Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

192_Галантные дамы былых времен


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
26 ответов в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 12 Ноябрь 2015 - 08:51

Уважаемые читатели!
Начиная серию выпусков под общим названием "Галантные дамы былых времен", хочу вас предупредить, что все приводимые в этом цикле истории все же в первую очередь являются анекдотами. Хотя большинство из них и называются анекдотами (историческими), личности, упоминаемые в них, существовали на самом деле, реально, но в анекдотах (даже исторических) их судьбы иногда претерпевают существенное изменение. Так что если вы встретите сюжет, который на самом деле не соответствует действительности (а такие будут уже даже в первом выпуске), то не вините Старого Ворчуна - он брал истории из источников XVI века, а к ним, как известно, надо подходить критически. Сопровождать же каждый такой сюжет подробным историческим комментарием я не счел возможным, так как это слишком бы утяжелило выпуски.
Старый Ворчун (Виталий Киселёв)

Вначале заглянем в Испанию, где тоже были популярны галантные сюжеты.


Укромный уголок

Одна дама прогуливалась со своим кавалером по королевскому дворцу и проходила мимо укромной ниши. Кавалер с почтением произнес:

"Сеньора, вот удобный уголок, коли на вашем месте была бы другая!"

Дама немедленно отреагировала:

"Уголок действительно удобный, коли на вашем месте был бы другой".

Так дама укорила кавалера в робости, а затем и вовсе отвергла его.


Награжденная покорность

Другая дама, очень молодая, красивая и уважаемая при дворе, согласилась провести ночь со своим кавалером в одной постели при условии, что тот не прикоснется к ней и не будет принуждать ее к объятиям. Указанный кавалер провел ночь в ужасных мучениях, но к даме так и не прикоснулся. Дама осталась очень довольна такой покорностью своего кавалера и вскоре одарила его всеми радостями любви, позволив ему делать с собой все, что он только сможет придумать.


Не слишком ли высоко он целится?

Король Филипп II (1527-1598) был женат на Елизавете Валуа (1545-1568), дочери французского короля Генриха II. Эта Елизавета сошлась с пасынком короля Доном Карлосом (1545-1568). На одном из придворных турниров королева не спускала глаз со своего возлюбленного, который умело правил конем и храбро сражался. В один из моментов она воскликнула:

"Ах, как метко он целится!"

На что король недовольно произнес:

"Верно, только не слишком ли высоко?"

Эти слова удивили королеву, так как она полагала, что об их связи никому ничего не известно.
Через некоторое время Дон Карлос был убит при выходе из дворца, а королева Елизавета скончалась от яда, который ей по приказу короля подмешивали в еду и питье.

А теперь перенесемся в Италию.


Белый шарф

Один военачальник по имени Санпьетро Бастелика в 1556 году заподозрил свою жену Ванину д'Орнано в неверности, явился к ней и задушил подозреваемую ее же белым шелковым шарфом. Затем он устроил очень пышные похороны, на которые явился в глубоком трауре с видом искренней скорби. Он еще долго носил свой траур, а тем временем прикончил и наперсницу своей жены, которую подозревал в причастности к изменам покойной.


И быка, и корову...

Великий герцог Тосканы Козимо I Медичи (1519-1574) заподозрил свою жену Элеонору Толедскую в неверности. Достоверно неизвестно, были ли у него основания для таких подозрений, но герцог оказался ужасно ревнивым человеком. Сначала он велел убить предполагаемого любовника своей жены, а потом подсыпал яду и Элеоноре. Когда герцогиня почувствовала, что она отравлена, Козимо глумливо заявил ей, что жертвоприношение выходит прекраснее и занятнее, если сначала принести в жертву быка, а затем и корову.


Неосторожная Изабелла

Со своей женой Козимо был очень жесток, но проявил настоящее человеколюбие к своей дочери, красавице Изабелле (1542-1576), выданной замуж за Паоло Орсини, герцога Браччано. Пока ее муж где-то воевал, прекрасная Изабелла проявила неосторожность и от кого-то забеременела. Любовник скрылся на всякий случай во Францию, а, родив прелестного мальчика, Изабелла отправила доверенного дворянина к своему отцу, которому тот и изложил все дело.
Козимо проявил завидную твердость: он велел передать герцогу Орсини, чтобы тот не смел посягать на жизнь своей жены, ибо тогда он, Козимо, позаботится о том, чтобы во всем христианском мире не было более несчастного человека, чем герцог по имени Паоло Орсини.
Но Козимо не ограничился одними словами. Он прислал в поддержку своей дочери галеру, полную вооруженных солдат, для охраны своей дочери, младенца и кормилицы. Этому семейству был выделен большой и удобный дворец и назначено щедрое содержание. Ребенка было приказано воспитывать самым наилучшим образом.
Однако в 1574 году Козимо I умер, а через два года свершилось возмездие: Паоло Орсини собственноручно задушил прекрасную Изабеллу.


Суровый папа

Уже упоминавшийся Паоло Орсини после убийства Изабеллы Медичи женился на Виттории Аккорамбони, племяннице папы Сикста V. Ее мужа он велел предварительно убить, чтобы расчистить себе путь к браку с полезной прелестницей. Особых дивидендов это ему не принесло, так как папа не простил ему убийства мужа своей племянницы, и Орсини пришлось скрываться от мести папы. Семейная жизнь в таких условиях не налаживалась, Виттория вела себя довольно свободно, и в 1585 году Орсини подослал к ней наемного убийцу. Терпение Сикста V лопнуло, и в том же году длинная рука папы настигла, наконец, и самого Паоло Орсини.


Два трупа в Неаполе

В Неаполитанском королевстве тоже не обходилось без любовных историй. Мария д'Авалос, племянница известного, но неудачливого военачальника маркиза дель Васто (Альфонсо д'Авалоса) была замужем за князем Венуэсским. Эта донна влюбилась в одного из красивейших кавалеров всей Италии графа Андриано и сошлась с ним. Муж узнал об этой связи и решил расправиться с любовниками. Об этих планах мужа узнал вице-король Сицилии маркиз Пескайре, по совместительству брат Марии, и предупредил любовников об опасности, но те пренебрегли предупреждением. Мужу удалось застать любовников в постели, и он велел своим слугам убить их.
Утром два остывших трупа прекрасных любовников нашли у ворот дома, но родственники Марии, родители и братья, не могли расправиться в мужем Марии, так как он сам не убивал жену, это сделали его безродные слуги, мстить которым не имело смысла. История эта наделала много шуму в королевстве, но так и осталась без значительных последствий.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
Eugene1981

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 08 Декабрь 2015 - 09:30

Погорячился!

Один кавалер договорился с дамой о свидании и для ускорения процесса он ночью явился к ней в одной рубашке. Но стояла зима, кавалер очень сильно замерз, добираясь до покоев дамы по холодным коридорам, и, забравшись в постель, он мечтал только согреться. В результате кавалер оказался ни на что не годен, дама возненавидела его и прогнала прочь.


Пробуди!

Одна знатная дама говорила своему любовнику:

"Вы только пробудите у меня желание, а уж способ переспать с вами я сама найду".



Опозоренный хвастун

Другой кавалер, сговариваясь с дамой, сказал, что так разгорячен ее прелестями, что одолеет за ночь не менее шести перегонов. Дама рассмеялась:

"Уж не хвастаете ли вы понапрасну? Посмотрим, сколько вы наработаете за одну ночь?"

Радостный кавалер явился на свидание, но в постели на него вдруг напала такая робость, что он не одолел и одного перегона. Дама вознегодовала:

"А не заняться ли вам другим делом? Освободите мою постель, здесь вам не гостиница. Ишь, развалился да полеживает. Для того ли вас сюда звали? Убирайтесь прочь!"

Дама потом еще долго изводила незадачливого кавалера своими насмешками, избегая его хуже чумного.


Скромный трудяга

Некий Баро, главный архивариус и капеллан короля Франциска I по прозвищу Гасконец, в молодости за ночь с какой-нибудь из придворных дам, а перепробовал он их почти всех, мог пробежаться не менее двенадцати раз. Утром же он любил извиниться за свою слабость:

"Простите великодушно мою немощь, мадам, лучше не могу, ибо вечером принял лекарство".

Позже он сложил с себя духовное звание, а к старости совсем обеднел, хотя в свое время его таран добыл ему немало материальных благ от благодарных поклонниц.


Вот это сдержанность!

Некоторые дамы были способны проявлять чудеса сдержанности. Одна такая дама пригласила своего друга, выдержала уже три его атаки, а потом приказала ему покинуть ее постель. Тот стал убеждать даму, что сил у него совсем не убавилось, и он готов продолжать свои подвиги до самого утра. Дама же на это возразила, что она уже убедилась в его недюжинных способностях и обещает получше его использовать, но в другое время и в другом месте, а пока ей следует опасаться своего мужа.


Гибель Бюсси

Читатели романов А. Дюма, конечно же, помнят Бюсси д'Амбуаза (1549-1579), трагически погибшего из-за безумной любви к графине де Монсоро. Действительность была чуть менее романтичной.
Бюсси д'Амбуаз был редкостным волокитой даже для XVI века и состоял в любовных связях со множеством самых знатных дам, но только граф де Монсоро решил проучить наглеца. Под угрозой расправы он велел своей жене заманить Бюсси на любовное свидание и на глазах у графини собственноручно заколол любовника своей жены.
Современники, конечно, обвиняли во многом даму де Монсоро, но и сам Бюсси был виноват, проявив беспечность, отправляясь на свидание и не обеспечив себе элементарных для того времени мер безопасности. Увы, безнаказанность развращает, а затем и губит.


Терпение лопнуло

Рене де Виллекье целых пятнадцать лет предоставлял своей жене полную свободу, хорошо был осведомлен обо всех ее похождениях, хотя время от времени и упрекал ее за них. Но в одно прекрасное утро сентября 1571 года в Пуатье он явился в спальню к своей жене. Он переспал с ней, немного пошутил и посмеялся, а затем нанес ей четыре удара кинжалом и велел своему слуге прикончить несчастную женщину. После этого на глазах у всего двора де Виллекье велел уложить тело покойной на носилки и доставить в дом ее родителей для похорон. Сам же он вернулся в королевский дворец, где и похвалялся своим подвигом.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
Eugene1981

#3 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 22 Декабрь 2015 - 09:33

Как стать добродетельной

Один из фаворитов Генриха III, Поль де Стюэр де Кассада, как-то публично стал похваляться своими любовными похождениями и называл имена своих знатных любовниц. Все бы ничего, да среди этих имен он назвал Екатерину Клевскую, жену герцога Генриха Лотарингского, одного из членов семейки де Гизов. Герцогу, разумеется, доброжелатели донесли об этом, и как-то при входе в Лувр незадачливый хвастун попал в засаду и был убит (по приказу герцога, конечно же).
Ходили слухи, что Екатерина Клевская забеременела от Поля де Стюэра, и очень опасалась, как бы муж не расправился и с ней. Не знаю, так ли это, но муж проявил снисходительность, чем так напугал как всех прошлых любовников своей жены, так и будущих, что с тех пор герцогиня вела исключительно добродетельный образ жизни.


Находчивая дама

В царствование Франциска I чуть было не пострадала от подозрений своего мужа Франсуаза де Дайон. Разъяренный муж уже вытащил свою шпагу и собирался броситься на свою жену, когда та упала на колени и стала молиться Деве Марии. Удивленный муж поинтересовался, кому это она молится перед смертью, а находчивая дама ответила, что только что поклялась Непорочной Деве, что за свое избавление отправится в паломничество к ее часовне в Лоретто, в Анжу. Тогда муж сказал:

"Что ж, отправляйтесь туда и исполните свой обет!"

Так дама и поступила, принеся Деве Марии в дар картину, изображавшую эту историю, и поставив там множество толстых и красивых свечей.
Эта история описана в "Анжуйских хрониках" Жана де Бурдинье.


Король вместо мужа

Сам Франциск I был большим любителем прекрасного пола. Однажды он договорился с одной дамой о свидании. Муж этой дамы узнал о предстоящем свидании своей жены, но не знал, с кем это она встречается, и решил со шпагой в руках встретить незваного гостя. Увидев короля, он хотел прикончить свою жену, но король приставил ему свою шпагу к горлу и сказал, что если тот причинит этой даме хоть малейшее неудовольствие, то король обезглавит его на плахе, если не прикончит сейчас же. После чего король выгнал мужа этой дамы из собственного дома и занял его место в супружеской постели. С тех пор муж не осмеливался и пикнуть, предоставив этой даме полную свободу во всем.


Совсем как моя матушка!

Герцог Алансонский, брат короля Генриха III, так рекомендовал одну даму, чьими милостями он некоторое время пользовался:

"Она высочайшая распутница, совсем как моя матушка!"

Когда же он увидел, что слушатели поражены его высказыванием, то пояснил, что он вовсе не хотел уподоблять свою матушку шлюхам, а имел в виду лишь то, что названная дама столь же высока ростом, как и его родительница.


Пикантный кубок

У герцога Алансонского был прекрасный серебряный кубок с позолотой, который был искусно украшен различными изображениями. В нижней части кубка были изображения мужчин и женщин в позах Аретино, а в верхней части - способы соития различных зверей.
Герцог частенько устраивал пиры для придворных дам и девиц, и по его приказу виночерпии подносили всем дамам вино в этом кубке. Если дама отказывалась пить из этого кубка, то в дальнейшем ей приходилось мучиться от жажды. Некоторые дамы пили из кубка с закрытыми глазами, сгорая от стыда, но многие просто посмеивались.
Иногда дам спрашивали, не зудит ли у них внутри от таких картин, когда они пьют из кубка. Они отвечали, что не такой безделице разбудить их любовный зуд.


Гуляла без греха

Во время гражданских войн во Франции при взятии одного городка солдаты сообща изнасиловали одну местную красавицу. Та выжила, оправилась и пошла в церковь, чтобы исповедаться. Там она спросила у кюре, сильно ли она согрешила. Кюре ей ответил, что так как она была взята силою и против воли, то никакого греха на ней нет. Тогда девица воскликнула:

"Слава Богу, хоть однажды в жизни нагулялась всласть, не согрешив против себя и Господа!"


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
Eugene1981

#4 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 06 Январь 2016 - 10:05

О красоте

Альфонс V Арагонский (1398-1458), который также был королем Неаполя и Сицилии, утверждал, что красота - истинный признак добронравия и мягкосердечия; так прекрасные цветы обещают вкусные и аппетитные плоды.


Не рисуй!

Папа Сикст V (1520-1590) активно боролся против половой распущенности церковных деятелей. Так он приказал повесить одного из секретарей кардинала д'Эсте за множество различных проступков, главным из которых было издание книги с непристойными картинками, действующими лицами которой были один из кардиналов и одна из знатных римских красавиц.


Старательная Гречанка

Одна римская куртизанка по прозвищу Гречанка захотела посетить Францию. Она прибыла в Лион на деньки банкира Бонвизи, и стала тут же наводить справки об этом человеке и его жене. Больше всего ее интересовало, не наставляет ли жена Бонвизи рога своему мужу. Гречанка объясняла свое любопытство так:

"Я в свое время обучала ее муженька стольким премудростям любви, что если он все их пересказал и показал своей супруге, то вряд ли она бы не поделилась этой наукою с другими. Ведь ремесло наше, особенно когда им хорошо владеешь, столь зажигательно, что во сто крат приятнее заниматься им со многими, нежели с кем-нибудь одним".

Жена банкира, узнав об этих словах, переодевшись, тайком посетила Гречанку, а та порассказала ей много чего интересного, и не только об обучении банкира.


Вам мало?

Рассказывают, что один албанский ходжа застал свою жену с любовником. Любовника он убил на месте, а жену решил примерно наказать. Ведь сам он был достаточно темпераментным мужчиной, мог за ночь произвести 10-12 атак. И что же - его жене этого было мало? Тогда он призвал дюжину добрых молодцев, посулил им приличные деньги и велел как следует выполнить свой мужской долг.
Молодцы постарались на славу и довели даму до смерти. Умирающей женщине муж сказал, что дал ей насладиться до смерти жгучим напитком любви.


Танкред-рогоносец

Знаменитый Танкред, герой первого крестового похода, при ближайшем рассмотрении оказывается элементарным рогоносцем. Его жена Сесилия прямо на глазах у мужа крутила шашни с молодым графом Триполитанским. Но Танкред, занятый постоянными войнами, мало обращал на это внимания. А в 1112 году перед самой смертью он посоветовал Сесилии сразу после его смерти взять себе в мужья графа Триполитанского, что те и сделали.


Дочкина мама

Эта Сесилия была достойной дочерью своей матери, красавицы Бертрады де Монфор, графини Анжуйской. Та вскоре покинула мужа и была долгое время на содержании у герцога Бретонского, а затем перешла к французскому королю Филиппу I (1052-1108), от которого и родила вышеупомянутую Сесилию.


Благодарю!

Кастильский король Генрих IV (1423-1472) по прозвищу Бессильный с малых лет вел весьма распутный образ жизни, так что став королем в 1452 году он уже был полным импотентом. По этой причине он весьма спокойно смотрел на похождения своей жены Хуаны Португальской. Более того, в попытке произвести на свет наследника престола он уложил в постель своей жены молодого придворного Бельтрана де ла Куэва. Однако родилась дочь, которую часто называли Бельтранейя, но король Генрих все равно был рад и одарил молодца не только деньгами, но и титулом, и высокой придворной должностью.
Королева тоже продолжала благодарить молодого Бельтрана.


А мне ... охота!

Король Иерусалима Бодуэн I взял себе в жены даму православного вероисповедания, насильно обратив ее в католичество. Но так как король много времени проводил в разъездах, то на время своих отлучек он помещал свою жену в монастырь. Дама не пожелала терпеть такого обращения и длительного воздержания и сбежала из монастыря в Константинополь, где вела жизнь обычной потаскухи, ложась под каждого желающего, а о своем королевском достоинстве она вовсе не вспоминала.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#5 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 08 Январь 2016 - 10:16

Блондинки и брюнетки

Средневековые поэты в качестве идеальных возлюбленных всегда воспевали исключительно блондинок, и только в XVI веке появилась мода на воспевание брюнеток. Первым это начал делать, по-моему, Ариосто (1474-1533).


Искусная завивка

Про Франсуазу де Ла Бурдезьер (мать знаменитой Габриэлы д'Эстре) говорили, что у нее была необыкновенно буйная растительность в интимном месте. Она то делала искусную завивку этих волос, то заплетала их в косички, накручивая на разноцветные ленты и прикрепляя их затем к свои ляжкам. Эта Франсуаза любила демонстрировать себя в подобном виде то мужу (она вышла в 1559 г. замуж за Антонио д'Эстре и имела от него семерых детей), то своему любовнику Иву д'Алегру, с которым, в конце концов, она и сбежала в 1583 году.


Королева-девственница

По одной из версий, королева Англии Елизавета I имела столь узкий вход, что из-за этого так и не рискнула расстаться со своим девичеством, ограничиваясь внешними ласками. Врачи даже советовали ей сделать небольшую хирургическую операцию (маленький надрез), а опытные дамы рекомендовали начать с мальчиков, имеющих тонкий стручок, но королева так и не решилась ни на что.


Герцогиня де Монпансье

Напротив, известная в истории Франции Екатерина-Мария Лотарингская, герцогиня де Монпансье, имела столь широкий вход, что король Генрих III после недолгой интрижки бросил ее, не получая никакого удовольствия от их свиданий. С тех пор г-жа де Монпансье стала смертельным врагом короля, участвовала почти во всех заговорах против него и была в тесных отношениях с Клеманом, убийцей короля - говорили, что она и организовала это убийство. [Убийство ее брата, Генриха де Гиза, я оставляю в этом анекдоте за кадром. - С. Ворчун]
Сей недостаток изрядно досаждал герцогине, она использовала множество различных мазей, притираний и припарок, но ничего не помогало бедняжке. Тогда отчаявшаяся герцогиня решила подбирать себе партнеров только с огромными членами, а иначе никто из партнеров не получал никакого удовольствия.


Развлечения высшей знати

А вот как развлекались придворные во времена короля Генриха II Французского. Однажды несколько скучающих придворных, среди которых были весьма знатные господа [Шарль де Ларошфуко, сьёр де Рандан (!525-1562), герцог Жак де Немур (1531-1585), военачальник Франсуа де Вандом (1522-1560), граф Франциск де Ларошфуко (1525-1572), сенешаль Пуату Мельхиор де Монпезак (1521-1572) и парочка военных - Рене де Живри (?-1562) и Франсуа де Жанлис (?-1569).], забрались в отхожее место и, пользуясь тем, что доски там были очень неплотно сбиты и имелось множество довольно широких щелей, стали в эти щели подсматривать за девицами, справлявшими малую нужду, и сравнивать их органы. Некоторые дамы усаживались для этого прямо на пол. У одной из этих дам были такие длинные и отвислые наружные губы, что они прямо свисали в щель. Тогда г-н де Рондан иголками пришпилил эти губы к доскам, дама от боли резко вскочила и порвала свои губы так, что их стало четыре. Указанные господа были очень довольны своим подвигом и доложили о нем королю, который очень посмеялся над этой историей, а затем пересказал ее королеве, Екатерине Медичи.


Внешность обманчива

Клод де Торси, придворная дама Элеоноры Австрийской (1498-1558), жены короля Франциска I, рассказывала про свою госпожу так: в одетом виде ее госпожа выглядела красивой и дивно сложенной; но без платья она имела довольно уродливый вид из-за слишком длинного туловища и очень коротких ног.


Где нужная остановка?

Один сеньор при встрече сказал своей даме:

"Целую ваши ручки и ножки, сеньора".

На что дама ответила:

"Сеньор, но самая интересная остановка - в середине".



Надо еще и видеть то, чем наслаждаешься!

Еще о нравах, но теперь уже при Франциске I. Один из сыновей короля, Карл, однажды трахал некую знатную даму. При этом присутствовала фаворитка короля, которая спросила молодого человека, видел ли он когда-нибудь ту часть тела, которая дарит ему величайшее наслаждение. Принц дал отрицательный ответ. Тогда дама воскликнула:

"Значит, вы ничего не понимаете и не знаете толком, что именно любите. Удовольствие Ваше отнюдь не полно: надобно еще и видеть то, чем наслаждаешься".

Принц захотел последовать ее совету, но дама застыдилась и плотно сомкнула ноги.
Тогда фаворитка короля перевернула даму и плотно держала ее до тех пор, пока принц не рассмотрел все как следует и не расцеловал все, что доставило ему огромное удовольствие и возбуждение. С тех пор принц стал предпочитать именно такие ласки.


Выбор королевы

Королева Изабелла Кастильская (1451-1504) говорила, что для нее приятнее всего четыре вещи:
воин на поле битвы, епископ в соборе, красивая дама в постели и вор на виселице.


Дамы - не стареют

Одна знатная испанская дама утверждала, что ни одна красивая или мало-мальски привлекательная дама никогда не постареет от пояса и ниже.
Она же утверждала, что

"... от терзаний плоти можно избавиться только со смертью, хотя с виду кажется, будто возраст отвращает от мыслей о любви. Ведь всякая женщина без ума от себя, но лелеет свою красу не для себя, а для мужчин..."


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#6 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 28 Январь 2016 - 10:09

Муж у тела жены

Герцог Людовик Орлеанский (1372-1407) был очень любвеобильным вельможей. Среди его любовниц была не только королева Изабелла, но и множество разных высокопоставленных дам. Одной из них была Мария Энгиенская, которая потом родила ему сына, прозванного Орлеанским бастардом. От этого бастарда и пошел род графов Дюнуа. Стоит заметить, что первый Дюнуа был верным сподвижником Жанны д'Арк.
Так вот, находясь с этой Марией в постели, герцог однажды решил принять ее мужа. Во время их беседы дама была накрыта простыней. Потом герцог решил позабавиться и открыл все тело дамы, оставив прикрытой лишь голову. Он поинтересовался у собеседника, доводилось ли ему прежде любоваться столь красивой дамой. Он даже позволил своему собеседнику потрогать даму в различных местах.
Незадачливый муж вынужден был признать, что не встречал прежде подобной красоты.
Мария потом призналась герцогу, что никогда не испытывала такого страху. Она спросила, что стал бы делать герцог, если бы ее муж осмелился посмотреть на ее лицо. На это герцог простодушно ответил, что в этом случае ему пришлось бы убить ее мужа.
[Справедливости ради Старый Ворчун должен заметить, что этот сюжет неоднократно встречается в литературе, в народных книгах, и не только во Франции, но и в Германии и в Италии.]


Вот и спасай их!

Военачальник Жозеф д'Уано (ум. 1582) был обвинен в нарушении воинского долга, которое заключалось в том, что он бежал с поля битвы, бросив умирать без всякой помощи своего командующего. Суд приговорил д'Уано к смертной казни на плахе несмотря на то, что его жена предлагала судьям 20000 экю за смягчение приговора. Д'Уано умолял жену сделать хоть что-нибудь, чтобы спасти ему жизнь, и даже рекомендовал ей переспать с кем-нибудь из влиятельных вельмож. Его жена добилась свидания с одним знатным господином, пленила его своей красотой, переспала с ним, и муж был не только спасен, но и освобожден. То, что не смогли сделать деньги, сделала красота его жены.
Но вместо благодарности муж стал издеваться над своей женой и замучил ее чуть ли не до смерти.


Смерть предателю!

Бланш д'Овербрюкт была замужем за Гийомом де Флави, который в свое время был соратником Жанны д'Арк, но затем предал ее, что и послужило причиной ее плена. В 1448 году он был компьенским губернатором и по каким-то причинам решил избавиться от своей жены. Бланш узнала о планах мужа и решила опередить его. Она сговорилась с цирюльником мужа, любовницей которого она и стала, если не была ею раньше, и они совместно задушили сьерра де Флави.
Король Карл VII, разбирая это дело, сразу же помиловал Бланш. Современники считали, что король так поступил из-за предательства ее мужа.


Кто первый?

Шарль д'Обюссон, сеньор де ла Борн, вел весьма распутный образ жизни. Он даже совратил настоятельницу одного из монастырей (что было в то время не так уж и трудно), которая родила ему четырех детей. Его женой была Жанна де Монталь, госпожа де ла Борн, которая не только ревновала своего мужа, но и имела основания опасаться, что тот хочет избавиться от нее. Тогда она в 1532 году обвинила своего мужа перед судьями во множестве жутких преступлений, среди которых сожительство с аббатисой занимало одно из первых мест. Она добилась не только ареста своего мужа, но и суда над ним, который приговорил сеньора де ла Борна к казни через отсечение головы.


Свадьба во вторник, а рога - в четверг

Нравы при дворе последних Валуа были более чем свободные. Некий родственник одного дворянина начал обхаживать его невесту за четыре дня до бракосочетания, а чрез шесть дней уже хвастался, что переспал с этой дамой. В доказательство своего подвига он перечислил все родинки на ее теле, в том числе и в самых укромных местах.
Впрочем, связь их длилась достаточно долго. На одном из маскарадов муж и любовник даже поменялись костюмами, над чем ничего не подозревавший муж очень смеялся. Все же, кто был в курсе событий, осудили этот поступок.
Недаром при дворе была популярна песенка о муже, который женился во вторник, а рога надел уже в четверг. Речь при этом шла совсем не о данном случае, а о нравах общества.


Хочешь девицу? Получи по полной!

Один молодой дворянин из знатной и богатой семьи домогался руки некой девицы. Так как репутация у молодого человека была не слишком хороша даже для того времени, то девица не хотела выходить за него замуж, но ее родители настаивали на этом браке. Девица обратилась к молодому человеку с просьбой, чтобы он отказался от нее, но тот проигнорировал ее просьбу. Накануне свадьбы он увидел свою невесту очень опечаленной и поинтересовался, о чем она грустит. Девица ответила, что так как он проигнорировал ее просьбу, то она заявляет ему, что будет изменять ему по полной программе.
Сразу же после свадьбы эта особа начала выполнять свое слово и не отказывала никому, кто ее домогался. Следует заметить, что ее мужа постоянные измены жены нисколько не волновали.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#7 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 05 Февраль 2016 - 09:30

Екатерина Медичи: королева Франции в пикантных анекдотах


Чем она его взяла?
Известно, что французский король Генрих II большую часть своего свободного времени проводил со своей любовницей Дианой де Пуатье, забывая удостаивать своим вниманием жену, Екатерину Медичи. Обиженная королева сговорилась со своей фрейлиной Жаклиной де Лонгвей, и они проделали в стенах спальни Дианы множество отверстий, чтобы хорошенько подсмотреть, чем же эта старая дама (она не была старухой, но была значительно старше своего любовника, лет на 20) так околдовала короля. И чем они там занимаются.
Увиденное так потрясло королеву, что она стала жаловаться, почему король так не обходится со своей женой. Ее очень поразило и то, что король частенько любил развлекаться с Дианой прямо на полу (на ковре, разумеется).
Через некоторое время королева отошла от потрясения, и сама занялась любовными играми с другими мужиками, причем часто просто не знала удержу.


Ладный башмачник
Однажды Екатерина Медичи выглянула в окно дворца и увидела хорошо сложенного горожанина (башмачника), справлявшего малую нужду под стеною замка. Королеву так потрясли размеры его достоинства, что она велела своему пажу назначить этому горожанину анонимное свидание с дамой в ближайшую же ночь.
Она встретилась с башмачником в потайной аллее парка и так страстно занималась с ним любовью, что тут же и залетела.


Забавы с дамами
Екатерина Медичи любила распалять себя зрелищем обнаженной натуры. Для этого она приказывала самым хорошеньким из своих придворных дам и фрейлин раздеваться догола, а затем звонко шлепала их по ягодицам.
Она также любила пороть провинившихся девиц розгами, воспаляясь от их извивающихся движений под кнутом. Потом она любила рассматривать причудливые рубцы на ягодицах своих жертв.


Возбуждающие забавы
Иногда Екатерина Медичи велела своим дамам прыгать по комнате, задрав платье, а сама хлестала их по голому заду. Кого-то она била слегка, а некоторых дам доводила просто до слез. Это зрелище так возбуждало ее, что она частенько велела некоторым своим дамам тут же заниматься любовью с каким-нибудь крепким мужчиной (даже простолюдинами).


И иностранки...
В такие свои игры королева вовлекала и иностранных дам, приглашая их на свои "приемы". Тут начинались легкие игры с придворными королевами, куда очень часто оказывались вовлеченными и иностранные гостьи. Некоторые из них поражались таким странным игрищам, а другие сразу же соглашались принять в них участие.


Одежды королевы
Екатерина Медичи выделяла из своих придворных одну даму, которая лучше других могла натянуть ей башмаки, застегнуть пряжку и пристегнуть подвязки, чтобы ее ножки выглядели как можно привлекательнее.
Она же любила надевать панталоны из позолоченной или посеребренной ткани. Все это делалось отнюдь не для того, чтобы скрывать данные прелести от посторонних глаз.


Не болтай!
Екатерина Медичи старалась ограждать своих фрейлин и других приближенных к ней дам от сплетен - греши, но не болтай, а от сплетен о себе она просто отмахивалась:

"Пусть себе бесятся, им же хуже".

В том, что это так, смогла убедиться Николь де Лимёй, когда делала свои еще первые шаги при дворе. Она сочинила некий, скажем, пасквиль про королеву, даже не порочащий ее, а просто достаточно веселый. Тогда Екатерина Медичи вместе со своими двумя прислужницами схватили бедняжку и отходили ее плетью. Мало того, королева добилась от короля изгнания девицы от двора, а ведь та приходилась ей родней. [Мадлена де ла Тур, мать Екатерины Медичи, была сестрой Жиля де ла Тура, отца сестер Лимёй.]


Какая кулеврина!
Екатерина Медичи однажды узнала, что некий дворянин дал ее имя своей кулеврине (в данном случае - это вид артиллерийского орудия). Королева поинтересовалась, с чего бы это, и получила ответ:

"Потому, сударыня, что она длиннее прочих и крупнее всех калибром".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#8 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 16 Февраль 2016 - 13:04

Потерпите немного!

Король Генрих Навррский, будучи еще принцем, пылко добивался взаимности от Жанны де Тиньонвиль. Девица всячески уклонялась от близости с принцем, желая выйти замуж девицей. Она говорила Генриху:

"Потерпите немного, вот как выйду я замуж, да распечатают и набьют мне чрево, тут-то мы с вами и позабавимся вволю, а брак - он все прикроет".

Как только в 1582 году она стала женой графа де Панжаса, то чуть ли не на следующую же ночь отдалась Генриху.


Заботливая жена

При короле Франциске I жена Франсуа де Вивонна целых три месяца была в фаворитках у одного из принцев. За это время она выхлопотала у принца указ о назначении ее мужа на достаточно высокий государственный пост. Муж догадывался, как жена раздобыла это назначение, и вначале гордо и благородно отказался от этого назначения. Однако через некоторое время де Вивонн все же принял это назначение.


Маргарита-мотовка

Но далеко не все жены так заботились о своих мужьях. Маргарита Намюрская, жена Ги де Шатийона, графа де Блуа, вела такой свободный и широкий образ жизни, что постепенно все их богатства оказались в руках брата короля, герцога Людовика Орлеанского. Более того, вскоре она же вынудила своего мужа продать свое графство тому же Людовику Орлеанскому. Из-за всех этих событий было широко распространено мнение о том, что Маргарита являлась любовницей неблагодарного герцога, хотя очень многие историки и сомневаются в этом.


Опознали по дарам

Одна важная дама влюбилась в некоего придворного, влюбилась, как говорится, по уши, и все старалась как-нибудь одарить своего любовника. Но так как вытащить деньги из своего мужа ей не удавалось, то она подарила любовнику все свои украшения, стоившие не менее 30 000 экю. При дворе даже шутили, что теперь этот человек может выстроить из этих драгоценных камней целую крепость. Вскоре эта дама получила в наследство более 20 000 экю, большую часть из которых она также отдала своему любовнику.
Но вскоре этот придворный умер, близких родственников у него не было, и все его имущество пошло с молотка. Тогда-то на свет Божий и выплыли украшения этой дамы, которые все сразу же признали, так как часто видели их на шее владелицы. Вот так эта дама и была опозорена.


И так все ясно!

Один из принцев добивался благосклонности некой дамы, и получил вежливый, но решительный отказ. Тогда принц преподнес даме дюжину бриллиантовых пуговиц, покрытых непонятными иероглифами. Дама посмотрела на иероглифы и сказала принцу, что не нуждается в загадочных изречениях, ибо между ними и так все давно уже ясно сказано.


К специалистке!

Один знатный сеньор построил красивый загородный дом. Управляющий спросил, не желает ли его господин украсить фасад дома рогом изобилия, на что получил ответ:

"Об этом спросите у моей жены, она в сем предмете о рогах разбирается лучше моего, вот пусть сама и распорядится".



Еще и рог единорога

Другой сеньор продал одно из своих поместий за 50 000 экю, 45 000 он взял звонкой монетой, а в счет остальных пяти тысяч он взял рог единорога. Этим поступком он очень развеселил даже своих друзей. Которые стали потешаться над ним:

"Мало ему собственных рогов, так он и еще прикупил".



Кто с кем спит?

Одна очень знатная дама так кичилась своим целомудрием и одновременно так презирала своего мужа, что на вопрос, спит ли она с ним, дама отвечала:

"Нет, это он спит со мной!"


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#9 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 29 Февраль 2016 - 10:24

Подарки Маргариты Валуа

Маргарита Валуа (1553-1615), дочь Генриха II и Екатерины Медичи, известная как "королева Марго", любила дарить своим любовникам достаточно дорогие вещи, стоимость которых никогда не была менее 500 экю, а то и достигала в цене до 3000 экю. Это могли быть дорогие шарфы, перевязи или прочее убранство, но чаще всего она дарила дорогие кольца. Марго требовала, чтобы ее любовники не прятали такие подарки, а открыто носили их, а так как кольца носятся постоянно, в отличие от дорогих одежд, то по этой причине она и отдавала им предпочтение.


Рога принца де Конде

Генрих Бурбон, принц де Конде (1552-1588), возглавлял партию гугенотов, и король Генрих III никак не мог ему отомстить, так как тот постоянно избегал встреч с королем. Но однажды жена принца де Конде, Шарлота де Ла Тремуй, явилась к королю, чтобы испросить милости для своего супруга. Король назначил ей аудиенцию в саду, где находился уединенный павильон, в котором и добился довольно легкой победы. Затем, чтобы усилить сладость мести, он пустил ее «по рукам», передав ее сначала своим друзьям, затем прочим придворным и даже лакеям. Впрочем, дама не очень-то и сопротивлялась.
Позднее король говорил, что сполна отомстил своему мятежному подданному, так как не только сам переспал с его женой, но и украсил его голову весьма ветвистой короной из рогов именно потому, что тот сам мечтал стать королем. Вот ему и достался венец, но только не золотой, а роговой.
Но это была уже вторая месть короля. А задолго до предыдущей история он лишил невинности Марию Клевскую (1553-1574), невесту принца де Конде, правда, многие утверждают, что он совершил это насильственным путем. Через два месяца он выдал ее замуж за принца де Конде как девственницу, и утверждают, что принц ничего не заподозрил.


Де Фуа и графиня

Тома де Фуа, когда учился в Павии, влюбился в Ипполиту Фьорамонте, графиню д’Эскальдасор, и та заметила это. На одном из балов она появилась в платье, расшитом золотыми факелами и серебряными мотыльками. Де Фуа повел даму танцевать и поинтересовался значением этих символов. Графиня объяснила, что с помощью сгорающих в пламени мотыльков она предупреждает мужчин о том, что им не следует слишком приближаться к ней и желать большего, нежели простое любование, ибо они все равно ничего не достигнут, а всего лишь сгорят, подобно мотылькам.
Позже, когда де Фуа сложил с себя сан и сделал блестящую военную карьеру (он даже стал маршалом Франции), графиня сочла возможным уступить благородному кавалеру.
Когда в 1525 году де Фуа был смертельно ранен в битве при Павии, он велел, чтобы его доставили в городской дом графини, где ему был предоставлен самый радушный прием и заботливый уход. Но через три дня маршал де Фуа умер, и графиня долго горевала о его смерти.


Искусный жестянщик

Во времена короля Генриха III однажды на ярмарку в Сен-Жермене некий жестянщик принес дюжину различных хитроумных приспособлений для надежного запора женских, ну, скажем, ворот. Это были разновидности пояса с полосой, проходящей между ног, в которой было проделано только несколько малюсеньких отверстий, чтобы несчастная жертва этого устройства могла хотя бы справлять малую нужду. Все это устройство запиралось на довольно сложный замок, и к нему прилагался всего один ключ, который должен был храниться у ревнивого супруга. Жестянщик клялся, что второго ключа к его устройствам не существует, а открыть подобный замок без ключа никому не удастся.
Нашлось пять или шесть ревнивых мужей, которые купили эти устройства. О судьбе остальных дам мы ничего не знаем, но одна из жертв такого устройства была женой влиятельного придворного, поэтому-то до нас и дошло продолжение одной из этих историй. Эта ловкая дама была возмущена до глубины души и очень быстро нашла искусного слесаря (довольно молодого и симпатичного), которому и показала сие хитроумное устройство, а также и то, что под ним находится. Мастер быстренько изготовил запасной ключ и первым воспользовался открывшимися воротами, которые чуть было не заржавели под таким запором.
Муж теперь спокойно оставлял свою жену под замком и отправлялся по своим делам и даже в длительные поездки, а ловкая дама открывала свои ворота, когда хотела и кому хотела. А муж так ничего и не заподозрил.
Хочется надеяться, что и остальные жертвы этих запоров оказались столь же находчивыми.
Эта история имела продолжение. Накануне следующего ярмарочного дня к упомянутому жестянщику явились несколько кавалеров, которые пригрозили ему смертью, если он и дальше будет торговать подобными мерзкими изделиями, и порекомендовали ему уничтожить те из них, что у него еще оставались. Жестянщик понял, что с ним не шутят, и удовлетворил просьбу кавалеров. Говорят, что он также изготовил запасные ключи к уже проданным устройствам.


Птицы из Мавритании

Как-то в Испании одна старая дуэнья проходила со своими юными подопечными через залу, стены которой были разрисованы крупными мужскими членами, а некоторым были пририсованы даже крылышки. Увидев их, старуха прошептала:

"Как жаль, что живописцы не изобразили их такими же великолепными, каковы они на самом деле. Будто бы они не видывали настоящих".

Услышав эти слова, девицы с интересом обернулись к дуэнье, а одна из них как бы наивно спросила у подруги, что это за редкостные птица нарисованы на стенах. Подружка ответила, что это птицы из Мавритании, и что живьем они еще красивее, чем на изображениях.


Фрикционное искусство

Генрих III заподозрил двух придворных дам в том, что они занимаются лесбийской любовью, и приказал своим приближенным проследить за ними.
[В то время таких дам на французском языке называли "фрикционными" или говорили, что они занимаются donna con donna.]
Одну из этих дам удалось застать врасплох, так что та даже не успела избавиться от искусственного мужского члена, крепко привязанного у нее между ног. После этого Генрих III заставил злополучных подруг продемонстрировать ему свои постельные развлечения.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#10 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 14 Март 2016 - 09:35

Сила духа г-жи де Шатобриан

Король Франциск I в 1526 году в Бордо познакомился с фрейлиной своей матери мадемуазель Анной де Писселиё (1508-1580) [в 1536 году она вышла замуж за Жана де Бросса, а в 1537 году стала герцогиней д’Этамп], одной из красивейших женщин того времени, сделал ее своей любовницей и оставил госпожу де Шатобриан.
Вскоре Анна потребовала от короля, чтобы г-жа де Шатобриан вернула королю все подарки, которые тот ей делал. Но ее интересовали главным образом не камни и золото, а искусно сделанные девизы на украшениях.
Король согласился и послал нарочного к своей прежней любовнице с просьбой о возвращении своих подарков. Г-жа де Шатобриан сказалась больной и просила передать королю, что все вернет через три дня. За это время она с помощью знакомого ювелира вынула все камни из оправ, а золото тот переплавил в слитки, так что все девизы погибли.
Через три дня королю передали камни и золотые слитки, а еще г-жа де Шатобриан просила передать королю следующее:

"Я возвращаю все без остатка в золотых слитках. Что до надписей, то они так ясно выгравированы в моей памяти и так дороги мне, что я не могу никому позволить пользоваться ими и получать от них то наслаждение, которое они доставляют мне самой".

Получив все это, король сказал:

"Верните ей все. Я сделал это не ради золота, - ибо отдал бы ей его вдвойне, - но из любви к девизам. А поскольку она их погубила, золота я не хочу, и отсылаю обратно. В сем поступке она явила более силы духа и храбрости, нежели можно ожидать от женщины".



Туда за орденом не полезу!

Как я только что писал выше, Жан де Броссе, герцог д’Этамп (1504-1564), военачальник короля Франциска I, был в 1536 году принужден королем взять в жены его любовницу Анну де Песселиё (1508-1580). Король отблагодарил его различными милостями, среди которых было и награждение очень редким рыцарским орденом св. Михаила, который был в 1469 году учрежден королем Людовиком XI и число награжденных которым не должно было превышать 36 человек.
Однажды де Броссе, желая возвыситься над господином де Шатеньере, сказал ему:

"Вам, вероятно, хотелось бы носить на шее такой же орден?"

Тот не полез за словом в карман:

"По мне, лучше сдохнуть, чем лазить за орденами в ту узкую щель, в которую вы пролезли".

Де Броссе не нашел, что ответить на этот выпад.


Тайна вклада

Одна знатная дама забеременела от короля Франциска I и добилась от него обещания, что если родится сын, то король положит на его имя в банк сумму, достаточную для его содержания.
Родился мальчик, которого назвали Николя де Тутвиль, впоследствии сеньор де Вильконен. Король положил на имя сына в банк 200 тысяч экю, которые давали неплохие проценты, так что ребенок рос не в бедности. Когда юноша достиг совершеннолетия и стал придворным, он стал владельцем очень неплохого состояния. Вот так женщина позаботилась об устройстве дел своего ребенка.
Никто не знал источника его богатства, и тайна его матери так и осталась бы с ней и в могиле, но в 1567 г. де Вильконен внезапно умер в Константинополе, и все его состояние как бастарда, не имеющего детей, было передано маршалу де Рецу (не путать с кардиналом де Рецом, который жил позже). На самом деле его звали Альбер де Гонди, маркиз де Бель-Иль, но в 1565 г. он женился на Клод-Катрин де Клермон, баронессе де Рец, и получил титул герцога де Реца. Маршал де Рец обыскал несколько банков и нашел как деньги, так и обязательства короля Франциска I. Маршал был так поражен этой давней тайной, что не пожелал вступать во владение этим наследством. Он назначил официальным наследником де Вильконена господина Шарля де Телиньи, фанатичного гугенота, погибшего вовремя Варфоломеевской ночи в 1572 г.


Перчатка для де Лоржа

Однажды король Франциск I вместе со своими придворными наслаждался стравливанием львов. Вдруг в самый разгар травли любовница капитана шотландских гвардейцев Жоржа де Лоржа (1482-1562) бросила в львиный ров свою перчатку и попросила его достать оттуда эту перчатку, если он любит ее так крепко, как говорит. Де Лорж невозмутимо обмотал левую руку плащом, взял в правую руку свою шпагу и спустился ко львам. Разъяренные звери только рычали на смельчака, но не осмелились на него напасть. Де Лорж подобрал перчатку и под одобрительные крики и аплодисменты зрителей вернулся к своей даме и вручил ей перчатку.
Дама этим поступком хотела всем показать, насколько велика ее власть над своим возлюбленным, но просчиталась, ибо с тех пор господин де Лорж перестал с ней встречаться. Некоторые даже утверждали, что он швырнул перчатку ей в лицо, но это уже явное преувеличение.


Не посягай на честь дам!

Про короля Франциска I рассказывают, что однажды во время Великого поста в Медоне ему прислуживал некий де Бризамбур. Подавал он как-то по своим обязанностям королю жареное мясо (это в Великий пост!), а тот остатки своего блюда велел послать неким дамам из своей маленькой свиты. Этот де Бризамбур потом стал рассказывать своим приятелям, что указанные дамы не постеснялись съесть в Великий пост жареное мясо (королю можно?) и назвал их ненасытными обжорами.
Дамы узнали об этом и пожаловались королю, который рассвирепел и велел немедленно повесить нахала, невзирая на его дворянство. К своему счастью де Бризамбур услышал о королевском приказе и успел сбежать. Говорят, что тогда же Франциск I объявил о том, что каждый, посягнувший на достоинство дамы, будет повешен без всяких проволочек.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#11 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 23 Март 2016 - 11:56

Кто взял верх?

Одна знатная дама сошлась с неким дворянином, так как приревновала того к даме, бывшей у него на содержании. В постели дама заявила:

"Теперь я довольна, так как взяла верх над вашей любовью к N".

Дворянин возразил на это:

"Как может взять верх особа, подо мной лежащая?"

Дама согласилась:

"Да, вы правы".

Затем она ловко вывернулась из-под дворянина и оседлала его сверху со словами:

"Вот теперь я смело могу сказать, что взяла верх над вами, поскольку сижу сверху!"



Упрямый долгожитель

При дворе короля Генриха III один знатный вельможа имел значительно более молодую жену. Та завела себе любовника, который только и мечтал о скорой смерти престарелого мужа, чтобы взять красотку себе в жены. Однако старый упрямец никак не желал отбрасывать кости, несмотря на все молитвы своей жены. Эта история была известна при дворе решительно всем, кроме, разумеется, мужа, и король частенько любил говорить по этому поводу:

"У меня при дворе есть два человека, которые ждут не дождутся, когда Х представится – одному хочется поскорее получить денежки, а другая мечтает выскочить замуж за своего возлюбленного".

Так дело тянулось целых 14 лет к великой досаде влюбленных. Наконец кавалер охладел к своей красавице и решил обратить свои взоры на других дам к великой досаде своей бывшей возлюбленной.
А старец никак не желал умирать, и в конце концов пережил своего конкурента.


Сладостная тюрьма

Флотский капитан Никола Болье (?-1564) как-то по приказу Франциска Лотарингского (1534-1562), который командовал галерным флотом, отправился на Мальту, но попал в плен к сицилийцам. Те отправили его в Палермо, где и поместили в тюремную камеру в Кастель-дель-Маре. В сырой и тесной камере Болье провел три месяца, но тут им заинтересовались две красивые дочери владельца этого дворца, какого-то испанского дворянина, и выпросили у отца разрешение навестить несчастного узника.
Болье был некрасив, но очень элегантен, галантен и остроумен. Во время свидания он так очаровал девушек, что они упросили отца перевести пленника в приличную комнату. Так как дворец хорошо охранялся, то отец уступил дочерям.
Дальше – больше: начались ежедневные посещения девицами галантного кавалера, велись живые остроумные беседы, и красавицы-испанки влюбились в своего пленника. Но сестры не стали бороться за благосклонность пленника, а решили его взять в совместное пользование. Так начались ежедневные оргии страсти, которые продолжались целых восемь месяцев. Вначале Болье был несколько скован, так как стеснялся своего положения, но вскоре пустился во все тяжкие, забыв обо всем. Позднее он говорил, что даже в дни самой полной свободы ему никогда не удавалось проводить время в столь сладостных забавах.
Девицы же проявляли завидную осмотрительность, так что никто из них не залетел. Да и осторожность они тоже проявляли завидную: когда одна из сестер развлекалась с Болье, то другая непременно находилась на стреме.
Наконец французский король Генрих II и император Карл V заключили мир, и все пленники были выпущены на свободу. Капитан Болье с глубокой горестью покинул свой сладостный плен, а красавицы испанки при расставании высказывали искреннюю скорбь.
Когда у Болье позднее спрашивали, не опасался ли он разоблачения, он отвечал, что наказанием ему была бы только смерть, которую он в любом случае предпочел бы возвращению в прежнюю камеру. Да и не мог он отклонить внимания своих красавиц, так как обиженные девицы из мести могли бы значительно ухудшить его условия заточения.


Репутацию губят муляжи

Екатерина Медичи однажды в поисках оружия велела обыскать в Лувре все спальни и сундуки, даже женские. Этот обыск погубил репутацию одной знатной дамы, так как в ее сундуке обнаружили четыре огромных искусственных мужских члена (godemichis), которые были очень хорошо отполированы.


Звон и мысли

Один юноша пытался сговориться с известной куртизанкой Ламией, но та запросила за свои услуги такие деньги, которых у молодого человека не было. Он, однако, продолжал мечтать о ней и однажды удовлетворил себя с помощью рук, думая о Ламии. Та каким-то образом узнала об этом и потащила юношу в суд, требуя с него плату за доставленное удовольствие.
Судья внимательно выслушал обоих, после чего велел юноше передать ему требуемую сумму. Ламия уже ликовала, когда судья позвенел перед ней полученными деньгами и сказал, что звон этих денег является достаточной платой за воображаемые услуги.


Все - рогоносцы!

Один священник во время проповеди в очень приличной компании говорил о нравах некоторых женщин и их мужьях, которые стали рогоносцами по вине своих жен. Вдруг он закричал:

"Я знаю их, я вижу их, и сейчас запущу вот этими камнями в их рогатые головы!" -

и при этом он притворился, что кидает камни в публику. Все мужчины в комнате либо пригнулись, либо прикрыли свои головы плащами или шляпами, чтобы избежать удара.
Священник опустил свою руку и сказал:

"Я-то думал, что таких здесь окажется два-три человека, а вы, оказывается все не без греха".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#12 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 11 Апрель 2016 - 08:09

Любовник-гитарист

Говорят, что одним из любовников Марии Стюарт был итальянский гитарист (и личный секретарь королевы) Давид Риччо. Кроме искусной игры на гитаре он не обладал никакими другими достоинствами: ни красотой, ни воспитанием, ни тем более происхождением. Екатерина Медичи по этому поводу сказала:

«Поистине, Мария сделала неудачный выбор, оскорбляющий и любовь и ее самое при всей ее красоте и достоинствах».

По одной из версий Риччо стал сразу же вести себя столь вызывающе, что вызвал к себе всеобщую ненависть и был убит прямо на глазах королевы.
По другой версии гитарист был убит по приказу лорда Дарнли, второго мужа Марии Стюарт, который приписывал итальянцу большое влияние на жену и охлаждение к нему последней.


Великое чудо

Кристина Лотарингская (1565-1636), дочь герцога Карла Лотарингского (1524-1574) была выдана замуж за великого герцога Тосканского Фердинанда I (1549-1609). Перед тем как лечь в постель со своей женой герцог заставил молодую пописать в хрустальный ночной горшок и вместе с придворным врачом исследовал его содержимое. Врач внимательно исследовал мочу и заявил герцогу о непорочности Кристины. Утром новобрачный в восхищении произнес:

«Вот великое чудо, что из этого французского двора девушка вышла девственницей!»



Кто же маршал?

Однажды маршал де Рец с упоением рассказывал о своих ратных подвигах, на что его близкий друг заметил:

«Удивляюсь я, как это он хвастает здесь своими победами. Кому и гордиться сражениями, так это его жене – вот кто навоевался так, что мужу и не снилось».



Помилован через ...

Рассказывают, что Жан де Пуатье, отец знаменитой Дианы де Пуатье, был в 1523 г. приговорен к отсечению головы, но вскоре король Франциск I его помиловал. Позднее родилась версия, что Диана переспала с королем и добилась помилования для своего отца. Жан де Пуатье был якобы помилован прямо на эшафоте и, сходя с него, будто бы сказал:

«Благослови, Господи, щедрую п... моей дочери, через которую я спасся!»

Но это только красивая сказка.


Хитрый поэт

Французский поэт Жан де Мен (1250-1305?) написал вторую часть известного «Романа о розе», куда включил такие строки:

«Шлюхами будете, были и есть;
Всё продаете – и тело, и честь».

Говорят, что эти строки вызвали такое негодование придворных дам, что они добились от королевы разрешения выпороть дерзкого поэта. Однажды они подстерегли де Мена в темном уголке, схватили, раздели и уже приготовились пороть его, но тут поэт попросил, чтобы первый удар ему нанесла самая распутная [по другой версии – самая некрасивая] дама. Дамы так растерялись, что ни одна из них не рискнула взять в руки кнут. Так хитрый поэт избежал порки.
Эта история вошла в придворный фольклор, а сцена несостоявшейся порки была даже изображена на одном из старых луврских гобеленов.


Необычный траур

Анна д’Эсте (1531-1607) после убийства своего мужа герцога Франциска де Гиза (1519-1563) попыталась добиться наказания убийц ее мужа. Ей в этом активно помогал Савойский герцог Жак де Немур, ее старый любовник.
Кроме того, она объявила, что в знак траура по мужу уединяется у себя в спальне и отказывается ото всех светских удовольствий и развлечений. Анна не посещала двор, не присутствовала на церемонии отхода ко сну королевы, не посещала балы и светские ужины. Более того, она не допускала в свою спальню не только своего сына, но даже подруг и знакомых дам и девиц.
Через некоторое время выяснилось, что дама принимала в своих покоях своего деверя кардинала Карла Лотарингского (1525-1574) и Савойского герцога Жака де Немура, который в это время тоже был уже не женат. Они втроем весело ужинали, потом желали деверю Анны спокойной ночи, а сами также отправлялись в постель. В некоторое оправдание дамы следует заметить, что в 1566 году они поженились.


Памфлет - не помеха!

Впрочем, закончилось-то все благополучно для Анны, но был ряд высокопоставленных лиц, которые не хотели совершения этого брака. Они выпустили анонимный памфлет, в котором г-жа Анна д’Эсте была выставлена в самом неприличном виде. Вдову сравнивали с самыми знаменитыми распутницами древности, а для придания правдоподобия сему сочинению в него был добавлен целый ряд невинных, но правдивых случаев. Этот памфлет дружески подсунули герцогу де Немуру, уверяя, что они взяли его только на время. Герцог, конечно, понял, чьих рук это дело, и с какой целью все подстроено, и выпустил в адрес анонимного автора памфлета множество грубых оскорблений, которые доносчики вынуждены были выслушать. Герцог на время задумался, так как памфлет был очень грубым, но потом все-таки женился на указанной выше вдове.


Лучше с веретеном!

Про одну очень худую придворную даму епископ Систеронский, Аймерик де Рошешуар (1545-1580), говорил, что лучше лечь в постель с веретеном, чем с нею.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#13 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 14 Апрель 2016 - 08:14

Неведение - лучше!

Франсуа де Вивонну (?-1547) при дворе Маргариты Наваррской однажды привалила редкая удача: одна дама дала ему знать, что хотела бы с ним встречаться, но на определенных условиях – встречи только в полной темноте и в темное время суток. Время и место встреч будет назначать сама дама.
Дворянин бросился навстречу галантному приключению, и стал встречаться с незнакомкой. Он получал небывалое наслаждение от этих свиданий, но никак не мог определить, что за дама с ним встречается, так как помимо темноты дама защищала себя с помощью повязки на лицо.
Масок тогда еще не было, они вошли в моду только при Карле IX.
Желание разгадать эту загадку настолько овладело де Вивонном, что однажды во время свидания он пометил мелом черное бархатное платье своей незнакомки. Потом он поспешил в бальную залу и стал рассматривать входящих дам. Каково же было его изумление, когда он увидел, что меловую метку на плече носит Бланш де Турнон (1490-1535).
Дама, несомненно, была одной из первых красавиц королевства, проявила себя настоящей кудесницей в любви, но де Вивонн менее всего ожидал увидеть метку на ее плече. Ведь эта дама хоть и была вдовой, но всегда держалась очень скромно, гордо и неприступно, и слыла при дворе недотрогой.
Нет бы де Вивонну удовлетвориться полученным знанием и продолжать наслаждаться милостями красивейшей дамы, переставшей быть для него неизвестной. Он же совершил непростительную ошибку и поинтересовался у г-жи де Турнон, зачем она таилась от него, назначая свидания по темным уголкам.
Дама же стала клясться всеми святыми и прочими клятвами, что кавалер жестоко ошибается, а мелом она случайно испачкалась по вине небрежной служанки.
Де Вивонн, надо отдать ему должное, не стал предавать огласке сделанное им открытие, как это сделали бы большинство мужчин, но приглашения на тайные свидания он с этого времени перестал получать.
Господа, будьте сдержанными и не повторяйте подобных ошибок!
Этот же сюжет изложила в 42-й новелле "Гептамерона" и Маргарита Наваррская, разумеется, не называя настоящих имен.


Белое на черном

Генрих III, будучи еще принцем Анжуйским, любил укладывать своих любовниц на гладкие простыни из черной тафты, чтобы их белые тела на черном фоне вызывали в нем более острое желание.


Блондинка и брюнетка

Тот же принц как-то одновременно имел двух любовниц, блондинку и брюнетку, и посещал их по очереди. Когда однажды принц собирался на свидание к брюнетке, блондинка с досады сказала:

"Значит, Вы сейчас летите к своей вороне?"

Обиженный принц спросил:

"С кем же я, по-вашему, летаю, когда бываю с Вами?"

Дама горделиво сказала:

"С птицей Феникс".

На что принц тут же возразил:

"Сказали бы лучше, что с павлинихой, у которой перьев больше, чем мяса".

Так принц намекнул на худобу своей довольно молодой дамы.


Худая? Ну и что?

Два знатных дворянина жили по соседству и имели весьма красивых жен. В какое-то время один из них прельстился красотой жены соседа и захотел переспать с ней. Провинциальные нравы были весьма простыми, и он сказал соседу:

"Сударь, мне желательно переспать с Вашей женой"

Тот сразу же ответил:

"Согласен, коли я пересплю с Вашей".

Первый:

"Да на что она тебе сдалась, - худая, тощая, ты и вкуса-то в ней не найдешь".

На что второй дворянин возразил:

"Ну, так что же за беда, что худа, - я ее так нашпигую, что будет аппетитнее любой пулярки!"



Лошадь или куропатка?

При короле Франциске II граф де Сен-Эньян (1542-1584) женился в 1559 г. на Мари де Ла Бурдезьер. На следующий день он явился в покои короля, где все стали приставать к нему с не слишком пристойными вопросами.
На вопрос, сколько застав он преодолел за ночь, новоиспеченный супруг ответил, что пять.
На это секретарь короля, тоже довольно молодой человек, заметил, что для такой хорошей погоды и летнего времени его пробежка коротковата для наезженной дороги.
Граф заподозрил, что его опередили, но вступил в перепалку:

"Черт побери, по-вашему, тут не лошадь нужна, а куропатка?"

Секретарь ответил:

"А почему бы и нет?"

Но супруг не мог остановиться:

"Бог мой, да я преодолел дюжину от заката до заката, оседлав самую красивую кудрявую птичку, какая только ни есть в округе, да и во всей Франции!"

Его жена славилась при королевском дворе своими роскошными волосами.
А между графом и секретарем разгорелась нешуточная вражда.


Только не железо!

Когда два синьора поссорились из-за одной куртизанки, вытащили свои шпаги и начали драться, та воскликнула:

"Господа, мои объятия продаются за золото и серебро, а не за железо!"


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#14 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 18 Апрель 2016 - 08:07

Красота и болезнь

Знаменитый средневековый ученый и писатель Раймонд Луллий (1235-1315) одно время был губернатором острова Майорка. Здесь он влюбился в некую местную даму, очень красивую и бойкую на язык. Луллий долго добивался от нее взаимности, но та под всяческими предлогами отказывала ему. Наконец дама сдалась и назначила ему тайное свидание в каком-то саду. Луллий словно на крыльях поспешил на назначенную встречу, увидел свою красавицу, как вдруг... Дама резко скинула верхнюю часть платья и обнажилалась ее грудь, вся облепленная пластырями. Дама сорвала эти пластыри и показала пораженному Луллию ужасную раковую опухоль.


Проделка служанки

Однажды Бюсси д’Амбуаз пришел на свидание к Маргарите де Валуа (королеве Марго), но та, лежа в постели, отказала своему посетителю в милости. Тогда ее прислужница, за что-то обиженная на свою госпожу, подошла к ее постели и скинула с нее одеяло. Бюсси наслаждался прекрасным сложением и нежной кожей своей дамы, а Маргарита неловко пыталась накинуть на себя одеяло (возможно, что и намеренно неловко). Наконец, она кое-как справилась с одеялом и слегка побранила прислужницу, которая и пояснила госпоже причину своей выходки.


Приятное по-королевски

Королева Изабелла Кастильская (1451-1504) говорила, что для нее приятнее всего четыре вещи: воин на поле битвы, епископ в соборе, красивая дама в постели и вор на виселице.


Кардинал де Гиз в Венеции

Когда Карл де Гиз (1524-1574), кардинал Лотарингский, в 1556 году проезжал через Венецию в качестве французского посла, его повезли по Большому каналу. Из многих окон на кардинала смотрели прекрасные венецианки, специально собравшиеся по такому случаю. Кардинал беседовал о государственных делах с одним из старейших сенаторов, а сам не сводил глаз с прекрасных дам. Сенатор немного обиделся и сказал:

"Монсеньер, я полагаю, что Вы не слушаете меня, и Вы правы, ибо куда приятнее любоваться этими красотками в окнах, чем беседовать с надоедливым старцем вроде меня, пусть он даже толкует о важных делах, несущих вам пользу и славу".

Каково же было удивление сенатора, когда кардинал слово в слово повторил все то, что сенатор ему излагал.


Мария Стюарт с дядюшкой

Франциск Лотарингский (1534-1562), великий приор Франции, в 1561 году сопровождал свою племянницу Марию Стюарт в Шотландию. Во время поездки от качки и морской болезни все фрейлины этой дамы вышли из строя. Тогда великий приор вызвался сам прислуживать ей при отходе ко сну и вставании, обувал, одевал и раздевал ее. Чем уж там у них дело окончилось...


Дамы не стареют

Одна знатная испанская дама утверждала, что ни одна красивая или мало-мальски привлекательная дама никогда не постареет от пояса и ниже. Она же утверждала, что

"... от терзаний плоти можно избавиться только со смертью, хотя с виду кажется, будто возраст отвращает от мыслей о любви. Ведь всякая женщина без ума от себя, но лелеет свою красу не для себя, а для мужчин..."



Средство для кожи

Однажды пожилая герцогиня де N встретила во дворце молодого дворянина с белоснежными руками и поинтересовалась, что он делает с ними, чтобы сохранять кожу столь нежной и белой. Дворянин пошутил, что при каждом удобном случае натирает их спермою.
На это дама с наигранным огорчением воскликнула:

"Ну и не везет же мне! Вот уже шестьдесят лет как я натираю ею свою п..., а она все такая же черная, как и в первый день, притом что до сих пор смазываю ее спермою каждый божий день".



Провинность Висконти

Филипп Мария Висконти (1391-1447) вторым браком женился на Беатриче, вдове богатейшего купца Фачино Канне. Дама была намного старше жениха, в уже довольно почтенном возрасте, но у нее было одно существенное достоинство – она была неимоверно богата. Она принесла молодому мужу только наличными 400 тысяч экю, не считая недвижимости и драгоценностей, которые также оценивались в целое состояние. Но вскоре объятия пожилой жены стали тяготить герцога, он приревновал ее к некоему Микеле Ормбелли и в 1418 году убил обоих. Но Бог покарал Висконти: у него не было сыновей, одни дочери, и после его смерти власть перешла к его зятю Франческо Сфорца.


Лицо стареет...

Некая красотка, видя, как стареет ее лицо, так на него (лицо) разгневалась, что велела своим служанкам расчесывать себя без зеркала. Зато она частенько с удовольствием разглядывала в зеркале нижнюю часть своего тела.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#15 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 23 Апрель 2016 - 09:00

Вторая версия о Марии Клевской

Существует и другая версия относительно того, как Генрих III овладел Марией Клевской (1553-1574), но не невестой, а уже женой принца де Конде. Король отправил ей любовное послание с одним из своих доверенных дворян. Тот вручил Марии послание и начал убеждать ее не отказывать королю в свидании. Мария долго отказывалась, приводя различные доводы, упоминая и о чести. Уже отчаявшись уломать строптивицу, посланец поинтересовался, что же ему передать королю. Мария на миг задумалась, а потом сказала:

"Что сказать ему? А вот что: я знаю, что подобный отказ никогда не шел на пользу тому или той, что не уступали своим королям, которые чаще умеют приказывать и брать силою, чем просить и убеждать!"

Обрадованный посланец передал ее ответ королю, который при свидании не встретил слишком уж сильного сопротивления.


Рождение Фридриха II

Констанция, жена императора Генриха VI, с детства много лет провела в монастыре, и вышла замуж в уже весьма почтенном возрасте. Рожать ребенка ей пришлось, когда ей уже стукнуло 38 лет (а по Европе потом прошла легенда, что ей было даже 52 года). Чтобы ни у кого не могло возникнуть сомнений в происхождении ребенка, на лугу близ Палермо по ее приказу был воздвигнут открытый павильон, дабы народ, присутствуя при родах, не мог усомниться в законности рождения младенца. Правда, полностью развеять эти сомнения все же не удалось, и в анонимной "Истории Неаполя" говорится, что мальчика родила не Констанция.
Этот мальчик потом стал великим императором Фридрихом II.


Турцат не ищем!

Однажды Бюсси д’Амбуаз явился в покои Генриха III, чтобы присутствовать при утреннем выходе короля. Один дворянин, кстати, его приятель, сказал ему:

"У вас, Бюсси, ныне какой-то сонный вид. По вашему лицу видно, что вы провели ночь с дамой".

Бюсси не полез за словом в карман:

"Возможно, вы и не ошиблись, а если бы вы сказали, что это была одна из ваших родственниц, то ваша догадка оказалась бы точной".

Следует заметить, что этот разговор происходил при большом скоплении людей, так что компрометировал некую даму. Но дворянин тоже был с острым языком:

"Бог мой, вам незачем пытаться уколоть меня! Ведь и я, подобно вам, не ищу турчат. Ведь две ночи назад я тоже забавлялся с одной из ваших родственниц, и получил большое удовольствие".

Кто-то подколол Бюсси:

"Ну что, хорошо он тебя поддел?"

Вначале молодые люди были сердиты друг на друга, но вскоре весело расхохотались.
Поясняю о турчонке. В то время в Париже было принято, что если молодой человек не мог добраться до какой-нибудь прелестницы, то ему приходилось пользоваться услугами молодых турчат, которых было великое множество для таких забав. Поэтому все молодые люди старались повысить свой авторитет и показывали разными способами, что не пользуются услугами турчат.


Старость не страшна!

Рассказывая о пожилых дамах, не стоит называть их имен, но истории-то от этого хуже не становятся.
Одна придворная дама времен Франциска I в возрасте 55 лет как-то сказала своему любовнику:

"Уж не знаю, какие тяготы принесет мне в будущем старость, но, слава Богу, я никогда еще так резво не занималась любовью, как нынче, и никогда еще она не доставляла мне столько услад. Коли оно так будет и впредь, до самых преклонных лет, мне и старость не страшна, и не жалко прожитой жизни".

Этой даме с юности отравлял жизнь страх забеременеть не от мужа, а уж потом она стала оттягиваться по полной программе.


Не чета лицу

Один из любовников очень красивой и знатной дамы отсутствовал целых четыре года. После возвращения он нашел, что лицо его любовницы слегка увяло, и категорически отказался возобновить прежние отношения. Дама не стала настаивать, но однажды она притворилась больной, и упомянутый кавалер зашел днем в ее дом, чтобы справиться о ее здоровье.
Дама приняла его, естественно, лежа в постели. Увидев кавалера, она сказала:

"Я знаю, что вы отвергли меня из-за постаревшего лица, но убедитесь, что внизу ровно ничего не изменилось".

С этими словами дама откинула одеяло. При виде прекрасного и ничуть не изменившегося тела этой дамы кавалер пришел в такое возбуждение, что тут же приступил к делу.
Немного позже дама ему сказала:

"Вот как вы, мужчины, заблуждаетесь. В другой раз не доверяйтесь нашему обманчивому облику, ибо нижняя часть тела – не чета лицу. Надеюсь, хоть этому я вас научила".



Через платок

Еще одна дама, считая, что начавшее увядать лицо может охладить ее любовников, ложась в постель, стала накрывать его изящным платком из тончайшего голландского полотна.


Где волосы не седеют, и почему

Как-то одну постаревшую, но весьма красивую в недавнем прошлом даму, муж спросил, почему это волосы у нее на ..., нет, я скажу, на лоне, совсем не поседели и не поредели, в отличие от волос на ее же голове. Жена не растерялась и не полезла за словом в карман:

"Это такое коварное место! Оно познало столько любовных безумств, а старость его совсем не берет (когда я начал набирать это слово, то, совсем по Фрейду, перепутал две первые буквы). Все мои члены, в том числе и голова, состарились по его вине, а оно само ничуть не меняется, сохраняя и крепость, и упругость, и природный жар, и прежнюю охоту к забавам и утехам. А все хвори и болячки достались другим частям тела, особенно же голове, на которой волосы поредели и поседели".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#16 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 28 Апрель 2016 - 07:50

Любовь не знает преград

Неаполитанский король Владислав (1376-1414) в 1404 году захотел жениться на Марии Тарентской, вдове герцога Раммондело да Бальцо, которой в то время было уже 38 лет, но та посмела отвергнуть пожелание своего короля. Тогда Владислав, пылая от страсти, осадил Тарент и в том же году взял его штурмом после нескольких атак и приступов. Он взял в плен Марию Тарентскую вместе с ее детьми, увез ее в Неаполь, где и женился на ней. Говорят, что он до самой своей смерти очень нежно любил свою жену и хорошо заботился о приемных детях.


Диана де Пуатье всегда прекрасна

Брантом рассказывал, что он виделся со знаменитой Дианой де Пуатье (1499-1566) за полгода до ее смерти, когда той было уже 66 лет. Герцогиня (титул Дианы был герцогиня де Валентинуа) недавно сломала ногу в Орлеане, упав с лошади, но это никак не отразилось на ее внешности. Старость как бы обошла ее стороной, лицо ее было по-прежнему свежо и прекрасно, величавая осанка (это при сломанной-то ноге), но особенно Брантома поразила белоснежная кожа герцогини. Утверждали, что Диана никогда не красилась и не румянилась, но по утрам протирала свою кожу настоем из каких-то трав. Даже под платьем фигура Дианы выглядела стройной и юной.


Поспешность неуместна

Племянник Дианы де Пуатье Клод де Клермон-Тайар (1540-1570) волочился за красавицей Луизой де Ла Беродьер, которая была официальной любовницей Антона де Бурбона (1518-1572), короля Наварры. Дама всячески дразнила офицера, который давал ей различные клятвы и уверения в своей любви. Однажды она поймала его на слове и велела ему вонзить свой кинжал себе в плечо, если он ее так сильно любит. Клермон-Тайяр уже выхватил свой кинжал, но его спутник перехватил руку офицера и указал ему на неразумность такого поступка.


Поздно, мадемуазель!

Офицер де Жерсей в 1560 году убил на ночной дуэли одного из славнейших дворян Франции барона д’Энгранда. Когда же он стал ухаживать за мадмуазель Жанной де Пьенн, фрейлиной королевы, та засомневалась в мужестве этого кавалера. Кроме того, поползли слухи, что он одержал верх на этой дуэли не без посторонней помощи. Все это весьма раздосадовало де Жерсея, и в 1562 году во время осады Руана он приколол подаренной девушкой белый шарф к своему плюмажу и без раздумий атаковал конный отряд, выехавший из ворот крепости. Он сразу же получил пулю в голову и скончался на месте. Мадемуазель де Пьенн потом сказала, что теперь она не сомневается в мужестве офицера, и охотно вышла бы за него замуж...


Славная смерть

Более славной смертью погиб лейтенант Рене де Ла Пелетьер, сьёр де Деборд (1542 – 1562), в битве при Дрё (19 декабря 1562). Он получил приказ опрокинуть пехотный батальон католиков и немедленно ринулся в атаку во главе своего отряда на прекрасном скакуне. Его шляпу украшал красивый бант, подаренный симпатизировавшей ему девицей. С криком: "Ах, как славно я буду драться из любви к владычице сердца, а хоть и погибну, то со славой!" - он врезался в ряды неприятелей и прорубился сквозь шесть рядов. На седьмом ряду его атака захлебнулась, Дебрда стащили с коня и изрубили буквально на куски. Протестанты эту битву проиграли, а их командующий принц де Конде попал в плен.


Учитесь плавать, господа!

Франсуа д’Анжест, сьёр де Жанлис (?-1569), знаменитый французский военачальник, как-то в молодости, но уже будучи прославленным офицером, катал на лодке по Луаре одну из своих возлюбленных. Та знала, что Жанлис плавает не лучше топора, и решила проверить крепость его любви. С этой целью дама бросила в воду богато вышитый платок и попросила Жанлиса достать его. Тот попытался отшутиться, но дама назвала его презренным трусом. Тогда Жанлис прыгнул в воду в чем был и непременно утонул бы, если бы его не спасла другая лодка, проезжавшая мимо. Так Франция по женской прихоти чуть не лишилась одного из своих славных военачальников в самом начале его карьеры.


Первый брак Дюгеклена

Прославленный рыцарь Бертран Дюгеклен (1320-1380) первым браком был женат на графине Тифании де Лонгвиль. Дюгеклен был так пленен своей молодой и красивой женой, что забросил все свои воинские обязанности и развлечения, ведя неспешную семейную жизнь. Тифании такой оборот дел не очень понравился – ведь если раньше все только и говорили о подвигах Дюгеклена, что тешило ее самолюбие, то теперь о нем стали постепенно забывать. И молодая жена стала постепенно пилить своего мужа, побуждая его вернуться к ратным делам. В конце концов, жена так достала славного рыцаря, что Дюгеклен снова вернулся на тропу войны и совершил еще множество различных подвигов.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#17 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 03 Май 2016 - 09:09

Беспокойная Беатриса

Беатриса (1234-1267), четвертая дочь графа Раймона IV Прованского (1198-1245) была очень беспокойной и тщеславной женщиной. В 1245 году она была выдана замуж за графа Карла Анжуйского (1220-1285). Замечательно, скажете вы, уважаемые читатели! Возможно. Но Беатрису очень угнетал тот факт, что она была всего лишь простой графиней Прованской и Анжуйской, в то время как две ее сестры стали королевами, а третья – даже императрицей. Судите сами:
Маргарита (1221-1295) стала женой французского короля Людовика IX Святого (1215-1270);
Элеонора (?-1291) стала женой английского короля Генриха III (1207-1272).
Но больше всего повезло Санси. Та, правда, вначале вышла всего лишь за графа Ричарда Корноуэльского (1209-1272), который к тому же в 1252 году имел наглость отказаться от предложенной ему короны Неаполя. Но в 1257 году эта дура Санси вдруг стала императрицей Германии.
Все это буквально не давало спать честолюбивой графине Анжуйской, и она постоянно пилила своего мужа, чтобы тот раздобыл себе хоть какое-нибудь королевство. Граф Анжуйский очень старался, ввязывался во всевозможные авантюры и, наконец, в 1265 году он был коронован в Риме как Карл I , король Неаполя и Сицилии. Так Беатриса стала-таки королевой, но реально они овладели Неаполитанским королевством только на следующий год, когда в битве при Беневенто (26 феврала 1266 г.) было разбито войско короля Манфреда, и сам Манфред нашел там свою смерть. Для найма войска, которое завоевало для них королевство, Беатрисе пришлось заложить или продать все свои сокровища и недвижимость. Рассказывали, что на ее пальцах не осталось ни единого перстня, кроме обручального кольца, но зато теперь Беатриса была настоящей королевой.
Наслаждалась королевскими регалиями и властью Беатриса совсем недолго, так как умерла в 1267 году. Она уже не узнала, что в 1278 году Карл стал еще и королем Иерусалимским. Также она не узнала, что Сицилийская вечерня 1282 года привела к тому, что на Сицилию высадился Педро III Арагонский, и вскоре Карл Анжуйский потерял свою Неаполитанскую корону.


Братья Гизы у дам

Два брата де Гиза, Генрих (1550-1588) и Карл (1524-1574), одно время волочились за Маргаритой де Валуа (1553-1615) и ее подругой, кажется, Шарлоттой де Сов (1551-1617).
Однажды днем они пришли в спальню Марго, которая еще была в постели, а возле кровати находилась и ее подруга. Братья тут же разбились на пары, и Карл увлек свою даму к окну. Пока Генрих ворковал и целовал ручки Маргарите, Карл задрал юбку своей пассии и повел себя как галантный кавалер. Закончив дело, он ушел, но уходя, громко сказал:

"Брат, действуй как я! Здесь нужны не почтительность, а дерзость и отвага".

В этот раз Генрих не последовал совету брата, но чуть позже он все же получил свое.


Господин Почтительный – трус!

Однажды два кавалера, скажем N и M, прогуливались со своими дамами по тенистым аллеям пустынного парка. Пары разошлись по разным аллеям и г-н N уложил свою даму на небольшой холмик из зеленого дерна и начал ее трахать. Дама вроде бы возмущалась:

"О, Боже, что вы делаете? Вы же самый безумный человек на свете! А если сюда кто-нибудь заглянет, то что он о нас подумает? Бог мой, да отпустите же меня!" -

но, тем не менее, позволила кавалеру N закончить свое дело. Они еще немного прогулялись по аллее, а потом опять посетили знакомый зеленый холмик - ко взаимному удовольствию.
Через некоторое время пары встретились, и дама сказала г-ну N о его приятеле:

"Думаю, что этот глупец не предложил своей даме ничего, кроме прогулки и разговоров".

Так оно и оказалось, ибо, когда дамы стали удаляться, кавалеры услышали, что они говорят со смехом:

"О, трус и глупец, господин Почтительный!"

Правда, через некоторое время г-н М все же нашел другие пути к сердцу (и не только) своей дамы.


Отвага Жанны Фландрской

Когда граф Жан де Монфор (?-1345) оспаривал Бретань у Карла де Блуа (1319-1364), последний в 1342 году осадил Аннебон. В этом городе оказалась жена де Монфора, Жанна Фландрская, графиня де Монфор, которая активно ободряла защитников города, а когда гарнизон уже решил капитулировать, она страстной речью побудила гарнизон дожидаться подхода обещанных подкреплений. Помощь пришла вовремя, и когда разгорелось сражение у стен Аннебона, Жанна Фландрская во главе отряда из 50 всадников сделала вылазку, атаковала опустевший лагерь Карла де Блуа и подожгла его палатки. Карл де Блуа заподозрил измену, прекратил сражение и сразу же отошел от города.


Мужественный потомок

Отдаленный потомок графини де Монфор, госпожа де Бурдей, вдова в возрасте около сорока лет, тоже проявила завидное мужество. Когда принц Генрих де Конде (1552-1588) был в Сен-Жане, он потребовал от г-жи де Бурдей, чтобы она выдала ему семерых самых богатых ее людей (вернее, живших на ее землях), которые спасались от принца в замке Мата. Дама категорически отказала принцу, сказав, что никогда не выдаст людей, оказавшихся под защитой ее слова.
Тогда принц де Конде пригрозил, что сумеет научить ее покорности, а г-жа де Бурдей отвечала, что когда принц сам научится повиноваться и покорится воле короля, она тоже проявит послушание. Раз ей достался в наследство от славной графини де Монфор этот хорошо укрепленный замок, то она не боится осады, и будет защищаться.
Принц не решился на немедленный штурм, раздумывал, а через несколько дней и вовсе умер. Поговаривали, что его отравила собственная жена, Шарлота де Ла Тремуй.


Дамы Генриха III

Когда Генрих III был еще принцем Анжуйским, у него около трех лет был роман с Рене де Риё-Шатонёф (1550-1586), самой красивой фрейлиной Екатерины Медичи. Но после возвращения из Польши и став королем, он влюбился в принцессу Марию Клевскую (1553-1574) и собирался даже жениться на ней, несмотря на то, что у нее уже был муж. Король даже получил принципиальное согласие папы на этот брак. Пока же он стал осыпать свою новую любовь различными подарками, среди которых были и те, что он сам получил от красавицы Рене. Та быстро заметила это, сильно огорчилась и разгласила всему свету о происхождении данных вещей. Этим поступком она опозорила не только себя, но и задела честь своей соперницы. Король же, скорее всего, женился бы на принцессе Клевской, если бы та вскоре не умерла от родов.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#18 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 13 Май 2016 - 09:30

Репетиция

Герцог Людовик де Монпансье (1513-1582), овдовев в 1571 году, через некоторое время начал свататься к молодой Екатерине Лотарингской (1559-1605). Но он был уже в довольно преклонном возрасте по тем временам, и не был уверен в том, что не позабыл, как это делается.
Тогда герцог нашел хорошенькую простолюдинку, даже чем-то похожую на свою невесту, и прекрасно справился с поставленной задачей. Убедившись в своих способностях, герцог сыграл свадьбу и прекрасно решил ту же задачу и с новобрачной.


Перстень герцогини де Невер

Анна де Бурбон-Монпансье в 1560 году вышла замуж за герцога Франциска де Невера. Она одно время была в должности подавальщицы чаши у королевы Испании Елизаветы Французской (1546-1568). Та на прощание подарила ей перстень с прекрасным бриллиантом.
Герцог де Невер через некоторое время заявил жене, что где-то обронил её перстень, а на самом деле он подарил его некоей молодой придворной красавице. Дамочка вначале остерегалась носить столь дорогой подарок, но потом не выдержала и начала надевать этот перстень. Тут-то его и увидела герцогиня де Невер, которая при этом проявила редкое благоразумие - она не стала устраивать скандал и порочить соперницу, и тем самым доставлять потеху всему двору.


Отважная Паула

В мае 1465 года граф Карл де Шароле (1433-1477) осадил Руа, защитой которого руководила Паула, дочь графа де Пентьевра и жена графа Иоанна де Невера, с которым, собственно, и враждовал Карл де Шароле. При обороне города Паула проявила такую смелость и благородство, что, взяв Руа, Карл де Шароле отправил Паулу в Компьен под почётной, но надежной, охраной, запретив причинять ей какие либо неприятности или неудобства.


Король ещё дышит!

Когда французский король Генрих II (1519-1559) был уже при смерти после полученного на турнире ранения, Диане де Пуатье, герцогине де Валентинуа (1500-1566), передали приказ, чтобы она удалилась из парижского замка и больше не входила в опочивальню короля – у неё ведь было много врагов при дворе. Когда Диана подчинилась, к ней прислали придворного, который потребовал вернуть подаренные ей королем драгоценности. Тут Диана спросила:

"Неужели король уже умер?"

Придворный немного растерялся:

"Нет ещё, сударыня, но это не замедлит случиться".

Тогда Диана гордо произнесла:

"Пока у него осталось жизни хоть на мизинец, пусть мои недруги знают, что я их не страшусь, и не стану им повиноваться, пока монарх ещё дышит".



Разные судьбы

Рене де Клермон, сестра знаменитого Бюсси д’Амбуаза (1549-1579), вышла замуж за неудачливого маршала Франции Жана де Баланьи (1545-1603). Она и её супруг именовались князьями (принцами) Камбре и Камбрези, но в октябре 1595 г. Камбре был осажден. Г-жа Баланьи делала все возможное, чтобы спасти город, но силы были неравны. От горя г-жа де Баланьи умерла. Говорят, что её смерть не была естественной, а перед смертью она призывала супруга последовать её примеру, чтобы не подвергаться осмеянию.
Маршал не последовал за своей женой, а вскоре женился на Диане д’Эстре, сестре знаменитой любовницы Генриха IV - Габриэле д’Эстре (1570-1599).


Смерть м-ль де Лимей

Мадемуазель Николь де Лимей была фрейлиной королевы Екатерины Медичи (1519-1589). Это была весёлая и красивая девушка, но болтушка с очень острым язычком. Однажды она тяжело заболела и поняла, что скоро умрёт. Перед смертью она весело болтала с подругами, а почувствовав приближение смерти, она позвала своего лакея Жюльена, велела ему играть на скрипке пьесу Клемана Жанекена "Поражение швейцарцев", посвященную битве при Мариньяно [13-14.09.1515], а сама стала подпевать тихим голосом. Когда она дошла до слов "всё кончено", то велела Жюльену повторить это место несколько раз, а затем сказала:

"Вот теперь-то и, правда, всему конец – да оно и к лучшему".

С этими словами она тихо скончалась.


Шутница дю Белле

Госпожа Луиза дю Белле (1504-1596) [во втором браке герцогиня д’Юзес] однажды решила подшутить над папой Павлом III (1468-1549) во время свидания того в Ницце с королем Франциском I (1494-1547) в 1538 году.
Она явилась пред очи Его Святейшества, простерлась перед ним ниц и стала умолять его о трёх вещах.
Во-первых, в детстве она потеряла ножницы и поклялась принести обет святому Алливерготу [такого святого не существует], если найдет их, а отыскав ножницы, не смогла исполнить обет, так как не знала, где находятся его мощи.
Во-вторых, когда папа Климент VII (1478-1534) был в Марселе, она взяла одну из его спальных подушек и подтёрла себе ею сначала перёд, а потом и зад. А ведь Его Святейшество затем клал на эту подушку свою голову и даже лицо, а может и рот (!).
В-третьих, она просит отлучить от Церкви г-на Жана де Тэ: ведь она его любила, а он её нет, а значит - он проклят; ведь тот, кто не любит, будучи сам любим, достоин отлучения.
Удивлённый папа спросил у короля, кто эта дама, а узнав у того, что это известная шутница, вволю посмеялся с королем над её проделкой.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#19 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 23 Май 2016 - 07:52

Воинственная Ришильда

Когда умер Бодуэн VI (1030-1070), граф Фландрский, его жена Ришильда графиня Геннегау (?-1091), три года вела борьбу против своего деверя Робера де Фриза (1013-1092). Тут довольно сложная и запутанная история.
Дело в том, что граф Бодуэн V (1012-1067) оставил престол Фландрии не своему старшему сыну Роберу, а второму сыну, Бодуэну. Робер был очень обижен на отца, планов о престоле не оставил, но враждовать с братом не стал.
Умирая, Бодуэн VI назначил Робера регентом и опекуном своего сына Арнульфа III (1054-1071), малолетнего наследника престола, которого считали ещё несовершеннолетним. Такому развитию событий решительно воспротивилась Ришильда и захотела лишить Робера власти и влияния в свою пользу. Пренебрегая волей своего умершего супруга, Ришильда объявила себя регентшей при наследнике престола. В этом деле она нашла себе союзника в лице французского короля Филиппа I (1052-1108), который тоже ввязался в эту борьбу в своих интересах.
Ришильда дала своему врагу два сражения. Во время первого из них произошел казус, так как оба предводителя оказались пленёнными войсками противника. Пришлось произвести размен.
Второе сражение произошло 22 февраля 1071 г. близ Касселя. Робер сумел нанести французам сильнейшее поражение, но Арнульф погиб в этой битве при не совсем ясных обстоятельствах.
После этого Ришильда ещё годик побунтовала, а затем оставила свои попытки захватить престол. Арнульф III после смерти получил в истории прозвище Несчастливый, а Робер де Фриз стал графом Робером I.


Людовик XI и дамы

Считается, что французский король Людовик XI (1423-1483) был одним из образованнейших людей своего времени, что не мешало ему быть очень неприятным в общении. Да, он значительно укрепил французскую монархию и расширил пределы государства, но как он обращался с женщинами!
При всей простоте нравов того времени король любил пировать в просторных залах, а к своему столу приближал наиболее ловких волокит. С ними он громко обсуждал как их, так и свои собственные похождения, уделяя большое внимание различным скабрезным деталям, и выставляя дам как бы на всеобщее обозрение. Ведь король сам не отличался добродетелью, был обо всех женщинах очень плохого мнения и не верил ни в чью непорочность.
Он был достаточно высокого мнения только о своей второй жене Шарлоте Савойской (1445-1483), от которой у него было трое детей, в том числе будущий король Карл VIII (1470-1498). Перед смертью он велел своему сыну любить и почитать мать, но не давать ей брать над собой верх,

"но не потому, что она недостаточно благоразумна и целомудренна, а из-за того, что в ней больше бургундской, чем французской, крови".

При всём при этом сам король не очень любил свою жену, и после рождения наследника (до этого было две дочери) держал её в замке Амбуаз, выделив ей очень скромное содержание.


Как дамы погубили Карла VIII

Король Карл VIII о дамах никогда плохо не отзывался, но, несмотря на слабое здоровье, любил отдавать им должное. После вступления в Неаполь он два месяца праздновал победу, наслаждаясь местными красавицами. Возвращаясь же из итальянского похода, он в 1496 году на целых четыре месяца задержался в Лионе, плененный местными красотками. Король практически забросил все государственные дела, так что результаты похода оказались нулевыми. Более того, современники считали, что именно в Лионе король настолько подорвал своё здоровье в забавах с местными дамами, что сильно ослабел и умер весной 1498 года.


Три жены Людовика XII

Французский король Людовик XII (1462-1515) тоже был большим охотником до дамских утех, но в речах об этих предметах оставался сдержанным и скромным. Он позволял комедиантам, школярам и прочим людям откровенно высказываться насчёт всех женщин, кроме королевы и придворных дам и девиц. У своих придворных он не одобрял распущенных или скабрезных высказываний.
К концу жизни король, однако, изрядно поизносился, впрочем, судите сами.
Первой его женой была Жанна (Иоанна) Французская (1464-1505), дочь Людовика XI, которая обладала огромным сексуальным аппетитом, но была очень уродливой. Король развёлся с ней с разрешения папы Александра VI [в миру Родриго Борджиа (1431-1503), папа с 1492 г.], выставляя предлогом для развода слишком близкое родство, позабыв все заслуги жены в борьбе с врагами короны.
Затем, желая сохранить за Францией Бретань, он женился на вдове Карла VIII Анне Бретонской (1477-1514), что тоже потребовало от него изрядных сил.
После смерти Анны он вскоре женился на молодой и очень сексуальной Марии Английской (1496-1534), сестре английского короля Генриха VIII, что окончательно подорвало здоровье Людовика XI, и через три месяца после свадьбы в возрасте пятидесяти трёх лет он скончался.


Как услуживать?

Однажды при дворе Франциска I появилась новая придворная дама, весьма привлекательная молодая особа. Король при случае прямо заявил этой даме, что

"желал бы водрузить свой стяг на крепком древке в ее "цитадели".

Дама не растерялась, смиренно поцеловала руку короля, затем взяла королевский "стяг" и водрузила его в свою крепость, спросив, как желает король, чтобы она ему услужила – как добропорядочная и целомудренная женщина или как распутница. Король, естественно, пожелал "распутницу" и не пожалел об этом, а дама стала тотчас же просить короля о продвижении для своего супруга.


Императрица Барбара

Барбара (1392-1451), вторая жена императора Священной Римской империи Сигизмунда Люксембургского (1368-1437), вела настолько распутный образ жизни, что её прозвали германской Мессалиной. Барбара любила повторять, что пребывать в постоянном целомудрии – удел дур. Она всячески порицала и презирала девиц и дам, ведущих добродетельный образ жизни и соблюдавших все посты.


Ещё о Фландрии

Фландрский граф Бодуэн IX (1171-1206) в 1204 году стал королем Константинополя Бодуэном Первым.
Фландрией стала править его старшая дочь Жанна I Геннегаузская (1188-1244), а после смерти графини – её младшая сестра Маргарита II (1202-1280).
Эта самая Маргарита известна тем, что с раннего детства к ней был приставлен духовник по имени Гийом, который сделал ей двух незаконных сыновей, Жана и Бодуэна. Это не помешало Маргарите выйти замуж за Гийома II Дампьерского, которому она родила ещё трёх сыновей и дочь. Папа Иннокентий IV [в мире Синибальдо Фиески (1195-1254), избран папой в 1243 году] узаконил её внебрачных сыновей.
Но каков духовник!
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#20 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 27 Май 2016 - 10:09

Сама справлюсь!

Некая испанская сеньора провожала свою дочь к молодому супругу и боялась, что первая брачная ночь может вызвать у молодой отвращение к половой жизни. Она растолковывала своей дочери, что ничего страшного с ней не произойдёт, что большой боли не будет, и чтобы избавить свою дочь от испытания она готова была бы оказаться на её месте. Дочка на это рассудительно заметила:

"Благодарю, матушка, за столь добрую услугу, но с этим я и сама как-нибудь справлюсь".



Мученический конец

Некий дворянин, освобождённый из турецкого плена, долго рассказывал дамам о мучениях, которым там подвергаются пленники-христиане. Одна из дам поинтересовалась, как же там поступают с пленницами. Дворянин простодушно сказал, что там их трахают, пока те не отдадут Богу душу. Услышав такой ответ, дама закатила глаза:

"Да будет мне уготован Господом по вере моей такой же мученический конец!"



Ограничение доступа

Однажды король Арагона Альфонс V (1396-1458) [с 1441 года он воцарился в Неаполе и основал там Арагонскую династию] торжественно въезжал в Сарагосу. Вдруг перед ним на колени рухнула очень красивая дама и стала умолять о правосудии.
Получив согласие короля на разговор вдали от чужих ушей, дама пожаловалась на своего мужа, который имеет её тридцать два раза в сутки, не давая ей, несчастной, покоя ни днём, ни ночью.
Удивлённый такой необычной жалобой, король велел доставить к нему супруга дамы, который полностью подтвердил её слова, но заявил, что имеет на это полное право, поскольку она его законная жена.
Король был восхищён темпераментом этого мужчины, но на королевском совете повелел, чтобы данный мужчина приступал к своей жене не более шести раз в сутки.


Слаб в арифметике

Одна испанка после первой брачной ночи перечисляла подругам достоинства своего супруга. Она нашла довольно много достоинств и только один, но существенный, недостаток:

"Он слишком слаб в арифметике и не умеет умножать".



От любви к Всевышнему...

Маргарита Наваррская (1492-1549), сестра Франциска I и автор известного сборника новелл "Гептамерон", часто страдала известным любовным недугом. Когда наступал такой приступ, а это бывало частенько, Маргарита заговаривала с избранным мужчиной о любви к Всевышнему, а затем быстро переходила к любви земной, побуждая собеседника немедленно перейти к требуемой сути.


Драгоценности на вдовах

Брантом писал, что в его время вдовы могли носить драгоценности лишь на пальцах, иногда на зеркальце, а также на Часослове или иных книгах, повествующих о Божественном. Им запрещалось носить драгоценности на голове, на одежде, а также запрещалось надевать ожерелья и браслеты.


Мой бриллиант

В 1548 году в Бордо произошел бунт против соляного налога, и 21 августа толпа растерзала губернатора Гиени Тристана де Монена. Его жена, Франсуаза де Ломань, получив известие о смерти мужа, не стала проливать слезы, а закричала:

"О, мой бриллиант, что с тобой сделали?"

Многих удивил подобный крик скорби, но вскоре выяснилось, что госпожа де Монен имела в виду бриллиант, который она подарила своему мужу в знак согласия на брак. Этот бриллиант тогда стоил 1200 экю, и господин де Монен всегда носил его на пальце.


Не всем дано

Как известно, госпожа д’Этамп пользовалась особой благосклонностью короля Франциска I, за что ей частенько доставалось от своего мужа. Однажды некая вдовствующая дама пыталась её разжалобить своими горестями, но получила в ответ:

"Ах, милочка, сколь вы счастливы в своём положении, ведь не всякой дано овдоветь".



Кобылка лучше кобылы

Хорошо известный нам господин де Бюсси как-то приметил при дворе одну вдову довольно мощного сложения, известную своими любовными похождениями. Де Бюсси однажды не удержался и съязвил:

"Как, эту кобылу всё ещё водят крыть к добрым молодцам?"

Даме передали такие слова де Бюсси, и она его возненавидела. Ссориться с этой влиятельной дамой де Бюсси не захотел и велел ей передать, что на самом деле он говорил:

"Как, эта норовистая кобылка ещё не перебесилась?"

Он полагал, что сравнение дамы с молодой кобылкой может исправить положение, и оказался совершенно прав – дама успокоилась и вернула де Бюсси свое расположение.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse



0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.