Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

171_Прекрасная Франция


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
40 ответов в теме

#21 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 11 Декабрь 2015 - 10:22

Все - слуги

В день своего бракосочетания граф д'Артуа (1757-1836), младший брат Людовика XVI и будущий король Карл X, вел свою молодую супругу к столу и громко сказал ей, указывая на толпившихся придворных:

"Все, кого вы здесь видите, ваши слуги".



Не говорю о...

Когда Мирабо как-то попробовали вызвать на разговор о различных злоупотреблениях в общественной и частной жизни, он холодно парировал:

"Я каждый день расширяю список предметов, о которых не говорю. Мудрее всех тот, у кого такой список особенно обширен".



Публика - торговка

Один человек разглагольствовал, что публику следует уважать. Мирабо согласился:

"Да, этого требует осторожность. Торговок презирают все, но разве кто-нибудь решится задеть их, проходя через рынок?"



Болезнь Конти

Принц де Конти (1734-1814) тяжело заболел и стал жаловаться Бомарше (1732-1799), что не надеется выздороветь: слишком уж истощен он тяготами войны, вином и женщинами.
Бомарше возразил:

"Что касается походов, то принц Евгений [имеется в виду выдающийся автрийский полководец евгений Савойский, принц Кариньянский (1663-1736)] проделал двадцать одну кампанию и все-таки умер в семидесятивосьмилетнем возрасте (ошибка Бомарше!).
Что до вина, то маркиз де Бранкас (1672-1750) [маршал Франции с 1747 года] ежедневно осушал шесть бутылок шампанского и тем не менее дожил до восьмидесяти четырех лет (опять Бомарше ошибается!)".

Принц согласился:

"Допустим. А как насчет любовных утех?"

Бомарше немедленно парировал:

"Вспомните вашу матушку!"

(Принцесса скончалась на восьмидесятом году жизни.)
Конти обрадовался:

"Верно! Пожалуй, я еще выкарабкаюсь".



В наказание - на ужин к королю!

Один из сыновей маршала де Дюраса (1715-1789) дважды ужинал в Марли и чуть не умер там со скуки.
Однажды маршал за что-то разгневался на него и воскликнул:

"Уймись, негодник, или поедешь ужинать к королю!"



Репутация Левре

Знаменитого акушера Левре (1703-1780) вызвали ко двору принимать роды у супруги дофина [Людовика де Бурбона (1729-1765), старшего сына Людовика XV, умершего раньше своего отца. - Прим. Ст. Ворчуна.]. Дофин поинтересовался:

"Надеюсь, вы рады, что принимаете у дофины, господин Левре? Это упрочит вашу репутацию".

Акушер невозмутимо ответил:

"Меня бы здесь не было, не будь она уже упрочена".



Лжемизантроп

Господин де Л., мизантроп, однажды разговорился с господином де Б., тоже ненавистником рода человеческого. После их меланхолической беседы он проникся интересом к своему собеседнику и признался кому-то, что не прочь подружиться с де Б. Его предупредили:

"Будьте осторожны! Не доверяйте его мрачности: он порою бывает очень весел".



Собаки и швейцарцы

Однажды у герцога де Шуазеля обедали бретонские депутаты, и один из них за весь вечер не промолвил не слова. Удивленный герцог де Грамон (1722-1799) обратился к шевалье де Куру, командиру полка швейцарцев:

"Хотел бы я знать, какие речи можно услышать от этого человека!"

Шевалье немедленно обратился к молчальнику:

"Из какого вы города, сударь?"

Тот ответил:

"Из Сен-Мало".

Шевалье насмешливо улыбнулся:

"Из Сен-Мало? Так это ваш город охраняют собаки? Вот странно!"

[Дело в том, что в Сен-Мало держали специальных собак для охраны города, и это было поводом для постоянных насмешек над горожанами. - Прим. Ст. Ворчуна.]
Бретонец степенно ответил:

"А что в этом странного? Охраняют же короля швейцарцы!"


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#22 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 26 Декабрь 2015 - 11:30

Знаменитые литераторы XVIII века


Расточительность
Однажды Фонтенель, которому было уже 80 лет, подал молодой и красивой даме оброненный ею веер. Дама приняла веер с таким высокомерным видом, что Фонтенель воскликнул:

"Ах, сударыня! Как вы расточительны в своей суровости!"



Кто Он?
Романист и драматург Мармонтель (1723-1799) в молодости любил бывать в обществе уже пожилого драматурга Никола Буэндена (1676-1751). Однажды Буэнден предложил Мармонтелю встретиться в известном и популярном у литераторов парижском кафе у Прокопа. Мармонтель, зная, что там бывает много шпиков, возразил:

"Но там же нельзя говорить о философских материях".

Буэнден возразил:

"Нет, можно, если придумать условный язык, нечто вроде арго".

Они тут же составили для себя словарик:
душу назвали Марго;
религию - Жавотта;
свободу - Жаннетон;
Всевышнего - господин де Бог.
Сидя в кафе, они отлично понимали друг друга, но тут в их беседу неожиданно вмешался некто в черном и спросил:

"Нельзя ли узнать, сударь, кто этот господин де Бог, который ведет себя так дурно и которым вы так недовольны?"

Буэнден под громовой хохот всего кафе ответил:

"Сударь, он - полицейский шпион".



Вергилия - в епископы!
Некто прослушал "Георгики" Веригилия в переводе аббата Делиля (1738-1813) и сказал поэту:

"Перевод превосходен. Не сомневаюсь, что как только автора назначат епископом, первый же свободный бенефиций - за вами".



Я - болтун
Однажды аббату Делилю предстояло читать свои стихи в Академии по случаю вступления в нее одного из его друзей, и он сказал по этому поводу:

"Мне хочется, чтобы о чтении не знали заранее, но я боюсь, что сам же о нем и разболтаю".



Монтескье и "дух законов"
Когда барон де Монтескье (1689-1755), автор знаменитого трактата "О духе законов", узнал, что некий господин Дюпен намерен выпустить свой критический труд "Замечания о "Духе законов", и книга уже напечатана, он прибег к помощи маркизы де Пампадур. Та приказала доставить к ней типографа вместе со всем тиражом издания, которое тут же пошло под нож.
Удалось спасти лишь пять экземпляров этой книги.


Достижение
Дидро как-то спросили, что за человек господин д'Эпине, муж писательницы и хозяйки известного литературного салона Луизы-Флоранс д'Эпине (1726-1783). Он ответил:

"Это человек, который умудрился спустить два миллиона, не сказав ни одного умного слова и не сделав ни одного доброго дела".



Успех из-за дров
Драматург Антуан-Марен Лемьер (1723-1793) написал трагедию "Малабарская вдова", действие которой происходит в Индии. Ее героиня, следуя древнему обычаю, должна предать себя самосожжению на погребальном костре своего мужа.
Постановка трагедии в 1770 году закончилась провалом, но возобновленная в 1780 году пользовалась большим успехом. Лемьер удачно сострил, что между этими постановками такая же разница, как между вязанкой и возом дров. Ведь успех новой постановке пьесы принес именно удачно устроенный на сцене костер.


Не напоминайте!
Одна девяностолетняя старуха сказала Фонтенелю, которому уже было девяносто пять лет:

"Смерть забыла о нас".

Фонтенель приложил палец к губам:

"Тс-с!"


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#23 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 12 Январь 2016 - 09:26

Кому еще?

Когда король Станислав [бывший король Польши] назначил пенсионы некоторым бывшим иезуитам, г-н де Трессан спросил у него:

"Не соблаговолит ли ваше величество сделать что-нибудь и для семьи Дамьена?"

Он имел в виду, что орден иезуитов, запрещенный во Франции в 1764 году, был неоднократно замешан в убийстве монархов, а упомянутый Дамьен в 1757 году совершил неудачное покушение на Людовика XV.


Я погиб!

Маркиз де Вилькье (1601-1669) был в числе друзей Великого Конде. [Людовик де Бурбон, принц де Конде (1621-1669), один из крупнейших французских полководцев.] Однажды, в 1650 году [действие, напомню, происходит в правление регентши Анны Австрийской и кардинала Мазарини], когда он был еще капитаном гвардии и находился у г-жи де Моттвиль, пришло известие об аресте принца по приказу двора. Маркиз простонал:

"Ах, я погиб!"

Хозяйка удивилась:

"Я знала, что вы - друг принца, но не думала, что такой близкий".

Маркиз воскликнул:

"Как! Разве вам не известно, что приводить такие приказы в исполнение полагается мне? Меня не позвали, - значит, мне не доверяют, это же ясно".

Госпоже де Моттвиль возмутилась:

"Мне кажется, что ваши опасения излишни: вы ведь не дали двору никаких оснований подозревать вас в измене. Радуйтесь же, что вам не пришлось сажать друга в тюрьму".

Маркиз де Вилькье вынужден был устыдиться своих слов. Двор его ни в чем не подозревал, и с 1651 года он стал маршалом Франции.


Грамматика важнее

Однажды грамматист и член Академии Никола Бозе (1717-1789) неожиданно вернулся домой и застал свою жену в постели с неким учителем немецкого языка. Немец стал упрекать свою даму:

"Я же вам говорил, что мне надобно уходить".

Господин Бозе поправил его:

"Что мне надобно уйти".



Французский Митрофанушка

Знаменитый писатель и духовный оратор Боссюэ (1627-1704) так и не смог научить Великого Дофина [Людовик де Бурбон (1661-1711), старший сын Людовика XIV, умерший раньше своего отца. - Прим. Ст. Ворчуна.] писать письма. Принц был очень нерадив в учебе, и все свои письма к графине дю Рур, своей фаворитке, неизменно заканчивал одной и той же фразой:

"Король вызывает меня на совет".

Когда графиню удалили от двора, один из приближенных спросил дофина, не огорчен ли он этим событием. Принц ответил:

"Конечно, огорчен. Зато мне больше не придется писать ей записки!"



Там хорошо, где вас нет!

Господин де К. в обществе, где присутствовало несколько аббатов и епископов, распространялся о преимуществах английского образа правления. Аббат де Сегеран возразил ему:

"Сударь, то немногое, что я знаю об этой стране, отнюдь не пробуждает у меня желания поселиться в ней. Уверен, что мне там было бы очень плохо".

Господин де К. в простоте душевной ответил:

"Именно поэтому эта страна и хороша, господин аббат".



Венера и Вулкан

Герцог де Шон заказал портрет своей молодой жены в образе Венеры и не мог решить, в каком виде ему самому позировать для парного портрета. Своими сомнениями он поделился с мадмуазель Кино (1700-1783), комической актрисой и хозяйкой литературного салона. Та посоветовала:

"Велите изобразить себя Вулканом".



Слово

Чтобы не оскорблять слово "римлянин", Дюкло всегда называл современных римлян "итальянцами из Рима".


Всегда есть причина

Однажды во время любовного свидания Людовика XV с графиней де Эпарбе между ними состоялся следующий диалог.
Король:

"Ты жила со всеми моими подданными".

Графиня:

"Ах, государь!.."

Король:

"Ты спала с герцогом Шуазелем".

Графиня:

"Но он так влиятелен!"

Король:

"С маршалом Ришелье!"

Графиня:

"Но он так остроумен!"

Король:

"С Монвилем!"

Графиня:

"У него такие красивые ноги!"

Король:

"В добрый час!.. Ну а герцог д'Омон? У него-то ведь нет ни одного из этих достоинств".

Графиня:

"Ах, государь, он так предан вашему величеству!"

[Герцог д'Омон (1723-1799) отличался глупостью и хромотой.]
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#24 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 30 Январь 2016 - 10:33

О высшем свете

Мирабо называл высший свет (французский) притоном, в посещении которого не стыдно сознаваться.
Не он один высказывал подобные мнения. Маркиз де Лассе (1652-1738), военный и литератор, был очень мягким человеком, но очень хорошо знал высший свет. Он говаривал, что, если человеку предстоит провести целый день в обществе, то он должен проглотить на завтрак жабу - тогда до самого вечера ничто уже не вызовет в нем отвращения.


Коварный граф

Граф де Бисси (1721-1810) собирался порвать со своей любовницей маркизой д'Алигр (1730-1767), но нашел у нее на камине письмо, адресованное человеку, с которым она завела новую интригу. В письме маркиза писала, что она хочет пощадить самолюбие Бисси и постарается устроить так, чтобы он сам бросил ее. С этой целью она, наверно, и оставила письмо на каминной полке. Бисси решил притвориться, что ничего не знает, и еще полгода прожил с маркизой, докучая ей своими нежностями.


У Ваших ног!

Маршал де Виллар (1653-1734) до самой смерти был большим приверженцем вина. В 1734 году после начала войны за польское наследство он прибыл в Италию, чтобы принять там командование над войсками. Представляясь Сардинскому королю, маршал оказался настолько пьян, что не удержался на ногах и грохнулся оземь. Однако и в таком положении он не растерялся:

"Прошу простить мой естественный порыв - я так долго жаждал припасть к стопам вашего величества!"



Гадкий утенок

В литературном салоне мадам Мари-Терезы Жоффрен (1699-1777) собирались энциклопедисты, и там царила атмосфера свободолюбия. Напротив, салон ее дочери маркизы де Ла Ферте-Энбо (1715-1791) отличался крайне реакционным духом. Поэтому мадам Жоффрен говорила о своей дочери:

"Глядя на нее, я дивлюсь, как курица, высидевшая утенка".



Оригинальная внешность

Герцог де Вандом (1654-1712), говорил о герцогине де Немур (1625-1707), имевшей длинный нос и ярко-красный рот:

"Она похожа на попугая, который ест вишню".



Ах, эти предки!

Граф де Шароле (1700-1760) застал у своей любовницы господина де Бриссака и сказал ему:

"Выйдите!"

Де Бриссак ответил:

"Монсеньер, ваши предки сказали бы:

"Выйдем!"



Неотразимый довод

Маршал де Бройль во время одного из сражений упорно не хотел покидать опасное место. Друзья доказывали маршалу, что он не вправе рисковать своей жизнью, но тщетно. Наконец генерал де Жокур подошел к маршалу и шепнул ему:

"Не забывайте, господин маршал: если вас убьют, командование перейдет к господину де Руту".

[Граф де Рут был самым бездарным из генерал-лейтенантов французской армии. - Прим. Ст. Ворчуна.]
Осознав, чем это грозит армии, де Бройль немедленно покинул опасную позицию.


Да где же их взять?

Писатель Шамфор был удивлен бесстрастностью господина де В* и дал ему это понять. Де В* невозмутимо ответил:

"Что может интересовать человека, который изведал всё? В своё время я, как и другие, был любовником светской дамы, игрушкой кокетки, забавой распутницы, орудием интриганки. Что мне ещё остаётся?"

Шамфор посоветовал:

"Стать другом хорошей женщины".

Де В* возразил:

"Ну, такие встречаются только в романах".



Люди - порочны

Одного весьма умного и одаренного человека спросили, почему он никак не проявил себя в дни революции 1789 года. Он ответил:

"За тридцать лет я столько раз убеждался в порочности людей, взятых поодиночке, что уже не жду от них ничего хорошего и тогда, когда они собираются вместе".



Ни нашим, ни вашим

Маркиз де Сегюр (1724-1801) издал 22 мая 1781 года ордонанс, который запрещал лицам недворянского происхождения занимать офицерские должности. Этот ордонанс касался и артиллерии, но дело в том, что артиллерийским офицером мог быть лишь образованный человек, что и привело к забавному недоразумению.
Аббат Боссю (1730-1814), математик, экзаменовал выпускников военных школ и аттестовал почти только одних простолюдинов.
Геральдик Шерен (1762-1799) проверял их родословные и аттестовал одних дворян.
Из сотни выпускников нашлось всего пять человек, удовлетворивших обоих экзаменаторов.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#25 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 10 Февраль 2016 - 09:47

Тот, да не тот!

Когда купеческий старшина Парижа де Мэм (1585-1650) купил отель де Монморанси, он велел написать на фасаде:

"Hotel de Mesmes".

Это означает "Отель де Мэма", но "de Mesmes" произносится так же, как и выражение "de meme" - "так же, тот же". Поэтому на фасаде вскоре кто-то написал:

"Pas de meme". ("Не тот же").



И шут удивлен

Один придворный шут заметил:

"Не знаю, почему так получается, но удачно сострить удается только насчет тех, кто в опале".



Тема для проповеди

Однажды проповедник Андре Булланже (1578-1657), по прозвищу маленький отец Андре, похвастался Великому Конде, что сумеет без подготовки сказать проповедь на любую тему. На следующий день принц прислал ему изображение фаллоса. Проповедник получил его, когда уже выходил из ризницы. Тем не менее, он не растерялся, взошел на кафедру и начал:

"Лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну" (Матфей, V, 29).



Ответ де Вена

Некий виконт подошел однажды к господину де Вену (1733-1803) с вопросом:

"Правда ли сударь, что в одном доме, где общество благосклонно признало за мной некоторый ум, вы соизволили отказать мне в этом качестве?"

Де Вен вежливо возмутился:

"Всё это сплошные выдумки, сударь: я никогда не бывал в домах, где за вами признавали бы ум, и никогда не говорил, что у вас его нет".



Нет новому браку!

Овдовевшую даму так отговаривали от нового брака:

"Понимаете ли вы, какое это счастье носить имя человека, который уже не в состоянии наделать глупостей?"



Вчера - тоска, сегодня - арфа

Розали Дюте (1752-1820) потеряла очередного своего любовника при довольно скандальных обстоятельствах. Один из её знакомых навестил даму и застал её за игрой на арфе. Гость удивился:

"Ну и ну! А я-то думал, что застану вас в тоске и отчаянье!"

Дама патетически воскликнула:

"Ах, вы бы видели, как я убивалась вчера!"



Кто во что играет

Один генерал, который вёл трудную и не приносившую славы войну, так отозвался о своих собратьях по оружию, которые отличались в лёгких и выигрышных кампаниях:

"Я играю в шахматы при ставке в двадцать четыре су, а рядом, в этой же гостиной, играют в кости при ставке в сто луидоров".



Воззвание в парламенте

Президент Парижского парламента граф де Бомон (1639-1712) однажды на заседании так воззвал к разговорившимся советникам:

"Если те, что разговаривают, соблаговолят шуметь не больше, чем те, что спят, они весьма обяжут тех, что слушают".



Будущее, прошлое...

У госпожи де Рошфор спросили, хочет ли она узнать будущее. Дама ответила:

"Нет, оно слишком похоже на прошлое".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#26 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 20 Февраль 2016 - 10:18

Обед или книга

Дидро как-то заметил, что литератор, если он человек разумный, может сойтись с женщиной, способной состряпать книгу, но жениться он должен лишь на женщине, которая умеет состряпать обед.


Зачем ум?

Человек, не пожелавший вступить в связь с госпожой де Сталь (1766-1817) воскликнул:

"На что человеку ум, как не на то, чтобы уберечь его от связи с госпожой де Сталь?"



Старый юбочник

Дидро и в шестьдесят два года оставался любителем женщин. Однажды он сказал одному из своих друзей:

"Я то и дело твержу себе:

“Ах, старый дурак, старый юбочник! Когда же ты перестанешь подвергать себя риску получить позорный отказ или дать осечку и осрамиться?”



Что нужно в раю?

Французский писатель и историк Шарль-Пино Дюкло (1704-1772) однажды рассуждал о том, что каждый представляет себе рай на свой манер. Графиня де Рошфор (1716-1782) заметила на это:

"Что до вас, Дюкло, то вам для райского блаженства нужны только хлеб, сыр, вино и первая встречная".



Слишком порядочные

Как-то Дюкло стал жаловаться графине де Рошфор и герцогине де Марипуа (1707-1791) на ханжество современных куртизанок, которые не желают слушать даже чуть вольные вещи. Он воскликнул:

"Они теперь стыдливее порядочных женщин!"

Сразу же после этого он рассказал весьма пикантную историю, затем более пикантную, и, наконец, оказавшуюся с самого начала очень игривой. Тогда графиня прервала его:

"Полегче, Дюкло! Вы считаете нас слишком уж порядочными!"



Правила общения

Мирабо говорил, что в общении с женщинами ему неизменно помогали следующие правила:

"Всегда хорошо отзывайся о женщинах вообще, хвали тех, кто тебе нравятся, а об остальных не говори вовсе; водись с ними поменьше, остерегайся им доверять и не допускай, чтобы твое счастье зависело от одной их них, пусть даже самой лучшей".



Стихи и проза

Кребийон-младший (1707-1777) и поэт Бернар пламенно воспевали в своих произведениях – один в стихах, другой в прозе – безнравственность и распутство, и оба умерли, страстно влюбленными в потаскух.


Счастливый вид

Мари-Луиза Дени (1712-1790), урожденная Миньо, была племянницей и спутницей жизни Вольтера. На 68-м году жизни она вторично вышла замуж за провиантского чиновника Дювинье.
Даламберу довелось повидать г-жу Дени на другой же день после ее бракосочетания. Его спросили, счастливый ли у нее был вид. Даламбер ответил:

"Очень счастливый! Поверьте мне, счастливый до тошноты".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#27 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 25 Март 2016 - 10:02

Упадок рогов

Мирабо как-то сетовал:

"Весьма досадно, что мы так уронили значение рогов. Я хочу сказать, что никто на них теперь не обращает внимания. В былое время они давали их носителю определенное положение в свете – на него смотрели, как в наши дни смотрят, например, на игрока. А ныне рогоносца просто не замечают".



Лучший лекарь

Людовику XV доложили, что один из его гвардейцев вот-вот отдаст богу душу, так как, дурачась, он проглотил экю в шесть ливров (серебряная монета весом более 19 граммов). Король тут же велел звать кого-нибудь из лейб-медиков, на что герцог Ноайль возразил:

"Звать надо не их, государь".

Король озадачился:

"Кого же тогда?"

Герцог ответил:

"Аббата Терре".

[Генеральный контролер финансов Франции в то время.]
Король изумился:

"Аббата Терре? Почему именно его?"

Герцог пояснил:

"Он немедленно обложит эту крупную монету десятиной, повторной десятиной, двадцатиной, повторной двадцатиной, после чего экю в шесть ливров станет обычным экю в тридцать шесть су, выйдет естественным путем, и больной выздоровеет".



Возраст - не помеха!

Кардинал де Флери (1653-1743), первый министр в 1726-1743 годах, враждебно относился к супруге короля Людовика XV Марии Лещинской (1703-1768), дочери короля Станислава.
О причинах этой враждебности стало известно только после ее смерти, когда было обнаружено письмо короля Станислава к дочери, которое он написал ей в ответ на ее просьбу посоветовать ей, как держать себя с кардиналом.
Дело в том, что кардинал настойчиво домогался благосклонности королевы.
Да, Флери в то время было уже семьдесят шесть лет, но всего за несколько месяцев до написания этого письма он изнасиловал двух женщин.


Препятствия для брака

Когда д’Энво был генеральным контролером финансов (1768-1769), он обратился к королю за разрешением на вступление в брак. Король, знавший, кто невеста, ответил:

"Вы для нее недостаточно богаты".

Тогда д’Энво намекнул, что этот недостаток искупается его должностью, на что король возразил:

"О, нет! Место можно и потерять, а жена останется".



Что такое Версаль?

Один острослов так описал Версаль:

"Это такое место, где, даже опускаясь, надо делать вид, что поднимаешься; иными словами, где надо гордиться тем, что вы знаетесь с людьми, знаться с которыми зазорно".



Как окунь

Одна дама говорила о де Б*:

"Это человек порядочный, но неумный и неуживчивый. Он – точь-в-точь окунь: бесполезен для здоровья, безвкусен и костист".



Надо рассеять заблуждение

Министра иностранных дел де Верженна как-то спросили, почему он позволил назначить министром по делам Парижа господина де Бретейля (1733-1807), в котором все видели его, де Верженна, преемника. Де Верженн объяснил:

"Этого человека знают у нас плохо: он долго жил за границей. Он пользуется незаслуженно хорошей репутацией, и многие считают его достойным поста министра. Подобное заблуждение надо рассеять, а для этого он должен сесть на такое место, где все увидят, что представляет собой барон де Бретейль".



Мечты

Мирабо как-то размечтался:

"Надеюсь, наступит день, когда, выйдя из Национального собрания, где председательствует еврей, я отправлюсь на свадьбу католика, который только что развелся с лютеранкой и теперь женится на юной анабаптистке, а после венчания мы все отобедаем у кюре, тоже состоящего во втором браке, и он представит нам свою новую жену, молодую особу англиканского вероисповедания и дочь кальвиниста".

Легко видеть, что уже наступил XXI век, а еще не все его мечты сбылись!
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#28 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 05 Апрель 2016 - 07:48

Лучше - надгробные речи

Маршал де Бель-Иль (1684-1761) велел иезуиту де Невилю (1693-1774) составить памятную записку на имя короля с обвинениями в адрес министра герцога де Шуазеля (1719-1785), но не успел подать ее, так как умер. Его бумаги попали к Шуазелю, который попытался выяснить, чьей же рукой написан этот документ, но это ему не удалось.
Через некоторое время другой видный иезуит попросил у Шуазеля разрешение прочитать похвальный отзыв о нем, который содержался в надгробном слове маршалу де Бель-Илю, произнесенном де Невилем. Министр ознакомился с рукописью, узнал почерк и велел передать де Невилю, что надгробные речи у него получаются лучше, чем памятные записки на имя короля.


Надо верить!

Польский король Станислав Лещинский, живший после изгнания во Франции, был очень ласков со своим капелланом (и поэтом) аббатом Порке (1728-1796), но ничего для него не сделал. Когда Порке посетовал на это, король Станислав ответил:

"Во многом виноваты вы сами, мой дорогой аббат. Вы ведете слишком вольные речи и, говорят, даже не верите в Бога. Пора уже остепениться и уверовать. Даю вам на это год".



Скоро выправится!

В 1786 году де Верженн подписал крайне невыгодный для Франции торговый договор с Англией. Известный лондонский негоциант Харрис, находившийся тогда в Париже, говорил знакомым французам:

"Полагаю, что этот договор обойдется Франции в миллион фунтов ежегодно, но так будет лишь в течение первых двадцати пяти-тридцати лет, а затем баланс выправится".



Об Академии

N* считал, что на публичных заседаниях французской Академии следует читать лишь то, что предписано ее уставом, и подкреплял свое мнение такими словами:

"Делая что-то бесполезное, следует ограничиваться лишь самым необходимым".



Неподдельные чувства

Один француз сетовал:

"Неподдельное чувство встречается так редко, что порой, идя по улице, я останавливаюсь, чтобы полюбоваться собакой, которая с аппетитом гложет кость. Это зрелище пробуждает во мне особенно острый интерес, когда я возвращаюсь из Версаля, Марли, Фонтенбло".



Дом и рай

Господин де N* попросил некого епископа отдать ему загородный дом, куда тот никогда не ездил. Епископ ему отказал со словами:

"Разве вам неизвестно, что у каждого человека должно быть такое место, куда ему никак не попасть, но где, как мнится ему, он был бы счастлив".

Господин де N* немного помолчал, а потом ответил:

"Это верно. Видимо, потому-то люди и верят в Рай".



Копия высшего света

М* утверждал, что самое избранное общество является точной копией публичного дома, который ему однажды описала одна юная обитательница такого заведения. М* встретил ее в воксале и поинтересовался, где он может увидеться с нею наедине и потолковать о вещах, касающихся только их двоих. Девица ответила:

"Сударь, я живу у госпожи *. Это очень почтенное заведение: там бывают только порядочные люди, и приезжают они почти всегда в каретах. В доме есть ворота и премиленькая гостиная с зеркалами и красивой люстрой. Посетители порой даже ужинают у нас, и тогда посуду им ставят серебряную…"

Услышав такое описание М* воскликнул:

"Знаете, мадемуазель, такое я видывал только в самом лучшем обществе!"



Причины самоотводов

Маршал де Ноайль вел в парламенте тяжбу с одним из своих арендаторов. Восемь или девять советников парламента единодушно отказались участвовать в разборе дела, сославшись на родство с маршалом. Они действительно приходились ему родственниками, но только в восьмом колене. Тогда советник по имени Юрсон встал и заявил:

"Я тоже отвожу себя".

Первый президент парламента спросил:

"На каком основании?"

Юрсон ответил:

"Я состою в родстве с арендатором".



Сразу два мифа

Когда одна шестидесятилетняя дама вышла замуж за двадцатидвухлетнего господина де *, кто-то назвал их союз браком Пирама и Бавкиды.
Соль в том, что здесь объединены два мифа: Пирам и Тисба – юные любовники, а Филемон и Бавкида – дружные супруги, дожившие до глубокой старости.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#29 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 14 Апрель 2016 - 08:08

Отставка де Калонна

В 1787 году в попытках вывести страну из кризиса Людовик XVI собрал нотаблей – делегатов от дворянства, духовенства и крупной буржуазии, которое носило чисто совещательный характер. В этом собрании 22 февраля 1787 года генеральный контролер финансов де Калонн обнародовал цифру государственного дефицита, ранее державшуюся в строгом секрете. Дефицит к этому моменту составлял 650 миллионов ливров против 283 миллионов ко времени назначения де Калонна на должность.
Вскоре де Калонн был отстранен от должности, и о нем стали говорить:

"Его не трогали, пока он поджигал, но наказали, чуть только он стал бить в набат".



Молчаливый попугай

Во время собрания нотаблей (1787 год) один человек пытался заставить говорить попугая хозяйки салона. Хозяйка вмешалась:

"Не трудитесь, из него слова не вытянешь!"

Гость возмутился:

"На что же он тогда годен? Заведите попугая, который, на худой конец, умел бы кричать:

"Да здравствует король!"

Хозяйка ужаснулась:

"Упаси меня Боже! Зачем мне такой попугай? Его тотчас же назначили бы нотаблем!"



Пессимист, но не болван

Одного врача упрекнули в том, что он всё видит в черном свете. Он объяснил:

"Это потому, что я наблюдал, как один за другим умерли больные того врача, который всё видел в розовом цвете. Если умрут и мои больные, то, по крайней мере, меня никто не посчитает болваном".



Другой пессимист

О другом человеке, который всё видел в черном свете, как-то сказали:

"Он любит строить воздушные темницы".



Друзей-то за что?

Некто говорил, что его приводят в изумление смертоубийственные пиршества, которые задают светские люди:

"Добро бы они приглашали родственников – тут хоть можно рассчитывать на наследство, но зачем приглашать друзей? Ведь от их смерти всё равно никакого проку!"



Конец любви

М* однажды сказал:

"Я поставил крест на любви, как только женщины начали говорить:

"Ах, этот М*, я очень люблю его, люблю от всей души!"

Он добавил:

"Прежде, когда я был молод, они говорили:

"Ах, я бесконечно ценю М*: он такой воспитанный молодой человек!"



Здоровая смерть

Врача-месмериста Делона (1750-1786) как-то укорили:

"Вот вы обещали исцелить господина де Б*, а он умер".

Врач ответил:

"Вы куда-то уезжали и не были свидетелем того, как удачно шло лечение: господин де Б* умер, совершенно исцеленный".



Лучше один соперник

Однажды аббату Ватри (1697-1769) сообщили, что в Королевском коллеже [так до Революции назывался Коллеж де Франс, основанный в 1530 году] имеется вакантное место, и порекомендовали ему похлопотать о нем. Аббат, однако, ничего не стал делать.
Вскоре к нему прибежал один из его друзей:

"Ну, что вы за человек! Сидели сложа руки, а тем временем на это место уже назначили другого!"

Аббат спросил:

"Уже назначили? Ну, теперь мне самая пора просить его себе".

Друг ужаснулся:

"Вы с ума сошли?"

Аббат успокоил его:

"Ничуть! Раньше у меня была сотня соперников, а нынче остался только один".

Аббат начал хлопоты и вскоре получил место.


Дворецкий-орденоносец

Рассказывают, что став фавориткой короля, мадам де Помпадур потребовала, чтобы ее дворецкого наградили королевским военным орденом Святого Людовика. Без этого, как ей казалось, он был недостоин ей служить.


Нет предписаниям!

Мирабо говорил:

"Я так ненавижу всякий деспотизм, что слово "предписание" противно мне даже в устах врача".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#30 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 19 Апрель 2016 - 08:14

Огорчила

Людовик XIV в день смерти своей супруги Марии-Терезии (1638-1683) сказал:

"Сегодня она впервые в жизни огорчила меня".



Неравный брак

Про Агриппу д’Обинье (1552-1630) рассказывали, что в возрасте семидесяти лет он обвенчался с семнадцатилетней девушкой. Священник, совершавший обряд венчания, избрал темой своей проповеди слова из Евангелия:

"Прости им, ибо не знают, что творят". (Лука, XXIII, 34).

Но это только анекдот, на самом деле д’Обинье женился на пятидесятилетней вдове Рене Бурламакки.


Придворный тон

Когда герцога де Ришелье (1696-1788) приняли в 1720 году в Академию, хотя он едва умел писать, многие стали расхваливать его вступительную речь. Однажды в многолюдном обществе стали расхваливать его речь, уверяя, что тон ее безупречен, полон изящества, легкости и отличается редкой приятностью. Молодой герцог ответил:

"Благодарю вас, господа, я глубоко ценю ваши похвалы. Мне остается лишь сообщить вам, что речь мне составил господин Руа, и я не премину поздравить его с тем, что тон у него подлинно придворный".

[Пьер-Шарль Руа (1683-1764) – поэт и драматург, известный своим беспутством и неоднократно сидевший в тюрьме.]


Чернокнижник

Маршал де Люксембург (1628-1698) после ссоры с военным министром Лувуа был на полтора года брошен в тюрьму по ложному обвинению в чернокнижии и сношениях с дьяволом. Потом этого знаменитого полководца пришлось выпустить: надо было кому-то командовать армией. Выйдя из тюрьмы, маршал пошутил:

"А без чернокнижника-то не обойтись!"



Маршал шутит

Маршал Мориц Саксонский (1696-1750), смеясь, говорил:

"Я знаю, что каждый добрый парижский буржуа, у которого под боком харчевня и булочная, непременно будет возмущаться, почему это моя армия не продвигается каждый день на десять лье".



Бедные монахи

Однажды Людовика XV потешали различными байками, и герцог д’Эйен рассказал историю о некоем приоре капуцинов, который каждый день после заутрени убивал из пистолета по одному монаху, подкараулив свою жертву в каком-нибудь закоулке обители. Слова герцога разошлись и стали широко известны.
Провинциал [глава какого-либо ордена в данной стране] лично нагрянул в упомянутый монастырь и устроил перекличку братии, но все монахи оказались налицо.


Дитя любви

Принцесса Конти (1666-1739), дочь Людовика XIV и Луизы де Лавальер (1644-1710), жена принца де Конти (1661-1685), отличалась редкой красотой. Однажды она рассматривала спящую дофину, принцессу Баварскую (1660-1690), жену Великого дофина, а потом сказала:

"Дофина ещё уродливее, когда спит, чем когда бодрствует".

Не открывая глаз, та ответила:

"Не всем же быть детьми любви!"



Не получится

Вернувшись из Германии, Мирабо сказал:

"Вот уж кто из меня не получится, так это немец".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#31 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 17 Май 2016 - 08:55

Новый календарь и граф Прованский

Введённый в 1793 году французский республиканский календарь вызвал многочисленные юмористические отклики не только среди эмигрантов, но и пробудил к нему интерес во всём мире. Российский курьер спешил доставить образец этого календаря в Петербург для Екатерины II. По дороге он остановился в замке Шёнбрунн, где в то время находился граф Прованский, будущий король Людовик XVIII (1755-1824), со свитой. Курьер продемонстрировал собравшимся новый календарь, чем очень развеселил публику. Все смеялись над новыми названиями месяцев, но еще больше всех развеселили названия дней года. Ведь согласно этому календарю каждый день года имел своё собственное название, и большинство дней года, за исключением пяти для обычного года, имели названия связанные с животными, растениями, орудиями труда или явлениями природы. В календаре были дни, называвшиеся, например, "корова", "ревень", "мотыга" или "морковь". Эти названия должны были заменить имена отменённых святых, которые раньше привязывались к дням недели. Гражданам Республики было рекомендовано и новорожденных называть согласно новым названиям дней года, правда, эти рекомендации не носили пока обязательного характера.
Любовница графа Прованского госпожа де Бальби захотела оставить у себя этот забавный документ, но русский курьер твёрдо заявил, что должен доставить этот календарь императрице Екатерине.
Тогда госпожа де Бальби обратилась к графу Прованскому с просьбой изготовить для неё одну копию республиканского календаря.
Граф попытался возразить:

"Но ведь наш гость завтра уезжает..."

Однако его любовница проявила твёрдость:

"Мне кажется, что вам вполне хватят ночи, чтобы доказать мне свою любовь, выполнив мой каприз..."

Пришлось будущему королю провести всю ночь за переписыванием республиканского календаря.


Талейран и Мирабо

Во время одного из первых заседаний Законодательного Собрания зашла речь о выборе президента Собрания.
Мирабо (1749-1791) попросил слова, чтобы напомнить депутатам, какие черты характера должны быть у будущего президента Собрания. Современник пишет:

"Он принялся детально перечислять желаемые качества идеального - собранные вместе, они составляли без труда узнаваемый портрет оратора".

Талейран (1754-1838) решил это подчеркнуть:

"К тому, что перечислил мсье де Мирабо, остается добавить лишь одно: президент должен быть отмечен оспой..."

Депутаты расхохотались.
Когда на следующий день Талейран критиковал новую речь Мирабо, тот в ответ воскликнул:

"Подождите! Я заключу вас в порочный круг!"

Талейран мгновенно парировал его реплику:

"Вы хотите обнять меня?"



Епископ?

Однажды в театре некто начал с любопытством разглядывать Талейрана. Тот поинтересовался у незнакомца причиной столь невежливого внимания. Мужчина насмешливо бросил:

"Я вам мешаю, мсье? Собаке не возбраняется глазеть на епископа".

Талейран тут же отшил невежду:

"Откуда же вы тогда знаете, что я епископ?"



Грубость Талейрана

Талейран иногда мог быть и грубым. Когда одна знакомая дама, страдавшая сильным косоглазием, поинтересовалась, как у него дела, Талейран ответил:

"Как видите, мадам!"



Новый Пале-Рояль

В 1781 году герцог Орлеанский (1725-1785) подарил своему сыну Филиппу (1747-1793), герцогу Шартрскому (позднее ставшему Филиппом Эгалите), Пале-Рояль. Герцог Шартрский решил заработать на таком подарке, чем тратить свои средства на его содержание. Он собрался построить там галереи и сдавать в них места торговцам, но за большие деньги.
Отец был категорически против, но отобрать подарок назад он уже не мог.
Парижане были шокированы таким решением герцога Шартрского, и на него посыпались горы угроз и обвинений. Но не только.
Людовик XVI, встретив Филиппа в Версале, сказал ему:

"Ну, кузен, поскольку вы открываете лавочку, мы будем видеть вас только по воскресеньям".

Другой насмешник тоже попытался уколоть Филиппа:

"Вы никогда не сможете завершить такое дорогое строительство".

Герцог Шартрский на это невозмутимо ответил:

"Не беспокойтесь. У меня полно материала – каждый норовит бросить в меня камень".

В конце концов, симпатии публики стали склоняться на сторону Филиппа, а когда новые галереи были открыты летом 1782 года, публика толпами повалила туда.


“Бал жертв”

После провозглашения "Декларации прав и обязанностей человека и гражданина" во Франции началось безудержное веселье. В сентябре 1795 года в Париже состоялось 644 бала.
Самым необычным и известным стал знаменитый “бал жертв”. Чтобы получить приглашение на этот бал, нужно было доказать, что кто-нибудь из членов семьи во время террора погиб на эшафоте.
На этом балу женщины танцевали, в основном, в траурных платьях, а мужчины надели, как минимум, траурные повязки.
Многие гости бала раскланивались, имитируя движение отрубленной головы, падающей в корзину под гильотиной.


Путь графини

Когда в 1787 году Шарль де Колонн (1734-1802) был смещён с должности генерального контролёра финансов и сослан в Лотарингию, его любовница, графиня д’Арвиль, захотела навестить его. С такой просьбой она обратилась к королю через барона де Бретейля (1733-1807).
Людовик XVI был не в духе и с необычной для себя резкостью бросил министру:

"Пусть ваша графиня идёт на . . .!"

Де Бретейль пояснил королю:

"Сир, именно этого она и хочет!"

Король расхохотался и немедленно дал испрашиваемое разрешение.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#32 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 25 Май 2016 - 07:57

Вокруг Генриха III


Король и Берто
Однажды король Генрих III был в плохом настроении, и в таком состоянии он увидел поэта Жана Берто (1552-1611), одетого в свою лучшую одежду. Король раздражённо вздохнул и сказал поэту:

"Берто, ну как вы одеты? Каково ваше содержание?"

Поэт опешил, но честно назвал очень приличную сумму своего содержания. Король в ответ бросил:

"Я удваиваю вам содержание, но извольте одеваться лучше".

И плохое настроение монарха может иногда принести пользу его подданным.


Удаление племянницы
Госпожа де Дампьер решила помочь одной из своих племянниц и сделала её фрейлиной королевы Луизы, жены Генриха III.
Вскоре она заметила, что король очень ласков и внимателен с этой девушкой. Тогда она просто посадила свою племянницу в карету и отправила её домой к отцу. Король не решился выразить своё неудовольствие таким поступком этой столь решительной дамы.


Неприятный намёк и герцог де Гиз
Екатерина Клевская (1548-1633), жена герцога Генриха де Гиза (1550-1588), имевшего кличку "Меченый", очень часто изменяла своему мужу. Один из друзей герцога решился открыть ему глаза на положение дел, но сделал это косвенным путём. Он сказал герцогу, что у него есть друг, которому изменяет жена; он может легко это доказать своему другу, но спрашивает совета у герцога, стоит ли ему это делать. "Меченому" не понравился такой намёк, и он резко ответил своему другу:

"Я бы заколол того, кто сказал бы мне подобное".

Друг тут же отступил:

"Тогда и я ничего не скажу своему другу; а вдруг у него такой же нрав, как у вас".



“Отравленный” бульон
Генрих де Гиз всё же сумел изрядно напугать свою жену. Когда та немного прихворнула, герцог пришёл к ней и с самым суровым видом потребовал, чтобы она немедленно съела немного бульона. Герцогиня решила, что муж хочет её отравить, и пыталась отказаться от бульона, но герцог был непреклонен и настаивал на выполнении своего требования.
Полчаса перепуганная женщина готовилась к смерти и молилась, а потом выпила поднесённый ей бульон. Бульон оказался самым обыкновенным.


Счастье свалилось во сне
Однажды по дороге на ярмарку в Сен-Жермене Генрих III обратил внимание на спящего юношу, который был очень хорош собой. Тогда освободилась одна очень выгодная должность настоятеля, которой многие доискивались. Король указал на спящего юношу и сказал:

"Я хочу отдать должность настоятеля этому мальчику. Пусть он сможет говорить, что счастье свалилось ему во сне".

Король приблизил к себе этого юношу, которого звали Бенуаз, и назначил его секретарём своего кабинета. Днём Бенуаз должен был следить за наличием хорошо отточенных перьев, так как король много и часто писал.


Карьера де Бельгарда
Герцог Роже де Бельгард (1562-1646) был очень хорош собой. Он обратил на себя внимание короля Генриха III и благодаря этому сделал себе очень приличную карьеру при дворе. Все знали, чему обязан де Бельгард столь стремительному продвижению, поэтому когда одного придворного упрекнули в том, что он не делает столь же быстрой карьеры, как Бельгард, тот ответил:

"Подумаешь! Ему о продвижении и думать не надо: его хорошо подталкивают сзади".



Насморк де Бельгарда
Людовика XIII очень сильно раздражал постоянный насморк уже пожилого герцога де Бельгарда. Маркиз Франсуа де Бассомпьер (1579-1646) решил сделать приятное королю и подшутить над Бельгардом. Он посоветовал королю приказать всем высморкаться при появлении де Бельгарда. Герцог догадался, кто дал королю такой совет, и немедленно отыгрался:

"Верно, Ваше Величество, у меня постоянный насморк. Но Вы можете с ним примириться, коли миритель с ногами господина де Бассомпьера".

А от ног Бассомпьера сильно попахивало.


Лакей в герцогском халате
Герцог Карл де Майенн (1554-1641) по ночам очень часто отлучался из дому. Такое поведение мужа очень волновало его жену.
Чтобы вернуть спокойствие жене, герцог стал сажать за свой рабочий стол, заваленный бумагами, одного лакея, который своей комплекцией напоминал герцога. Одетый в халат герцога, лакей делал вид, что работает, а когда появлялась жена герцога, лакей издали махал ей рукой, и успокоенная женщина покорно удалялась в свою спальню.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#33 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 03 Июнь 2016 - 09:34

Путь к примирению

В 1652 году граф де Марен чем-то обидел молодого де Гийерага, и тот попросил де Ришара, известного своей храбростью, вызвать от его имени графа на дуэль. Де Ришар не хотел связываться с графом, но и прямо предложить уладить дело миром он не решился, а потому сказал де Гийерагу:

"Дорогой мой, всего лишь две недели назад я дрался на дуэли за два ливра, но теперь у меня уже пятьсот пистолей. Прошу тебя, дай мне их прожить, а после будем драться сколько тебе угодно. Вот тебе Павийон, мой товарищ, у него нет и четверти экю - обратись к нему".

Вскоре ко всеобщему удовольствию дело было улажено.


В грозу, любовь!?

Госпожа де Шампре гостила в Сен-Клу у госпожи Ла-Дюрьер. Во время грозы она бродила по дворцу, заглядывая из любопытства в замочные скважины. В одной из них наша любопытная дама увидела, как обнажённая парочка занимается любовью, и с волнением воскликнула:

"Боже мой! В такую-то погоду!"



Подозрения де Рише

Господин де Рише был известен в обществе как неутомимый ходок, не пропускавший ни одной юбки. Однако к старости он стал находить удовольствие лишь в вине и приговаривал:

"Прежде при виде запертой двери я подозревал, что там занимаются любовью, теперь же я подозреваю, что там пьют".



Маловато философов

В Дофине жил пожилой солдат-гугенот, который не слишком ладил со своей женой. Как-то пастор стал призывать его к терпению, приводил примеры из жизни христианских праведников, и в конце беседы указал ему на жизнь Сократа. Коверкая слова, старый вояка возразил пастору:

"Видите ли, Монсю [вместо Месье], Сукратов-то [вместо Сократ] у нас что-то не видно, а вот Сантипп [вместо Ксантиппа] хоть пруд пруди".



Разбойник-покровитель

Однажды к епископу Ренна обратились портные с просьбой посоветовать им святого, который смог бы стать их патроном. При этом они добавили:

"Но только такого, который наверняка находится в раю".

Епископ им ответил:

Я подумаю, приходите завтра".

На следующий день епископ обратился к пришедшим портным с таким напутствием:

"Друзья мои! Возьмите в патроны доброго разбойника. Ибо или наш Спаситель сказал неправду, или этот разбойник в раю. Вы же знаете, что ему сказал Христос:

“Ныне будеши со мною в раю”".

Портные так и сделали, послушавшись совета епископа. В одном из апокрифов этого разбойника звали Димом.


Как спастись?

Шалонский епископ Виалар часто занимался просвещением окрестных крестьян. Однажды он спросил у жителей деревни, близ которой располагался замок:

"Друзья мои, что надобно делать, чтобы спастись?"

Ответ крестьян его немного озадачил:

"Монсеньёр, надобно укрыться в замке, когда придут солдаты".



Простота горожанина

Екатерина Медичи (1519-1589), будучи уже в статусе королевы-матери, в порту Нейи спросила одного прохожего, красива ли его жена. Горожанин на это ответил:

"Ей Богу, Государыня, спят и с большими дурнушками".



Два мнения

Однажды на утреннем многолюдном приёме у Людовика XIII (1601-1643) пропали любимые королём золотые часы с боем. Кто-то из придворных подал совет:

"Надобно закрыть двери и всех обыскать".

Гастон, герцог Орлеанский (1608-1660), был настроен более миролюбиво:

"Наоборот, господа, выпустите всех, а то как бы часы не начали бить и не выдали того, кто их себе присвоил".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#34 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 27 Июнь 2016 - 08:31

Из эпохи Людовика XIII


Религия безразлична
Жан д’Эстре (1486-1581), дед маршала Антуана д’Эстре (1529-1609), был гугенотом, и поэтому Екатерина Медичи (1519-1589) не хотела, чтобы маршал получил какую-нибудь должность. Тогда маршал д’Эстре велел передать королеве, что для его члена и для его чести религия безразлична.


Кто разоряет маркиза?
Проиграв однажды в карты сто тысяч ливров, этот Антуан д’Эстре, маркиз де Кёвр, пришёл домой в плохом настроении и сразу же стал бранить своего дворецкого за лишнюю зажжённую свечу. При этом маркиз ворчал, что он совсем не удивится, если его полностью разорят.


Честность маршала д’Эстре
В 1624 году суперинтендант финансов Шарль де Ла-Вьевиль (1580-1653) впал в немилость у короля Людовика XIII, что позволило кардиналу Ришелье организовать против него процесс и тем самым начать эпоху своего могущества. Тогда маршал Франсуа Аннибал д’Эстре (1573-1670) [да, в семействе д’Эстре было несколько маршалов Франции!] потребовал конфискации трёх поместий у де Ла-Вьевиля якобы в свою пользу, но в действительности сохранил их за ним. Через некоторое время этот маршал д’Эстре добился от короля помилования для де Ла-Вьевиля, и передал ему сохранившиеся поместья. Другие вельможи, отхватившие жирные куски от состояния де Ла-Вьевиля, не были столь благородными.


Неугомонный маршал
Когда маршалу Франсуа д’Эстре было уже около семидесяти лет, он навестил госпожу Анну-Марию де Корнюэль (1605-1694). Хозяйка салона отлучилась куда-то по своим делам на несколько минут, и маршал оказался наедине с мадмуазель де Бембо.
Вернувшись в комнату, госпожа де Корнюэль увидела, что маршал задирает у девицы подол, и рассмеялась:

"Ай-ай-ай, господин Маршал! Что это вы собираетесь делать?".

Маршал был невозмутим:

"Помилуйте, вы меня оставили с мадемуазель наедине. Я с ней незнаком и не знал, о чём с ней говорить".



Резвое начало
Когда папа Павел V (1552-1621) в 1607 году посвящал молодого человека по имени Арман дю Плесси (1585-1642, будущего кардинала Ришелье) в сан епископа, он поинтересовался, достиг ли тот положенного возраста, то есть двадцати семи лет. Дю Плесси ответил утвердительно, но после церемонии он стал просить святого отца простить его за совершённый только что грех, так как на самом деле он ещё не достиг требуемого возраста.
На это Павел V со вздохом произнёс:

"Этот мальчик будет со временем большим плутом".



Слуги кардинала? Можете всё!
Однажды полковник Хейлброн (?-1636), шотландец по национальности, проезжал верхом по улице Тиктон, что в центре старого Парижа, и почувствовал необходимость срочно облегчиться. Он вломился в ворота какого-то горожанина и присел тут же на дорожке. Выскочивший хозяин начал кричать на полковника, Хейлброну стало очень неловко, но тут его слуга заявил горожанину, что его хозяин служит у кардинала Ришелье.
Горожанин сразу же успокоился и саркастически заметил:

"Сударь, коли вы служите у Его Высокопреосвященства, то вы можете срать, где вам угодно".



Д’Эпернон о Ришелье
Герцог д’Эпернон (1554-1639) в 1627 году сложил с себя сан архиепископа Тулузского и опять поступил на военную службу.
Во время осады Ларошели в 1628 году кто-то застал герцога д’Эпернона с молитвенником в руках. В ответ на недоумение своего собеседника, герцог сказал:

"Приходится волей-неволей заниматься чужим ремеслом, раз другие занимаются нашим".

Эти слова дошли до кардинала Ришелье, который долго не мог простить д’Эпернону такую шутку.


Д’Эпернон о королевских обязанностях
В конце 1629 года Ришелье в звании генерал-лейтенанта (по другим сведениям – генералиссимуса) отправился командовать французскими войсками в Италию. Герцог д’Эпернон по этому поводу заметил, что король Людовик XIII (1601-1643) оставил за собой только одну из королевских обязанностей – исцелять от золотухи.
Герцог намекал, что до этого назначения кардинал и так управлял всеми государственными делами Франции.


Д’Эпернон о маршалах
Когда маркиз Антуан д’Эффиа (1581-1632), отец известного маркиза де Сен-Мара (1620-1642), стал маршалом Франции, герцог д’Эпернон съязвил:

"Вот, господин д'Эффиа, вы и маршал Франции. В мое время маршалов делали мало, но, по крайней мере, они чего-то стоили".



Мухи и королева-мать
Королева-мать Мария Медичи (1573-1642) верила в то, что большие, жирные мухи, которые громко жужжат, понимают всё, что при них говорят, и могут передать услышанное другим людям. Увидев хотя бы одну такую муху, она никогда не говорила ничего такого, что должно было бы оставаться в тайне.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#35 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 02 Июль 2016 - 08:49

Из эпохи Людовика XIII


Проделка монахинь
Во времена Людовика XIII (1601-1643) в монастыре Святого Людовика, что в Пуасси, была монахиней некая госпожа де Фронтенак. (Сей монастырь был предназначен, в основном, для женщин благородного происхождения.) Нравы в монастыре были довольно свободными, так что монахини почти открыто сожительствовали с кавалерами. Однажды, когда король с двором находился в замке Сен-Жермен, там появился балет, давший одно представление. Танцевали шесть дам с кавалерами.
Все подумали, что этот балет прибыл из Парижа, но на следующий день после представления выяснилось, что все шесть дам были монахинями из Пуасси, их партнёры являлись любовниками этих дам, а на такую выходку всех подговорила госпожа де Фронтенак.
Всех монахинь немедленно отправили в ссылку в отдалённые монастыри с жёстким режимом, где они должны были пребывать под строгим присмотром. А ведь до этой выходки у каждой из них был собственный домик с небольшим садом.


Скупость кардинала Ришелье
Маршал Франции Шарль де Креки (1567-1638), герцог де Ледигьер, погиб в Италии от пушечного ядра.
После гибели маршала кардинал де Ришелье захотел осмотреть его коллекцию картин, выбрал себе одну из них и обещал заплатить за неё цену, указанную в описи имущества покойника. Однако так ничего и не заплатил за картину.
Скупость кардинала была хорошо известна его современникам.
Ссориться с могущественным министром никто не хотел, более того, через некоторое время Жилье, управляющий нового герцога Ледигьера, Франсуа де Креки (1600-1677), доставил кардиналу три картины из собрания покойного маршала и попросил выбрать себе одну из них в подарок.
Кардинал де Ришелье был прост и краток:

"Я хочу все три!"



Ришелье и Марион де Лорм
Известная французская куртизанка Марион де Лорм (1613-1650) дважды посещала кардинала де Ришелье, причём, в первый раз она появилась у кардинала в мужской одежде под видом курьера.
После двух визитов кардинал послал к госпоже де Лорм своего верного секретаря и камердинера Дебурне с сотней пистолей в качестве оплаты сексуальных услуг.
Марион де Лорм не стала принимать такую жалкую с её точки зрения подачку, а только рассмеялась и швырнула деньги в лицо опешившему Дебурне.


Танец двух половинок
Людовик XIII однажды возмутился развязным поведением двух музыкантов придворной капеллы и наполовину срезал им жалованье. Королевский шут сразу же подсказал незадачливым музыкантам, как вернуть себе расположение короля.
Вечером эта парочка станцевала перед королём шуточный танец, но каждый из танцоров был одет только наполовину: на одном из партнёров не было куртки, а на другом – штанов.
Король, естественно, спросил:

"Что это значит?"

Танцоры ответили:

"Это, значит, Государь, что люди, которые получают лишь половину жалованья, и одеваются лишь наполовину".

Король рассмеялся и простил музыкантов.


Записка фрейлины
Однажды Мари де Отфор (1616-1691), фрейлина королевы Анны Австрийской (1601-1666), читала какую-то записку, и Людовик XIII захотел взглянуть на неё. Фрейлина не позволила королю сделать это, и Людовик XIII решил отнять записку у девицы. Тогда Мари де Отфор спрятала записку у себя на груди и сказала:

"Если хотите, можете взять записку оттуда!"

Что же сделал этот король?
Чтобы не дотрагиваться до женской груди, король взял в руки каминные щипцы.
Девица предпочла отдать записку.


Шут и Людовик XIII
Королевский шут по имени Маре однажды сказал Людовику XIII:

"В вашем ремесле есть две вещи, к которым я никак не мог бы привыкнуть".

Король поинтересовался:

"Что же это?"

Шут был краток:

"Есть одному, а срать в компании".



Четыре или один?
Герцог Шарль де Ламейре (1602-1664), будучи генерал-инспектором артиллерии, постоянно нуждался в деньгах. Из каких-то соображений он обратился к кардиналу Ришелье с предложением назначить четырёх суперинтендантов финансов вместо одного, но выплачивать каждому жалованье по двести тысяч ливров в год.
Непонятно, как он хотел этим поправить свои финансовые дела?
На такое предложение Ришелье ответил вежливым вопросом:

"Господин генерал-инспектор артиллерии, если бы вам сказали:

“У вас есть дворецкий, он вас обкрадывает. Но вы слишком важный вельможа, чтобы дать обкрадывать себя только одному человеку, - возьмите ещё четверых”, -

последовали бы вы этому совету?".



Сомнительная кандидатура
Когда Исаак де Лаффема (1589-1650) занимал должность заместителя главного судьи, тот же герцог де Ламейре предложил кардиналу Ришелье кандидатуру человека, который готов был заплатить за эту должность восемьсот тысяч ливров.
Кардинал, знавший об абсолютной честности де Лаффема, отклонил такое предложение:

"Не называйте мне его, - он не иначе, как вор".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#36 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 23 Июль 2016 - 09:04

Из эпохи Людовика XIII


“Дворец бутылки”?
Однажды Леон де Бутийе, граф де Шавиньи (1608-1652), захотел переименовать дворец Сен-Поль в дворец Бутийе и сделать соответствующую надпись над воротами. Кардинал де Ришелье (1585-04.12.1642) высмеял намерение своего приятеля:

"Все швейцарцы станут ходить туда пьянствовать: они решат, что это значит “Дворец бутылки”".

Игра созвучий: Bouthiller – фамилия графа; bouteille – бутылка; bouteiller – виночерпий.


Стихи!
Александр Дюма-отец в своих романах несколько раз отмечал любовь кардинала де Ришелье к сочинению стихов.
Известный французский драматург Жан Демаре (1595-1676), один из первых членов французской Академии (кресло № 4), с 1626 года стал доверенным лицом кардинала Ришелье. Однажды, застав кардинала за написанием каких-то бумаг, он получил неожиданный вопрос от Ришелье:

"Как вы думаете, что доставляет мне наибольшее удовольствие?"

Демаре не мог видеть, над чем работает кардинал, и решил на всякий случай подольститься:

"Печься о благе Франции".

Довольный Ришелье оторвался от бумаг:

"Отнюдь! Сочинять стихи".



Неуклюжий сторонник
Однажды на заседании Парижского Парламента некий господин Талон, помощник прокурора, в присутствии короля Людовика XIII (1601-14.05.1643) стал вовсю расхваливать деятельность кардинала Ришелье.
Раздосадованный такой неуклюжей услугой, Ришелье, выходя из палаты, сказал:

"Господин Талон, вы не сделали сегодня ничего ни для себя, ни для меня".



Я – судейский!
Адвокат Парижского Парламента Мишель Ланглуа (?-1668) однажды докладывал кардиналу Ришелье какое-то дело, и всё время обращался к нему “сударь”. Льстецы из окружения кардинала начали подсказывать ему:

"Говорите Монсеньёр!"

Ланглуа, однако, словно не слыша, продолжал говорить с прежним обращением к кардиналу.
Ришелье внимательно слушал адвоката, однако ему с трудом удавалось сдерживать смех, видя неудачные попытки людей из своего окружения.
Закончив изложение своего дела, Ланглуа сказал:

"В суде, при обращении, мы всегда говорим только “сударь”. Я – судейский и другого обращения не знаю".



Пора отваливать
Луи д’Астарак де Фонтрай (1605-1677), маркиз де Марестан, был близким другом маркиза Анри де Сен-Мара (1620-12.09.1642) и участвовал в составлении заговора против Ришелье. Он первым почувствовал надвигающуюся на заговорщиков опасность и предложил Сен-Мару:

"Сударь, пора вам спасаться".

Сен-Мар не поверил Фонтрею, так как был уверен в твёрдости своего положения, и отказался бежать.
Фонтрай на это с горькой усмешкой сказал:

"Что до вас, сударь, вы будете ещё достаточно высокого роста и после того, как вам снесут голову с плеч, а я, право же, слишком мал для этого".

Он переоделся в одежду капуцина и успел бежать до начала арестов.


Де Тревиль
Когда король Людовик XIII лично допрашивал Сен-Мара, тот заявил, что заговорщики стремились устранить кардинала Ришелье. Король указал на стоявшего неподалёку де Тревиля (1598-1672) и гневно сказал:

"Господин Главный! Вот человек, который избавит меня от кардинала, как только я этого захочу".

[Сен-Мар был главным конюшим при дворе короля, и его многие называли господин Главный.
Де Тревиль был капитан-лейтенантом роты конных мушкетёров, командиром которой считался сам король.]


Отставка де Тревиля
Кардиналу Ришелье немедленно донесли о подобном высказывании короля, и он решил удалить де Тревиля от двора. Кардинал плохо себя чувствовал и поручил графу де Шавиньи добиться от короля смещения де Тревиля с его должности.
Король довольно спокойно возразил посланнику кардинала:

"Но, господин де Шавиньи, поймите же, что это может пагубно отразиться на моей репутации: де Тревиль хорошо мне служил, он носит на теле рубцы – следы этой службы, он мне предан".

Шавиньи попытался настаивать:

"Но, Государь, поймите также и вы, что кардинал тоже хорошо вам служил, что он предан, что он необходим вашему государству, что не подобает класть на одни весы де Тревиля и его".

Однако король не хотел лишаться верного служаки и отказал Шавиньи.
Когда кардинал узнал о неудаче миссии Шавиньи, он гневно сказал своему порученцу:

"Как, господин де Шавиньи! И это всё, чего вы добились от Короля? И вы ему не сказали, что это необходимо? У вас закружилась голова, господин де Шавиньи, голова у вас закружилась".

Как ни уверял кардинала Шавиньи, что он сделал всё возможное, чтобы убедить короля принять нужное кардиналу решение, Ришелье ему не поверил.
Пришлось кардиналу вставать с постели и лично явиться к королю для объяснений. Только после этого король уступил и отправил де Тревиля в отставку.
Однако буквально на следующий день после смерти Ришелье король вернул де Тревилю должность капитан-лейтенанта роты королевских конных мушкетёров.


Кому верить?
Когда герцогиня д’Эгийон (1604-1675), племянница Ришелье, вошла к умирающему кардиналу, она с волнением сказала ему:

"Сударь, вы не умрёте: одной благочестивой монахине, доброй кармелитке, было о том явление".

Ришелье только усмехнулся на эти слова:

"Полноте, племянница, всё это смешно. Надобно верить только Евангелию".



Почти кентавр
Антуан де Плювинель (1552-1620) считается создателем французской школы верховой езды, которую он создавал во время правления королей Генриха III и Генриха IV. Он был назначен одним из воспитателей дофина, будущего короля Людовика XIII, и обучал его верховой езде.
Про пожилого Плювинеля в шутку говорили, что он похож на кентавра Хирона – из-за его огромной задницы.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#37 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 22 Август 2016 - 09:33

“Жадность” маршала де Виллара

Маркиз Эктор де Виллар (1653-1734) за свои победы был обласкан Людовиком XIV, который дал ему титул герцога и звание маршала Франции. Это был один из самых блестящих полководцев Франции, который стал пользоваться расположением и Людовика XV.
При жизни маршала многие обвиняли его в жадности. В частности, при вступлении де Виллара в управление провинцией во времена Регентства местный прокурор стал восхвалять бескорыстие его предшественника герцога де Вандома, который отказался от поднесённых ему по обычаю 20 000 франков.
Де Виллар едва дослушал прокурора:

"Что вы толкуете о герцоге Вандоме? Вы хорошо знаете, что он неподражаем!"

После чего де Виллар принял подношение.
После смерти де Виллара выяснилось, что он помогал довольно крупными суммами из личных средств многим офицерам и не требовал возвращения долгов.
Луи Жозеф герцог де Вандом (1654-1712) – маршал Франции.


Слишком дорого, или не очень

Министр финансов однажды сказал Людовику XV, что казне слишком дорого обходится содержание маршала де Виллара.
Король в свою очередь поинтересовался у де Виллара, как велика будет экономия для казны в случае смерти маршала.
Де Виллар ответил:

"Не знаю, Государь, что выгадаете Вы, Ваше Величество, но король, Ваш дед, почёл бы себя в убытке".

Людовик XV согласился с маршалом и в 1733 году после начала войны за Польское наследство назначил де Виллара главным маршалом Франции.


Стремление к великому

Регент, Филипп II, герцог Орлеанский, упрекал маршала де Виллара в том, что тот всё ставит на большую ногу.
Маршал ответил:

"Действительно, Ваше Высочество, мои первые мысли всегда стремятся к высокому, а к посредственному я обращаюсь только тогда, когда великое недостижимо".

Филипп II Орлеанский (1674-1723) был регентом королевства Франция при малолетнем Людовике XV с 1715 по 1723 годы.


Ещё о маршале де Вилларе

Де Виллар был одним из немногих полководцев своего времени, который предпочитал наступление другим видам боевых действий. Он утверждал, что

"гибнут только в обороне".


Уже на смертном одре маршал де Виллар узнал о гибели маршала Бервика от пушечного ядра и воскликнул:

"Этому человеку всегда везло!"

Маршал Бервик погиб 12 июня 1734 года, а маршал де Виллар умер 17 июня.
Джеймс ФитцДжеймс, 1-й герцог Бервик (1670-1734) — герцог с 1687 г., маршал Франции с 1706 г.


Сан за остроумие

Госпожа Дюбарри заметила, что молодой аббат Талейран постоянно грустен и задумчив, и спросила его о причине. Он ответил, что с грустью думает о том, что в Париже легче овладеть женщиной, чем аббатством.
Этот ответ так понравился Людовику XVI, что в январе 1789 года Талейран стал епископом.
Мари-Жанна Бекю (1746-1793), графиня Дю Барри, была официальной любовницей Людовика XV.


Эти немцы

Виктор Гюго не слишком хорошо знал иностранную литературу.
Однажды на вечере в своём доме он стал нападать на творчество Гёте и заявил:

"Он написал одну только драму, “Валленштейн”, да и в той только начало хорошо".

Один из присутствующих робко заметил, что “Валленштейна” написал Шиллер.
Гюго резко и высокомерно возразил:

"Гёте или Шиллер — мне всё равно. Этих двух немцев я одинаково не люблю".



Актуальность Восточного вопроса

23 мая 1860 года Мериме писал Антонио Паницци (1797-1879):

"Недавно Тувенель говорил мне, что всего более разрешению Восточного вопроса мешает то, что разложение христиан Балканского полуострова столь же велико, как и разложение турок. Это — груда трупов, наваленных друг на друга... Греки и болгары, - говорит он, - ещё бóльшая дрянь, чем турки. Нужно начать с того, что их всех следует уничтожить и затем поселить там честных людей. Из этого следует, что теперь не с кем и не для кого что либо делать, разве только в отдалённом будущем, да и то так, чтобы не причинить ущерб общественному достоянию".

Эдуард-Антуан Тувенель (1818-1866).


Жертвы интересов

Наполеон III и императрица Евгения часто ссорились между собой из-за разногласий по различным вопросам: от внешней политики до кадровых вопросов. В частности, своим взлётом граф Александр Валевский (1810-1868) был обязан сильной протекции императрицы Евгении.
Герцог Жан-Жильбер-Виктор Персиньи (1808-1872), будучи министром внутренних дел, в октябре 1862 года сказал императору:

"Вы, подобно мне, позволяете своей жене управлять Вами. Но я рискую только своим состоянием, жертвуя им для домашнего спокойствия, тогда как Вы жертвуете Вашими интересами, интересами Вашего сына и всей страны. Могут подумать, что Вы отказались от власти, Вы теряете Ваше значение и приводите в отчаяние всех оставшихся у Вас преданных друзей, которые служат Вам верой и правдой".

Евгения Монтихо (1826-1920), императрица Франции (1853-1871).
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#38 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 09 Сентябрь 2016 - 12:21

“Весь Париж”


Смерть Фанни де Шуазёль
В 1824 году молодой герцог Теобальд де Шуазёль-Прален (1805-1847) женился на Фанни Себастиани де ла Порта (1807-1847), единственной дочери генерала графа Ораса Себастиани де ла Порта (1772-1851), который маршалом Франции стал только в 1840 году, а графом – в 1809. Жена принесла герцогу Теобальду огромное состояние и девять или десять детей.
Вокруг семейной жизни супругов де Шуазёль-Прален сочинено столько небылиц, лживых и грязных, что докопаться до истины в их отношениях практически не представляется возможным.

С рождением каждого нового ребёнка герцогиня не становилась более привлекательной, так что герцог Теобальд частенько искал утешения на стороне, в том числе и у гувернанток своих детей. Похождения герцога вызывали приступы ревности у его жены, которую герцог в свою очередь обвинял в супружеских изменах.

Последней гувернанткой у детей герцога была некая мадемуазель Генриетта Делюзи, которая тоже стала любовницей герцога, но за месяц до трагедии по требованию Фанни покинула их дом. 18 августа 1847 года Фанни де Шуазёль-Прален была обнаружена мёртвой в своей комнате. По Парижу пошли гулять, как минимум, три версии её смерти: отравлена, задушена или зарезана. Чуть позже стали появляться ужасные комбинированные версии смерти герцогини: зверски убита, изрезана, задушена, и т.п.

Почти сразу же в смерти герцогини Фанни молва стала обвинять её мужа, но герцог Теобальд был пэром Франции (с 1845 года), так что нормы обычного уголовного права были применимы к нему в ограниченном объёме. В тот день герцога не арестовали, так как короля Луи-Филиппа не было в Париже, а ночью герцог принял дозу мышьяку. Волнение в Париже нарастало, так что на следующий день ещё дышавшего герцога Теобальда поместили в Люксембургский дворец, который с конца XVIII века стал тюрьмой для высших аристократов. Там герцог вскоре к огромному облегчению властей и умер, а дело о смерти его жены было закрыто. Правда, Июльскую монархию это не спасло.

Некоторое время весь Париж обсуждал эту трагедию и обсасывал реальные и вымышленные подробности произошедшего события. Журналисты с удовольствием сочиняли всё новые скандальные подробности об интимной жизни супругов Шуазёль-Прален. Вскоре эти темы ушла с первых полос, так как назревал кризис Июльской монархии, а в конце февраля 1848 года Луи-Филипп и вовсе бежал в Англию. Из-за всех этих более важных событий так и осталось невыясненным, кто же на самом деле убил бедную герцогиню Фанни де Шуазёль-Прален.

Версии о причастности к смерти герцогини Фанни других лиц, в частности, уволенной недавно гувернантки Делюзи, почему-то рассматривались очень поверхностно.

Кстати, а что это значит – весь Париж?


Когда появился термин “Весь Париж”?
Термин “весь Париж”, согласно энциклопедическому словарю Литтре, появился только в эпоху Реставрации (1815-1830), около 1820 года. При королях и в эпоху 1-й Империи в ходу были термины “свет” или “высший свет”, под которыми (за редкими исключениями) подразумевались придворные и принятые при дворе лица.

Герцогиня Жозефина де Роган-Шабо (урожд. Гонто-Бирон, 1790-1844), которая некоторое время была гувернанткой детей герцога Беррийского, в своих воспоминаниях говорит о том, что

"те, кого называют “весь Париж”, - суть все особы, представленные ко двору".

Это где-то около полутысячи человек.
Шарль Фердинанд, герцог Беррийский (1778-1820) – второй сын короля Карла X.

Граф Рудольф Аппоньи (1812-1876), секретарь австрийского посольства в Париже, в 1838 году, то есть уже в эпоху Июльской монархии, писал о том, существует около трёх тысяч человек, которые считают, что именно они и есть “весь Париж”.
Но граф был иностранцем, и ему простительно ошибаться, а вот парижская газета “Секль” в 1837 году писала, что “весь Париж” насчитывает около пятисот человек и состоит из “ денди, литераторов, модниц, синих чулков и всевозможных знаменитостей”. Эта толпа приходит в волнение во время различных торжественных мероприятий вроде театральных премьер, скачек, вечеров в Опере, балов и т.п.
Учтите, что “Секль” была оппозиционной газетой и намеренно игнорировала круг придворных. Впрочем, если при Бурбонах быть принятыми при дворе не могли ни банкиры, ни известные актрисы, то при Луи-Филиппе ситуация кардинальным образом переменилась, и двери для богатства и известности стали открыты.

Впрочем, на самом деле никто точно не подсчитывал, сколько человек охватывает понятие “весь Париж”. Бальзак в 1844 году считал, что есть

"две тысячи человек, которые мнят, что они и есть весь Париж",

но более осторожные авторы ограничивались обтекаемым утверждением, что “весь Париж” - это просто “приличные люди”.


Парижское общество
Поскольку при Июльской монархии светская жизнь выплеснулась далеко за рамки двора, то иностранцы часто не могли понять сущности парижского общества, состоявшего из множества салонов, кружков и пр. Виктор Петрович Балабин (1811-1862), прибыл в Париж в мае 1842 года в ранге младшего советника российского посольства. 20 января 1843 года он с удивлением пишет:

"Всякое общество нуждается в центре; здесь же центра не существует; есть только никак не связанные между собой партии - разрозненные члены тела, искалеченного революциями... Каждая из них - листок, вырванный из великой книги национальной истории".

Но и более опытный дипломат, вроде Рудольфа Аппоньи, который прожил в Париже 18 лет, продолжал удивляться этому обществу, “у которого нет никаких границ”. По словам Аппоньи, для того чтобы считаться светским человеком

"приходится снова и снова ежедневно завоевывать это звание в каждом из салонов; здесь никто не признаёт ничьего авторитета; вчерашний успех нисколько не помогает вам сегодня; любимец одного салона не известен ни одной живой душе в доме напротив".

Сложности парижской светской жизни этим не ограничивались, так как в то время требовалось учитывать множество других факторов. Граф Рудольф Аппоньи пишет:

"Чтобы судить о речах, произносимых французами, мало знать, к какой партии они принадлежат; надо ещё учитывать, какую позицию занимали они до Июльской революции, были ли они в оппозиции и если были, то по какой причине. Кроме того, надо попытаться выяснить, какие обстоятельства вынудили их встать на сторону Луи-Филиппа, в полной ли мере они ему привержены или же разделяют мнение правительства только по определенным вопросам".



Банкир Джеймс Ротшильд
Иностранцы тоже могли попасть в состав “всего Парижа”, но для этого надо было быть очень богатым человеком. Впрочем, в эпоху Реставрации только богатства было маловато.

Джеймс Майер Ротшильд (1792-1868), как агент своего старшего брата Натана Майера (1777-1836), в 1812 году открыл в Париже фирму “Братья Ротшильды”. В эпоху Реставрации дела у Ротшильда пошли великолепно: он добился известной самостоятельности у родственников и сказочно разбогател, однако никакое золото не могло помочь ему быть принятым при дворе.

Тогда Джеймс пошёл другим путём: он в своё время оказывал различные услуги частного (!) характера князю Меттерниху, и в благодарность за это выговорил у него должность австрийского посланника в Париже. Теперь все двери в Париже, куда он не мог попасть в качестве простого миллионера, распахнулись для австрийского посланника.

При Луи-Филиппе Джеймс Ротшильд уже не нуждался в дипломатическом прикрытии, так как деньги стали цениться не меньше, чем знатность. Теперь его приёмы нравились всем приглашённым, а при дворе короля почитали за честь присутствие Ротшильда.


Банкир Жак Лаффит
Но и простой француз при наличии определённых способностей мог сделать аналогичную карьеру. Жак Лаффит (1767-1844), один из сыновей обыкновенного плотника, приехал в Париж в 1788 году и нанялся обыкновенным бухгалтером к банкиру Жану-Фредерику Перриго (1744-1808). После смерти патрона он унаследовал его дела в банке и переименовал последний в “Perregaux, Laffitte&C°”.
В эпоху Реставрации он проявлял себя сторонником Орлеанской партии, но в дни Июльской революции его банк разорился, хотя сам Лаффит некоторое время был председателем совета министров Франции. Через некоторое время Лаффит основал новый банк, который имел значительный коммерческий успех.

Кстати, улица на который жил этот банкир, носившая до Революции имя д’Артуа и сменившая потом несколько названий, с июля 1830 года называется улицей Лаффита (Rue de Laffitte).
Особых проблем у Жака Лаффита с попаданием в светское общество не возникало, вначале благодаря покровительству Орлеанов, а потом само его имя служило пропуском во все “приличные” дома и салоны.


“Полковник” Джеймс Торн
И уж практически не было проблем для входа в “весь Париж”, у “полковника” Торна, американского богача, приехавшего в Европу в 1835 году и перебравшегося в Париж в 1838. Джеймс Торн (1783-1859) действительно был какое-то время военным на своей родине и даже дослужился до капитана; он происходил из состоятельной семьи, но разбогател благодаря удачной женитьбе на Джейн Мари Джонси (Jauncey, 1788-1873). Судя по количеству детей (их было 14, но, сколько из них приехали в Европу с родителями, неизвестно), этот брак оказался счастливым, но “полковником” мистер Торн стал благодаря любезности французов.

Несмотря на своё богатство, “полковник” Торн не сразу ворвался в Париж, а начал с поиска в Европе лиц, которые могли бы составить ему протекцию. В Бадене он был представлен княгине Леони де Бетюн (1804-1858) и герцогине Франсуазе-Жозефине де Роган (урожд. Гонто-Бирон, 1796-1844). Протекция и помощь этих великосветских дам очень помогли мистеру Торну, который в Париже поселился в особняке Матиньон и роскошно обставил его. Говорили, что эта операция обошлась мистеру Торну в один миллион франков!

Княгиня де Бетюн и герцогиня де Роган взяли под свою опеку семейство Торнов и научили их, как надо поставить себя в парижском обществе. Они собственноручно составляли для “полковника” Торна списки приглашаемых, проделывая при этом строжайший отбор. На эти вечера приглашались только люди самого высокого положения и происхождения, и число гостей обычно не превышало 250 человек.

Полина Крэйвен (1808-1891), более известная под девичьей фамилией де ла Ферронэ (Ferronays), в своих воспоминаниях пишет, что вышеуказанные покровительницы внимательно наблюдали за всеми приёмами в доме у Торнов:

"Когда г-жа Торн принимала гостей, Леони всегда была при ней, или, вернее сказать, она была при Леони. Да и это г-жа де Торн могла считать милостью..."

Такой жёсткий отбор гостей вскоре же дал свои результаты, и от желающих быть принятыми у Торнов не стало отбоя; это почиталось в Париже высокой честью.

Журналистка Дельфина де Жирарден (1804-1855) в одном из фельетонов написала:

"Газетчики утверждают, что французское высшее общество открыло свои двери богатому американцу. Газетчики глубоко заблуждаются. Все обстоит совершенно противоположным образом: это богатый американец открыл свои двери французскому высшему обществу, причем на условиях, которые изобретает и объявляет он сам".

Действительно, через некоторое время “полковник” Торн начал диктовать свои правила для приглашённых на приём особ.
Если на приглашениях было напечатано:

"Начало в десять часов вечера, конец в три часа утра", -

то это чётко означало, что прибывшие в 22.01 не будут приняты, то есть их попросту не пустят во дворец, но и уехать до 3.00 никому из гостей не представлялось возможным.

Попавшие на приём светские люди должны были подчиняться оглашённым правилам или сделанным на месте предложениям. Так на одном балу у Торнов в 1840 году под звуки фанфар в залу въехала колесница, запряжённая шестёркой довольно известных в Париже мужчин, которых одели рабами на восточный лад. Возничим этой колесницы был князь Эмилио ди Бельджиойозо, а в экипаже ехали мадемуазель Шарлотта Ротшильд (1825-1899) и одна из дочерей “полковника” Торна.
Но чего только не сделаешь, чтобы добиться чести быть приглашённым на вечер у Торнов.

Дельфина де Жирарден издевалась над подобными гостями:

"Никто ещё не заходил так далеко в презрении если не к знатности, то к знати. Нет ничего более любопытного, чем его обращение со светской публикой; нет ничего более жестокого, чем та властность, с которой он принуждает вас, ради удовольствия побывать у него на балу, приносить самые великие жертвы, а порой даже и отрекаться без колебаний от того единственного свойства, которое составляет главное ваше богатство. Если вы знатный вельможа, он заставит вас целый час дожидаться его в гостиной или потребует от вас беспрекословного подчинения строгому распорядку или, наконец, принудит вас к ребяческим поступкам, вовсе вас не достойным. Если вы тщеславная и скупая богачка, он заставит вас завести маскарадный костюм, стоящий бешеных денег. Если вы серьёзный ученый, он заставит вас нарядиться акробатом и изображать потешного дурачка целый вечер, чтобы не сказать целую жизнь; причем для него все это не забавы, а серьезные штудии, ряд философических опытов, за которыми мы, со своей стороны, наблюдаем с величайшим любопытством. Господин Торн задался двумя вопросами: он захотел узнать, во-первых, как далеко могут зайти во Франции эгоисты и гордецы, можно ли вынудить первых к податливости, а вторых — к смирению; во-вторых, он пожелал выяснить, на какие льстивые речи и пошлые шутки способны богачи, которые сами не устраивают балов, но жаждут быть приглашёнными к тому, кто их устраивает".

Более того, журналистка утверждала, что

"если завтра он напишет на пригласительных билетах:

“Вход только в ночных колпаках”, -

всё парижское общество явится к нему в ночных колпаках. Мы уверены, что всякий найдёт собственный способ примириться с этой формой одежды. Одни покроют ночной колпак вышивкой, другие обошьют кружевами, третьи усыплют цветами и брильянтами. Одни позолотят кисть своего колпака, другие украсят жемчугами, а истинные льстецы наденут самый обычный хлопчатый колпак, но зато поверх пышного фонтанжа".

[Фонтанж – это высокая причёска, вошедшая в моду во второй половине XVII века, или сложный кружевной чепец.]

Приглашения к Торну стали столь престижными, что перед каждым приёмом или балом он составлял списки тех лиц, которых не собирался приглашать.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#39 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 03 Октябрь 2016 - 07:28

Али-паша умеет убеждать

Однажды Али-паша Тепеленский (1741-1822), правитель Янины, выкупил у пиратов несколько французских офицеров и предложил им поступить к нему на службу. Он делал офицерам самые заманчивые предложения, но французы отказывались и просили позволения уехать на родину.
Ага! Сейчас! А за что же паша свои денежки платил?
Али-паша не стал гневаться на французов, а предложил им утром прогуляться вместе с ним по Янине. На одной из площадей французы увидели, как с двух человек живьём сдирали кожу. Офицеры пришли в ужас от такой жестокости и спросили у паши, в чём состоит преступление этих несчастных.
Али-паша спокойно ответил:

"Они не хотели мне служить".

Когда после прогулки все вернулись во дворец, Али-паша повторил французам своё предложение, и никто из офицеров от него не смог отказаться. Этим офицерам Али-паша поручил заняться усовершенствованием своей артиллерии.
Да, это тот самый паша из Янины, который выведен в романе Александра Дюма “Граф Монте-Кристо”.


Какой конь!

На одном из смотров во время Тильзитского свидания 1807 года генерал Матвей Иванович Платов (1751-1818) засмотрелся в сторону Наполеона. Один из адъютантов Наполеона подъехал к Платову и с довольным видом сказал:

"Видно наш император изумляет вас?"

Платов ответил:

"Нет, батюшка, не император, а конь, на котором он сидит: больно хорош разбойник!"



Старость – не радость

Когда французский престол вернулся к Бурбонам, почти все придворные низложенного императора явились с поздравлениями к королю Людовику XVIII.
Один старый, плохо слышащий и почти слепой сановник по привычке решил, что прославляют Наполеона, и обратился к новому королю с такими словами:

"Ваше Величество! Ваши победы! Гром Вашего оружия! Маренго!"



Верное назначение

В 1679 году Людовик XIV произвёл корсара Жана Барта (1651-1702) в капитан-лейтенанты королевского флота и при этом сказал ему:

"Я назначил вас командиром эскадры".

Барт отреагировал на редкость спокойно:

"И правильно сделали, Ваше Величество".

Придворный, знавшие о пиратском прошлом Барта, рассмеялись, но король остановил их:

"Господа! Подобный ответ подходит такому человеку, который чувствует собственное достоинство".

Жан Барт оправдал доверие короля и стал национальным героем Франции.


Развлечения герцогини де Лонгвиль

После разгона Фронды, герцогиня де Лонгвиль вынуждена была жить в изгнании, в Нормандии, где она, привыкшая к бурной парижской жизни, ужасно скучала. Подобными жалобами герцогиня де Лонгвиль заваливала своих парижских друзей и местных соседей. На одном из званых вечеров некий сосед попытался уговорить герцогиню развеяться, занимаясь одним из традиционных провинциальных развлечений – охотой, рукоделием или игрой в карты.
Герцогиня равнодушно ошарашила соседа откровенным ответом:

"Я не любительница невинных развлечений".

Анна Женевьева де Бурбон-Конде, герцогиня де Лонгвиль (1619—1679).


Кресло-постель

Одна дама как-то спросила Фонтенеля:

"Объясните мне, что это за академические кресла, о которых все так много говорят?"

Фонтенель учтиво ответил:

"Сударыня, это – постель, на которой спят великие умы Франции".

Бернар ле Бовье де Фонтенель (1657-1757) – французский писатель и учёный.


Не думаете – пойте!

Когда австрийский император Иосиф II (1741-1790, император с 1765) был в Париже, он посетил Жана-Жака Руссо (1712-1778), и застал того за переписыванием нот.
Император очень удивился:

"Как можете вы заниматься такими пустяками, вы, талант которого определён, чтобы просвещать весь мир?"

Руссо рассудительно ответил:

"Я тщетно старался приучать французов к размышлению. Теперь я решился обучать их пению – и они поют!"



Наполеон на могиле Руссо

Наполеон, когда был ещё всего лишь Первым консулом, посетил Эрменонвиль и пришёл к могиле Жана-Жака Руссо. Он в задумчивости простоял несколько минут и произнёс:

"Для Франции было бы лучше, если бы этот философ никогда не рождался".

Один приближённый из свиты Первого консула спросил:

"Почему, гражданин консул?"

Наполеон буркнул:

"Потому что он подготовил Французскую революцию".

Приближённый хмыкнул:

"Я думаю, гражданин консул, что вам грешно жаловаться на революцию".

Наполеон никак не отреагировал на колкость, а лишь печально сказал:

"Время покажет, что и я, и Жан-Жак Руссо не должны были бы родиться на свет, чтобы не нарушать благо и спокойствие Вселенной".


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
bus

#40 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    60
  • 12 428 сообщений
  • 6791 благодарностей

Опубликовано 11 Ноябрь 2016 - 14:32

“Весь Париж_2”


Странный бал
Барон Дени де Верпре (1776-1853) устроил 3 марта 1829 года концерт с участием Марии Малибран (1808-1836) и ещё нескольких оперных звёзд, за которым последовал бал. Барон де Верпре пригласил певиц присоединиться к великосветскому обществу, но "многие дамы уехали ещё прежде, чем бал начался".
Маркиз де Кастеллан, приглашённый на эти мероприятия, с улыбкой наблюдал за тем, как в танцах принимают участие светские молодые люди, в том числе и иностранцы, актрисы и несколько дам из хорошего общества. Маркиз писал:

"Столь удивительная смесь оказалась весьма забавной".

Виктор Элизабет Бонифас (1788-1862), маркиз де Кастеллан и маршал Франции.


Лучшие салоны эпохи Реставрации
Как я уже писал раньше, герцогиня Жозефина де Роган-Шабо (урожд. Гонто-Бирон, 1790-1844) утверждала, что

"те, кого называют “весь Париж”, - суть все особы, представленные ко двору".

Это определение госпожи Гонто довольно точно описывает светское общество эпохи Реставрации и салоны дам, очень близких ко двору. Среди них выделялись салоны таких аристократок, как герцогиня де Дюрас, герцогиня де Майе или маркиза де Монкальм.
Клер де Дюра (урождённая де Керсен, 1877-1828) — французская писательница, жена герцога де Дюра, Амедея-Бретань-Мало де Дюрфора (1771-1838).
Бланш-Жозефина герцогиня де Майе (1787-1851) — хозяйка литературного салона и автор мемуаров.
Армандина, маркиза де Монкальм (урождённая Ришелье, 1777-1832) - хозяйка литературного салона и автор мемуаров.
Достаточно ли примеров?


Банкир Хоуп
Взглянем теперь на Уильяма Хоупа (1802-1855), сына банкира английского происхождения, сделавшего карьеру в Амстердаме, в банке "Хоуп и К°".
Уильям, родившийся в 1802 году, провел половину жизни в Париже и 3 февраля 1848 года получил от Луи-Филиппа французское гражданство.
Уже в 1827 году он давал балы в собственном доме на улице Нев-де-Матюрен. Он любил актрис и пережил бурный роман с Женни Колон, которая предпочла ему Жерара де Нерваля.
Он был способен, дабы пленить даму, разослать повсюду гонцов с поручением раздобыть - в январе месяце - фиалки для украшения обеденного стола. Эта прихоть обошлась ему в 3000 франков.
В 1835 году Хоуп женился на дочери генерала Раппа.
Жерар де Нерваль (Жерар Лабрюни, 1808-1855) — французский поэт и писатель.
Женни Колон (1808-1842) — актриса.
Граф Жан Рапп (1771-1821) — генерал с 1805, пэр Франции с 1815.


Цена приглашения
Приглашения на балы или многолюдные вечера ценились высоко, но ещё почетнее были приглашения на празднества в узком семейном кругу. Не то чтобы на этих празднествах гости чувствовали себя особенно уютно: они терялись среди просторных зал, предназначенных для больших приёмов. Но превыше всего было сознание, что ты допущен, включён в число избранных, меж тем как остальные, отверженные, кусают себе локти от зависти. Журналистка Дельфина де Жирарден (1804-1855) поэтому имела все основания высказать следующее парадоксальное суждение - малые вечера устраиваются не для участников (три десятка женщин, не больше), но в гораздо большей степени

"для тех, кого в число участников не включили".

Те же, кого не пригласили, могли утешаться стихом:

"Забывая её, только о ней и думали".



"Свет"
Аристократка эпохи Реставрации понимала "свет" исключительно как собрание особ, допущенных ко двору. Это позволяло игнорировать многих особ, которые блистали при дворе Императора и приобрели навыки светского общения, но не были изгнаны из Франции при Бурбонах. О многочисленных богачах и их дамах не говоря уже о людях искусства, и речи не шло.


Двор и свет
До 1830 года двор и Сен-Жерменское предместье были связаны множеством уз, одни и те же лица блистали и там, и там, то при Июльской монархии, напротив, обитатели Предместья в большинстве своем оставили двор. Поскольку Луи-Филиппа часто упрекали в том, что при его дворе принимают людей без всякого разбора, никому уже не приходило в голову отождествлять светское общество с обществом придворным.


Что такое свет?
Свет - это целая галактика, состоящая из салонов, кружков, придворных партий, которые постоянно стремятся расширить сферу своего влияния, однако расширение это совершается неупорядоченно и непостоянно, особенно после 1830 года, когда Сен-Жерменское предместье порывает с новой властью, а двор, открыв доступ в Тюильри едва ли не всем желающим, теряет свой престиж.
Двор эпохи Реставрации при всей своей суровости играл роль центра. Двор Июльской монархии эту роль играть не мог.


Непонятливый посол
Приезжему, как я писал раньше, разобраться в светских взаимоотношениях Парижа чрезвычайно трудно. В апреле 1835 года князь Шёнбург, посланец австрийского императора, не может взять в толк, отчего, сколько бы он ни наводил справки, он всё-таки не может составить себе ясного представления о французском свете.
Князь Альфред Шёнбург-Хартенштайн (1786-1840) — чрезвычайный австрийский посланник в Париже.


Княгиня Багратион
В доме 45 по улице Предместья Сент-Оноре жила княгиня Багратион, поселившаяся в Париже в 1815 году и вышедшая вторично замуж в 1830 году за лорда Хоудена.
Княгиня с ангельской внешностью вышла замуж за Петра Ивановича в 1800 году, но уже в 1805 году сбежала от мужа в Европу, где прославилась своими прозрачными нарядами и многочисленными любовными приключениями.
В салоне княгини Багратион бывал Бальзак, а поваром у неё был сам Мари Антуан Карем (1784-1833) - создатель "высокой кухни".
Княгиня Екатерина Павловна Багратион (урождённая Скавронская, 1783-1857) — 1-й муж — Пётр Иванович Багратион (1765-1812); 2-й муж — сэр Джон Хобарт Карадок (1799-1873), 2-й барон Хоуден.


Графиня де Флао
В доме 55 по той же улице проживала графиня Маргарет де Флао, англичанка, вышедшая в 1817 году за Шарля де Флао, человека удивительного происхождения и судьбы.
Шарль де Флао официально считался сыном маршала Александра-Себастьяна (1728-1793), графа де Флао и Аделаиды-Эмилии (1761-1836), маркизы де Соуза-Ботельо, однако на самом деле его отцом был Талейран (1754-1838). Сам Шарль успел стать любовником голландской королевы Гортезии, падчерицы Наполеона Бонапарта, которая родила от него сына Шарля Огюста, будущего герцога де Морни (1811-1865). Позднее поговаривали, что Наполеон III (1808-1873) тоже был его сыном.
Шарль де Флао вернулся в Париж из Англии только в 1827 году, где жена его сделалась хозяйкой салона, который часто посещали либералы. Сюда часто заходил герцог Шартрский, чьим обер-шталмейстером Флао стал в 1837 году. В конце 1830 года чета Флао приобрела особняк на пересечении улицы Хартии (ныне улицы Ла Боэси) и Елисейских полей.
Маргарет де Флао (урождённая Мерсер Элфинстоун, 1788-1867) — жена графа де Флао и хозяйка салона.
Огюст Шарль Жозеф граф де Флао де ля Бийярдери (1785-1870) — генерал и дипломат, пэр Франции с 1830.
Гортензия де Богарне (1783-1837, королева Голландии 1806-1810) — дочь Жозефины де Богарне (1763-1814) и её первого мужа виконта Александра де Богарне (1760-1794).
Фердинанд Филипп Орлеанский (1810-1842), до 1830 г. был герцогом Шартрским, потом стал наследником престола.
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru




0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.