Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

166_Из жизни Александра I


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
20 ответов в теме

#21 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    67
  • 12 648 сообщений
  • 7017 благодарностей

Опубликовано 09 Январь 2018 - 13:55

Случай в Вильне

Когда молодой император Александр Павлович совершал поездку по стране, он посетил и Вильну, которая, естественно, готовилась к приезду Государя. В числе многочисленных праздничных мероприятий городская дума подготовила 20 молодых мещан, одетых в специально пошитые для этого случая костюмы, которых предполагалось запрячь в карету императора.
Люди из свиты императора приехали в Вильно заранее и пытались объяснять членам думы, что Его Величество не одобряет подобные знаки внимания. Однако к их мнению городская дума не прислушалась — возможно, им было жалко выбросить деньги, уже потраченные на костюмы.
В результате, эти молодые люди прибежали в то место под Вильной, где молодой Император принимал городские депутации, чтобы выполнить свою миссию, изображая всенародный восторг.
Но получилось так, что во дворец вместо Императора они привезли в карете лакея Его Величества, а также кучера, который важно восседал на козлах и правил ими, как настоящими лошадьми. Сам же Александр Павлович не мог ехать на подобных себе людях и приехал во дворец в карете одного из своих адъютантов.


Ошибка императора

В апреле 1814 года в Париже императора Александра I посетила депутация польских генералов, которая обратилась к императору с просьбой позволить польским легионам, сражавшимся на стороне французов, возвратиться домой.
Александр Павлович в данном случае проявил слишком много великодушия и благородства, но не дальновидности. Император не только позволил им вернуться, но даже разрешил полякам сформировать отдельный корпус под названием "войско герцогства Варшавского" в качестве зародыша будущей польской армии.
При этом Император указал рукой на Константина Павловича и добавил:

"Командовать вами будет брат мой".



Торжества в Варшаве

18 (30) сентября 1816 года Александр Павлович в очередной раз приехал в Варшаву. В честь приезда Императора на Саксонской площади состоялся парад, в котором принял участие и прибывший Государь. Он ехал верхом на белом коне в польском мундире, а на его шляпе красовался бело-зелёный султан. Вечером наместник Царства Польского дал бал в честь Императора.
Госпожа Шуазёль-Гуфье в своим мемуарах описала последующие торжества:

"На следующий день состоялся большой смотр польских войск на Пованской равнине, где днём съехалось бесчисленное количество экипажей и собралась громадная толпа лиц, прибывших пешком и верхом, чтобы присутствовать на этом блестящем военном зрелище. Чудное осеннее солнце освещало эту двигающуюся живую картину. По прибытии Его Величества войска прокричали “ура”, и военная музыка заиграла любимый гимн “God save the king”. Его Императорское Величество великий князь Константин, казалось, был счастлив, что может показать своему августейшему брату прекрасное войско с такой отличной выправкой. По окончании смотра войска продефилировали в полном порядке, причём офицеры гарцевали на своих боевых конях, отдавая концом шпаги салют Его Величеству, который, когда проходили войска, всё время держал руку под козырёк".

Князь Юзеф Зайончек (1752-1856) — генерал, первый наместник Царства Польского с 1815 года.
София Шуазёль-Гуфье (урожд. Тизенгаузен, 1790-1878) — фрейлина при дворе Александра I; польско-литовская писательница.


Варшавские обещания

15 (27) марта 1818 года Александр I произнёс речь на открытии Варшавского сейма, в которой сделал два важных обещания — конституции для России и возвращение литовских провинций Польше.
Как отмечали современники, поляки ликовали, а русские обижались, но пока ещё надеялись.

П.А. Вяземский приехал в Варшаву в качестве чиновника канцелярии Н.Н. Новосильцева, который в то время был представителем Александра I в комитете по управлению Царством Польским. Вяземский в письме своему другу А.И. Тургеневу так прокомментировал услышанную речь:

"Впрочем, речь Государя, у нас читанная, кажется должна быть закускою перед приготовляемым пиром... Я стоял в двух шагах от него, когда он произносил её, и слёзы были у меня на глазах от радости и от досады: зачем говорить полякам о русских надеждах! Дети ли мы, с которыми о деле говорить нельзя? Тогда нечего и думать о нас. Боится ли он слишком рано проговориться? Но разве слова его не дошли до России? Тем хуже, что Россия не слыхала их, а только что подслушала. Подслушанная речь принимает тотчас вид важности, вид тайны; а тут разродятся сплетни, толки, кривые и криводушные. Как бы то ни было, Государь был велик в эту минуту: душою или умом, но был велик".

Пётр Андреевич Вяземский (1792-1878) — русский писатель и государственный деятель.
Александр Иванович Тургенев (1784-1846) — русский литератор и историк.
Николай Николаевич Новосильцев (1761-1838) — государственный деятель.


Приём принца

Когда принц Генрих Прусский гостил в Петербурге, всё время шли дожди. Император Александр Павлович выразил сожаление по этому поводу, но А.Л. Нарышкин осторожно заметил:

"По крайней мере, принц не скажет, что Ваше Величество его сухо приняли".

Фридрих Генрих Карл, принц Прусский (1781-1846) — брат прусского короля Фридриха Вильгельма III (1770-1840, король с 1797).
Александр Львович Нарышкин (1760-1826) — обер-камергер.


Не хочу в губернаторы!

В Российской империи при Александре Павловиче управление откупами было возложено на вице-губернаторов, что приносило им огромные доходы, особенно, на винных откупах при министре финансов Гурьеве. (Да и потом, впрочем, тоже.)
Однажды Император удивился большому количеству губернаторов, съехавшихся в Петербург:

"Отчего здесь так много губернаторов?"

А.Л. Нарышкин сразу же нашёлся:

"Приехали, Ваше Величество, проситься в вице-губернаторы".

Дмитрий Александрович Гурьев (1751-1825) — граф с 1819, министр финансов 1810-1823.


Весь в отца

В войне с французами в кампанию 1813 года Л.А. Нарышкин получил от главнокомандующего приказ удерживать какую-то высоту.
Император перед боем сказал А.Л. Нарышкину:

"Я боюсь за твоего сына: он занимает важное место".

Нарышкин спокойно ответил:

"Не опасайтесь, Ваше Величество. Мой сын весь в меня: что займёт, того не отдаст".

Лев Александрович Нарышкин (1785-1846) — шталмейстер с 1824, генерал-адъютант с 1843, генерал-лейтенант с 1844; орден св. Георгия IV класса в 1813.


Вежливость по-французски

Когда Людовик XVIII торжественно въехал в Париж 3мая 1815 года, союзные государи обедали во дворце Тюильри. Людовик XVIII первым проследовал в королевский банкетный зал: вероятно, он следовал этикету французских королей, но забыл, кто здесь победители.
Александр Павлович удивлённо улыбнулся, обращаясь к другим присутствующим:

"Мы, северные дикари, более вежливы в своей стране".

Людовик XVIII (1755-1824) — Луи Станислас Ксавье, граф Прованский, король Франции с 1814 с перерывом на “Сто дней Наполеона” в 1815 году.


Сдержанность после Победы

Когда после окончания кампании 1814 года император Александр I через Англию и Голландию собирался возвратиться в Петербург, он узнал, что на родине ему собираются утроить пышные торжества. Тогда Государь отправил на имя петербургского главнокомандующего генерала Вязмитинова рескрипт следующего содержания:

"Осведомлённый о приготовлениях к приёму, которые делаются по случаю нашего возвращения, и относясь всегда отрицательно к такого рода приветствиям, я считаю их теперь более излишними, чем когда-либо. Один Всевышний совершил великие деяния, положившие конец кровавой войне в России. Мы все должны преклониться перед Провидением. Передайте же мою неизменную волю, дабы прекратить всякие приготовления к церемониалу по случаю нашего возвращения в наше государство. Пошлите губернаторам всех провинций приказ, ни под каким видом не уезжать из их губерний. Я возлагаю на Вас исполнение этого приказа".

Сергей Кузьмич Вязмитинов (1744-1819) — главнокомандующий в Санкт-Петербурге в 1812-1816 гг.; председатель комитета министров в тот же период;


Неласковая Вильна

2 июня 1822 года Александр Павлович прибыл в Вильну, чтобы произвести армейский смотр. Однако, когда Государь проезжал в своём экипаже по бульвару вдоль реки Вилии, он был поражён тем, что местные жители при виде его не выражают никакой радости.
Позднее Император сказал княгине Трубецкой [возможно, это была Екатерина Ивановна Трубецкая (1800-1854)], что теперь его не скоро увидят в Вильне.
Так и произошло, но кто же знал...
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse

  Тема Раздел Автор Статистика Последнее сообщение


0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.