастся ему, или он убьёт её и положит рядом с ней заколотого раба, а потом объявит, что убил прелюбодеев. Если же Лукреция отдастся ему, то он сделает её своей женой, и они будут вместе царствовать после смерти Тарквиния Гордого. В противном случае её, как прелюбодейку, предадут проклятию, а тело не будет погребено по римским обычаям.

Страх позорной смерти сковал Лукрецию, и она уступила Сексту.

Утром Секст Тарквиний отправился обратно в военный лагерь римлян, а Лукреция, надев чёрные одежды, отправилась в повозке в Рим в дом своего отца, Спурия Лукреция Триципитина. Как чуть позднее напишет Дионисий, Спурий в это время был назначен префектом города и во время отсутствия Тарквиния должен был исполнять и необходимые царские функции.
По дороге Лукреция ни с кем не разговаривала, не отвечала на приветствия, а в доме отца с рыданиями бросилась ему в ноги. Когда отец стал расспрашивать Лукрецию, что случилось, она попросила его собрать всех родственников и друзей, чтобы рассказать о полученном оскорблении и посоветоваться, как отомстить за него.

Когда все собрались, Лукреция подробно рассказала о своём бесчестии, а потом, обняв отца, она вытащила из складок одежды кинжал и закололась. Естественно, что все присутствовавшие здесь римляне дружно закричали,

"что им в тысячу раз лучше было бы умереть за свободу, чем снести такие бесчинства, исходящие от тиранов".


Публия Валерия, присутствовавшего при самоубийстве Лукреции, сразу же отправили в военный лагерь (пешком, между прочим!), чтобы сообщить мужу о случившемся несчастье, но невдалеке от городских ворот он встретил Коллатина, который ехал в Рим с каким-то поручением, а его сопровождал Луций Юний по прозвищу “Брут”, что означает “тупица”.

Валерий рассказал им о произошедших событиях, и вскоре Коллатин вместе со Спурием оплакивали умершую Лукрецию.
Тут на первый план неожиданно выходит Брут, который здраво сказал:

"Тысячи возможностей будут у вас, Лукреций и Коллатин, и все вы, близкие жены сей, чтобы оплакать её, но сейчас давайте позаботимся о том, чтобы отомстить за неё. Ведь нынешнее время требует этого".


Все удивились таким разумным речам Брута, но решили, что он говорит дело; из помещения удалили всех рабов и наёмных рабочих и стали совещаться о том, что следует предпринять. Снова слово взял Брут и рассказал о себе и о своей прошлой судьбе.

Все знали, что Луций Юний был родственником царя Тарквиния Гордого, который, придя к власти, убил Марка Юния, отца Луция, и его старшего брата, чтобы захватить богатства этой семьи. Тарквиний почему-то пощадил малолетнего Луция. Тот же был тогда ещё слишком юн, но проявил сообразительность и чтобы сохранить свою жизнь, он вообще прикинулся слабоумным. Эта уловка спасла ему жизнь, и он до сегодняшнего дня прикидывался сумасшедшим.
Царь Тарквиний даже содержал его вместе со своими сыновьями, но не как бедного родственника-сироту, а для забавы.

А Брут был не так уж прост. Мало того, что он постоянно вынашивал планы мести обидчикам своей семьи, так он ещё умудрился и провести их. Однажды Тарквиний отправил своих сыновей, Аррунта и Тита, к Дельфийскому оракулу, чтобы те спросили, как избавиться от свирепствовавшей в Риме болезни. Вместе со своими сыновьями Тарквиний отправил и Брута, чтобы деткам было постоянное развлечение в дороге.

Получив запрошенные прорицания, сыновья Тарквиния сделали щедрые подношения Аполлону и вдоволь посмеялись над Брутом, который поднёс богу деревянный посох. Но в этом посохе хитроумный Брут заранее просверлил продольное отверстие, в которое вставил золотой стержень.

После этого Аррунт и Тит вопросили бога о том, кто будет царствовать над римлянами после смерти их отца? Бог объявил, что власть получит тот, кто первым поцелует свою мать. Тогда братья, не поняв смысла прорицания, договорились о том, что они одновременно поцелуют свою мать, чтобы царствовать вместе. Только Брут понял, что имел ввиду Аполлон, и когда они вернулись в Италию, он упал на землю и поцеловал её, считая, что она-то и есть мать всех людей.

Рассказав о себе, Брут стал призывать присутствующих к немедленным действиям: мол, следует изгнать Тарквиния вместе с сыновьями, а командование этой операцией он, так и быть, берёт на себя.
Какова скромность недавнего “тупицы”!

Затем Брут подошёл к телу Лукреции, взял кинжал, которым она закололась и, как пишет Дионисий,

"поклялся Марсом и прочими богами, что сделает всё, что в его силах, для свержения господства Тарквиниев; что и сам он не примирится с тиранами, и тем, кто примиряется, не позволит этого; и врагом будет считать того, кто хочет иного; и до смерти своей будет врагом и тирании, и тех, кто ей содействует. А если он нарушит клятву, то попросит для себя самого, для детей своих такой же смерти, как та, которую встретила Лукреция".

Вообще-то эта сценка больше напоминает жертвоприношение. Не правда ли?

После этого Брут связал такой же клятвой всех присутствующих. Совершив положенные при клятвах жертвоприношения, все стали совещаться о необходимых действиях.

Руководил совещанием, разумеется, Брут, который предложил такой порядок действий:
1. взять под охрану все городские ворота, чтобы Тарквиний ничего не узнал о происходящих в городе событиях;
2. вынести окровавленное тело Лукреции на Форум и созвать народное собрание, на котором Спурий Лукреций и Коллатин расскажут о случившемся;
3. затем участники заговора должны выступать друг за другом, обвинять тиранию и призывать граждан к свободе;
4. возбудив толпу, следует провести голосование о том, чтобы Тарквиний и его потомки больше никогда не правили римлянами, и постановление о таком решении следует спешно отправить в военный лагерь;
5. солдаты, узнав о том, что весь город враждебно относится к тирану, присоединятся к заговорщикам, и Таркиний со своим семейством будет навсегда изгнан из Рима.

Осторожный Публий Валерий поинтересовался, кто же по закону имеет право созвать народное собрание и провести голосование, но разошедшийся Брут перебил его и заявил, что, так как он является начальником (трибуном) целеров, то может в любое время созывать собрание, а дал ему такую большую власть сам царь Тарквиний, полагая, что по своему слабоумию Брут не сумеет воспользоваться полученными полномочиями.
Целеры в царское время составляли три центурии привилегированных всадников и возглавлялись одним (или тремя) трибунами. Функции трибуна целеров нам совершенно неясны, а частые упоминания о том, что трибун целеров мог собирать народное собрание, восходят только к словам Брута, вложенным в него Дионисием, а потому вызывают большое сомнение.

Правда, Цицерон ещё раньше Дионисия писал о том, что Брут был частным лицом и, значит, никаких полномочий на такой поступок не имел.
С другой стороны, Спурий Лукреций, по сообщению Тита Ливия, был префектом города, следовательно, именно он во время отсутствия царя должен был выполнять его функции, в том числе, и имел право созывать народное собрание.

Вернёмся всё же к тому совещанию заговорщиков, на котором Брут предложил также обсудить будущее государственное устройство Рима после изгнания царей. После продолжительных дебатов слово взял Брут и предложил

"не позволять, чтобы одни и те же люди занимали должность пожизненно, но свести полномочия правителей к годичному сроку, как делают афиняне".

Затем Брут уже в повелительной форме заявил, что после того как граждане проголосуют за вечное изгнание Тарквиниев, он, Брут, назначит интеррекса, который представит для избрания кандидатуры новых предводителей общины и объявит гражданам принципы нового управления государством.

Складывается такое впечатление, что Дионисий Галикарнасский написал эту часть своего труда во время гражданской войны, когда партия Брута и Кассия была ещё в большой силе.

Интеррексом Брут назначил Спурия Лукреция, отца убившей себя Лукреции, а тот уже представил кандидатуры Луция Юния и Тарквиния Коллатина, которые должны были получить на год власть, равную царской. Было предписано, чтобы эти новые магистраты назывались консулами. Уф!
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    74
  • 13 594 сообщений
  • 8335 благодарностей

Опубликовано 11 Январь 2016 - 09:34

Как тяжело излагать подобные сказки! Ведь слово “консул” для обозначения предводителей римской общины появилось только во второй половине V века до Р.Х., и ещё в законах XII таблиц, вывешенных децемвирами в 449 году до Р.Х., это слово не употребляется. После изгнания царей (в каком бы виде оно не произошло) предводители римской общины ещё долго назывались преторами. Претор первоначально был предводителем войска, идущим впереди, потом так стали называть высших магистратов Рима, и только значительно позднее руководителей римской общины стали называть консулами.

Обсудив все эти важнейшие вопросы (интересно, сколько времени заняло подобное обсуждение?), заговорщики со слугами вынесли тело Лукреции на Форум и положили его на возвышении перед Курией.
Брут и Коллатин стали созывать народ на собрание, и вскоре на форуме собралась большая толпа плебеев.

Интересно, спросите вы, а куда подевались все патриции?
Патрциев Брут поставил рядом с собой, когда начал свою речь на Форуме.
Вначале Брут открыл гражданам причины, по которым он прикидывался слабоумным, а потом сказал, что

"Тарквиния мы, патриции, сообща постановили отрешить от сана".

Очень интересно это “мы патриции”, так как род Юниев ещё во II веке до Р.Х. был плебейским!

Брут объяснил, что после насилия Секста Тарквиния над Лукрецией и её благородного самоубийства стало невыносимо терпеть высокомерие тиранов.
Под дружные выкрики граждан Брут сказал, что заговорщики приняли решение о вечном изгнании Тарквиниев из Рима, о запрещении царской власти, и попросил граждан поддержать это решение. А если кто-нибудь попытается восстановить царскую власть, то он должен будет погибнуть.

Граждане разошлись по куриям и голосованием одобрили решение об изгнании Тарквиниев.
После того, как граждане опять собрались на Форуме, Брут объявил им новые принципы государственного устройства, и опять граждане голосованием по куриям единогласно одобрили эти установления.

После этого Брут объявил, что он назначил интеррексом Спурия Лукреция, который должен был обеспечить избрание новых магистратов, и тот приказал всем гражданам разойтись и как можно быстрее собраться вновь, но уже в полном вооружении.
Когда все снова собрались, Спурий предложил кандидатуры Брута и Коллатина на новые магистратуры консулов для совместного исполнения царских обязанностей. Граждане, теперь уже по центуриям, утвердили кандидатуры первых консулов Республики.

Царь Тарквиний Гордый от нескольких беглецов всё же узнал, что Брут проводит в городе народное собрание, и вместе с сыновьями и верными друзьями поспешил в Рим. Городские ворота, однако, уже оказались закрытыми, а вооруженные люди на стенах отказались впустить Тарквиния со спутниками в Рим.

Убедившись, что так просто в город ему не попасть, Тарквиний вернулся в военный лагерь, где обнаружил, что и здесь его дело уже проиграно.
Дело в том, что новые консулы отправили гонцов с письмами в лагерь по обходным дорогам, военные трибуны на сходке объявили воинам о событиях, произошедших в Риме, и о принятом гражданами решении об изгнании Тарквиниев. Когда солдаты убедились, что принятые в Риме постановления вполне законны, они поддержали их и не допустили Тарквиния в военный лагерь.

Лишившийся поддержки войска, Тарквиний со своими сторонниками нашёл убежище в городе Габии, правителем которого он в своё время назначил своего старшего сына Секста. А всего Тарквиний процарствовал в Риме двадцать пять лет.
Военные трибуны заключили мир с гражданами Ардей и отвели войско в Рим.

Сколько несообразностей и прямой лжи (или выдумки) в этом рассказе!
Понятно, что Дионисий Галикрнасский в своём труде выполнял социальный наказ властей о патриотическом воспитании граждан, о пропаганде старинных римских ценностей и новой брачной политики принцепса Августа. Ведь Август после окончания длительных и кровопролитных гражданских войн был серьёзно озабочен и этими проблемами для укрепления устоев государства.

К тому же следовало вытравить из народной памяти информацию о том, что римские цари были изгнаны этрусским царём Порченной, после его победы над Римом. Тогда Порсенна изгнал Тарквиниев, взял заложников и разрешил римлянам пользоваться железными орудиями только в сельскохозяйственных целях, для обработки земли.
Жалкая картина для истории великого города, не правда ли?

Тут и пригодилась история о плебейском семействе Юниев, которые вышли на политическую арену Рима только в конце III века до Р.Х.
Некоторые исследователи полагают, что первые сведения о древнем патриции Луции Юнии и его роли в изгнании царей привёл историк Фабий Пиктор (254-? гг. до Р.Х.). Скорее всего, именно в трудах Фабия Пиктора была изложена легенда и про добродетельную Лукрецию – ведь после жестоких войн с Ганнибалом тоже надо было укреплять римский “облико морале”.

Достоверно же можно лишь утверждать, что широкое распространение эта версия о величии рода Юниев получила только в трагедии римского писателя Луция Акция (170-85 гг. до Р.Х.) под названием “Брут”.
Этот Акций был личным другом Децима Юния Брута по прозвищу Каллатик, консула 138 года до Р.Х., который в свою очередь был сыном Марка Юния Брута, консула 178 года до Р.Х.
Этот плебейский род за несколько десятков лет смог выдвинуть целый ряд весьма достойных магистратов, но славными древними предками похвалиться не мог.

Вот тут на помощь Юниям и пришёл писатель Акций, написавший пьесу о подвиге славного патриция Луция Юния Брута и его выдающейся роли при изгнании царей. Здесь очень пригодилась и легенда о Лукреции, которая послужила поводом для изгнания тиранов. Придумать подобную историю не составило особого труда.
Мало того, что это был довольно распространённый сюжет в древней литературе, так в истории Рима уже существовала подобная легенда. Во время правления децемвиров (451-449 гг. до Р.Х.), которые и составили тексты законов XII таблиц [оказывается, древний Брут чего-то не доработал], произошёл известный инцидент с Вергинией, которую собственноручно убил отец, чтобы она не досталась тирану, объявившему её своей рабыней. Кстати, и в этом случае римское войско находилось вне городских стен, воюя с очередными врагами.

Подобная фальсификация стала возможной благодаря тому, что списки римских консулов к тому времени уже несколько раз редактировались в угоду власть предержащих товарищей, так что и вставить статую древнего Брута среди статуй царей не составило большого труда.
Даже учёный Плиний Старший (23-79 гг. от Р.Х.) в своей “Естественной истории” удивлялся тому, что он не видел постановлений сената о возведении такой статуи Бруту.

Другое дело – конная статуя Клелии, одной из десяти заложниц, выданных римлянами Порсенне. Эта Клелия сумела сбежать из этрусского плена на коне и переплыла реку, но римляне вернули её Порсенне, который, восхищённый мужеством девушки, даровал ей свободу и даже подарил коня.
Вот эта конная статуя Клелии была в Риме всем известна, было постановление сената об её установке, но почему-то нет никаких постановлений про возведение статуй Бруту, якобы изгнавшему царей, или Лукреции, чьё самоубийство послужило поводом для общенародного возмущения.

Дионисий Галикарнасский простодушно изложил легенду о Лукреции, в которой первоначально никакому Бруту не было места, а потом, буквально белыми нитками, пришил к этой легенде сказочку о славном Бруте, который притворялся слабоумным, а потом воспрял и изгнал Тарквиниев.
Дионисий не очень сильно утруждал себя вычислениями и приписал изгнание царей из Рима к 510 году до Р.Х., к тому самому году, когда (вот ведь какое совпадение!) афиняне окончательно изгнали Писистратидов из своего города. А что? Очень удобная дата!

Ладно, царей изгнали, провозгласили свободу, но теперь Дионисию понадобилось избавиться от Брута и прочих легендарных (точнее, выдуманных) героев этой истории.

Таквинии, как уже говорилось, укрылись в Габиях, у Секста Тарквиния, который вскоре погиб во время смут. Боги покарали злодея!
Вскоре Брут раскрыл в Риме заговор в пользу возвращении Тарквиния и казнил всех причастных к этому заговору лиц, в том числе и своих сыновей. При этом у Брута возникли разногласия с Коллатином о наказании заговорщиков [царя изгнали, а заговорщиков лишают жизни?], в результате чего Коллатин сложил свои полномочия и отправился в добровольное изгнание. Новым же консулом был назначен Публий Валерий, более известный как Попликола или Публикола.

Вскоре консулы отправились на войну с этрусками, и Брут пал во время единоборства с Аррунтом, сыном Тарквиния Гордого, который тоже умер почти одновременно с Аррунтом.
После этого почти двести лет ни о каких Юниях ничего не было слышно.
Законы, принятые новыми консулами (преторами), тоже оказались столь несовершенными, что избранной в середине V века до Р.Х. коллегии децемвиров пришлось временно отменить власть народных трибунов и заняться составлением более справедливого кодекса законов.

Очевидно, истории, рассказанные Дионисием Галикарнасским, показались властям недостаточно убедительными, так как те же легенды начали с видоизменениями пересказывать и другие писатели.

Овидий опубликовал свои “Фасты” в 8 году от Р.Х., в которых он несколько расцветил историю о Лукреции. Вот краткое изложение версии Овидия.

В лагере под Ардеей очень медленно тянулось время,

"В лагере игры идут, праздно скучают войска".

Секст Тарквиний созвал друзей на пирушку и, разгорячившись вином, обратился к ним с такой речью:

"Други, пока нас томит затяжная война под Ардеей
И не даёт отнести к отчим оружье богам,
Верно ль блюдутся, спрошу, наши брачные ложа? И правда ль
Дороги жёнам мужья, так же как жёны мужьям?"

Все стали расхваливать своих жён, и распалённых речами собутыльников подначил именно Коллатин:

"Нечего тратить слова, верьте делам!..
Ночь ещё не прошла: на коней! Поскачемте в город!"


Что же они увидели в Риме?
У царского дворца не было никакой охраны, а в самом дворце:

"Вот перед ними невестка царя - с венками на шее,
Перед вином, во хмелю ночь коротает она".


В доме Коллатина совсем другая картина. Приятели Лукрецию

"...видят за прялкой,
А на постели её мягкая шерсть в коробах.
Там, при огне небольшом, свой урок выпрядали служанки,
И поощряла рабынь голосом нежным она:
"Девушки, девушки, надо скорей послать господину
Плащ, для которого шерсть нашей прядется рукой!
Что же там слышно у вас? Новостей ведь вы слышите больше:
Долго ли будет ещё эта тянуться война?
Ты же ведь сдаться должна, Ардея: противишься лучшим,
Дерзкая! Нашим мужьям отдыха ты не даёшь.
Только б вернулись они! Ведь мой-то не в меру отважен
И с обнаженным мечом мчит на любую беду.
Я без ума, я всегда обмираю, как только представлю
Битвы картину, дрожу, холодом скована грудь!"


С этими словами Лукреция заплакала, Коллатин открылся своей жене, и она радостно бросилась ему на шею.
От такой картины Секст Тарквиний

"...огнем безумья объятый,
Весь запылал и с ума чуть от любви не сошёл.
Станом её он пленён, белизной, золотою косою
И красотою её, вовсе без всяких прикрас.
Мил ему голос её и всё, что ему недоступно,
И чем надежды его меньше, тем больше любовь".


На рассвете молодые воины отправились обратно в свой лагерь, но Секст никак не мог забыть красоту Лукреции.
Дальше изложение Овидия некоторое время совпадает с версией Дионисия, так как Секст под каким-то предлогом приезжает в Коллацию, где его гостеприимно встречает Лукреция.
Ночью, когда все заснули, охваченный страстью Секст, вынув меч, проникает в спальню Лукреции и ласками или угрозами начинает склонять её, скажем, к прелюбодеянию – но безуспешно. Тогда он выдвигает самый увесистый аргумент:

"Борешься зря! Лишишься и чести и жизни.
Ложным свидетелем я мнимого буду греха:
Я уничтожу раба, с каким тебя будто застал я!"

Что было делать бедной женщине перед такой страшной угрозой? Она уступила.

Дальше по Овидию получается, что Лукреции не потребовалось никуда ехать, так как она

"Старого кличет отца, кличет мужа из ратного стана..."

Естественно, что

"Оба, не медля ничуть, поторопились прийти".

Увидев Лукрецию с распущенными волосами, всю в слезах, словом, в большом горе, родственники простодушно поинтересовались, кого она оплакивает?
Наконец, после долгих уговоров, Лукреция открыла родным причину своих слёз. Отец и муж стали говорить, что в этом нет вины самой Лукреции, но та со словами

"нет извинения мне", -

закололась и упала к ногам отца.

Все стали оплакивать смерть Лукреции, но тут появился Брут, который

"...Вмиг своё позабывши притворство,
Из полумёртвого он выхватил тела клинок
И, поднимая кинжал, благородною кровью омытый,
Им потрясает и так громко и грозно кричит:
"Этою кровью клянусь, святой и отважною кровью,
Этими манами, мной чтимыми, как божество,-
Что и Тарквиний, и весь его выводок изгнаны будут.
Слишком долго уже доблесть свою я таил!"


Тут полумёртвая Лукреция одобрительно кивнула на подобные слова Брута.
При погребении Лукреции была открыта причина её смерти, люди негодуют, и Брут, созвав квиритов, прокричал обо всех "гнусных поступках царя".
Естественно, Тарквиния изгнали и установили ежегодную власть консулов.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#3 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    74
  • 13 594 сообщений
  • 8335 благодарностей

Опубликовано 12 Январь 2016 - 09:03

Интересно, о каких проступках царя мог кричать Брут, если насилие над Лукрецией учинил Секст? Ведь Тарквиний очень заботился о благоустройстве города, довольно успешно воевал с внешними врагами.
Скорее всего, недовольство квиритов вызвала налоговая политика царя, так ведь чтобы добыть денежек царь и повёл римлян на Ардею. Кроме того, римляне не желали сами вкалывать на работах по благоустройству города, а для найма работников у них не было средств.
Со сходной ситуацией столкнулись и европейцы после Второй мировой войны, начали приглашать на работу турок и прочую дешёвую рабочую силу. Результаты вы все можете видеть. Молчу про Россию, где жадные работодатели в условиях сильной безработицы среди коренного населения приглашают орды наёмных трудяг из Средней Азии. Римляне же начали создавать свою Империю, чтобы за них работали рабы, но этот процесс начался ещё во времена Республики.
Что-то я отвлёкся!

За происшествие с Лукрецией отвечать должен был Секст Тарквиний.
А изгнали почему-то Тарквиния Гордого. Правда, вместе со всем семейством и навсегда. Вот.

В сходной с Овидием манере излагает историю Лукреции и Тит Ливий.
Когда молодёжь выпивала у Секста Тарквиния, зашёл разговор о жёнах, и каждый стал нахваливать свою сверх всякой меры. Коллатин тоже включился в этот спор, стал доказывать, что его Лукреция лучше всех, об этом нечего и спорить, и в этом можно легко убедиться:

"Отчего ж, если мы молоды и бодры, не вскочить нам тотчас на коней и не посмотреть своими глазами, каковы наши жены? Неожиданный приезд мужа покажет это любому из нас лучше всего".

Все согласились с предложением Коллатина и поскакали в Рим, куда и прибыли поздним вечером. Царских невесток они

"нашли проводящими время на пышном пиру среди сверстниц".

Когда же все приехали в Коллаций, то

"поздней ночью застали Лукрецию за прядением шерсти... сидела она посреди покоя в кругу прислужниц, работавших при огне".


Победа в этом соревновании жён осталась за Лукрецией, но красота и добродетель этой женщины пробудили у Секста

"грязное желанье насилием обесчестить Лукрецию".

Пока же молодёжь вернулась в лагерь.

Через пару дней Секст Тарквиний со спутником приехал в Коллацию, а поздно ночью обесчестил Лукрецию. Тут мы не находим ничего для нас нового.

Утром Лукреция посылает вестников к отцу в Рим и к мужу под Ардею, с просьбой срочно прибыть к ней в Коллацию.
Спурий Лукреций приехал вместе с Публием Валерием, а Коллатина встретили на полпути в Рим, куда он направлялся с Брутом.
Прибывшие застали Лукрецию в спальне, и муж спросил:

"Хорошо ли живёшь?"

Тут Лукреция заплакала и ответила:

"Как нельзя хуже. Что хорошего остается в женщине с потерею целомудрия? Следы чужого мужчины на ложе твоем, Коллатин; впрочем, тело одно подверглось позору – душа невинна, да будет мне свидетелем смерть. Но поклянитесь друг другу, что не останется прелюбодей без возмездия. Секст Тарквиний – вот кто прошлою ночью вошел гостем, а оказался врагом; вооружённый, насильем похитил он здесь гибельную для меня, но и для него – если вы мужчины – усладу".


Все наперебой стали утешать Лукрецию, обвиняя насильника, но она отвергла все их доводы и сказала:

"Вам рассудить, что причитается ему, а себя я, хоть в грехе не виню, от кары не освобождаю; и пусть никакой распутнице пример Лукреции не сохранит жизни!"

С этими словами она достала кинжал и вонзила его себе в сердце.

Тогда Брут вытащил из тела Лукреции окровавленный нож и сказал:

"Этою чистейшею прежде, до царского преступления, кровью клянусь – и вас, боги, беру в свидетели, – что отныне огнём, мечом, чем только сумею, буду преследовать Луция Тарквиния с его преступной супругой и всем потомством, что не потерплю ни их, ни кого другого на царстве в Риме".

Все по очереди поклялись на этом кинжале (что опять-таки, очень походит на жертвоприношение), а Брут стал вождём, призывающим пойти войной на царскую власть.
Сначала он возбудил жителей Коллации, а потом с вооружённым отрядом двинулся на Рим, заперев городские ворота Коллации, чтобы информация о мятеже не достигла ушей Тарквиния.

В Риме заговорщики во главе с Брутом привлекли народ на Форум, где Брут произносил зажигательные речи против произвола царя и, акцентируя внимание граждан на печальной судьбе Лукреции, ставшей жертвой насилия царского сына, призывал квиритов к вечному изгнанию всего рода Тарквиниев и запрещению царской власти в Риме.

Так Брут добился постановления народного собрания об изгнании Тарквиния Гордого вместе со всем его семейством.

Затем Брут во главе вооружённого отряда двинулся возбуждать солдат в военном лагере под Ардеей, но когда он узнал, что Тарквиний идёт на Рим, то пошёл со своими людьми кружным путём, чтобы избежать встречи с противником.
В Риме власть оставалась в руках Спурия Лукреция, который приказал запереть все городские ворота и выставить стражу возле них.

Тарквиния в Рим стражники не пустили, а в лагере солдаты радостно встретили Брута, который сообщил им о решении народного собрания, и изгнали из лагеря царских сыновей.
А с кем же Тарквиний ходил к Риму?
Секст Тарквиний ушёл в Габии, куда к нему прибыли и Тарквиний Гордый с другими сыновьями. После убийства Секста, Тарквинии нашли убежище в Цере, у других этрусков.

В Риме прошли по центуриям выборы первых консулов, и ими стали Луций Юний Брут и Луций Тарквиний Коллатин.

Такую вот красивую, но не очень согласованную, историю стали предлагать власти государства современникам и потомкам про изгнание царей из Рима.
Про некоторые неувязки в такой версии я уже говорил выше.

В заключение я хочу рассказать о некоторых версиях, выдвигаемых историками относительно Лукреции и связанных с её именем событий.

Например, венгерский историк Андреаш Алфёльди (1895-1981) считал, что историю о Лукреции сочинили где-то в III веке до Р.Х., чтобы затушевать очень неприятный для римского самосознания факт изгнания последнего римского царя этруском Порсенной.

Профессор Джоселин Смолл (род. 1955) на основании изучения этрусских надгробных памятников высказала предположение, что Лукреция вовсе не была жертвой насилия; она покончила с собой, когда её бросил любовник.
Та же Смолл высказала предположение о том, что Лукреция была старше Секста, и сама соблазнила красивого молодого человека. Примеры тому есть и в мифах (Федра, Дидона), и в истории.

Сюда же следует отнести и проблему о наказании за прелюбодеяние. Согласно древнему праву в этрусских и италийских общинах насилие над жёнами или дочерьми каралось смертью. Поэтому Секст Тарквиний в истории с Лукрецией должен был погибнуть; он где-то в Габиях и погибает.
С другой стороны римское право вплоть до середины I века до Р.Х. не делало различий между прелюбодеянием и насилием. С этой точки зрения Лукреция была виновна в прелюбодеянии не меньше Секста и должна была понести такое же наказание.

Вот у Дионисия Галикарнасского Лукреция и отправляется в дом отца уже в траурной одежде, где отец (или муж) должен был покарать её. Вопрос о вине Лукреции даже не обсуждался, настолько для них всё было очевидно, а вставал вопрос лишь о мести насильнику. Но для придания большего драматизма этому сюжету Дионисий вложил кинжал в руку самой Лукреции, что позволяло связать эту историю с изгнанием царей.

У Тита Ливия виден подход современного ему права, когда судебные власти уже начали разделять прелюбодеяние, совершённое по доброй воле или под угрозой применения насилия. В его изложении семейный совет пытается убедить Лукрецию в её невиновности, так как насильник угрожал ей мечом, да и Лукреция согласна с тем, что душа её невинна, но она просто не видит для себя другого выхода, кроме смерти, и призывает лишь отомстить насильнику.

Овидий вполне резонно соотнёс историю Лукреции с ежегодными праздниками, привязанными к окончанию солнечного года. У римлян год длился 360 дней и начинался 1 марта. 23 февраля римляне праздновали Терминалии, означающие окончание года.
Следующие пять дней выпадали из календаря, и их начинал Регифугий (24 февраля). Обряды и церемонии, совершавшиеся в эти дни, были посвящены древней процедуре ежегодного обновления царской власти, но обсуждение подобных вопросов уже выходит за рамки данной статьи.
Желающим подробнее ознакомиться с подобными вопросами, отсылаю к прекрасной книге Дж. Фрезера (1854-1941) “Золотая ветвь”.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse

  Тема Раздел Автор Статистика Последнее сообщение


0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.