Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

192_Галантные дамы былых времен


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
26 ответов в теме

#21 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 998 сообщений
  • 6342 благодарностей

Опубликовано 10 Июнь 2016 - 08:51

Просьба трёх вдов

Когда папа Климент VII в 1533 году прибыл в Марсель, к нему явился герцог Олбани, внук шотландского короля Джеймса II, и обратился с несколько странной просьбой. Дело было в том, что к герцогу пришли три вдовые, но ещё весьма привлекательные родственницы с просьбой, чтобы папа разрешил им для поддержания сил есть мясо в три постных дня. Так как герцог был в дальнем родстве с папой [он был женат на Анне де ла Тур, тётке Екатерины Медичи, которая была племянницей папы], то он легко провёл дам в папские покои. Затем герцог обратил внимание понтифика на трёх коленопреклоненных вдовиц и тихо, чтобы дамы его не слышали, обратился к папе с просьбой, разрешить этим дамам, не желавшим вступать в новый брак, чтобы не повредить своим детям, изредка вступать в тайную связь с мужчинами. Папа, естественно, с гневом отказался. Герцог Олбани настаивал и просил выслушать вдовиц, но папа категорически был против такого греха. Тут вступили дамы и попросили отпущения на просимый ими грех, который они обязывались осуществлять без излишнего шума, хотя бы на три раза в неделю.
Папа гневно возразил:

“Я буду проклят, если соглашусь дозволить вам совершать грех любострастия!”

Тут только дамы поняли, что герцог решил над ними пошутить, и загалдели:

“Мы о том не просим, а лишь умоляем разрешить нам есть мясо в постные дни”.

Герцог Олбани тут же стал простодушно оправдываться:

“Я думал, что дело у вас шло о причащении плоти живой, а не мёртвой”.

Папа только улыбнулся на эту проделку герцога и разрешил дамам есть мясо в постные дни, но зато позже папа очень веселился, рассказывая эту историю королю Франциску I.


Кардинал и какая-то герцогиня

Кардинал Жан Лотарингский ехал в Рим по поручению короля и проезжал через Пьемонт, где посетил герцога Карла III Савойского и его жену Беатрису Португальскую. Сначала кардинал побеседовал с герцогом, а затем прошёл на половину герцогини. Та холодно встретила кардинала и протянула ему руку для поцелуя. Любвеобильный кардинал, о похождениях которого слагались легенды, был раздосадован подобным обращением, приблизился к герцогине и, несмотря на её сопротивление и крики, несколько раз поцеловал её. Затем кардинал строго спросил:

“Что это с вами? Пристало ли вам встречать меня с таким лицом и манерами? Я распрекрасно целую королеву – мою госпожу, величайшую из монархинь этого мира, - а здесь мне не позволено поцеловать какую-то замарашку-герцогиню? Мне угодно, чтобы вы знали: я многажды спал со столь же красивыми дамами из столь же почтенных родов, как ваш, если ещё не почтеннее”.



Не ссорься с дамами

Пьер де ла Мар, который был родственником Дианы де Пуатье, частенько вступал в перепалки с различными дамами и девицами и однажды за это поплатился. Эме Броссен де Мерэ, прозванная Большая Мерэ из-за своего роста, предложила де ла Мару составить ей компанию для прогулки, а тот по простоте выпалил:

“Мне страшно подходить к вам, Мерэ, к этакому здоровенному боевому коню в полном доспехе”.

Мерэ нажаловалась королеве, что её обозвали кобылицей и снаряжённым для битвы скакуном. Екатерина Медичи впала в такую ярость, что де ла Мару пришлось на месяц покинуть двор – не помогло и заступничество герцогини де Валентинуа.


Этика леди Флеминг

Леди Джанет Флеминг, побочная дочь короля Джеймса IV Шотландского и близкая подруга Марии Стюарт, стала любовницей короля Генриха II Французского и забеременела от него. Она была очень довольна этим обстоятельством, гордилась собой и на всех углах хвасталась с шотландским акцентом:

“Я сделала все, что смогла, и хвала Всевышнему, ношу под сердцем королевское дитя, что для меня большая честь и радость. А ещё могу добавить, что в королевском семени есть что-то несказанно сладостное, благотворное, несравненно желанное, - и оттого мне так хорошо, не говоря о добрых дарах, каковые выпали мне в удел”.

По настоянию Дианы де Пуатье (а вовсе не королевы) король вынужден был прервать эту связь, но о своём ребенке он позаботился, обеспечив его материально и дав приличное образование. Его побочный сын известен как герцог Генрих Ангулемский. Он был Великим приором Франции и губернатором Прованса. Умер он по одной версии от смертельной раны на дуэли в городе Э, а по другой версии был убит неким дворянином прямо в постели. Да, кстати, леди Флеминг считала, что спать с королем или высокопоставленными вельможами совсем не зазорно. Распутницами же она называла тех женщин, которые сходились с людьми низкого звания.


Мокрый адмирал

Франсуаза де Фуа одно время была возлюбленной короля Франциска I, но тайно отдавала предпочтение адмиралу де Бонниве. Однажды король стал стучаться к графине, когда она развлекалась с адмиралом. Дело было летом, и графиня велела Бонниве спрятаться в камине, укрыв его большим количеством веток.
Король провел некоторое время с дамой и собирался уже уходить, но перед уходом решил облегчиться. Нравы тогда были довольно простыми, и король стал мочиться прямо в камин на ветки, оросив несчастного Бонниве с головы до ног. Тот не посмел и пикнуть. Король же попрощался с дамой и ушел. Франсуаза сразу извлекла незадачливого любовника из камина, помогла ему умыться и дала свежую рубашку.
Королю Франсуаза регулярно говорила, что Бонниве постоянно оказывает ей знаки внимания, но она не обращает на них никакого внимания.
Так графиня и вела двойную жизнь до тех пор, пока король не охладел к ней. Вот тогда её муж, Жан де Лаваль де Шатобриан, удалил Франсуазу от двора, заточил её в одном из своих бретонских замков, а потом и вовсе отравил её там.


Указатель имён

Генрих Ангулемский (1551-1586), герцог.
Генрих II Французский (1519-1559), король.
Гийом Гуффье, сеньор де Бонниве (1488-1525).
Джеймс II Шотландский (1430-1460), король.
Джеймс IV Шотландский (1473-1513), король.
Климент VII (1478-1534), папа Римский.
Жан Лотарингский (1498-1550), кардинал.
Екатерина Медичи (1519-1589), королева.
Беатрис Португальская (1504-1538), герцогиня Савойская.
Диана де Пуатье (1499-1566), герцогиня де Валентинуа.
Карл III Савойский (1486-1553), герцог.
Джон Стюарт, 2-й герцог Олбани (1482-1536).
Мария Стюарт (1542-1587).
Анна де ла Тур (1496-1524).
Джанет Флеминг (1505-1563).
Франциск I (1494-1547), король.
Жан де Лаваль де Шатобриан (?-1542), граф.
Франсуаза де Фуа, графиня де Шатобриан (1495-1537).
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#22 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 998 сообщений
  • 6342 благодарностей

Опубликовано 09 Июль 2016 - 10:56

Первая попытка мадемуазель де Гиз

У герцога Генриха I де Гиза (1550-1588) по прозвищу “Меченый” была дочь Луиза-Маргарита, позднее ставшая известной как принцесса де Конти (1577-1631). Эта девица с юных лет прославилась своей красотой и потеряла невинность задолго до замужества.
Первую попытку предпринял барон де Живри (1560-1594). Он договорился с юной прелестницей о любовном свидании и ночью полез к ней через окно по верёвочной лестнице. А Луиза-Маргарита решила подшутить над своим кавалером и переоделась монахиней; возможно, чтобы усилить любовные чувства своего кавалера. Шутка, однако, оказалась неудачной, так как де Живри от неожиданности так и не смог приступить к своим обязанностям. Второго свидания де Живри уже не получил, но и мадемуазель де Гиз больше не переодевалась монашкой.


Накололась за работой!

Свой первый сексуальный опыт мадемуазель де Гиз получила от графа де Бельгарда (1562-1646, герцогом он стал в 1619 г.).
Рассказывают, что это произошло в спальне её матери герцогини Екатерины де Гиз (1548-1633), более известной в истории как Екатерина Клевская или Катрин де Клев. Герцогиня захотела спать и велела задёрнуть полог своей постели. В этой комнате ещё находились Мария-Луиза, граф де Бельгард и девица Луиза де Витри (?-1608). Девушки вышивали.
Бельгард подождал, пока герцогиня уснёт, и приступил к делу. В первый момент мадемуазель де Гиз невольно вскрикнула. (Если вы помните, уважаемые читатели, так в первый раз иногда бывает.) Герцогиня проснулась и поинтересовалась, в чём дело, на что девица де Витри скромно ответила:

"Да нет, ничего, просто мадемуазель накололась за работой".

После этого Мария-Луиза стала столь активно вести себя с мужчинами, что только под давлением короля Генриха IV принц де Конти (1558-1614) женился на ней. Правда, говорят, что Франсуа де Бурбон, принц де Конти, был очень глуп.


Никогда!

Однажды Мария-Луиза, уже принцесса де Конти, стала просить своего брата Карла Лотарингского (1571-1640, герцог де Гиз с 1588) не играть больше в карты, так как он слишком много проигрывал господину де Бельгарду. Герцог де Гиз ответил:

"Сестрица, я перестану играть, когда вы перестанете заниматься любовью".

В оригинале это прозвучало намного грубее.
Принцесса де Конти на это только рассмеялась:

"Ах, негодник! Значит, он никогда не перестанет!"



Толстушка Марго

Королева Маргарита Наваррская (1553-1615), более известная как “королева Марго”, с годами очень сильно растолстела. К тому же, она довольно рано облысела и поэтому постоянно носила белокурый парик с золотистым отливом. Для придания себе большей статности королева Марго вставляла в свои платья по бокам жестяные планки, расширявшие лиф, однако, через некоторые двери во дворце она не могла пройти.


“Король Марго”

Рассказывают, что последним любовником королевы Марго в конце её жизни стал некий музыкант Виллар, которого не следует путать с аристократами из семейства де Виллар. Этого музыканта в шутку сразу же стали называть “король Марго”. Однако наличие постоянного любовника не мешало королеве Марго оставаться очень набожной и заказывать множество церковных служб.


“Птичка” шутит

Однажды в покоях королевы Марго давали балет для избранного круга зрителей. Девица де л’Уазо без приглашения пробралась в покои королевы и даже уселась рядом с ней. Герцогиня де Рец (?-1603) возмутилась такой наглостью девушки и попросила у королевы разрешения задать ей всего один вопрос, хотя королева и советовала герцогине не связываться с этой “птичкой”.
[Oiseau по-французски означает “птица”.]
Герцогиня спросила у мадемуазель л’Уазо:

"Бывают ли у птиц рога?"

Девица не полезла за словом в карман и тут же ответила:

"Конечно, сударыня, например, у дюков".

[Duc по-французски означает и “герцог”, и “филин”.]
Королева Марго расхохоталась и сказала, что она ведь предупреждала герцогиню.


Из ваших рук...

В еще молодую королеву Марго влюбился один гасконец, барон де Салиньяк (1533-1610). Королева Марго была к нему совершенно равнодушна, так что де Салиньяк часто упрекал прекрасную даму в чёрствости. Наконец, королеве Марго всё это надоело, и она спросила барона:

"А чем могли бы вы доказать мне вашу любовь?"

Де Салиньяк уверенно ответил:

"Нет ничего такого, чего бы я не сделал".

Королева Марго коварно уточнила:

"Даже приняли бы яду?"

Гасконец де Салиньяк был молод, пылок и уже не мог отказаться от своих слов:

"Да, лишь бы вы позволили мне умереть у ваших ног!"

Тогда королева Марго согласилась назначить де Салиньяку день свидания и велела своему лекарю приготовить для него сильнейшее слабительное. Предлагая обожателю “яд”, Марго поклялась, что она вернется прежде, чем “яд” подействует.
Де Салиньяк быстро проглотил приготовленное для него снадобье, а Марго заперла его в специально подготовленную комнату и удалилась.
Через два часа комнату открыли...


Нелепость в постели

Маркиза Катрин де Рамбуйе (1588-1665) любила говорить, что нет ничего нелепее мужчины в постели. Следует учесть, что она имела ввиду ночной колпак, который тогда было принято надевать для сна.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#23 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 998 сообщений
  • 6342 благодарностей

Опубликовано 12 Июль 2016 - 08:36

Алиса Перрерс

В 1363 году король Эдуард III (1312-1377, король 1327) завёл себе очередную любовницу, которой стала фрейлина королевы Филиппы Геннегау (1314-1369) Алиса Перрерс (1348-1400). Про неё часто пишут, что эта дама была низкого происхождения, чуть ли не дочерью жестянщика, но это не так. О точном происхождении Алисы Перрерс споры идут до сих пор, но стать фрейлиной королевы женщина действительно низкого происхождения никак не могла.
Это была очень предприимчивая дама, сумевшая подчинить короля своему влиянию, которое особенно возросло после смерти королевы Филиппы.
Алиса получала от короля не только дорогие подарки и драгоценности, но и недвижимость.
Жадность ненасытной любовницы вызывала скандалы в королевской семье и недовольство во всей стране, так что в 1376 году Парламент изгнал Алису Перрерс из Англии, а король принёс присягу лордам,

"что указанная Алиса никогда не появится в его окружении снова".

Незадолго до смерти Эдуард III вернул Алису, которая, по легенде, в слезах бросилась на тело мёртвого короля и сняла все перстни с его пальцев.
После смерти короля Алиса сумела удержаться при дворе и долго судилась за своё имущество. Ей таки достались очень приличные владения и ценности, так что в 1380 году, после смерти второго мужа, она удалилась от двора вполне обеспеченной женщиной.


Официальный потомок Генриха VI

Король Англии Генрих VI (1421-1471, король 1422-1461 и 1470-1471) был не только импотентом, но и весьма целомудренным человеком.
Однажды перед ним собралась для выступления группа полуодетых танцовщиц, так король выбежал из залы с криками:

"Какой стыд! Какой позор!"

Его единственный официальный ребёнок от жены Марии Анжуйской (1429-1482), Эдуард Ланкастерский (1453-1471), по слухам, появился на свет совершенно без участия своего отца. Считается, что настоящим отцом принца Эдуарда был Эдмунд Бофорт (1406-1455), 2-й герцог Сомерсет. Неудивительно, что, узнав о беременности своей жены, Генрих VI упал в обморок. Однако он официально признал ребёнка и дал ему титул принца Уэльского, но при случае любил говорить, что его сын появился на свет не иначе как от святого Духа.
Слухи о незаконном происхождении Эдуарда Ланкастерского облегчили путь к трону Эдуарду IV (1442-1483, король 1461-1470 и 1471-1483).


Элизабет Вудвилл

В отличие от своего предшественника, Эдуард IV был сексуально озабоченным человеком и не слишком церемонился с соблазнёнными женщинами. Молодой король мог обратить своё внимание и на знатную даму, и на простолюдинку, стараясь не прибегать к насилию: он добивался своей цели с помощью денег, подарков или обещаний. Соблазнённую женщину король вскоре бросал и переходил к следующей.
Так продолжалось до тех пор, пока он не встретил Элизабет Вудвилл (1437-1492), вдову барона Джона Грея (1432-1461), погибшего в битве при Сен-Олбансе, сражаясь на стороне врагов Эдуарда IV. Король сразу же влюбился в женщину, которая была на пять лет старше его, и попытался овладеть вдовой. Он даже угрожал ей кинжалом, но Элизабет Вудвилл отвергла все притязания короля.
Распалённый король пообещал жениться на ней, и они тайно обвенчались 1 мая 1464 года; коронация же Элизабет произошла только через год.
Вскоре после свадьбы Эдуард IV продолжил свои любовные похождения, но королева делала вид, что ничего не замечает, и наштамповала ему десятерых детей.
Династию Йорков это не спасло.


Генрих VIII

Кто не слышал о шести жёнах английского короля Генриха VIII?
Удовлетворяли сексуальные запросы короля и многочисленные любовницы, правда, англичане шутят, что у Генриха VIII (1491-1547, король с 1509) было больше жён, чем любовниц, но вряд ли дело обстояло подобным образом. Вспомним некоторых из любовниц этого “трудолюбивого” монарха.


Анна Гастингс

Одна весьма загадочная история произошла в 1510 год, когда Екатерина Арагонская (1485-1536), жена короля, забеременела, и Генрих VIII обратил своё внимание на одну из фрейлин королевы, Анну Гастингс (1483-1544), которая была женой Джорджа Гастингса (1488-1544), будущего графа Хантингдона. Старшим братом нашей красавицы был Эдвард Стаффорд (1478-1521), 3-й герцог Бэкингем.
Король поручил одному из своих друзей, Генри (или Уильяму) Комптону, склонить дамочку к удовлетворению желаний своего повелителя. Однако Комптон сам заинтересовался Анной и залез к ней в постель.
Элизабет Стаффорд, родная сестра Анны, узнала про эту связь и заложила любовников Джорджу Гастингсу, которому удалось застать любовников в весьма недвусмысленном положении.
Комптон попытался оправдаться и заявил, что он действовал по поручению короля, но этим он только подлил масла в огонь. Слухи о любовных намерениях Генриха VIII вскоре достигли ушей испанского посла и королевы Екатерины – пришлось королю принимать самые строгие меры, чтобы приглушить скандал.
Анну Гастингс муж заточил на некоторое время в монастырь, Элизабет Стаффорд была исключена из фрейлин королевы, а герцога Бэкингема на время отлучили от двора.


Джейн Попинкорт

Герцог Людовик I де Лонгвиль (1480-1516) в августе 1513 года попал в плен к англичанам во время знаменитой “битвы шпор”. На знатного пленника обратила своё внимание Джейн Попинкорт, которая до этого была любовницей Генриха VIII. Стоит отметить, что эта дамочка славилась, как ненасытная любовница, так что Генрих VIII без особого сожаления расстался с ней.
В плену герцог де Лонгвиль занимался не только любовью, но и дипломатией, в частности, он был одним из организаторов брака между французским королём Людовиком XII (1462-1515), который очень хотел иметь сына, и Марией Тюдор (1496-1533), родной сестрой английского короля. По просьбе де Лонгвиля, Джейн Попинкорт была включена в число фрейлин, сопровождавших Марию Тюдор во Францию. Людовик XII знал о повадках этой дамы и, увидев её имя в списке фрейлин своей невесты, вычеркнул его, добавив, что предпочёл бы увидеть Джейн Попинкорт на костре, а не среди фрейлин своей невесты.
Такова была слава Джейн Попинкорт!
Мария Тюдор менее чем через три месяца после свадьбы овдовела, так что Генрих VIII снабдил Джейн Попинкорт некоторой денежкой и отправил её во Францию к любимому де Лонгвилю.


Бесси Блаунт

Элизабент Блаунт (1502-1541), более известная как Бесси Блаунт, была очень красивой девочкой и появилась при дворе в возрасте десяти лет. Она хорошо пела, прекрасно танцевала, и её сразу же включили в свиту королевы Екатерины Арагонской. Красивая девочка блистала в представлениях театра масок (смесь маскарада с пением, танцами и драматургией), и в 1514 году во время рождественского представления (или раньше?) обратила на себя внимание Генриха VIII, вместе с которым она танцевала. Их связь продолжалась очень долго по меркам английского двора, целых восемь лет. В 1519 году Бесси родила от короля сына, который получил имя Генри ФицРой (1519-1536). Генрих VIII официально признал ребёнка и позднее присвоил ему титул герцога Ричмонда и Сомерсета.
В 1522 году король выдал Бесси замуж за Гилберта Телбойса (1497-1530), 1-го барона Кайма, и с тех пор Бесси, теперь уже Телбойс, при дворе практически не появлялась.


Мэри Болейн

Мария или Мэри Болейн (1499-1543) была старшей сестрой знаменитой Анны Болейн, второй жены Генриха VIII. В 1514 году она была одной из фрейлин Марии Тюдор, но после смерти Людовика XII Мэри, в отличие от других фрейлин, смогла остаться во Франции, так как её отец был английским посланником в Париже.
Во Франции Мэри Болейн прославилась своими любовными похождениями, в числе её любовников оказался и новый король страны Франциск I (1494-1547), который называл Мэри “кобылкой” и самой бесстыжей шлюхой. Получить такую репутацию при французском дворе... Это надо суметь!
Родители с трудом вернули Мэри в Англию и пристроили её фрейлиной к Екатерине Арагонской. Точно неизвестно, когда началось увлечение Генриха VIII новой фрейлиной королевы, так как их роман протекал довольно скрытно, а Мэри не требовала от короля земель и дорогих подарков. В 1520 году Мэри вышла замуж за Уильяма Кэри (1500-1522), одного из королевских любимчиков. Генрих VIII присутствовал на их свадьбе, а потом щедро одаривал супругов Кэри. От этого брака на свет появились двое детей, Кэтрин и Генри, и многие считают, что их отцом был король, хотя тот никогда своего отцовства не признавал.
После смерти Уильяма Кэри остались только долги, которые Генрих VIII погасил по просьбе Анны Болейн, и назначил Мэри приличное ежегодное содержание, так что слухи о полной нищете Мэри Болейн после смерти мужа несколько преувеличены.
Да, кстати, Генри Кэри (1526-1596) в 1559 году, вскоре после восшествия на престол его родной тётки Елизаветы I, получил титул 1-го барона Хансдона, а его сестра Кэтрин являлась одной из фрейлин королевы Елизаветы I.


Кто мать?

С правления короля Джеймса II (1633-1701, король 1685-1688 гг.), которого у нас часто называют Яковом II, в Англии прочно установился обычай, сохраняющийся и до наших времён. Во время рождения ребёнка у королевской семьи в палате (или комнате) обязательно должны присутствовать несколько человек: архиепископ Кентерберийский, хотя бы один из членов кабинета министров (или Тайного совета) и ещё несколько человек из числа самых знатных лиц королевства. Они должны были засвидетельствовать, кто является истинной матерью появившегося на свет ребёнка и, таким образом, исключить возможность подмены вероятного наследника престола. Сомнительность отцовства англичан волнует намного меньше.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#24 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 998 сообщений
  • 6342 благодарностей

Опубликовано 18 Июль 2016 - 13:54

Эпоха Мазарини


Кардинал и королева
Многие историки не без оснований считают, что королева Франции Анна Австрийская (1601-1666) стала любовницей Мазарини (1602-1661) за несколько лет до смерти Людовика XIII (1601-1643). Мазарини был очень красив, пользовался покровительством кардинала Ришелье, и когда прибыл в 1643 году в Париж в качестве папского легата, сразу же покорил сердце королевы, которая была “безутешной” после гибели герцога Бекингема (1592-1628).
Кардиналом Мазарини стал в 1641 году, но многие предполагают, что именно Мазарини был настоящим отцом первого ребёнка Анны Австрийской, будущего короля Людовика XIV (1638-1715).
В 1643 году про связь между кардиналом, ставшим сразу же после смерти Людовика XIII первым министром в правительстве королевы, и Анной Австрийской знали уже практически все французы. Королеву-регентшу открыто называли “шлюхой кардинала”.


Неубедительное объяснение
Мари де Отфор (1616-1691, с 1646 года герцогиня де Шомбер) рискнула рассказать королеве о подобных парижских сплетнях, но Анна Австрийская с улыбкой попыталась переубедить свою фрейлину:

"Все эти толки не имеют под собой никаких оснований по той простой причине, что кардинал не выносит женщин. Он родом из страны, где у мужчин совсем другие наклонности".

Однако этот ответ никого уже не смог обмануть.


Под одну крышу
Осенью 1643 года Анна Австрийская переехала из Лувра в Пале-Кардинал (этот дворец построил Ришелье), позже названный Пале-Роялем. Рядом находился дворец Тюбеф, в который немного раньше въехал Мазарини. Теперь, чтобы попасть к королеве, кардиналу было достаточно пройти через сад между дворцами. Для удобства сообщения в стене сада была пробита специальная дверца.
Этого Анне Австрийской показалось мало, и когда в ноябре того же года Мазарини приболел, королева потребовала, чтобы кардинал поселился в Пале-Кардинал – так ему будет удобнее докладывать регентше о государственных делах.


Герцогиня де Лонгвиль
Герцогиня Анна-Женевьева де Лонгвиль (1619-1679) была сестрой Луи II де Бурбона (1621-1686), герцога Энгиенского, известного как Великий Конде. Изящная блондинка с голубыми глазами, до поры до времени она принадлежала к партии Анны Австрийской, но недолюбливала кардинала Мазарини.
Она отказалась выйти замуж за Франсуа де Вандома (1616-1669), герцога де Бофора, но по приказу отца была вынуждена выйти замуж за более старого Гастона II Орлеанского (1595-1663), герцога де Лонгвиля.
Герцогине де Лонгвиль приписывают множество любовных связей, но пикантных анекдотов про эту даму я почти не нашёл.

Мадам де Лонгвиль много лет была любовницей знаменитого герцога Франсуа VI де Ларошфуко (1613-1680), известного также как принц де Марсийяк. От него она родила сына Шарля-Пари, которого герцог де Логвиль признал за своего.
В 1650 году она открыто вступила в связь с герцогом Карлом III де Немур (1624-1552), что дало повод Ларошфуко прекратить связь с мадам де Лонгвиль. Герцог де Лонгвиль после смерти герцога де Немура отправил жену в Нормандию, где она и провела большую часть своей оставшейся жизни.
Александр Дюма-отец в романе “Двадцать лет спустя” изобразил герцогиню де Лонгвиль одной из любовниц Арамиса.


Герцогиня де Монбазон
Герцогиня Мария де Монбазон (1610-1657), с 1628 года вторая жена герцога Эркюля де Монбазона (1568-1654); кстати, знаменитая интриганка герцогиня Мари де Шеврёз (1600-1679) была дочерью герцога де Монбазона от первого брака.
Новая герцогиня де Монбазон была пышной темпераментной брюнеткой с громким голосом; она принадлежала к партии “влиятельных особ”, стремившихся избавиться от Мазарини.Темпераментная мадам де Монбазон была женщиной очень любвеобильной, но достаточно легкомысленной. Она в разное время становилась любовницей и герцога де Бофора, отвергнутого герцогиней де Лонгвиль, и герцога де Лонгвиля, что отнюдь не прибавляло ей любви мадам де Лонгвиль. Проще сказать – эти две дамы люто ненавидели друг друга.


Сцена в окне
За глаза почти все называли мадам де Монбазон “шлюхой”, и недаром.
Однажды во время бала в её дворце некая дама обратила внимание на шевелившиеся портьеры. Дама решила, что там прячется убийца или шпион Мазарини, и позвала на помощь Генриха II Лотарингского, герцога де Гиза (1614-1664). Тот обнажил свою шпагу, откинул портьеры и... не знал, куда деться от смущения. В амбразуре окна мадам де Монбазон пылко занималась любовью с каким-то дворянином.


Крыса в Рошфоре
Герцогу де Монбазону надоели похождения его жены, и он отвёз её в замок Рошфор, но и там дамочка находила козликов.
Однажды герцог услышал какой-то шум в спальне жены у себя над головой.
Мадам де Монбазон как раз принимала у себя любовника, когда к ней в комнату вошёл муж и поинтересовался:

"Мне послышался какой-то шорох. Наверное, это была крыса?"

Мадам не растерялась и нагло ответила мужу:

"Да, в самом деле. Но не волнуйтесь, я её уже держу".

Понятно, что держала в руках мадам де Монбазон; но её любовник, спрятанный под простынями, оказался не настолько хладнокровным человеком – он не выдержал и расхохотался. Пришлось бедолаге голышом спасаться от гнева разъярённого мужа.


Тяжко без кардинала
Когда в 1651 году кардинал Мазарини вынужден был бежать из Парижа, Анна Австрийская отчаянно грустила, и всем это было заметно.
Придворные только улыбались, а парижане шутили:

"Она сама не своя, когда рядом нет кардинала, чтобы положить ей руку на задницу".



О француженках
Кардиналу Мазарини приписывают своеобразную оценку француженок того времени:

"Добродетельная женщина не ляжет спать с мужем, а доступная бабёнка – с любовником, не обсудив с ними прежде государственные дела. Они желают всё видеть, всё слышать, всё знать, но и это ещё не самое худшее, потому что им хочется во всём принимать участие и во всё вносить смуту. В особенности три дамы — герцогиня де Лонгвиль, герцогиня де Шеврёз, принцесса Пфальцская — привносят в нашу жизнь такой беспорядок, какого не испытывал даже Вавилон".

Анна-Мария де Гонзага-Неверне (1616-1684), с 1645 года княгиня (принцесса) Пфальцская.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#25 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 998 сообщений
  • 6342 благодарностей

Опубликовано 21 Июль 2016 - 07:39

Жёны послов


Графиня и Карл XII
Мария-Аврора, графиня фон Кёнигсмарк (1662-1728), любовница польского короля Августа II Сильного (1670-1733), однажды попробовала свои силы и очарование в роли посла. Август II отправил графиню к шведскому королю Карлу XII (1682-1718, король с 1697) с просьбами о заключении мира, включая выработку секретного договора. Карл XII в это время находился в Литве и категорически отказывался от встреч с графиней, несмотря на все её просьбы и увёртки. Однажды графиня даже сумела так очаровать одного из придворных, что тот подсказал ей маршрут утренней королевской конной прогулки. Когда графиня подстерегла короля и как бы случайно встретилась с ним, тот лишь учтиво поприветствовал даму, но не сказал ей ни слова.
Поговаривали, что Карл XII предпочитает общество мужчин, а графиня фон Кёнигсмарк позднее с гордостью всем рассказывала, что славный король боялся только её одну.


Ревнивый посол
В 1713 году князь Кардито должен был отправиться в Вену в качестве посла Неаполитанского королевства. Он захотел, чтобы его жена укрылась в одном из монастырей и оставалась там вплоть до его возвращения. Жене подобная идея пришлась не по вкусу, она упаковала свои драгоценности и укрылась с ними у одного из родственников.
Граф ди Борромео, вице-король Неаполя, по просьбе мужа задержал княгиню Кардито и вернул её в дом мужа, а родственника посадил в тюрьму. В доме мужа княгиня была посажена под строгий арест, окна на улицу были замурованы, а прислуживали ей лишь две горничные. Только разместив вокруг дворца охрану из стражников, ревнивый муж смог отправиться в Вену.
Марио II Камилло Лоффредо, князь ди Кардито, маркиз ди Монтефорте (1659-1749).
Княгиня Катерина ди Кардито (1672-?).
Карло Борромео Арезе, граф д'Арона (1657-1734).


О, женщины!
В 1717 году граф де Жёржи вручил свои верительные грамоты имперской комиссии и правительству Империи, и таким образом официально появился на публике.
Его жена через секретаря своего мужа также официально сообщила о своём прибытии всем жёнам послов, аккредитованных при имперском сейме, и другим представителям знати. Мужчины, со своей стороны, послали ей через слуг приветствия и поздравления, однако супруги послов этого не сделали.
Жан-Венсан Ланге, граф де Жёржи (1667-1734).


Появление табурета
Королева Франции Мария Медичи была настроена происпански и с большим уважением относилась к советам посла Испании во Франции маркиза де Мирабеля.
В 1621 году во время приёма Мария Медичи с разрешения короля Людовика XIII велела принести для жены посла табурет. Так маркиза де Мирабель стала первой женой посланника, которой дозволили сидеть в присутствии короля. Так с тех пор и повелось при французском дворе.
Антонио де Суньига-и-Давила, маркиз де Мирабель (1574-1644).
Мария Медичи (1575-1642, королева Франции 1600-1610).
Людовик XIII (1601-1643, король с 1610).


Сложности этикета
В 1639 году герцогиня де Шеврёз (1600-1679), изгнанная из Франции, была ласково принята английской королевой Генриеттой. В виде исключения королева разрешила герцогине сидеть в своём присутствии. Это вызвало недовольство при английском дворе, где в присутствии коронованных особ не позволялось сидеть ни герцогиням, ни жёнам послов. Жена французского посла заявила, что у неё больше прав сидеть в присутствии королевы, чем у какой-то изгнанницы, пусть и герцогини.
Её демарш, конечно, проигнорировали, и обиженные французы приняли встречные меры. Жене английского посла, когда она шла, чтобы выразить своё почтение королеве Анне Австрийской (1601-1666), по дороге сказали, что табурета она не получит.
Генриетта Мария Французская (1609-1669, королева Англии 1625-1649).
Анна Австрийская (1601-1666, королева Франции 1615-1643).


Женщины у папы
Когда жена посла получала аудиенцию у папы, ей не предлагали сесть на кресло или табурет; для неё на пол клали одна на другую три подушечки.
Однако папа Александр VII (1599-1667, папа с 1655), когда к нему явилась жена испанского посла дона Педро де Арагона (?-1690), велел принести для неё большой квадратный пуф. Возможно, это объяснялось тем, что дон Педро был братом кардинала-архиепископа Толедского Паскуале де Арагона (?-1677).


Особая честь
В 1634 году лорд Бэзил Филдинг (1608-1674), граф Денби, английский посол при дворе герцога Савойского (по другим сведениям — посол в Венеции), проезжал через Францию. Королева Анна Австрийская оказала особую честь его жене, леди Анне Филдинг (?-1635), и дала бал в её честь.
Возможно, это было вызвано тем, что граф Денби приходился родным племянником герцогу Бэкингему?


Упрямая посольша
В 1666 году в Вене госпожа де Ла Куэва, жена испанского посла дона Балтасара де Ла Куэва Энрикеса (1626-1686), маркиза де Малагон, была приглашена на бал в императорский дворец. Госпожа де Ла Куэва выразила желание, чтобы её доставили в кресле прямо до дверей Рыцарского зала. Ей сказали, что такое недопустимо, но упрямая посольша настояла на своём и отправилась, как хотела.
Когда госпожа де Ла Куэва, оставив кресло, вошла в Рыцарский зал, всем членам её свиты и свиты её мужа запретили входить в этот зал, и даже удалили их из дворца. В результате посольше пришлось покидать бал в одиночестве, без всякого сопровождения и блеска.
Однако, когда маркиз де Малагон в октябре 1670 года прощался с императором, его жене всё же подарили перстень с бриллиантами.
Тереза-Мария-Арьяс де Ла Куэва (?-1708), графиня де Кастельяр.
Дон Балтасар де Ла Куэва Энрикес (1626-1686), граф де Кастельяр-и-де-Вилья Алонсо, маркиз де Малагон.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#26 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 998 сообщений
  • 6342 благодарностей

Опубликовано 11 Август 2016 - 07:12

Послы и их жёны

Первая женщина в ранге посла

Первой женщиной-дипломатом, официально получившей звание посла, стала в 1645 году вдова французского маршала Жана-Батиста Бюде де Гебриана (1602-1643).
Госпоже Рене де Гебриан (1602-1659) оказали такую высокую честь после героической смерти её мужа.
Она сопровождала в Варшаву невесту польского короля Владислава IV (1595-1648, король Польши с 1632), принцессу Марию Луизу де Гонзага де Невер (1611-1667, в Польше — Мария Людовика), и выполняла во время этой миссии весьма деликатные поручения.


Мнение Лабурёра

Необычное путешествие г-жи де Гебриан описывал французский историк Жан Ле Лабурёр (1633-1675), который отмечал, что она требовала для себя во время путешествия в Польшу и на обратном пути немалых почестей, и ей удалось многого достичь.
Вместе с тем Ле Лабурёр писал:

"Я неоднократно имел возможность беседовать с госпожою де Гебриан. Она была умна, но вовсе не настолько, как хотела показаться. Более того, у неё имелись огромные недостатки, порочившие тот ранг, в который её возвели. Нельзя отрицать, что величие любого короля страдает, когда представителем этого короля выступает женщина, да ещё такая, какой была вдова маршала де Гебриана. Если бы Людовик XIV уже достиг к тому времени совершеннолетия, то, безусловно, он бы не стал так компрометировать своё достоинство".



Восхищение де Ла Уссе

Другой французский историк, Авраам-Николя Амело де Ла Уссе (1634-1706), называл госпожу де Гебриан одной из самых талантливых женщин своего столетия и несколько иначе описывает её деятельность, так что я позволю себе привести весьма обширную цитату из его мемуаров:

"То, что она сделала в Польше в 1645 году, куда сопровождала королеву Марию-Луизу Мантуанскую, - подлинное доказательство таланта. По приезде в Варшаву, где своей единственной задачей госпожа де Гебриан считала привести королеву в постель её мужа, короля Владислава, она нашла последнего в столь ужасном расположении духа из-за ходивших слухов и в столь страшном раздражении, вызванном письмами маркиза де Буадофена, старшего сына известной маркизы де Сабле, что он был настроен решительно отослать свою жену обратно во Францию. Так любовное дело стало делом государственным. И прелести королевы, которая тогда была самой красивой принцессой в Европе, только усилили подозрения короля. То, что должно было воспламенить, сделало его холодным как лёд из-за дошедших до него сведений.
К счастью для королевы, её сопровождала вдова маршала де Гебриана, продемонстрировавшая в этой непредвиденной ситуации превосходный ум, доводам которого Владислав не мог долго противиться. Таким образом, проявив силу разума, обходительность и такт, госпожа де Гебриан заставила короля отступить, и он совершил брак с принцессой.
Чтобы засвидетельствовать своё высокое уважение и расположение, которое он испытывал к женщине-послу, король заявил, что намерен удостоить её таких же почестей, какие были оказаны в 1637 году Клаудии Медичи, эрцгерцогине Инсбрукской (на самом деле - Австрийской), когда та привезла в Варшаву королеву Цецилию, дочь (на самом деле - племянницу) Фердинанда II, первую жену Владислава.
Причина же ненависти, которую Буадофен питал к королеве Марии, заключалась в том, что она настроила против него даму де Шуази, одну из своих доверенных лиц, в которую маркиз был безумно влюблён".

Клаудия де Медичи (1604-1648).
Фердинанд II (1578-1637, император с 1619).
Цецилия Рената (1611-1644).
Мадлен де Севр (1599-1678), маркиза де Сабле.
Абель Сервьен (1593-1659), маркиз де Сабле и де Буадофен.
Ги де Лаваль-Буадофен (1622-1646), их старший сын, граф де Лаваль, маркиз де Буадофен.


Как посол стал герцогом...

В 1647 году король Людовик XIV (1638-1715) и его мать королева Анна Австрийская давали бал в честь чрезвычайного посла Дании Корфица Ульфельдта (1606-1684) и его супруги, графини Леоноры-Кристины Ульфельдт (1621-1698). Посол Ульфельдт в то время являлся фаворитом короля Дании Христиана IV (1577-1648, король с 1588) и был женат на одной из его дочерей.
Незадолго до бала кардинал Мазарини сообщил Ульфельдту, что король Франции произвёл его в герцоги.
На самом балу госпоже Ульфельдт, как пишет Авраам де Викфор (1606-1682),

"отвели место среди герцогинь".

Дюмон уточняет, что жену датского посла

"усадили на одну скамью с её мужем, справа от королев Франции и Англии. Герцог де Жуайёз приглашал супругу датского посла на бранль".

Бранль — это бальный хороводный танец, предшественник менуэта.
Луи Лотарингский-Гиз, герцог де Жуайёз (1622-1654).


Стрелять по голландцам!

В 1670 году правительство Англии решилось на войну с Голландией и отозвало посла Уильяма Темпла (1628-1699), но неофициально. Сэр Темпл частным образом прибыл в Ярмут, где 16 сентября 1670 года сошёл на берег. Он ещё не знал о планах своего правительства, и только в июне 1671 года ему разрешили отправить прощальное письмо Генеральным штатам Нидерландов. В начале августа 1671 года за леди Темпл прибыла королевская яхта, чтобы отвезти её с детьми на родину.
На обратном пути произошёл любопытный инцидент. У капитана яхты были инструкции, открывать пушечный огонь по всем кораблям, которые не будут приветствовать английский флаг спусканием своего национального флага. Особенно это касалось голландских кораблей.
Увидев эскадру голландских кораблей, капитан яхты отважился сделать несколько выстрелов в их сторону. Удивлённые голландцы направили свой фрегат к яхте, чтобы выяснить причину обстрела.
Капитан яхты ответил, что перевозит супругу английского посла с детьми и имеет указание двора добиваться, чтобы голландские корабли спускали перед ним свои флаги.
Об этих притязаниях англичан доложили вице-адмиралу Генту, который на своём корабле приблизился к яхте, чтобы сказать её капитану о том, что он думает о подобных требованиях англичан.
Английской яхте позволили плыть дальше, но стоит отметить, что леди Темпл во время этого инцидента вела себя очень мужественно.
Требования о подобных почестях на морях англичане стали выдвигать со времени царствования Елизаветы I, после разгрома Непобедимой Армады.
Виллем-Йозеф барон фон Гент (1626-1672).
Дороти Осборн, леди Темпл (1627-1695).


Не важничай!

Николо ди Франческо Эриццо (1655-1709), посол Венеции во Франции, настаивал на том, что его жена Самаритана Эриццо должна первой принять с визитом знатных дам сразу же после того, как сообщит им о своём приезде. При этом он ссылался на обычай, когда так поступают послы по отношению к представителям других государств по прибытии этих министров (послов) в их страну.
Ещё господин Эриццо утверждал, что его жена должна уступать только принцессам, герцогиням и жёнам маршалов Франции.
В результате Саманта Эриццо никаких визитов от знатных дам так и не дождалась.
Жёны других посланников, приехавшие позднее, узнали о судьбе требований госпожи Эриццо и не стали создавать подобных сложностей. Они сами встретились со знатными французскими дамами, а у себя дома предоставляли им самые почётные места.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#27 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    64
  • 11 998 сообщений
  • 6342 благодарностей

Опубликовано 05 Август 2017 - 11:55

Послы и их жёны

Ошибка или жест?

Во время Нимвегенского конгресса 1678-1679 годов произошло обострение отношений между Швецией и Францией, вызванное поведением жён послов этих государств. Жена шведского посла графиня Оксеншерна, оправившись после родов, решила первый визит нанести супруге посла Испании. Что это было — ошибка или умышленный жест? Ведь Франция тогда претендовала на первенство в дипломатическом корпусе.
Госпожа де Кольбер, супруга посла Франции, оскорбилась и дважды отказывалась принять госпожу Оксеншерна под предлогом недомогания, хотя она в те же часы принимала других дам.
Ссора двух женщин привела к ссоре между графом Оксеншерна и господином Кольбером. Французские историки считают, что ссору между дамами можно было легко урегулировать, и взваливают вину за обострение отношений между странами на плохой характер графа Оксеншерна.
Охлаждение между послами продолжалось до самого окончания переговоров в Нимвегене.

Бенгт Габриэльсон, граф Оксеншерна (1623-1702).
Магдалена, графиня Оксеншерна (1649-1727).
Шарль Кольбер, маркиз де Круасси (1625-1696).
Франсуаза-Маргарита Кольбер, маркиза де Круасси (?-1719).


Вздорная маркиза

Герцог де Сен-Симон в своих "Мемуарах" вспоминает и другой инцидент с маркизой де Круасси:

"Размолвка госпожи де Круасси с супругой графа Оливекранца, первого посла Швеции, из-за сущего пустяка (ибо речь не шла ни о церемониале, ни тем более о делах), размолвка, начало которой положил по сути спор за карточным столом, зашла так далеко, что в неё вмешались и мужья. Ссора эта имела неприятные последствия для Франции, ибо шведский посол уехал, преисполнившись ненависти, и внушил это чувство членам Государственного Совета Швеции".

Луи де Лувруа, герцог де Сен-Симон (1675-1755) – автор известных мемуаров.
Йохан-Паулин Оливекранц (1633-1707).


Жёсткий дипломат

Когда кто-либо из послов устраивал приём для других посланников, то наиболее почётным считалось место справа от жены посла, устраивавшего приём.
В 1701 году в Копенгагене приём устраивал российский посол. Справа от жены российского посла расположился министр-резидент австрийского императора при датском дворе господин Хансен. Посланник Пруссии господин фон Фирек потребовал для себя более почётного места по сравнению с резидентом. Так как господин Хансен не желал уступать, то господин фон Фирек с такой силой и яростью втиснулся между резидентом и женой российского посла, что чуть не перевернул стол со всеми угощениями.

Андрей Петрович Измайлов (?-1714) – первый русский посланник в Дании в 1700-1707 гг.
Адам-Отто фон Фирек (1684-1758).


Две сатаны

В 1643 году в Голландию прибыл посол Франции граф де Сервьен, который потребовал от принимающей стороны таких почестей, что принц Оранский согласился выехать им навстречу, а по прибытии нанёс им первый визит.
Его жена, графиня де Сервьен, потребовала для себя таких же почестей от принцессы Оранской, но та категорически отказалась это делать. Жена французского посла также отказалась первой наносить визит, так что за всё время пребывания госпожи де Сервьен в Гааге эти две дамы так ни разу и не встретились.

Граф Абель де Сервьен (1593-1659).
Принц Фридрих-Генрих Оранский (1584-1647).
Графиня Огюстина де Сервьен (?-1652).
Принцесса Амалия Оранская (1602-1675).


Уличный инцидент

Вот инцидент, произошедший в 1702 году в Риме, который чуть было не привёл к вооружённому вмешательству Испании в дела папского государства.
На одной узкой римской улочке встретились карета герцогини де Уседа, жены посла Испании в Риме, и карета кардинала Гримани. Никто не хотел уступать дорогу, вскоре между слугами обеих сторон завязалась драка, в которой слуги кардинала убили пажа и двух лакеев из свиты герцогини.
Эта драка привела к волнениям в городе, так что папе Клименту XI пришлось послать на улицы города 4000 вооружённых стражников для наведения порядка.
Посол Испании выставил охрану вокруг своей резиденции и вызвал из Неаполя корабль с солдатами. Климент XI был оскорблён такими действиями испанской стороны и приказал арестовать прибывших солдат, а также направил жалобу королю Испании на то, что испанский посол собирался штурмовать папскую резиденцию.
Король Филипп V (1683-1746, король с 1700) приказал послу принести извинения Папе и уладить ситуацию с кардиналом Гримани. Пришлось герцогине первой послать кардиналу письмо с извинениями за насилие, учинённое её слугами.
Кардинал Гримани в свою очередь засвидетельствовал герцогине своё глубокое уважение и выразил сожаление за действия своих слуг.
В ответном послании герцогиня дала понять, что считает виновниками инцидента не кардинала, а трёх его слуг. Кардинал решил было уже уволить этих слуг, но тут за них заступилась герцогиня и попросила кардинала сохранить за ними их места.

Изабель Мария Франциска Гомес де Сандоваль и Теллес Гирон, герцогиня де Уседа (1653-1711).
Хуан Франсиско Пачеко и Мендоса Теллес Гирон, граф де ла Пуэбла Монтальбан, герцог де Уседа (1649-1718).
Климент XI (1649-1721) – Джанфранческо Альбани, папа с 1700.
Винченцо Гримани (1653-1710, кардинал с 1697).


Склочная графиня

В 1700 году в Гааге в довольно неприятную ситуацию попала жена шведского посла графиня Лильерот.
24 октября она была с визитом у графини Горн и застала там множество гостей. Когда графиня Лильерот хотела сесть на свободный стул возле камина, к нему же бросилась племянница графини ЛаЛек. Графиня Лильерот сделала девице реверанс и спросила:

"Надеюсь, вы не будете возражать, мадемуазель, если я займу это место?"

Племянница графини ЛаЛек ничего не ответила на это. Вроде бы нет причин для скандала, но графиня ЛаЛек думала иначе.
Через несколько часов графиня ЛаЛек увидела графиню Лильерот на приёме у госпожи Суассо (жена банкира), беседующей с графом Дона. Кровь взыграла в графине ЛаЛек, она вскочила, схватила за руку мадемуазель де Немур (ей была нужна свидетельница) и резко двинулась к графине Лильерот.
Подойдя вплотную к жене посла, графиня ЛаЛек резко и язвительно заговорила:

"Сударыня! Я пришла сказать вам, что вы повели себя очень дерзко и бесцеремонно, когда давеча заняли место моей племянницы".

Графиня Лильерот не стала связываться с грубиянкой, а просто отвернулась от неё, справедливо рассудив, что с оскорблением жены посла должен разбираться её муж-посол. Она ведь сначала решила, будто госпожа ЛаЛек собирается принести ей извинения за неучтивость своей племянницы, но, поняв в чём дело, не стала устраивать женскую перепалку на приёме.
Общество же осудило поведение графини ЛаЛек и то, что она забылась на людях до такой степени. А ведь графиня ЛаЛек думала, что совершает превосходный поступок.
Граф Лильерот решил не прощать оскорбление, нанесённое его жене, и направил целый меморандум Генеральным Штатам Соединённых провинций.

Графиня Анна-Изабелла ван Нассау-ЛаЛек (1636-1716).
Граф Александр Дона (1661-1728).
Графиня Эва София Лильерот (1670-1733).
Граф Нильс Эосандер Лильерот (1636-1705).
Рахиль Суассо (1669-1749).


Высокая честь

Граф де Бриенн в своих воспоминаниях сообщает, что когда в 1625 году принцесса Генриетта Французская выходила в Англии замуж за короля Чарльза I (Карла I), госпожа де Шеврёз, супруга посла Франции, была удостоена чести перед первой брачной ночью подать королеве рубашку и проводить её в кровать.

Анри-Огюст де Ламени, граф де Бриенн (1595-1666).
Генриетта-Мария Французская (1609-1669).
Чарльз I (1600-1649, король с 1625).
Мария де Роган-Монбазон, герцогиня де Шеврёз (1600-1679).
Клод Лотарингский, принц де Жуанвиль, герцог де Шеврёз (1578-1657).


Причина папского декрета

В 1701 году папа Климент XI давал аудиенцию императорскому послу в Риме графу Леопольду Йозефу фон Ламбергу (1653-1706) и выразил своё неудовольствие тем, что жена посла графиня фон Ламберг приказала поставить во всех церквях, где она бывала, скамеечки для молитвы, покрытые ковром. Папа опасался, что и жёны других послов последуют её примеру, а потому просил, чтобы графиня фон Ламберг ограничилась установкой таких скамеечек только в церквях для немцев.
Графиня фон Ламберг проигнорировала просьбу папы, и тогда в 1707 году был издан декрет Конгрегации по обрядам, который запрещал жёнам послов использовать коврики для молитвы; храм, нарушивший этот декрет, отстранялся от совершения обрядов, а священник — отлучался от церкви.

Катарина Элеонора, графиня фон Ламберг (1660-1704).


Сдержанность кардинала

В понтификат папы Климента XI это был не единственный декрет, направленный против жён послов.
В сентябре 1705 года жена испанского посла герцогиня де Уседа посетила испанскую церковь св. Иакова и встала на подушечку, приготовленную для кардиналов. Кардинал Империали не стал ссориться с дамой, а ушёл на хоры и приказал слуге принести ему туда эту подушечку.
Позже кардинал пожаловался папе, который от имени Конгрегации по обрядам повелел, чтобы ни одна дама, какой бы знатной она ни была, не смела в римских церквах занимать стулья, коврики или подушечки, предназначенные для молящихся кардиналов. Исключение делалось лишь для коронованных особ.

Изабель Мария де Уседа (1653-1711).
Джузеппе Ренато Империали (1652-1737).
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse



0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.