Перейти к содержимому

 

Amurklad.org

- - - - -

9 мифов про конкистадоров


  • Чтобы отвечать, сперва войдите на форум
7 ответов в теме

#1 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 31 Май 2015 - 09:52



Изображение

Конкиста, испанская колонизация далёких заморских территорий – чрезвычайно длительный, наполненный интереснейшими событиями, и важный для мировой истории процесс. При этом довольно парадоксально освещённый.
С одной стороны, Конкиста очень объёмно и подробно описана современниками. С другой стороны, в наше время данная тематика крайне политизирована, и почти не фигурирует в массовой популярной культуре.
В результате, вокруг конкистадоров и их деятельности существует масса устоявшихся мифов и заблуждений, основные из которых мы ниже постараемся хотя бы отчасти развеять.
Миф 1. Испания сразу завоевала Америку

Говоря о Конкисте, обычно подразумевают события XV-XVI веков – открытие Америки, деятельность Кортеса и Писарро. Действительно, сами испанцы перестали официально употреблять термин «Конкиста» уже со второй половины XVI века. Однако де-факто процесс завоевания был значительно более длительным: завоевание Америки растянулось почти на 300 лет.
К примеру, последний город майя, встретивших ещё первых конкистадоров – Тайясаль, пал только в 1697 году, спустя целых 179 лет после высадки Эрнана Кортеса в Мексике. В то время в России уже правил Пётр I, а доколумбовые цивилизации всё ещё продолжали борьбу против экспансии.
Проживающие на территории современных Чили и Аргентины арауканы (к которым мы ещё вернёмся) вели войну против Испании и вовсе до 1773 года.
Фактически, можно сказать, что Испания окончательно завоевала Новый Свет лишь к тому времени, когда уже начала его понемногу терять. Вся история испанских колоний за океаном – это история войны.
Миф 2. Испанцев гнала в Новый Свет жажда золота

Легенды об Эльдорадо и огромные богатства Нового Света заставляют думать, что каждым конкистадором двигала жажда золота, стремление разбогатеть в завоевании или грабеже (смотря, как расставлять исторические акценты).
Конечно, это справедливо при очень упрощённом взгляде на вопрос, но всё же Конкиста была именно колонизацией, а не разграблением земель. Сами же конкистадоры представляли собой исследователей и солдат, а не банду мародёров.
Ещё не захваченные земли и богатства, начиная с Тодессильясского договора 1494 года, и на основе многих позднейших формальных и неформальных соглашений, уже имели законных хозяев в Европе. Даже виднейшие лидеры конкистадоров не слишком-то могли рассчитывать на личное обогащение: они были обязаны обогатить испанскую казну. Что уж говорить о простых солдатах?
В действительности «конкистадорская мечта», кроме самого раннего периода, состояла немного в другом. Большинство завоевателей стремились отличиться в Конкисте храбростью и военным искусством, чтобы потом убедить своих лидеров или власти метрополии предоставить им хорошую должность в колониях.
Даже такой видный деятель, как Педро де Альварадо, вынужден был лично посещать Мадрид и просить при дворе о губернаторстве в Гватемале, а вовсе не почивал на награбленных сокровищах.

Изображение



Миф 3. Конкистадоры - в латах, индейцы - в набедренных повязках

Пожалуй, самый устойчивый миф. Эта картина всегда возникает перед глазами: всадники в латах, пехотинцы с аркебузами… Конечно, завоеватели имели техническое преимущество над местным населением, но настолько ли оно было значительным?
На самом деле, нет, и проблема заключалась в логистике. Доставить что-либо из Европы было чрезвычайно дорого и трудно, произвести на месте – поначалу невозможно, а потому в первые десятилетия войны действительно хорошо оснащены были очень немногие конкистадоры.
Вопреки образу конкистадора – человека в железном шлеме "морионе" и стальной кирасе, большинство солдат в первые полвека завоевания имели лишь самую обычную стёганую куртку и кожаный шлем. К примеру, по свидетельствам очевидцев, даже знатные идальго из отряда де Сото в походах одевались, как индейцы: отличали их только щиты и мечи.
Кстати, в то время, как испанцы уже блистали в Итальянских войнах передовой пикинерской тактикой, главным оружием конкистадора были меч, и уже архаично смотревшийся бы в Европе большой круглый щит. «Родельерос», которые в европейском войске Великого Капитана – Гонсало Фернандеса де Кордовы, были лишь вспомогательными отрядами, у прибывшего в Мексику Эрнана Кортеса составляли основу армии.
Огнестрельное оружие также поначалу являлось большой редкостью: абсолютное большинство испанских стрелков до конца XVI века использовали арбалеты. Стоит ли говорить о том, каким малым количество лошадей располагали испанцы?
Конечно, со временем ситуация изменилась. В середине 1500-х годов в Перу местным колонистам (уже поднявшим восстание, и вынужденным сражаться против других испанцев) удалось наладить производство брони, аркебуз, и даже артиллерии. Причём противники отмечали их высочайшее качество, не уступающее европейскому.
Миф 4. Индейцы были отсталыми дикарями

Всегда ли противниками испанцев были «дикари», существенно уступающие завоевателям в военном развитии? Чаще всего да, и дело состояло не только в оружии: индейцам зачастую не знали простейших тактических приёмов. Однако так было не всегда.
Ярчайшим примером являются упомянутые выше арауканы. Этот народ сильно удивил испанцев как изначальным уровнем развития военного дела, так и способностью перенимать тактику завоевателей.
Уже в середине 1500-х годов арауканы использовали отличные кожаные доспехи, схожее с европейским оружие (пики, алебарды), и развитую строевую тактику: фаланги копейщиков, прикрываемые ими мобильные отряды стрелков. Для управления формациями применялись барабаны. В своих воспоминаниях участники сражений против араукан совершенно серьёзно сравнивают их с ландскнехтами!
Была известна арауканам и толковая фортификация, причём не только «оседлая»: они оперативно строили форты в поле, с системами рвов, блокгаузами и башнями. Позже, ближе к концу XVI века, арауканы создали регулярные конные соединения, а также начали использовать огнестрельное оружие.
Что уж говорить о ситуациях, когда испанским колонистами в Юго-Восточной Азии (об этом мы подробнее поговорим ниже) противостояли вполне развитые цивилизации, имеющие настоящие армии, вплоть до применения боевых слонов?


Изображение


Миф 5. Испанцы поработили индейцев числом и умением

В принципе, не секрет, что испанцев в Новом Свете было немного. Однако зачастую мы забываем, насколько на самом деле их было мало. Причём даже отнюдь не в первые годы завоевания.
Всего несколько примеров…
В 1541 году испанцы предприняли экспедицию в Чили, и основали современную столицу этой страны – город Сантьяго-де-Нуэва Эстремадура, ныне просто Сантьяго. Отряд, которым командовал Педро де Вальдивия, первый губернатор Чили, насчитывал… 150 человек. Причём до прибытия первых подкреплений и припасов из Перу прошло целых два года.
Хуан де Оньяте, первый колонист Новой Мексики (большая часть этого региона сейчас – южные штаты США) ещё позже, в 1597 году повёл с собой лишь 400 человек, из которых солдатами было чуть больше сотни.
На этом фоне знаменитая экспедиция Эрнандо де Сото, численность которой составляла 700 человек, самим конкистадорами воспринималась как чрезвычайно крупная военно-исследовательская операция.
Несмотря на то, что силы испанцев практически всегда исчислялись сотнями, а иногда даже десятками человек, военных успехов добиваться удавалось. Как и почему, это тема для отдельного обсуждения, хотя здесь нельзя не коснуться следующего вопроса: местных союзников.
Миф 6. Америку испанцам завоевали сами индейцы

Принято считать, что малое число конкистадоров с лихвой компенсировалось большим количеством союзных индейцев, составлявших едва ли не ядро ударных сил. Это и миф, и не миф одновременно.
Во-первых, значительное число союзников испанцам удалось найти только на территории современной Мексики и соседних стран: там, где бок о бок с ацтеками и майя существовали более слабые народы.
Во-вторых, их участие непосредственно в боевых действиях было достаточно ограниченным. Действительно, известны случаи, когда один испанец командовал отрядом в сотню местных, но они являются скорее исключением. Союзников активно привлекали, как следопытов, проводников, носильщиков, разнорабочих, но редко в качестве солдат.
Если же приходилось поступать именно так, как правило, испанцы оказывались разочарованы – как это было во время «Скорбной ночи», бегства из Теночтитлана. Тогда союзные тлашкаланцы оказались совершенно бесполезны из-за низкой организации и боевого духа.
Объяснить это несложно: едва ли сильные, воинственные племена к моменту прибытия европейцев оказались бы в угнетённом положении.
Что же касается походов на север и юг, то в них испанцы уже практически не имели союзников.


Изображение


Миф 7. Завоевание Америки стало геноцидом индейцев

Устоявшаяся «Чёрная легенда» рисует Конкисту как жестокое завоевание, уничтожившие целые народы и цивилизации, движимое алчностью, нетерпимостью, и стремлению к обращению всех и вся в европейскую культуру.
Без сомнения, любая война и любая колонизация – дело жестокое, а столкновение разных цивилизаций вообще не может пройти не трагично. Однако надо признать, что политика метрополии была достаточно мягкой, да и «на местах» конкистадоры действовали очень по-разному.
Ярчайший пример тому – изданный Филиппом II в 1573 году «Ордонанс о новых открытиях». Король наложил прямой запрет на любые грабежи, захват местного населения в рабство, насильственное обращение в христианство и применение оружия без необходимости.
Более того: было официально запрещено само определение «Конкиста», колонизация больше не декларировалась испанской короной, как завоевание.
Конечно, далеко не всегда такая мягкая политика исполнялась: как по объективным причинам, так и из-за «человеческого фактора». Но в истории немало примеров искренних попыток следовать гуманным принципам колонизации: к примеру, губернатор Новой Мексики в конце XVI века санкционировал какие-либо боевые действия исключительно после проведения самого настоящего суда.
Миф 8. Испанцам помогли европейские болезни, сломившие индейцев

Европейскими болезнями, якобы выкашивающими местное население, а также общим культурным шоком индейцев («громовые палки» и прочее) также часто объясняют успех Конкисты. Отчасти и это верно, но нельзя забывать, что тут имеем дело с «палкой о двух концах». Или, как говорили сами испанцы – с эспадой, заточенной с двух сторон.
Конкистадоры тоже столкнулись с совершенно незнакомыми условиями. Они не были подготовлены к выживанию в тропических условиях, к местной флоре и фауне, даже приблизительно не знали местности. Их противники защищали родной дом, а испанцы от дома находились в полной изоляции: даже из соседней колонии помощь могла идти многие месяцы.
Прекрасный ответ на болезни представляли собой яды, активно применяемые индейцами: завоевателям понадобилось долгое время, чтобы понять, как лечить раны, наносимые стрелами и ловушками.
Поэтому, в данном аспекте можно говорить о некоем равенстве: для обоих сторон то, с чем пришлось столкнуться, было неизведанным и крайне опасным.
Миф 9. Конкистадоры - это лишь те, кто завоевал Америку

Принято говорить о Конкисте, как о завоевании испанцами Нового Света. На самом деле, помимо длительного процесса завоевания Америки, существует обширная, драматичная и наполненная крайне интересными событиями история испанской колонизации Юго-Восточной Азии.
Испанцы пришли на Филиппины в XVI веке, и длительное время пытались развить успех. При этом поддержки из метрополии практически не было, однако колонии существовали до XIX века, и испанцы оказали огромное влияние на местную культуру.  Проводилась и экспансия на материк.
Именно испанцы первыми из европейцев ступили на землю Лаоса, активно действовали в Камбодже (и некоторое время де-факто правили страной). Им не раз довелось сойтись в бою с китайским войсками, и сражаться плечом к плечу с японцами.
Конечно, эта тема достойна отдельного разговора: «войны моро» против местных мусульман, наполеоновские планы по захвату китайских земель, и многое, многое другое.
Впрочем, отдельную статью, или даже серию статей можно написать о каждом из рассмотренных здесь пунктов. Целью данного материала являлся лишь самый общий взгляд на то, как на самом деле завоёвывали Америку, и не только.

http://ludota.ru
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

Поблагодарили 1 раз:
Shurf

#2 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 26 Сентябрь 2016 - 21:29

Три битвы Эрнана Кортеса

  

  Предыстория

Изображение
Эрнан Кортес – историческая фигура весьма сложной судьбы.
С одной стороны, он герой так называемой «чёрной легенды», согласно которой Америку залили кровью индейцев. (За это спасибо автору «Истории Индий» Бартоломе де лас Касасу. Задача его была чисто политической, но об этом далее). С другой – Кортес воспринимается первопроходцем, «первым конкистадором».
Оба утверждения не вполне верны.
Впрочем, в этом цикле статей мы не станем целенаправленно их опровергать. В какой-то мере, изложенные факты и так станут опровержением, а тема для разговора будет иной. Битвы.
Разумеется, Эрнан Кортес участвовал в множестве битв, и, кстати говоря, не только в Новом Свете. Но три из них выделяются особо.
Все они, фактически, являются единой цепью событий – и, притом, абсолютно друг на друга не похожи. Но без них Мексика не была бы завоевана.



Изгнанный и вернувшийся

Изображение
Первый акт – отступление испанцев и их союзников из Теночтитлана — города-государства ацтеков. Как следует из донесения  самого Эрнана Кортеса, в ночь с 30 июня на 1 июля 1520 года погибло 150 испанцев и 2 тысячи союзных им индейцев. Говорят, что из выживших никто не остался без ранений.
Эти события называют La Noche Triste, то есть «Ночь Печали», «Печальная Ночь» или «Скорбная Ночь». Для приятного литературного звучания будем использовать последний вариант перевода, хотя обычно применяется первый.
Акт второй – битва при Отумбе, состоявшаяся ровно через неделю.
И, наконец, финальный акт — осада Теночтитлана, что длилась с 26 мая по 13 августа 1521 года. Она окончилась победой испанцев и разрушением города. На его руинах в наши дни стоит город Мехико.
За именами битв скрыты бегство из города, блестящая победа в поле и снова тяжёлая осада того же ацтекской твердыни. Эрнан Кортес вкусил горькое поражение, затем — уверенную победу, и наконец — тяжёлую, но полную, победу.
Совершенно разные обстоятельства, разный состав участников и командующих, но разделить эти три события никак невозможно.


Далеко не первый

Изображение
Прежде, чем говорить о самих битвах, мы должны ввести вас в курс дела. Иначе наш рассказ станет похож на просмотр исторического телесериала с середины сезона. Поэтому сначала расскажем о том, как Эрнан Кортес вообще оказался в ацтекской столице.
История завязалась в 1518 году, когда нашему герою было уже прилично за 30 (точная дата рождения неизвестна), и он уже достаточно долгое время пребывал в Новом Свете.


Да, разумеется, Кортес отнюдь не был первым завоевателем Америки. Он некоторое время спокойно проживал на Кубе, уже покоренной и управлявшейся Диего Веласкесом — бывшим соратником Колумба и Кортеса.

Первый испанский город на самом континенте — Санта-Мария-ла-Антигуа дель Дарьен, был основан ещё в 1510 году. Более того: основатель этого города, Васко Нуньес де Бальбоа, через пару лет добрался сушей до американского побережья Тихого океана – первым из европейцев.
И только через 8 лет после этих событий Эрнан Кортес начал свое завоевание Мексики.
Интересно, что за всю свою жизнь Кортес ни разу не командовал отрядом более чем из тысячи испанцев, а его первоначальное «войско» так и вовсе составляло 350 человек. Этого хватало: конкистадоры совершенно не стремились воевать со всеми вокруг, что было вполне разумно.


Не только огнем. Не только мечом

Изображение
Кортес и его переводчица / наложница донья Марина встречают Монтесуму с дарами. Изображение из «Истории Тлашкалы» — колониального кодекса второй половины XVI века. Был произведен в 3 экземплярах, один из которых предназначался специально для испанского короля. Однако все они были со временем утеряны, а до наших дней дошла копия, сделанная в 1773 году, по одному из оригиналов.
К 1518 году испанцы уже обладали приличным опытом взаимодействия с индейцами. И опыт этот был совсем разным.
Так вот, про опыт международных отношений испанцев с индейцами. Где-то сразу завязывались союзнические отношения, где-то испанцы «принуждали к миру», а с некоторыми из индейцев, увы, говорить оказывалось не о чем. Подробное описание опустим, поскольку события 1519 года достойны отдельной серии статей: поворотов сюжета было очень много. Отметим только некоторые важные факты.
Во-первых, что бы ни говорила нам «чёрная легенда», сам Кортес относился к вопросу завоевания не то, чтобы гуманно, но, как минимум – разумно. Со многими встреченными индейцами он нашёл общий язык.


Например, одной из «военно-полевых жен» Эрнана Кортеса была «донья Марина» – индианка Малинели Тенепатль.

А один из самых быстрых союзов Кортес заключил с государством Тлашкала, враждебном империи ацтеков.
Во-вторых же, большая часть испанцев, закрепившись на берегу, не особенно желала двигаться вперёд. Основанный ими порт Веракрус в качестве опорного пункта их вполне устраивал, что резко противоречило амбициям Кортеса.


Как Эрнан Кортес начал завоевание Мексики

Изображение
К тому же, наш герой имел очень напряжённые отношения с Диего Веласкесом (не тем, который великий художник, а тем, который был губернатором Кубы). На то время он – влиятельнейший человек Нового Света. Очень многие в экспедиции были верны именно Веласкесу, скептически относящемуся к планам Кортеса.
Но его это не смущало. Он отправил в Испанию круглую сумму в качестве обязательного налога — «королевской пятины» и занялся своими делами. Причем, свою линию он начал гнуть весьма жёстко.
Сперва он подверг различным наказаниям сторонников Веласкеса, затеявших мятеж: история тёмная, но двое точно были казнены. Затем решительно затопил в гавани корабли, отрезав путь к отступлению. И только тогда, оставив небольшой гарнизон в Веракрусе, выдвинулся вглубь империи ацтеков — по-настоящему покорять Мексику.
Упомянутый выше союз с тлашкаланцами был заключён именно во время этого похода. Как часто водится, сначала горячие головы решили подраться, а потом быстро помирились. Сведения о таком альянсе очень быстро достигли Теночтитлана, ацтекской столицы, и обеспокоили императора Монтесуму II.


Последние полгода ацтеков

Изображение
Однако тот же самый Монтесума лично пригласил испанцев и открыл им ворота Теночтитлана. Это случилось 8 ноября 1519 года. До пресловутой Скорбной Ночи, момента начала настоящей войны, остаётся ещё более полугода.


Несмотря на личное приглашение императора ацтеков, ситуация складывалась нервно. Вскоре появились данные о нападениях ацтеков на испанцев.

Тем временем, Монтесума воспрепятствовал освящению ацтекского храма, но взамен позволил возвести в Теночтитлане католическую церковь. И пока она строилась, Кортес даже не скрывал от соратников планов захвата власти в городе. А раз знали  свои — скоро узнали и чужие.
В итоге все стороны не доверяли друг другу. Тем не менее, ацтеки, тлашкаланцы и испанцы стали искать некие пути к сосуществованию. Не забывая и строить планы о том, как друг друга погубить.
И после полугода напряжённого, но относительно мирно сосуществования, суждено было грянуть Скорбной Ночи…

Фотоhttp://ludota.ru
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#3 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 03 Октябрь 2016 - 16:57

Ночь Печали

Изображение

Продолжим разговор о трёх битвах Эрнана Кортеса. Мы узнали предысторию событий, и подошли ко всем предпосылками «Печальной Ночи». Так называют ночь с 30 июня на 1 июля 1520 года.
Итак, около полугода испанцы относительно мирно провели в Теночтитлане. Но в июне 1520 года Кортес получил тревожное сообщение: появились слухи о высадке в Веракрусе кубинского десанта.
Единственное, что им было нужно — голова Эрнана Кортеса.

Прибытие охотников

Кортес понимал: нельзя решать такую проблему в Теночтитлане. Среди сотен тысяч индейцев потеря авторитета будет катастрофой. Нет уж, если разбираться, то на побережье.
И он поспешил в Веракрус, взяв с собой Берналя Диаса – позже тот станет одним из ключевых хронистов событий в Мексике. Это был небогатый идальго, сражавшийся обычно пешим, в качестве родельеро (мечника со щитом)  – самый типичный конкистадор.


Его дневники можно почитать на английском (хронистов покорения Америки, вообще-то, многие десятки). И еще он один из нескольких свидетелей тех событий, изданный на русском языке.

А вот Педро де Альварадо, другого своего важного сподвижника, Кортес оставил в индейской столице.


Первая кровь

Изображение

Педро де Альварадо же позже станет одним из главных фигурантов «чёрной легенды», и, в отличие от Кортеса – заслуженно. Вот это и правда был очень жестокий, временами не особо управляемый человек.
Несмотря на все свои военные таланты и знания, за которые Кортес очень ценил Альварадо: тот, в отличие от прочих лидеров экспедиции, был потомственным военным.
Мы никогда уже доподлинно не узнаем, что же случилось в Теночтитлане без Кортеса.
Даже повод для конфликта описан туманно. Индейцы утверждали, что это Альварадо начал их резать. Альварадо твердил, что защищался.
Так или иначе, пока предводитель был в отъезде, пролилась кровь. Кортес узнал об этом, и задумался – что же теперь делать.


Неожиданное пополнение

Эрнан Кортес не являлся самым блистательным полководцем, но вот харизмы и красноречия ему было не занимать. Невесть как, но удалось переманить на свою сторону почти весь отряд испанцев, который прибыл для его ареста. И, уже с этими силами, выдвинуться обратно в Теночтитлан.
Данные о численности сильно разнятся по источникам.
Всего под командованием Кортеса было от 1.000 до 1.500 испанцев (считая оставшихся в столице – до 2000), причём автор этих строк верит в нижний предел диапазона. Ещё имелось до 2.000 недавно завербованных индейцев: тех самых тлашкаланцев, в основном носильщиков.


В этом месте важно заметить: даже самый «щедрые» на число войск источники не дают Кортесу более сотни всадников, и более 180 стрелков (причём арбалетчиков и аркебузиров примерно пополам). Доспехов также имелось маловато.

24 июня 1520 года. Кортес возвращается в Теночтитлан. Он застаёт там относительный порядок – но крайне напряжённую атмосферу. Началось расследование инцидента с Альварадо, но истину не установили.
В итоге, конкистадорам кое-как удалось помириться с Монтесумой, но этот факт пошатнул авторитет императора среди самих ацтеков. Они уже смотрели на испанцев, как на врагов.


Гибель императора

Изображение

Через пару дней начались столкновения, несколько десятков испанцев погибли. Фактически, Кортес оказался со своими людьми в осаде. А вот дальше случилось ещё одно судьбоносное событие, правду о котором мы не узнаем никогда…
Неизвестно, кто же 27 июня убил императора Монтесуму.
  • Возможно, это были испанцы – но зачем им это? Монтесума был едва ли не единственной надеждой решить дело миром, он неплохо относился к Кортесу, несмотря ни на что.
  • Возможно, его убили индейцы, разочаровавшиеся в императоре.
  • Возможно, самоубийство – к которому на территории современной Мексики относились примерно так же, как в Японии.
Увы, нет данных, которые ответят нам на важный вопрос. Для понимания неясности истории достаточно привести краткие версии.
  • По одной, испанцы задушили Монтесуму (не понятно, правда, какой источник об этом рассказал).
  • По свидетельствам большинства испанцев, уже в ходе первых столкновений императора убил камень, пущенный из пращи.
  • Другой же испанец, участвовавший в событиях, писал иначе: якобы Монтесума вообще пропал, и уже позже испанцы наткнулись на его труп с колотыми ранами груди.
Так или иначе, но Кортес остался без последней соломинки, за которую имел возможность хвататься.
Выход был один: бежать, прорываясь из осады.


Кто врал о войне?

Бои последующих дней описаны Берналем Диасом весьма подробно. Однако я сознательно опущу подробности, ибо многие сомневаются в словах Диаса, но, при этом, безоговорочно верят другому автору — де лас Касасу.


Важно помнить, что мнение де лас Касаса хорошо ложилось в идеологические концепции англичан и американцев, которые исследовали вопрос много позже. Не уверен, что они вообще читали остальных испанцев, тем более внимательно (отсутствие в английском переводе массы испанских и португальских дневников как бы намекает).

Но и обвинять кого-то из них в фальсификации тоже не стану. Дело тёмное.
Есть очень много подробнейших описаний со стороны самих конкистадоров. Верить им, или нет – решать вам. Скорее всего, для нормального изучения придётся разобраться в испанском языке, что автор сих строк по мере сил и делает.


Кстати, де лас Касас в это время находился в совсем другом месте, и, в отличие от Диаса, Кортеса и Альварадо, своими глазами ничего не видел.

Тут помогли бы ацтеки, благо, что у них-то была письменность, в отличие от инков.
Но «кодексов» сохранилось мало, а что есть – привезено в Европу и обработано испанцами, так что в рамках идеи «конкистадоры всё врут» их тоже надо отбрасывать. Как и книгу Берналя Диаса. Логично же?..
Поэтому ограничимся общими описаниями боев, которые последовали далее.


Первый прорыв ацтеков

Изображение

Первый прорыв индейцев не удался. Замечу, что многие бойцы Кортеса всё-таки были ветеранами войн в Европе, хотя рассматривать его армию, как нечто равное терциям, никак нельзя в целом.
Многочисленность противника давала плоды, несмотря на его дезорганизованность и плохое вооружение: речь шла о десятках тысяч индейцев.
Берналь Диас, кстати, ругая тактику и вооружение ацтеков, отмечает их высокий боевой дух: по его словам, французы в Итальянские войны, и даже османы не производили на испанцев подобного впечатления.


Оборона в индейском храме

Изображение
Отступление испанцев из Теночтитлана в Ночь печали. Миниатюра из кодекса «История Тлашкалы» — колониального кодекса второй половины XVI века, известного по копии, сделанной в XVIII веке.

Кортес задумал захватить главный храм города, хорошо зная менталитет ацтеков (наверняка тут помогла Малинче). Испанцы рассчитывали на местные обычаи, по которым потеря храма почти всегда приводила к капитуляции.
Однако это не сработало, лишь оставив нам яркую историю о постройки передвижных артиллерийских платформ.
Тогда решили и правда убегать.


Но тут вмешалось печальное обстоятельство. В то время Теночтитлан был полностью окружён водой, фактически будучи построен посреди огромного озера. Ну, или окружённый широкими реками и каналами, как вам угодно.

Большую часть переправ индейцы разрушили, так что пришлось строить мосты, прямо под атаками. Ацтеки нападали как с суши, так и судов, что подходили по каналам.
Цифры потерь со стороны испанцев и их союзников в разных источниках имеют колоссальный разброс: корректно сказать о том, что погибло несколько сотен испанцев (150-450), и несколько тысяч тлашкаланцев (от 1500 до 4000). Ранены оказались почти все.


Прыжок Альварадо

Изображение

Отдельной строкой скажем о действиях арьергарда, которым командовал Альварадо. В историю вошла легенда о том, как он перепрыгнул через канал, используя в качестве шеста пику: мост горел, пройти по нему не представлялось возможным.
Причём Альварадо перепрыгивал через канал будучи раненным и одетым в доспехи.
Правда или нет – неведомо, но на том месте, через канал уже много более широкий, нынче перекинут мост имени Педро де Альварадо. Мексиканцы любят эту легенду. Заметим, что сохранилась она не только в рассказе Диаса (который судил по словам товарищей – сам находился в другом месте), но и в местном фольклоре.
Так или иначе, испанцы сумел вырваться их окружения.


Испанцы бросили все

Изображение

Об имуществе уже не заботились: Кортес бросил и все пушки, и практически всё золото (далеко не всё, как утверждают некоторые – о том поговорим позже).
Спасали в основном людей. В том числе женщин: и Малинче, и наложниц Альворадо, и даже дочерей Монтесумы.
Что и говорить: ночь для испанцев вышла действительно Печальной.
Они потеряли много людей (450 погибших испанцев, если взять верхнюю планку – это почти максимальные потери за один бой в Конкисте), потеряли артиллерию, потеряли почти всё золото.
И, что хуже всего, утрачена была честь.
Честь-то Кортес позже вернёт, когда возьмёт Теночтитлан заново – уже сугубо грубой силой. С золотом выйдет сложнее, но осада Теночтитлана – это уже третья битва Кортеса, которую мы будем рассматривать.
А пока отступающих испанцев преследовала армия ацтеков. Спустя неделю индейцы будут гораздо мобильнее – без женщин и раненных. Они настигнут своих бледнолицых врагов.
И вот тогда состоится битва при Отумбе. Будет жарко, как никогда.

Иллюстрации:

  • Filippo Venturi,
  • кодекс «История Тлашкалы»,
  • социальная сеть «ВКонтакте».

http://ludota.ru


Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#4 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 18 Октябрь 2016 - 15:46

Ва-банк при Отумбе




Изображение

Мы остановились на том, как ночью 1 июля 1520 года Эрнан Кортес и его испанские конкистадоры бежали из крепости ацтеков Теночтитлан. Прорываться пришлось с боями, взяв только самое необходимое.
Это событие называют «Ночью Печали»: были потеряны люди и золото, полностью — артиллерия. Но когда ночь прошла, радости у Кортеса не прибавилось…

Погоня

Было очевидно: ацтеки пустились в погоню.
Столь же ясно виделось, что испанцы уйти от погони не смогут.
Они были отягощены ранеными, а так же остатками золота и женщинами, среди которых наложница Кортеса и ацтекские принцессы — дочери погибшего Монтесумы. Тем не менее, бросать людей или золото Эрнан Кортес не собирался.


А вот большинство тех самых «союзных индейцев», которым многие отдают решающую роль в покорении Америк, просто разбежались. При Кортесе осталось не более восьми сотен союзников-тлашкаланцев.

Да и про них далеко не все участники событий даже упоминают, указывая, что толку в бою от «союзников» не вышло и теперь. Ничего удивительного: будь они толковыми в бою, вряд ли бы ацтеки их угнетали.


Лошади, бесполезный огнестрел и никакого гриппа

Изображение

Так, что там ещё обеспечивает победы испанских конкистадоров в умах многих граждан?
Ах, да. «Лошади, огнестрел и европейские болезни».
Давайте разбираться с этим утверждением, чтобы понять, как же так — Кортес и едва живой ушел.
Болезни. Это, вообще-то, бич любых армий, да и не имелось времени ждать, пока индейцы подхватят грипп, знаете ли.
А что с лошадьми и огнестрелом?
Лошадей – около 20 штук.
Аркебузы были, но кончился порох.
По одним источникам, было нечем стрелять вообще, а по другим – остатки боеприпасов раздали всего лишь семи лучшим стрелкам.
Ну, ещё полтора десятка арбалетов. И всё.


Горстка храбрецов, предатели и бесполезные

Изображение

Теперь по людям. Численность испанцев, способных сражаться – 450-600 человек (по разным данным). Бестолковых союзников, как уже говорилось, максимум 800 человек.
Итого 1250 — 1400 человек, многие из которых ранены и практически все — измотаны погоней. Но выбора у Кортеса не имелось: оставалось только выбрать место для боя — поудачнее. И такое место нашлось.
Не имея стрелков, Эрнан Кортес решил сделать ставку на другое.
Он собрался кое-как сковать и отвлечь противника пехотой, а самому – во главе кавалерии (20 всадников, напомню) попытаться нанести решающий точечный удар.
План, конечно, никакой, но иного ситуация не предлагала.
Итак, 7 июля 1520 года испанцы встретились с ацтеками на поле Отумба.


Никогда не видел столько воинов

Записи о битве оставил сам Эрнан Кортес, а также хронисты Берналь Диас, де Тапия, де Агилар.
Позже миссионеры опрашивали простых солдат. Но никто из участников событий не назвал даже приблизительной численности армии ацтеков.


При том, Диас – человек, повидавший войны в Европе, утверждал, что никогда раньше не видел такого большого войска. Остальные с ним, в принципе, соглашаются.

Ясно, что безумные цифры в 40 тысяч индейцев – плод фантазии историков более позднего времени.
Но определённо, счёт ацтеков всё же шёл на тысячи, численное превосходство было абсолютно тотальным.
Неясно также, действительно ли армией командовал сам Куитлауак, брат Монтесумы. Дело в том, что испанцы вообще не записали имён большинства знатных индейцев.
Куитлауак истории, в принципе, известен (он, кстати, умер через три месяца от оспы, привезённой испанцами). Но, в то же время, Берналь Диас ничего о нём не знал.


Анархия в ацтекском строю

Изображение

Достоверно мы можем утверждать одно: армия ацтеков представляла собой сборную солянку из людей, которых привело множество местных аристократов.
Исходя из свидетельств очевидцев и здравого смысла – ацтеков было не более 10 тысяч человек.
При наличии единого командира — страшная сила. Однако, подчинялись они едва ли не десятку предводителей. Никакого единства не было.
Относительно боевой тактики.
В ацтеках европейцы отмечали высокий боевой дух, но даже в зачатках хоть какой-то внятной военной мысли им решительно отказывали.
Это неудивительно, если ознакомиться с мнением испанских конкистадоров о собственных союзниках: те были ещё хуже.
Не имелось у хозяев центральной Америки стимула для развития военного дела.


К тому же, как известно, ацтеки не обладали металлургией вообще. Так что никакого настоящего доспеха у них не было, да и оружие имелось не в кон стальному. В лучшем случае — плоская деревянная дубина с шипами из обсидиана.

Есть находки бронзовых топоров, но: во-первых, единичные, а во-вторых, по мнению археологов – это случайные закупки у индейцев с юга континента. Те были куда более продвинуты по технической части, и потому покорились конкистадорам далеко не сразу. С арауканами и вовсе предстояло воевать не один век.


Нервы как канаты

Изображение

Но у Кортеса все было еще сложнее.
Примерное соотношение сил: 1 испанский конкистадор / тлашкаланец на 10 ацтеков.
А еще нечем стрелять — то есть первое преимущество потеряно. И второе — лошадей всего два десятка. Но зато есть нормальное оружие ближнего боя и какие-никакие доспехи. На дворе XVI век, и, как минимум, шлемы, реже  — кирасы, были у большинства конкистадоров.


Кортес приказал снарядить всадников настолько тяжело, насколько было возможно.

Сам бой описан достаточно плохо: конкистадорам явно было не до запоминания деталей, а с праздными наблюдателями не сложилось. Имеется только общее представление, и оно таково…
Испанцам удалось сформировать приличный пехотный строй, который так просто ацтеки, идущие в бой практически голыми, взять не могли. Тем более, учитывая хорошую выучку испанцев.
Что делали в это время тлашкаланцы, сказать трудно: как минимум, не бежали – уже хлеб.
Но ключевую роль сыграли два десятка всадников.
Кортес очень умно маневрировал, используя выгодный рельеф местности: у всадников была возможность скрываться от атак и обстрела за складками местности, и атаковать с холмов.


Кровь ацтекских вождей

Изображение

Несколько точечных ударов конницы пришлись, куда надо: испанцы сумели убить кого-то из предводителей ацтеков. Эрнан Кортес свидетельствует, что одна из атак лишила противника ключевого руководителя.
Другие испанцы пишут несколько иначе: по их версии, погибло несколько вождей ацтеков, и прочие начали разбегаться. Но не потому, что лишились лидера. А просто потому, что испугались за собственные жизни, увидев, что конкистадоры целенаправленно бьют именно по «полководцам».
Трудно сказать, какая версия правдива.


Берналь Диас писал, что Кортес лично убил (а точнее, раздавил конём) некого очень важного ацтека. Другие испанцы утверждают, что одного из вождей он поразил копьём.

Сам Эрнан Кортес вообще ничего о своей личной роли в бою не писал, описывал только руководство.
К тому же, Диас сражался пешим, и едва ли видел такие подробности хорошо — но кто знает? Тот факт, что Кортес никогда не гнушался лично драться в первых рядах, известен хорошо: об этом мы позже поговорим подробно. Но про Отумбу точной картины нет.


Факт остаётся фактом: исход сражения решила именно гибель командира (или командиров) ацтеков.
Причём очень быстрая.

Разумеется, 450-600 конкистадоров не перебили 20 тысяч индейцев, как об этом писали историки позже. Чудес не бывает. Ацтеки просто утратили боевой дух без предводителей, и бежали с поля боя. Бежали, несмотря на абсолютное численное превосходство.


Итоги битвы при Отумбе

Погибло от 60 до 75 испанцев, тлашкаланцев не считали.
Но большую часть людей Эрнану Кортесу удалось сохранить и теперь.


Интересно, что бились против ацтеков все, кто стоял на ногах, даже женщины: относительно Марии де Эстрада однозначно говорится, что она взялась за копьё, и участвовала в бою. Насчёт прочих – туманно.

Ацтеки разбежались, а конкистадоры ушли к тлашкаланцам. Те приняли их чрезвычайно восторженно, ибо ненавидели ацтеков всей душой: эта, как многие полагают,  суперцивилизация обкладывала соседей «живой данью». Иначе говоря, приносила соседние племена в жертву своим божествам.


Нетрудно представить общий облик войны в Мезоамерике. По меркам европейцев (тоже не великих гуманистов), в Мексике царила совершенно безумная жестокость. Уж если враждовали, то враждовали.

Насчёт сохранённого золота – вопрос исторически спорный. С одной стороны, Кортес сразу же заявит об утрате королевской «пятины». Но свидетельства о том, что какие-то ценности всё же унесли, есть.


Постарались забыть

Изображение

Напоследок скажу о взгляде с другой стороны.
Ацтеки, в отличие от инков, обладали письменностью, но увы: писали они о чём-либо довольно мало, а уцелело после последующих событий ещё меньше их текстов.
Ночь Печали ацтеками описана, и именно там содержатся обвинения конкистадоров в убийстве Монтесумы: сами испанцы однозначно говорят, что убили его ацтеки (хотя, как именно – версии разные, об этом было сказано ранее). Опять же, как уже говорилось, правдоподобнее тут именно испанская версия.
А вот о битве при Отумбе, увы, нет никаких индейских источников. Видимо, ацтеки так же не горели желанием описывать откровенный провал, как Кортес был очень немногословен относительно Ночи Печали (описана она неплохо, но другими конкистадорами).
Третий, решающий раунд, состоится почти через год.
Кортес вернётся в Теночтитлан с новой армией, и на этот раз покорит его окончательно, превратив в Мехико.
Но об этом мы поговорим позже.

http://ludota.ru
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#5 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 03 Ноябрь 2016 - 16:29

Реванш в Теночтитлане




Изображение

Итак, настало время последней из трёх ключевых битв Эрнана Кортеса. Битвы, после которой государство ацтеков будет уничтожено. Это событие того же порядка, что и падение Римской Империи за тысячу лет до этого.
Итак, вот уже почти три десятилетия, как открыта Америка, уже давно есть колонии – даже на континенте, но именно теперь мы подошли к переломному моменту. С него и стартует настоящая испанская экспансия в Новый Свет.
Мы остановились на том, как Кортес, после достаточно позорного бегства из Теночтитлана, умудрился блестяще разбить многократно превосходящего противника в поле, в битве при Отумбе. Разумеется, достаточным реваншем он это не считал.
И не только из-за гордости.
В этих событиях было замешано золото.

Пропавшее золото, явный враг и краснокожие союзники

Именно его золото — Кортес почти полностью утратил в Ночь Печали. Поэтому обязательную королевскую пятину платить ему было просто-напросто нечем. Ничего хорошего такая ситуация не сулила.
К тому же, испанский управляющий Кубой (он же — ее недавний завоеватель) Диего Веласкес окончательно оформился в качестве открытого врага Кортеса.
В такой ситуации было опасно показываться на территориях, подконтрольных испанцам.
Поэтому Кортес направился к своим краснокожим союзникам – тлашкаланцам. Союзников среди коренных южноамериканцев у него хватало, ведь в битве при Отумбе ими была пройдена точка невозврата. Теперь тлашкаланцам предстояло побеждать вместе с испанцами. Или погибать после их ухода.


Политический маневр Кортеса: 544 испанца и тонкая лесть

Оказавшись в относительной безопасности, Кортес занялся политическими вопросами и стал писать письма.
В первую очередь, он сообщил королю Испании о том, что утратил золото, однако, по-прежнему, обладает армией, и готов к реваншу. Он прямо обвинил Веласкеса в том, что случилось в Теночтитлане — как мы знаем из описанного ранее, определённая логика в этом была.
Также Кортес заявил, что желает стать генерал-губернатором новых земель (современной Мексики, стало быть), и собрал под этой петицией 544 подписи испанцев.
Письма подобного содержания конкистадор отправил не только августейшему Карлу V, но и многим влиятельным людям, стараясь обеспечить себе лобби. И здесь Кортес сделал ещё один очень политически важный шаг.
Он сообщил королю, что собирается окрестить завоёванные земли Новой Испанией.


Тайный смысл слов Эрнана Кортеса и их результат

Казалось бы – окрестить Новой Испанией… Ну что здесь такого?
Но необходимо понимать: в момент завоевания Америки Испания еще не успела стать полностью единым монолитом. Всего каких-то 50-70 лет назад это были разобщенные пиренейские государства, и в 1520 году процесс их объединения был ещё очень далёк от завершения.
Карл V официально никогда не носил титула короля Испании. Таковой получит только его сын, Карл же фактически правил пока ещё формально независимыми Кастилией и Арагоном.
Таким образом, Кортес жирно подчеркнул свою поддержку «генеральной линии партии»: Карла V, обладающего колоссальными имперскими амбициями, такое обязано было подкупить.
И действительно, сработало.
Хотя никаких официальных решений король поначалу не принял: дескать, не будем делить шкуру неубитого медведя.
Кортес уверился в том, что политические проблемы решил, и взялся за военные.
Предстояло снова занять Теночтитлан, и на этот раз – уже грубой силой.


Новая армия Кортеса: всадники, порох, требюше. И корабли

В конце апреля 1521 года Эрнан Кортес сформировал новую армию.
Она насчитывала 700 испанцев, из которых имелось 85 всадников, чуть более сотни стрелков (аркебузиры и арбалетчики вперемешку). Характерно, что около 200 человек и почти все лошади прибыли из самой Испании.
Удалось достать и новую артиллерию: 18 пушек, из них три осадных орудия.
И, разумеется, было множество союзных индейцев: оценить их численность затруднительно. Дюверже пишет в 150 тысяч, но это, конечно, огромное преувеличение. Тем не менее, счёт шёл на тысячи.
Параллельно Кортес строил флот, поскольку Теночтитлан был окружён водой со всех сторон: без судов его не взять. Пока корабли ещё строились, испанские конкистадоры начали расчищать местность в долине Мехико, заняли несколько городов на пути к Теночтитлану, словом – подготовили плацдарм.


Крыса кубинского губернатора: по закону военного времени

Не сидел без дела и кубинский губернатор, судя по тому, что Эрнан Кортес раскрыл заговор в своём лагере.
В итоге был казнён Антонио де Вильяфанья, обвинённый в руководстве планируемым мятежом.
Работали «бойцы невидимого фронта» и у индейцев: пришлось казнить одного из вождей тлашкаланцев, которого ацтеки умудрились склонить на свою сторону.
Несмотря на все трудности, 30 мая 1521 года испанцы подступили к ацтекской столице.
Стоит отметить, что в данном случае пресловутые «европейские болезни» и правда сыграли определённую роль: чуть раньше в Теночтитлане случилась эпидемия оспы, ослабившая город, и унесшая жизнь преемника Монтесумы – императора Куитлауака.
Его место занял ныне обладающий культовым статусом в Мексике Куаутемок (он же Гватемотсин или Гвамазин). Именно ему суждено было стать последним императором ацтеков.


Двойная осада: между Теночтитланом и Тлателолько

Кортес предложил Куаутемоку сдать город, тот предсказуемо отказался, и начались бои.
Ровно месяц испанцы производили штурм за штурмом.
Несколько раз им почти удавалось захватить город, однажды конкистадоры даже сбросили идолов с главного храма, но ацтеки всё равно вынуждали их отступать.
К тому же, по ходу дела пришлось отвлечься на штурм другого ацтекского города – Тлателолько, откуда существовала угроза атаки, и эта победа далась испанцам немалой ценой.
К середине лета Кортес осознал, что взять город штурмом у него не получится.
Местные союзники по-прежнему проявляли себя в бою удручающе плохо, а испанцев осталось мало: несколько десятков человек погибли только в Тлателолько, что уж говорить о городских боях в Теночтитлане.


Гонсало и Гарсия: удача, внимание и жажда.

Колоссальное техническое преимущество и высокая выучка всё же оказались недостаточными для победы. Оставалось только организовать длительную осаду. К счастью, это оказалось куда проще, чем штурмовать.
Акведук, по которому в Теночтитлан поступала большая часть воды, был перекрыт ещё в первый день боёв, а в июле Кортесу удалось продвинуться достаточно глубоко, чтобы вообще отрезать индейцев от воды.
Здесь снова сыграл роль фактор крайне слабого развития военной тактики индейцев: Теночтитлан просто не был градостроительно и фортификационно рассчитан на подобный ход, очевидный для любого европейца.
Естественно, без воды ацтеки не могли выдержать осаду.
Уже 13 августа Куаутемок решил бежать из города, который полагал обречённым, но испанцы взяли его в плен. Это удалось Гонсало де Сандовалю и Гарсии Ольгуину – тем самым людям, благодаря которым ранее сорвалась интрига Веласкеса против Кортеса.


Последний император ацтеков Эрнан де Альварадо Куаутемок

О том, что произошло дальше, есть разные версии.
Сам Кортес, Берналь Диас, Франсиско де Гомара, Кристобаль де Охеда и другие участники событий очень по-разному описывают поведение как пленённого императора, так и Кортеса.
Так или иначе, Куаутемока определённо пытали, чтобы выяснить, куда же делось утраченное в Ночь Печали золото. Тщетно: бывший император испанцам так ничего и не сказал.
Его, однако, пощадили. Теночтитлан сдался, Куаутемок присягнул Испании, и был крещён – правда, источники расходятся в том, когда именно это произошло. Теперь он стал испанским дворянином по имени Эрнан де Альварадо Куаутемок.


День, когда Америка перестала быть прежней

Конечно, Мексика не была завоёвана в этот день. Впереди были ещё десятилетия упорной борьбы, а последний город майя падёт и вовсе в конце XVII века, когда в России уже будет править Пётр I.
Но именно 13 августа 1521 года в ходе Конкисты наступил кардинальный перелом.
Вопреки одной массе факторов, и благодаря массе других, конкистадоры впервые не просто одолели племя, а опрокинули настоящее индейское государство. Выбить их с континента теперь стало уже невозможно: вопрос отныне стоял лишь о пределах экспансии.
Спустя год, после переписки, переговоров и решения всех формальностей, Карл V официально назначил Эрнана Кортеса «губернатором, генерал-капитаном и верховным судебным исполнителем по гражданским и уголовным делам во всех провинциях Новой Испании».
История империй ацтеков и майя завершилась, и началась история Мексики.


Что было дальше с Кортесом, Куаутемоком и Теночтитланом?

Что ещё сказать в довершение? Куаутемок недолго пробыл испанским дворянином: попытавшись организовать заговор, он был разоблачён и казнён. Сегодня мексиканцы немало его почитают: там сильны националистические настроения на основе ацтекского «наследия», отрицающие всё испанское. Ну… не нам судить.
А что до города Теночтитлана, то он был фактически разрушен, и перестроен на том же месте заново, уже на европейский манер. Сегодня мы знаем его, как Мехико – мексиканскую столицу, и крупнейший в мире испаноязычный город.
Такова история авантюры Эрнана Кортеса, трудом и кровью доведённой до успеха.
Ещё много интересного случится в ходе завоевания Нового Света, да и в жизни самого Кортеса тоже. Ему предстоит править Новой Испанией, затем вернуться в Европу, после – снова отправиться в Новый Свет, занимаясь делами Мексики и исследуя Калифорнию.
В конце жизни великий конкистадор даже поучаствовал в неудачной для Испании «африканской Конкисте».
Но это, как говорится, уже совсем другие истории.

http://ludota.ru
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#6 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 23 Январь 2017 - 10:57

Доспехи и оружие конкистадоров



«Братья, последуем кресту; имея веру, сим знаком победим»
Эрнандо Кортес



Конкистадоры, то есть «завоеватели» представляли собой массу мелкопоместного дворянства, по большей части разорившегося и нанимавшихся в армию, чтобы хоть как-то существовать. Можно было воевать в Европе, но еще интереснее («судя по слухам») было воевать в Новом Свете. Вот они туда и отправлялись при первой же возможности. Как и воины других европейских стран эпохи Возрождения, испанцы ходили в одеждах идеализирующих форму человеческого тела, но очень скоро в связи с усилением католицизма, вызванного победой Реконкисты, внешний их вид сделался суровым и консервативным, а в одежде стали преобладать темные цвета. Если наемники-швейцарцы щеголяли в штанах и камзолах разных цветов с разрезами и пуфами, носили шапочки и береты, украшенные перьями, то испанцы, напротив, облеклись во все черное, а уж иметь на одежде разрезы (демонстрирующие нижнее белье) и вовсе считалось грехом.

Изображение


Жертвоприношение богам. Именно против этого больше всего восставали испанцы и этого же больше всего они боялись.

Изготавливалась одежда из шерсти и льна. Шелковые ткани были дороги, также как и мех и для простых солдат просто недоступны. Обычной одеждой была рубашка из белого полотна, заправленная в рейтузы с пришитым спереди гульфиком, причем, чтобы они не спадали, их привязывали шнурками к верхним частям одежды. К ним относились камзол и дублет, но разницы между этими видами одежды практически не существовало. Рукава были длинные и либо пришнуровывались к проймам, либо пришивались. Ноги у всадников закрывали высокие сапоги, тогда как пехотинцам приходилось довольствоваться кожаными башмаками. Примерно в 1530-х годах рейтузы стали подразделяться на верхние – потом они превратились в штаны и нижние – превратившиеся в носки. Кафтан и дублет в это время застегивался сверху донизу на пуговицы или крючки, и так как штаны их полы больше не закрывали, с их фасоном начали экспериментировать. На голове носили плоские шапки-таблетки, лихо сдвинув их на ухо. И солдаты, и матросы носили шапки с подвернутыми краями, удобными в качестве подшлемников. Плащ со множеством складок на спине в это время стал коротким, длиной до колен.

Интересно, что находясь среди индейцев, испанцы часто получали от них одежду в подарок. Так что испанец мог носить и индейский тильматли вместо своего собственного плаща и расшитый перьями жакет шиколли… одежду местных жрецов, которая дарилась им в знак уважения к их «волшебному» могуществу.

Что касается доспехов, то (хотя это и удивительно) лишь некоторые из воспоминаний участников колонизации Нового Света написали в них о том, какие доспехи они имели. И вот тут возникает вопрос, на который нет ответа: или доспехи были настолько обыденными, что про них и писать-то не стоило, либо… использовались они испанцами очень мало. Многочисленные рисунки, сделанные индейцами, в частности в Тлашкаланском манускрипте, показывают нам испанцев с мечами и щитами, но без доспехов. Однако всадников испанских современник описывает как людей, «хорошо защищенных броней», а индейцы, что все они были «железными людьми», то есть «закованы в железо». Какие выводы можно из этих сообщений сделать? Во-первых, что в доспехах рядовые воины не ходили, во-вторых, что латы везли с собой на вьюках и раздавали перед боем. Кроме того известно, что многие пехотинцы в армии Кортеса носили хлопковые индейские панцири, вполне удовлетворительно защищавшие их от стрел и камней. Известно, что чистоплотностью испанцы не отличались, что их одолевали насекомые, а как почесаться в стальной кирасе, которая мало того, что страшно нагревается на солнце, так что и ржавеет и ее нужно постоянно чистить.

Известно, что к 1500 г. испанцы познакомились со шлемом кабассет, а через 30-40 лет у них появился и самый популярный шлем XVI в. морион. Вот только сами конкистадоры морионов не носили. Им приписали их, глядя на других испанских солдат, воевавших в Европе. Неизвестно также использовали ли всадники Кортеса полные латы, или у них были латы «в три четверти», без защиты ног. В то время самым популярным шлемом всадника рыцарского звания был шлем армэ. Но в жаре пользоваться им было, скорее всего, просто невыносимо. Другой вид шлема – бургиньот, имел козырек, нащечники и назатыльник. Популярным средством защиты оставалась кольчуга, что подтверждают изображения тех же немецких наемников. Однако и кольчуги и все прочие металлические доспехи везти через океан было очень дорого и не практично. Огнестрельное оружие, порох и стрелы к арбалетам были куда нужнее.


Изображение

Шлем морион. Национальный исторический парк Табак Пресидио, Аризона.

Наконец – и рисунки это подтверждают, испанцы широко применяли щиты. Как металлические, способные отразить любой камень или стрелу, так и деревянные, усиленные металлом. Использовался также мавританский щит из кожи – адарга, имевший форму сердца и склеенный из нескольких слоев кожи. Вот он был и легким, и прочным, и его можно было бы сделать даже в Америке.

Так что в целом вид у испанских конкистадоров был совсем не такой пышный, какими их иногда изображают в миниатюрах из «белого металла», а совсем наоборот: это были обросшие бородами оборванцы, нередко в одежде самого диковинного вида, обутых в индейские сандалии, но с мечами и щитами в руках.


Изображение

Рапира. Толедо 1580 г. 1570 г. Длина 123,8 см. Метрополитен музей, Нью-Йорк.

Меч – оставался главным видом холодного оружия и не сильно изменился с эпохи Средневековья. Длина – 90 см, клинок обоюдоострый, рукоятка с перекрестием и нередко скульптурной головкой в традициях новой моды. Появились рапиры, которые были длиннее меча, которыми было удобнее колоть, с развитой гардой. В Европе все это имело значение, а вот в Новой Испании особого значения эти изыски не имели, там и старый меч был хорош! Кроме того пехотинцы имели алебарды, а всадники – длинные копья. Традиционно длинные копья пехотинцев использовались для защиты аркебузиров и мушкетеров, перезаряжавших свое оружие.

Для ведения боя на дальней дистанции испанцы применяли арбалеты, стрелявшие стрелами около фута длиной, которые обладали большой пробивной силой. Старые модели, в которых тетиву натягивали про помощи крючьев на поясе или полиспастом, ушли в прошлое. Для ее натяжения теперь применялся «нюрнбергский вороток» или «вертушка» с зубчатой рейкой и шестеренками. Применялся и рычаг типа «козья нога» – устройство и вовсе простое. Сам арбалет был по-прежнему очень прост. Ложа, лук (часто, как и раньше деревянный!), спусковой механизм. Оружие можно было легко починить, что для солдат Кортеса имело большое значение.


Изображение

Нюрнбергский вороток. 1727 г. Вес 2,942 г. Метрополитен музей, Нью-Йорк.

Аркебузы и мушкеты к моменту похода Кортеса представляли собой достаточно современное вооружение с фитильным замком. Длина мушкета составляла примерно 4 фута, а калибр мог достигать 20-мм. Сравнивая арбалет и мушкеты с аркебузами (последние были легче мушкетов) нужно иметь в виду, что первые в условиях тропиков были надежнее. Огнестрельному оружию требовался порох, который в походных условиях было не сделать и который доставляли из-за моря. Но огнестрельное оружие оказывало огромное психологическое воздействие на индейцев. Огонь, дым, пули, которые были не видны в полете и от которых было невозможно увернуться, но которые, тем не менее, убивали, оказывали на них деморализующее воздействие.

Известно, что для своей экспедиции 1495 г. Колумб заказал 200 нагрудных кирас, 100 аркебуз и 100 арбалетов, то есть последние использовались в равной мере и, видимо, дополняли друг друга.

Артиллерийские орудия были казнозарядными, калибра 2 и 3 дюйма, причем первоначально это были корабельные пушки, приспособленные действовать на суше. Дальнобойность их достигала 2000 м и даже на этом расстоянии их ядра обладали определенной убойной силой, а на более близком расстоянии одним ядром могли убить пять и более человек. Применялась также и картечь, еще более убийственная вблизи. Так как индейцы бросались на испанцев плотными массами, потери их от огня артиллерии было просто огромными.


Изображение


Как это хорошо видно на этих двух иллюстрациях из «Льенсо де Тлашкала» («Полотно из Тлашкалы») ок. 1540 г. конкистадоры сражаются вместе со своими индейскими союзниками, в частности воинами из города Тлашкалы, ненавидевших ацтеков. И у некоторых из них в руках европейские мечи, хотя снаряжение индейское. На верхнем рисунке всадник имеет защитное снаряжение. На нижнем – нет. Американский музей естественной истории.

Тактика применения оружия в бою была примерно следующей. Сначала огонь вела артиллерия. Затем по индейцам давали залп аркебузиры, и пока они перезаряжали свое оружие, их поражали стрелами арбалетчики. Наконец, солдаты с круглыми металлическими щитами и мечами убивали отдельных прорвавшихся, после чего окончательно деморализованных воинов преследовала и добивала конница. Известно, что при осаде и штурме Мехико использовались и более тяжелые пушки, причем названия их известны. Неизвестен только их калибр, поскольку авторы мемуаров об этом ничего не написали, а почему – никому неизвестно.

Следует отметить то обстоятельство, что завоевание Ацтекской империи зачастую изображается как легендарное событие и объяснения ему находят такие же – легендарные, то есть несколько сотен доблестных испанцев с несколькими пушками, лошадьми и мушкетами низринули могучее государство из-за… того, что… На самом деле (хотя это все так), главная причина заключалась в том, что ацтеков ненавидели покоренные ими племена. По этому поводу еще в 1791 году мексиканский ученый и журналист Джозеф Антонио Альсате Рамирес, писал: «Пусть нам не говорят, что несколько сотен испанцев покорили новую Испанию. Скажем, что могущественные армии объединенных и вдохновленных предприимчивыми испанцами индейцев сражались вместе с ними против ацтеков рука об руку, и тогда… это будет правильно по отношению к истории этого завоевания».

Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#7 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 09 Август 2017 - 15:29

Мексиканские воины-орлы и воины-ягуары против испанских конкистадоров.



«Дорога» в братство воинов…

«Братья, последуем кресту! Имея веру сим знаком победим!»

(Фернандо Кортес)



Одной из «любимых тем» российской журналистики являются, причем так было издавна, так называемые «юбилейные даты». Это может быть как дата, кратная по времени какому-нибудь событию, так и просто «совпадение по числам». Например, такого-то… ровно сто лет назад родился/ умер имярек и дальше пошла его биография. Или – такого-то была битва и она закончилась так-то и так-то, и дальше – про битву. Такая вот привязка к действительности.

Изображение



Именно так в обществе ацтеков могла выглядеть «война цветов»…

Не так давно по этому же принципу был опубликован и материал о битве при Отумбе (https://topwar.ru/12...-zheleznyy.html), в которой рассказывалось о том, как отступавшие после поражения в «Ночь печали» испанцы разгромили индейские войска, пытавшиеся их остановить. Многим читателям ВО, однако, показалось, что следовало бы написать об этом и побольше, то есть рассказать о войне конкистадоров и индейцев Месоамерики подробнее. Что ж, тема действительно очень интересная и потому, безусловно, заслуживает более подробного рассказа.

Здесь вряд ли стоит пересказывать перипетии того, каким образом и зачем испанцы под руководством Фернандо Кортеса оказались в землях ацтеков и майя. Рассказ пойдет о другом, а именно о военном противостоянии одних другим, то есть в широком смысле этого слова – военном столкновении двух совершенно чуждых друг другу культур.

Изображение


«Кодекс Мендоса», созданный анонимным автором приблизительно в 1547 году в Мехико, и считающийся одним из лучших по сохранности среди всех ацтекских рукописных кодексов. (Бодлеанская библиотека, Оксфордский университет)

К источникам информации по данном предмету следует прежде всего отнести первичные источники: сохранившиеся до наших дней письменные свидетельства («кодексы») самих месоамериканских индейцев (см. https://readtiger.co...y:Aztec_codices) и также столь же интересные воспоминания самих конкистадоров.

Начнем с того, что в ходе военного конфликта между испанцами и индейцами произошло столкновение между двумя крайне религиозными цивилизациями. Именно вера в обоих случаях была главным идеологическим постулатом и индейцев, и испанцев, пронизывавшим абсолютно всю их жизнь. Можно сказать, что «рабы Христа» столкнулись с… «рабами многих богов». Но в принципе это было столкновении не только двух культур, но и двух религий. Разница была лишь в том, что христианская религия испанцев обещала им спасение на небе, тогда как религия индейцев… требовала от них горячей человеческой крови – пищи богов, что и сами боги были живы, и чтобы существовал окружающий индейцев мир. Нет богов – нет мира! Таково было главное положение индейской религии и ему приходилось следовать ежедневно и ежечасно. Но… люди, есть люди. Умирать ради спасения мира им не очень-то хотелось, поэтому вместо себя они отдавали богам пленников. А чтобы взять их нужна была война. Пленников требовалось много. Значит и войны с целью их захвата велись практически непрерывно с ноября по апрель, поскольку в сезон дождей (июль-август) индейцы обычно не воевали.

Причем, нужно сразу отметить тот факт, что индейцы имели хорошо продуманную военную организацию, а не представляли собой толпу неорганизованных племенных ополчений. Вот, например, что писал о воина-индейцах испанский автор, известный как «Безымянный Конкистадор»:
«В битве они представляют собой прекраснейшее на свете зрелище, потому что превосходно сохраняют строй и весьма впечатляют своей статью... Всякий, столкнувшись с ними лицом к лицу в первый раз, может устрашиться их воплей и свирепости. В деле войны они самые жестокие люди, каких только можно сыскать, ибо они не щадят ни братьев, ни родичей, ни друзей, ни женщин, сколь бы те ни были красивы, они убивают всех и затем поедают. Когда они не могут ограбить врага и унести добычу, они сжигают все».

Конкистадор, говоря об убийстве и пожирании, несомненно, имел в виду захват пленников для принесения их в жертву. Только захват свидетельствовал о воинской доблести участвующего в битве. При этом верность ацтекских воинов, как и европейцев раннефеодального времени, принадлежала не только императору, но своему сословию, деревне, то есть он разделял эти понятия и что-то для него было более главным, чем все остальное.

Изображение


Лист 61, лицевая сторона. Юноши 15 лет, начинающие подготовку воинов и жрецов. Внизу, свадьба 15-летней девушки. «Кодекс Мендоса». (Бодлеанская библиотека, Оксфордский университет)

Как мальчик становился воином? Иногда практически с момента рождения. Тональпоуки – жрец делал предсказание о будущей судьбе ребенка, которое определялось по обозначению одного из двадцати дней в месяце и тринадцати числительных. Если предсказание получалось плохим, тональпоуки вполне мог и подправить день рождения, написав более благоприятную для ребенка дату. Тем не менее, именно жрецы каждому члену общины («кальпилли») с самого его рождения определяли род занятий, и кто-то становился воином, а кто-то копал огород!

Изображение


Лист 20, лицевая сторона. Дань ацтекам от покоренных племен. Они поставляли корзины с зерном и рулоны хлопковой ткани, сиденья и накидки из перьев, а также одежды для воинов.

С трех до пятнадцати лет родители обучали своих детей всему тому, что касалось их жизни в кальпилли и… своему месту в обществе. Сначала дети помогали в семье. Лентяев стегали колючей агавой. Врунишкам протыкали язык острой рыбьей костью, просовывали в отверстие палочку и заставляли ходить так, высунув язык! В возрасте семи лет они уже начинали ловить рыбу с лодки в озере Тешкоко и работали на полях чинампас вместе с родителями.

Изображение


Лист 64, лицевая сторона. Карьера воинов-ацтеков от простого гребца до «генерала». «Кодекс Мендоса». (Бодлеанская библиотека, Оксфордский университет)

Затем мальчиков оправляли в школу. Простолюдины шли в тельпочкалли, дети знати — в кальмекак, где наряду с прочими наука их обучали и военному делу. Но сыновья знати и прославленных воинов могли становиться воинами и по своей воле, а не только «по воле судьбы». Обучающими были опытные воины, учившие владению пращой, копьем, луком, а затем и с мечом, и щитом. Регулярно проводились вечерние групповые танцы, развивавшие «чувство локтя» и гибкость, а также спевки. «Дедовщина» поощрялась, и даже можно сказать вменялась в обязанность воспитателям. Особенно сурово наказывалось употребление спиртного, поскольку в ацтекском обществе оно было запрещено. За него карали… смертью, так что охотников попробовать «вина из агавы», скорее всего, были единицы. В общем-то жизнь юных воинов была тяжелой и не слишком-то и радостной, но зато тем, кому это было по средствам, разрешалось иметь наложницу и это скрашивало им жизнь! Впрочем, было еще одно развлечение: игра в мяч. Это был одновременно и спорт с тотализатором, и… разновидность служения богам.

Когда юноша считался обученным и окрепшим, его назначали носильщиком к другому юноше, уже сумевшему взять в плен одного врага. Или его направляли в отряд для ведения «Войны цветов» - оригинального ацтекского изобретения, служившего для пополнения пленников к жертвенному столу. С подчиненным племенем заранее договаривались о… его «мятеже» и точно обговаривали количество пленников, которое будет взято. И никто не отказывался. Побежденные знали, что отказ означает уже настоящую войну и тотальное уничтожение, а так, так это была хоть какая-то надежда, что возьмут не тебя, а соседа.

Изображение


Жертвоприношение ацтеков. «Кодекс Мальябекиано». Национальная центральная библиотека Флоренции.

Затем «враги» выходили на бой с игрушечным оружием, а то даже и с букетами цветов, тогда как ацтеки воевали по-настоящему и брали в плен ровно столько людей, сколько обговаривалось заранее. Все это чем-то напоминало европейский средневековый турнир, где главным было проявление доблести. С другой стороны, масштабы «добычи» несопоставимы. Например, известно, что в 1487 году ацтеки пригнали в Теночтитлан и принесли в жертву 80400 пленников! Но чтобы добыть такое количество пленников требовалось воевать уже по-настоящему. Вот почему ацтеков ненавидели все окружавшие их индейские племена. Им не нужно было богатство. Они мечтали только об одном, чтобы им помогли скинуть ненавистное ярмо ацтеков, требовавших на жертвенные алтари своих богов многие тысячи пленных мужчин. Это сыграло на руку европейцам, едва только те узнали о существующем положении дел…

Изображение


Воин-куэштекатль, XVI в. Воин, сумевший взять двух пленников, получал особую форму, в которую входил «комбинезон» тлауицтли, высокая коническая шапка-копилли и щит с черным узором «царапины ястреба». Тлауицтли представлял собой одеяние из стеганого хлопка, расшитое разноцветными перьями, которые покоренные ацтеками города-государства должны были присылать в Теночтитлан в качестве ежегодной дани. Форма шапки (1) была заимствована у племени уастеков с побережья Веракруса после того, как этот район был завоеван Монтесумой Илуикаминой в 1469-1481 гг. Основу копилли составляла «плетенка» тростника. Другим знаком отличия (и одновременно знаком почитания богини Тлацольтеотль) являлись пучки неспряденного хлопка в ушных кольцах (2). В нос вдевали золотой йакамецтли, «носовую луну» (3), поскольку эта богиня ей покровительствовала. Император награждал воинов вышитыми плащами – тильматли, указывавшими на ранг воина в мирное время (4). Набедренная повязка маштлатль (5) выделывалась (5а) женой или матерью воина. Причем ацтеки носили ее так (56), чтобы узел, которым она завязывалась, через прорезь в тлауицтли выпустить наружу. Сандалии (6) имели толстую плетеную подошву, к которой пришивалась хлопковую пятку и ремешки-завязки. Обычно эта одежда сжигалась на погребальном костре ее владельца, но позднее потомки индейских воинов начали сохранять эти облачения в память о своих предках. Рис. Адама Хука.

Кроме песен и плясок, мальчики познавали сущность войны на религиозных праздниках, местом которых являлась главная церемониальная площадь Теночтитлана. По окончанию сухого сезона, между февралем и апрелем, здесь перед Великим Храмом устраивались празднества в честь бога дождя Тлалока и бога войны Шипе Тотека. Окончание «времени войны» отмечалось пиром и танцами, но главным событием праздника были бои, подобные гладиаторским, в которых захваченные знатные пленники должны были биться насмерть с воинами-профессионалами ацтеков.

Известен случай, когда некто Тлауиколь – тлашкальтекский военачальник и заклятый враг ацтеков, был взят в плен и вынужден был участвовать в таком вот ритуальном бою. Он был вооружен лишь учебным оружием, но несмотря на это убил не менее восьми воинов - орлов и ягуаров. Восхищенные его мужеством и мастерством ацтеки предложили ему важный пост в своей армии. Однако Тлауиколь посчитал это для себя оскорблением, и сам решил взойти на алтарь Уицилопочтли, чтобы быть принесенным ему в жертву.

В столь жестоком обществе, каким являлось общество ацтеков, такие бои имели большую популярность, так как давали ощущение реального боя тем, кто обеспечивал воинов едой и оружием, но сам воином стать не мог. В экспозициях Национального музея антропологии и Музея Великого Храма в Мехико есть две большие круглые каменные плиты, которые как считают исследователи, как раз и служили для таких поединков. Интересно, что на обеих высечено изображение ацтекского императора в облачении бога Уицилопочтли, берущего в плен богов враждебного города-государства. Так что налицо явное стремление тех, кто делал эти «камни», совместить зрелищную сторону торжества с элементарной пропагандой, поскольку оно напоминало о могуществе владыки Теночтитлана. Так что и тогда верноподданнические и патриотические чувствами населения умело подкреплялись красочными развлечениями, вызывавшими у простолюдинов восторг и чувство благодарности.

Изображение


Лист 134. Ритуальный поединок. Вражеский воин, обреченный на смерть, привязан за ногу в центре площадки. Убивший его воин демонстрировал не только собственную силу и мужество, но и превосходство ацтеков, поэтому в случае победы получал богатые подарки, а если терпел поражение… уделом его в лучшем случае становилось всеобщее презрение, а в худшем – жертвенный камень. «Кодекс Товар» или «Кодекс Рамирес», Национальный музей антропологии, Мехико.

Подчеркнем, что специфика боя, требовавшего не убивать противника, а непременно брать его в плен, требовала от ацтеков и соответствующего вооружения.


Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru/12...st-pervaya.html
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru

#8 Вне сайта   Yorik

Yorik

    Активный участник

  • Автор темы
  • Модераторы
  • Репутация
    63
  • 12 070 сообщений
  • 6425 благодарностей

Опубликовано 09 Август 2017 - 16:16

Оружие и доспехи



«О Тескатлипока!.. Бог земли раскрыл свою пасть. Он голоден. Он с жадностью проглотит кровь многих, которые умрут…»
(«Тайна жрецов майя», В. А. Кузмищев)



Оружие, с помощью которого обучали искусству войны юношей, будущих воинов у ацтеков и майя, было по сравнению с оружием испанцев, конечно, весьма примитивным. Однако у них были хорошие доспехи, хорошие даже по европейским стандартам XVI в. Дети крестьян, а именно они составляли большую часть населения империи ацтеков, с детства учились обращаться с пращой, причем играя, они еще и приносили добычу к семейному очагу. Это оружие мог сделать любой, просто сплетя веревку нужной длины из волокон растения магуэй. Стандартная праща имела длину пять футов (1,52 м) и имела посредине расширения, а на конце петлю. Петли надевали на три пальца, а другой конец зажимали между большим и указательным пальцем. В расширение вкладывался снаряд, праща раскручивалась, после чего свободный конец в нужный момент воином отпускался. Обычно использовались небольшие овальной формы камни, но и они вполне могли проломить человеку голову с расстояния в 200 ярдов (ок. 180 м). Град из таких камней в любом случае причинял противнику урон, так что даже европейцы, имевшие металлические шлемы и доспехи, не избежали травм от камней, выпущенных индейцами из пращей.

Изображение


Жертвенные кремневые ножи ацтеков. Для многочисленных жертвоприношений их требовалось много, поскольку они быстро тупились от работы! И найдено их очень много, как богато украшенных, так и очень простых. И вряд ли бы победители-испанцы стали... подделывать эти ножи (или заставлять это делать индейцев!), чтобы что-то там кому-то доказать? Кому доказать и зачем? Ведь вера Христова восторжествовала! Национальный музей антропологии и истории, Мехико.

Мальчики также учились владеть луком и стрелами — древним оружием их предков — индейцев чичимеков. Традиционно считается, что луки у индейцев были плохие, ведь сложносоставных луков они не знали. То есть луки у них были простые, выделывались из орешника или вяза, причем самые длинные могли достигать пяти футов. То есть они были явно слабее луков английских лучников эпохи Креси и Пуатье, но не так, чтобы и намного. Тетива могла быть из кожи либо сухожилий животных. На стрелы шла калина, прутья которой их выпрямляли над огнем, при этом поочередно их то высушивали, то размачивали. Для устойчивого полета использовали перья попугаев, а наконечники могли быть из сланца, обсидиана либо кремня, но были уже и медные — из самородной меди, выкованные «вхолодную». Известны трехзубые наконечники из кости. Их применяли на охоте, но могли применять и в бою, поскольку они могли наносить серьезные ранения.


Изображение

Ацтекский жертвенный нож с деревянной резной рукояткой. Национальный музей антропологии и истории, Мехико.

В задачу лучников и пращников входило внесении дезорганизации в ряды противника и нанесении ему ослабляющих потерь. Однако хотя ацтеки и сводили их в единые отряды, в качестве главной ударной силы они обычно не использовались, поскольку цель боя заключалась не истреблении противника, а в его пленении.


Изображение

«Кодекс Мендоса». Лицевая сторона, страница 46. Запись дани ацтекам от побежденных народов, включая доспехи для воинов. Бодлеанская библиотека Оксфордского университета.

Другим очень популярным оружием мезоамериканских индейцев являлось копье и палка-копьеметалка — атлатль. Преимущество таких копьеметалок заключалось в том, что охотники с их помощью могли атаковать крупных животных, таких как бизон или мамонт, нанося им тяжелые и глубокие раны. Ацтекские копьеметалки (из тех, что дошли до наших дней) имеют в длину около двух футов (ок. 60 см). Держать это снаряд нужно было между указательным и средним пальцами, которые кроме того продевались в петли по обеим сторонам древка. На поверхности копьеметалки был желобок, в котором копье укладывалось так, чтобы его тупой конец упирался в Г- образный выступ. Чтобы бросить копье, руку отводили назад, а затем резко дергали вперед движением, очень похожим на удар кнутом. В результате оно вылетало из копьеметалки с силой в двадцать раз превышающей ту, которую можно была развить, бросая копье рукой. Копьеметалки вырезались из дерева твердых пород и искусно украшались перьями и резным орнаментом. Хотя копьеметалка использовалась теотиуаканцами, миштеками, сапотеками и майя, вопрос, а насколько рядовой ацтекский воин мог в бою полагаться на атлатль, до сих пор является спорным. Ведь чтобы уверенно применять его нужны были и немалое мастерство, и большая практика, так что, скорее всего, это было оружие избранных. Примечателен и тот факт то, что, судя по изображениям в индейских кодексах и на стелах, это оружие часто появлялось в руках у различных богов, а значит вполне могло считаться весьма и весьма незаурядным.


Изображение

Рис. художника Ангуса МакБрайда. На первом плане воин-запотек с атлатлем в руках. Позади него воин-жрец, одетый в «комбинезон» из человеческой кожи.

Дубинки и топоры также входили в арсенал мезоамериканских воинов. Так, дубинка с утолщением на конце называлась куауололли и этот вид оружия и твердых пород древесины был особенно популярен у уастеков, тарасков и их соседей. Дубинкой человека оглушали, затем вязали и утаскивали в тыл. Топор был популярным оружием у ольмеков, о чем свидетельствуют их произведения искусства. Топоры выделывались из твердого камня, литой меди и насаживались на деревянную рукоять. Правда, ацтекские воины, также, как и майя, топоры столь широко не использовали.


Изображение

Ацтекские воины-орлы и воины-ягуары. «Флорентийский кодекс». Библиотека Лауренциана, Флоренция.

Зато очень значимым оружием и те и других был деревянный меч макуауитль, имевший кромки из вклеенных в пазы и острых как бритва кусочков обсидиана. Известные нам образцы имели длину около 3,5 футов (1,06 м), но были двуручные экземпляры совершенно жуткого вида. Считается, что широкое применение макуауитля у ацтеков было связано с необходимостью как можно быстрее вооружать и обучать большие группы простолюдинов. Эффективность их подтверждают испанцы. Например, один из участников похода Кортеса описал, как «индеец сражался против всадника, и этот индеец нанес лошади своего противника такой удар в грудь, что рассек ее до внутренностей, и та пала мертвой на месте. В тот же день я видел, как другой индеец ударил лошадь по шее, и та упала мертвой к его ногам». То есть макуауитль был очень серьезным оружием и мог нанести противнику серьезное увечье. С другой стороны, можно было ударить его и плашмя, что опять-таки соответствовало тактики «брать врага в плен».


Изображение

Воины ацтеки: первый слева — воин братства «стриженых», принадлежал к элите и потому сражался без шлема, чтобы все видели его короткую прическу; воин в центре — жрец, одетый в характерную жреческую одежду, крайний справа — рядовой воин с макуауитлем как у всех остальных и в стеганом хлопковом панцире. Рис. Ангуса МакБрайда.

Копье-тепоцтопилли имело наконечник, вырезанный из дерева с обсидиановыми лезвиями, вставленными в него также, как у макуауитля. Длина этого копья могла быть и 3, и 7 футов (1,06-2,13 м). Как правило, это было оружие молодых воинов для первого боевого похода. Такими копьями можно было действовать из-за спины опытных воинов с мечами в руках.

И вот здесь мы подходим к тому, что культура ацтеков не была культурой каменного века в чистом виде. Ее следовало бы называть «культурой обсидиана». Обсидиан же есть ничто иное, как специфическое вулканическое стекло, которое образуется при быстром остывании и затвердевании потоков вулканической лавы, содержащих силикаты. Крупнейший из выходов обсидиана как раз и расположен неподалеку от Тулансинго, в 65 милях (ок. 105 км) от Теночтитлана. Оттуда его глыбы доставляли в город, сотни ремесленников делали из него наконечники стрел и копий, и множества «одноразовых» лезвий которые принялись и в быту, и на войне. Сделать такое лезвие совсем несложно, буквально за несколько секунд, а точить не надо. Проще выбросить и сделать новое.


Изображение

Перьевая туника. Национальный музей антропологии и истории, Мехико.

Под стать оригинальному оружию, созданному ацтеками, были и средства защиты от него. Так, сильные удары макуауитля требовали щитов, больших, чем раньше. И такие щиты — круглые щиты-чималли стали достигать 30 дюймов (т.е. 76 см) в диаметре. Выделывались они из прутьев обожженных на огне или же деревянных реек, переплетенных между собой нитями хлопка. Одним из видов украшения служила их бахрома из перьев, в вот кожаные ленты, прикрепленные внизу, дополнительно могли защищать ноги от метательных снарядов. Известны и цельнодеревянные щиты с медными бляшками. Щиты украшались перьями, причем узоры представляли собой определенные геральдические фигуры, указывающие на военные заслуги владельца. Известно, что такие узоры, как шикальколиукуэ и куэшио, были самыми популярными.


Изображение

Воины ацтеки в боевом облачении, которое показывает, кто из них сколько взял пленников. «Кодекс Мендоса». Бодлеанская библиотека Оксфордского университета.

Способов защитить голову индейцы придумали множество. Даже простая прическа, темилотль, из завязанных в узел волос на макушке, могла сильно смягчить удар плоской стороной макуауитля по голове. Шлемы были привилегией воинов и могли иметь форму голов орлов, ягуаров и прочих животных, например, койота, либо цицимитля, ацтекского «демона мести». Они обозначали ранг воина или же его принадлежность к определенному отряду «воинов-орлов» или «воинов ягуаров». Шлемы обычно делали из дерева, украшали их разноцветными перьями. Вырезали их из твердого дерева — например, красного. Дополнением к шлему являлась шапка из плотного хлопка, а также ленты из кожи или хлопковой ткани, завязывавшиеся под подбородком. Такой шлем прежде всего был изображением тотемного животного. Причем он закрывал голову воина целиком, так что смотреть ему приходилось через его пасть. По верованиям ацтеков, теперь и сам зверь, и воин составляли единое целое и дух зверя должен был ему помогать. Ну и, разумеется, все эти ужасные «личины» не могли не наводить ужас на простодушных крестьян. Такие «фигурные» шлемы давали воинам в награду, но представители знати и наконы — командиры отрядов, могли заказывать себе шлемы в форме головы любого животного, будь то попугай, гриф, обезьяна, волк или кайман, и по ним их и различали на поле боя!

Стандартным защитным доспехом для торса были куртки-безрукавки — ичкауипилли, сделанные из стеганой хлопковой ткани, между слоями которой находилась еще и просоленная хлопковая вата. Стальная броня, как выяснили испанцы после высадки на острове Эспаньола, в жарком, и к тому же еще и влажном климате Карибских островов, Мексики и Центральной Америки практически бесполезна. Ее было тяжело носить, приходилось постоянно чистить, и к тому же она страшно нагревалась на солнце. Поэтому ичкауипилли (больше похожий на бронежилет, чем собственно на панцирь) оказался идеальным средством защиты. К тому же бритвенноострые лезвия обсидиана тупились и обламывались на кристаллах соли. Изображения ичкауипилли в пиктографических рукописях встречаются во множестве, при этом их длина могла меняться от талии и до середины бедра. Обычно ичкауипилли имели цвет неотбеленного хлопкового полотна, но попадались среди них и окрашенные в яркие цвета, например, в красный. Часто такие хлопковые куртки воины носили с эуатлем — закрытой туникой с отделкой из перьев и кожи. Эуатль имел кожаную юбку или пришитые внизу полосы ткани наподобие греко-римских птериг, служившие для защиты бедер, но не сковывавшие движения. Интересно, что ацтекские императоры отличались особой любовью к эуатлям из перьев колпицы красного цвета, которые собирали лично (!) — вот даже как. Дополнительной защитой служили браслеты на запястьях и предплечьях, а также сделанные из дерева и кожи наголенники, иногда усиливавшиеся полосками металла — самородной меди, выкованной вхолодную.


Изображение

Воины с копьями тепоцтопилли. «Кодекс Мендоса». Бодлеанская библиотека Оксфордского университета.

Одежда u знаки различия
Забавно, но на испанцев поистине ошеломляющее впечатление произвело разнообразие всевозможной военной одежды ацтекской армии. Дело в том, что в большинстве других культур униформу использовали для того, чтобы различать отдельные воинские подразделения на поле боя и испанцам это было понятно. А вот то у ацтеков различия в одежде обозначала соответствующее различие между воинами, имевшие разный боевой опыт внутри одного подразделения. Поскольку все воины обычно были родом из одной кальпилли или ее окрестностях, старшие несли ответственность за младших. И именно поэтому и те, и другие различались одеждой! Так, юноша вступавший в армию, имел обычно лишь набедренную повязку-маштлатль, пару сандалий и короткий домотканый плащ. И все видели, что он еще новичок на «тропе войны» и, соответственно, ему помогали и его подбадривали. Ну, а он сам еще в школе самым тщательным образом изучал все виды воинских облачений, и знаки различия, как свои, так и противника, по специальным пиктографическим книгам, и мог поэтому безошибочно определять в сражении, кто есть, кто.


Изображение

Фреска из храма майя в Бонампаке, полуостров Юкатан. Вождь победившей стороны осматривает взятых пленников с вырванными ногтями, чтобы они не могли оказать сопротивления.

Главное, что определяло ранг воина и детали его одеяния — это количество неприятелей, взятых им в плен. Захватив двух пленных, он тут же получал право на куэштекатль, одежду воинских облачений уастеков — как память о победе, одержанной над ними императоров Монтесумой I. Куэштекатль имел вид облегающей куртки из хлопковой ткани — тлауицтли, расшитой разноцветными перьями и коническая шапка того же цвета. Тому, кто сумел взять в плен трех врагов, давался в награду длинный ичкауипилли с черным узором в виде бабочек. Пленившему четырех — шлем ягуара, а пятерых и больше — тлауицтли из зеленых перьев с черным украшением шопилли — «коготь». Выдающиеся воины, обладали правом выбора: стать командирами отрядов или же перейти в элитный отряд куачике, что-то «берсерков» в армии ацтеков.


Изображение

Воины с мечами и дубинками в руках. «Кодекс Товар» (или «кодекс Римиреса»). Национальный музей антропологии и истории, Мехико.

Жрецы из кальмекак, участвовавшие в битвах также получали за пленных награды. Сначала они носили шиколли — простую хлопковую куртку без каких-либо украшений. Но если он добывал двух врагов, то получал белый тлауицтли с черным украшением, являвшийся ритуальной принадлежностью богини Тлацотеотль. Взял трех пленных — и,значит, заслуживаешь право на зеленый тлауицтли и вдобавок памитль — флажок с красными и белыми полосами, да еще и увенчанный пучком драгоценных перьев птицы кецаль изумрудного цвета. Жрец, взявший четырех и более врагов, получал куэштекатль с узором из белых кругов на черном фото, означавших звезды. Захвативший пятерых пленников мог носить красного цвета тлауицтли с черным украшением в виде веера из перьев попугая ара, который назывался момойактли. Тем, кто смог захватить шестерых, в награду давалось одеяние койота, украшенное желтыми или красными перьями и деревянный шлем с его головой.


Изображение

Фигура воина с двумя щитами, украшенными перьями. Теночтитлан. Национальный музей антропологии и истории, Мехико.

Военный ранг воина серьезным образом зависел от его социального положения. Во главе ацтекского общества стоял уэй тлатоани, или Великий Оратор. К XV в. эта позиция соответствовала титулу императора. За ним шли мелкие правители и князья — тетекунтин (ед.ч. текутли), из числа знатных людей, и пипильтин (ед.ч. пилли) рангом пониже, что-то вроде европейских баронов. Но и честолюбивым простолюдинам-масеуатлин (ед.ч. масеуатль) путь наверх был не закрыт. Для этого надо было подниматься вверх по всем армейским рангам, а их было около десяти. Помимо них существовали еще четыре для верховного командования (и они, безусловно, были запретными для пипильтин) — тлакатекатль, тлакочкалькатль уитцинауатль и тикокиауакатль. Те, кто дослуживался до ранга командира подразделения и выше, получали в награду яркие одеяния и плюмажи из перьев. Они были самыми броскими элементами их костюма, поэтому на фоне всех остальных воинов заметить их было нетрудно. Вероятно, самый необычным облачение тлакочкалькатля, Хранителя Дома Копий. Командующие этого ранга обычно были в родстве с императором — например, Ицкоатль и Монтесума были тлакочкалькатлями до того, как стали уэй тла-тоани. Их «форменный костюм» включал в себя устрашающего вида шлем, изображающий цидимитля, демона-мстителя.

Вне, так сказать, строя, в боевом облачении необходимости не было, однако и тут и рядовым воинам, и командирам подразделений нужно было носить плащ-тильматли, длиной от 4 до 6 футов (1,22-1,83 м), скреплявшийся на правом плече и свободно ниспадавший вдоль тела. Как и другая воинская одежда, этот тильматли украшали так, чтобы все достижения его владельца были бы заметны для каждого с первого взгляда. Так, у простолюдина, взявшего в плен одного неприятеля, тильматли украшали цветы, два пленника позволяли надеть тильматли оранжевого цвета с полосатой каймой. И так далее — чем выше ранг воина, тем более сложные узоры украшали его тильматли. Ну, а самые богатые плащи были сотканы, окрашены, расписаны и расшиты с таким мастерством, что испанцы, видевшие их, сравнивали эти одеяния с лучшими одеждами, сделанными из шелка.


Изображение

«Кодекс Мендоса», стр.65. Одеяния воинов в зависимости от их ранга для повседневного ношения. Бодлеанская библиотека Оксфордского университета.

О значении одежд и оружия для воинов Мезоамерики говорит речь, приписываемая Тлакаэлелю (приводится Дураном в «Истории индейцев Новой Испании», стр. 234): «Я желаю вселить мужество в сердца тех, кто смел, и воодушевить тех, кто слаб. Знайте, что ныне император повелел, чтобы отважные мужи не покупали на торжище золотые венки, перья, украшения для губ и ушей, браслеты, оружие, щиты, плюмажи, богатые плащи и штаны. Наш повелитель сам раздает их в награду за незабываемые деяния. По возвращении с войны каждый из вас получит награду сообразно заслугам, чтобы вы могли показать своим семьям и богам доказательства своей доблести. Если кто из вас думает, что потом «займет» себе этой славы, — пусть помнит, что наградой за такое будет лишь смертная казнь. Сражайтесь, мужи, и обретите себе богатство и славу здесь, на бранном торжище!»


Изображение


Воин-тлакателькатль в «штатском» («ацтекский генерал») Бодлеанская библиотека Оксфордского университета.

Сравнение с торжищем, то есть с рынком, не более, чем метафора. Но стоит подчеркнуть, что простым людям в государстве ацтеков запрещалось даже ношение украшения. При этом главными мастерицами по изготовлению красивой одежды и перьевых украшений, были женщины знатных родов, поэтому правители стремились иметь много жен не только с целью создания политических союзов, но и просто ради того, чтобы банально разбогатеть благодаря получению от них приданного и свадебным подаркам. Учитывая, что правитель мог жениться до двадцати раз, его жены производили предметы роскоши в больших количествах. К 1200 г. н. э. многие ацтеки сообразили, что чем не в больших количествах знатная семья приобретает диковинные материалы и производит из них украшения, ткани и перьевые накидки, тем более выгоден с такой семьей брак. Ну, а выгодные браки позволяли рассчитывать и на более высокое положение при дворе, ну а сам этот царский дом приобретая все более редкие вещи, мог привлекать к себе все большее число союзников просто… одаривая их ими! Увы, но «вещизм» среди ацтеков процветал совершенно явным образом!


П. С. Следующий материал планировался как простое продолжение этой темы. Но в связи с интересом определенной части читателей «ВО», который они проявили к источниковедческой базе исследования, третья статья будет именно об этом. Не пропустите!


Автор: Вячеслав Шпаковский
https://topwar.ru/12...t-vtoraya.html#
Каждой змее свой змеиный супчик!

фото в галерею прошу сбрасывать на doctor_z73@mail.ru



Похожие темы Collapse



0 пользователей читают эту тему

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых

Добро пожаловать на форум Arkaim.co
Пожалуйста Войдите или Зарегистрируйтесь для использования всех возможностей.